Natural movement of the population of the Siberian Cossack troops in 1861-1879

Research article
DOI:
https://doi.org/10.60797/IRJ.2024.143.77
Issue: № 5 (143), 2024
Suggested:
30.03.2024
Accepted:
27.04.2024
Published:
17.05.2024
78
3
XML
PDF

Abstract

The work examines the dynamics of natural reproduction of the population of the Siberian Cossack troops in 1861-1879. The key indicators of the movement of the Cossack and non-Cossack population (birth rate, mortality, natural increase) are identified on the basis of records and research literature. The dynamics of birth rate, mortality and natural increase of the Cossack, non-Cossack and the whole population of the Siberian Cossack Army is traced. It is established that mortality and birth rate of the population increased. In relative values, mortality was higher in the population of the army than in the population of Siberia and Western Siberia. The traditional type of population reproduction prevailed during the period under consideration. Modernization shifts in the natural movement of the population of the Siberian Cossack Troops have not yet been observed.

1. Введение

Актуальность темы связана с возросшим интересом к истории казачьих войск дореволюционной России. В настоящее время большой интерес исследователей вызывает история различных сословий Российской империи, в том числе казачьего. Продолжается процесс возрождения казачества России, созданы общественные организации казаков, проведено много конференций, посвященных истории казачества. Но при этом в науке остаются белые пятна. Малоизученной        является историческая демография в силу недостаточного количества работ, посвящённых народонаселению России и её регионов. В этом контексте важным представляется изучение различных аспектов естественного движения населения Сибирского казачьего войска во второй половине XIX в.

Цель настоящей работы – охарактеризовать процесс естественного воспроизводства народонаселения Сибирского казачьего войска в 1861–1879 гг.

Нижняя граница обусловлена, во-первых, изданием нового «Положения о Сибирском казачьем войске», которое изменяло систему службы казаков. Они освобождались от пожизненной службы, но при этом правительство отменяло ряд льгот для казаков. Во-вторых, именно в 1861 г. начались Великие реформы императора Александра II. Были запущены процессы, которые со временем привели к размыванию сословной структуры российского общества, в частности, казачьего сословия.

Верхняя граница определена тем, что в 1880 г. было утверждено новое Положение о воинской службе в Сибирском казачьем войске. Оно серьёзно изменило порядок прохождения службы у казаков. Теперь они должны были служить 20 лет. Служилый состав войска разделялся на три разряда: приготовительный – 3 года (с 19 до 21 года), строевой – 12 лет (с 21 до 33 лет) и запасный – 5 лет (от 33 до 38 лет), после чего казак увольнялся в отставку. В мирное время Сибирское войско должно было выставлять 18 сотен (3 150 чинов), в военное время – 54 сотни. Казак должен был на свои средства приобретать строевого коня, шашку, обмундирование. Новый порядок службы в целом сохранялся до 1917 г.

В целом выбор хронологических границ обусловлен предыдущими работами, изданными в соавторстве с В. А. Зверевым

,
. Данная работа является продолжением предыдущих.

Территориальные рамки работы определены границами расселения Сибирского казачьего войска, которое занимало территорию части Акмолинской и Семипалатинской областей, Томской губернии и было разделено на несколько линий: Пресногорьковскую (Горькую), Иртышскую, Бухтарминскую, Усть-Каменогорскую и Бийскую.

2. Методология исследования

В рамках постнеклассической науки – в целом – история как наука является междисциплинарной. При этом, наше исследование основано на стыке исторической демографии, демографической истории и этнографии. Соответственно, методологическая основа работы имеет комплексный, междисциплинарный характер. Кроме того, в исторической демографии существует проблема перехода от традиционного к посттрадиционному обществу в России. В данном контексте изучение воспроизводства поколений у населения Сибирского казачьего войска позволяет выявить условия физического и механического возобновление народонаселения.

Основные аспекты предмета данного исследования отражены в таких ключевых понятиях, как «народонаселение»

, «воспроизводство населения»
, «физическое воспроизводство (естественное движение) населения»
. При этом, население Сибирского казачьего войска включало в себя и казачье, и неказачье население. Последнее состояло из крестьян, чиновников, торговцев, казахов, евреев и др. Термин «иногородние» не совсем применим, так как казаки, как и неказаки, жили не только в городах, но и в сельской местности.

Работа выполнена в рамках подхода, характерного для исторической демографии. Он является комплексным. С его помощью историки-демографы изучают процессы воспроизводства, хронологической динамики демографических характеристик населения. Ключевыми средствами исследования являются количественные показатели рождаемости, смертности, естественного движения населения. При этом широко используется теоретико-методологический аппарат, конкретные исследовательские методики, разработанные и применяемые как в истории, так и в демографии. В данном исследовании в качестве теоретической основы применяются работы Д. И. Валентея, А. Г. Вишневского, В. А. Зверева, С. П. Капицы, А. Я. Кваши, В. М. Медкова и др.

,
,
,
,
.

Основу источниковой базы составляет делопроизводственная документация, а именно «Всеподданнейшие отчёты о действиях Военного министерства» за 1860–1879 гг.

,
,
,
,
. Эти источники относятся к группе делопроизводственных, но содержат в себе также и богатую статистическую информацию. С помощью и количественных показателей, и описательных текстов каждый отдельно взятый отчет довольно подробно отражает текущее положение дел в демографической сфере войска за конкретный год или (по отдельным показателям) за несколько лет. Взятые в полном комплекте, указанные отчеты охватывают весь изучаемый период.

 Все отчеты в их содержательной части составлены по однотипной программе. Они разделялись на главы или части, посвященные общему состоянию всех казачьих войск Российской империи, состоянию хозяйства, судопроизводства, торговли, капиталов, народонаселения и т. д.

В данных отчётах обнаруживаются относящиеся к Сибирскому казачьему войску статистические сведения об общей численности всего, а также отдельно казачьего и неказачьего населения, о количестве родившихся и умерших в каждом отчетном году. Такая информация позволяет нам проследить трансформацию естественного движения населения, сделать выводы о конкретных параметрах динамики режима и исторического типа воспроизводства населения на войсковой территории за весь изучаемый период. Описательные материалы, содержащиеся в отчетах, отражают качественные характеристики демографической сферы и тесно связанных с ней сфер образования и здравоохранения в Сибирском казачьем войске.

3. Основные результаты

Одним из ключевых показателей при оценке режима и типа воспроизводства населения является смертность. Это «процесс вымирания поколения, один из двух главных подпроцессов воспроизводства населения»

. Выяснение параметров смертности позволяет сравнить полученные данные с показателями рождаемости и охарактеризовать естественный прирост населения. По таблице 1 мы можем проследить, сколько всего человек родилось и умерло в поселениях Сибирского казачьего войска за каждый год в 1861–1879 гг., в том числе в казачьем сословии и в иных сословиях, а по таблице 2 – относительную величину рождаемости, смертности и естественного прироста войскового населения.

Таблица 1 - Динамика погодовых абсолютных показателей естественного движения населения Сибирского казачьего войска

Год(ы)

Казачество

Прочие

Всё население

Средняя численность

Родилось

Умерло

Прирост

Средняя численность

Родилось

Умерло

Прирост

Средняя численность

Прирост

1861/66**

105 192

3358

2816

542

2929

108 121

1867/71**

89 243

4363

2789

1574

6706

95 949

1872

88 070

4977

3395

1582

7172

307

151

156

95 242

1738

1873

85 766

3991

3172

819

7911

261

271

-10

93 677

809

1874

86 857

3932

2536

1396

9178

237

158

79

96 035

1475

1875

88 371

4254

3394

860

9265

336

278

58

97 635

918

1876

89 461

4515

2573

1942

9909

415

244

171

99 370

2113

1877

91 006

4618

2888

1730

10 595

519

375

144

101 601

1874

1878

92 551

4734

3416

1318

12 585

950

716

234

105 136

1552

1879

93 838

5313

4154

1159

14 115

1099

982

117

107 954

1276

Примечание: 1860–1870-е гг.; сост. по: Всеподданнейший отчёт… за 1861 г. С. 248 (1-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1872 г. С. 9 (24-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1873 г. С. 10 (22-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1874 г. С. 8 (14-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1875 г. С. 9 (21-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1876 г. С. 10 (20-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1877 г. С. 10 (16-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1878 г. С. 18 (20-я паг.); Всеподданнейший отчёт… за 1879 г. С. 9 (20-я паг.); Усов Ф. Н. Статистическое описание Сибирского казачьего войска. С. 78, 83; в графах, относящихся к периодам 1861–1866 и 1867–1871 гг., помещены среднеарифметические годовые показатели

Из таблицы 1 следует, что рождаемость казачьего и неказачьего населения в 1879 г., в сравнении со значениями 1872 г., выросла на 106,8 %. Доля родившихся неказаков в количестве родившихся во всем населении Сибирского казачьего войска в 1872 г. составляла 5,8 %, а в 1879 г. – уже 17,1 %. Данные свидетельствуют об увеличении доли родившихся неказаков в количестве родившихся во всём населении войска. Общее суммарное за все годы соотношение рождаемости мальчиков и девочек показывает, что рождалось около 105 мальчиков на 100 девочек, что является стандартным соотношением для всех традиционных обществ.

Имела место очень большая смертность населения в Сибирском казачьем войске. В 1861–1866 гг. умерло 16 898 казаков, в 1867–1871 гг. – 13 945. В период 1861–1879 гг. в отдельные годы наблюдались самые большие колебания общего количества умерших во всём населении войска. Точнее говоря, в 1872, 1875, 1878, 1879 гг., когда показатель был наибольшим, и в 1874 и 1876 гг., когда он был наименьшим.

Смертность зависит от большого количества «биологических и социальных факторов… (природно-климатических, генетических, экономических, социологических, культурных, политических и т. п.). С точки зрения демографического анализа причин смертности, наиболее важно деление их на две крупные группы: эндогенные (порождаемые внутренним развитием человеческого организма) и экзогенные (связанные с действием внешней среды)»

.

Воспроизводство войскового населения в изучаемый период в решающей степени зависело от факторов, внешних по отношению к организму человека. На смертность народонаселения сильно влияли природно-климатические особенности занимаемого региона. В «Статистическом описании Сибирского казачьего войска» за 1879 г. сказано: «В климатическом отношении земли… войска отличаются теми же неприятными свойствами, как и Киргизская (Казахская. – И. П.) степь, в которой, вследствие отдалённости тёплых морей и беззащитности от северных холодных ветров, климат имеет вообще суровый континентальный характер с жестокими морозами зимою и с невыносимыми, африканскими жарами летом. Особенные черты степного климата составляют крайняя сухость воздуха от недостатка дождей, быстрые переходы от высшей температуры к низшей, большая разность между крайними градусами тепла и холода и, наконец, частые, почти беспрерывно дующие ветры»

.

В 1877 г. в Омске, в котором также проживали представители казачьего населения войска, был распространён брюшной тиф, что было вызвано плохим качеством воды в Иртыше. Взятые пробы выявили большое количество «органических примесей, особенно в большом количестве [присутствовали] аммиачные и азотистые соединения», что повышало заболеваемость тифом. Повторный анализ воды, проведенный в 1878 г., показал, что содержание вредных примесей не сократилось

.

Проблема качества питьевой воды на территории войска создавала условия для развития большого количества заболеваний и эпидемий. Болели и взрослые, но особенно – дети. Одной из главных причин большой смертности населения Сибирского казачьего войска была высокая младенческая смертность (в возрасте до 1 года). Так, в Акмолинске (Пресногорькая линия) только в 1876 г. от поносов, оспы и скарлатины умерло 123, в 1877 г. – 80, в 1878 г. – 72 ребёнка. Детская смертность по отношению к общей смертности по городу в указанные годы составила 69, 63 и 62,6 %

. Масштабы заболеваемости по всей Акмолинской области были ещё выше. Здесь только в 1879 г. оспа дала 6,5 % всех заболеваний и 37,6 % общей смертности
.

Важным фактором смертности являлось неудовлетворительное санитарно-гигиеническое состояние населённых пунктов на войсковой территории. Так, в Кокчетаве весной и летом нередко не наводили порядок, не очищали улицы от скопившейся грязи и навоза, сгнившего тростника. Через некоторое время образовывалась смесь, которая источала зловоние и попадала в оз. Коп, вода из которого становилась «негодною для употребления и притом с неприятным, гнилостным запахом»

. В том же положении находились жители Акмолинска и Петропавловска: им приходилось брать воду из р. Ишим и близлежащих колодцев. Жидкость содержала, в первом случае, вредную для здоровья органику, во втором – известковые соли
.

Другим ключевым фактором высокого уровня смертности в Сибирском казачьем войске выступало недостаточное медицинское обслуживание населения (подчеркнём – не плохое, а именно недостаточное). Данный факт был зафиксирован множеством источников (например, в 1870–1880-х гг. – «Всеподданнейшими отчётами о состоянии Сибирского казачьего войска», затем, с 1894 г. – «Отчётами о состоянии Сибирского казачьего войска») и многократно констатирован исследователями (например, В. А. Зверевым). Кроме того, сказывалась низкая степень санитарно-гигиенической грамотности войсковых жителей, особенно женщин. И только в начале XX в. на территории Сибири в целом наметилась тенденция к улучшению уровня медицинской помощи населению. По мнению исследователей, в казачьих войсках она проявлялась более определенно, чем в основной сельской (крестьянской) массе

,
. Это могло послужить некоторому повышению рождаемости, а также сокращению смертности от некоторых инфекционных заболеваний.

И, наконец, представители населения Сибирского казачьего войска умирали из-за болезней. Однако, при наличии данных о количестве умерших, не всегда в источниках указаны сами причины смертей. В источниках есть только отрывочные сведения о причинах болезней, смертности – но не для всего населения, а только для отдельных заболевших казаков. Иначе говоря, в источниках нет таблиц, в которых было бы указано, что, например, из 3333 умерших в конкретном году половина умерла от туберкулёза, четверть от оспы и ещё четверть – от гриппа.

Во «Всеподданнейших отчётах о действиях военного министерства» даны отдельные сведения о количестве заболевших и умерших в населении войска от болезней. Так, в 1861 г. дети до возраста 1,5 лет в течение лета «подвергались простым и кровавым поносам, сопровождавшимся значительной смертностью» (в каких масштабах, в источнике, к сожалению, не написано). В четырёх лазаретах умерло 4 казака из 186. В военных госпиталях и больницах из 2573 умерло 348 казаков. Иные причины смертности населения Сибирского казачьего войска в источнике не указаны

. В 1864 г. в населении Сибирского казачьего войска «свирепствовала тифозная горячка; но особенных причин появления её не открыто». Из 20 521 больного казака умерло 1637
.

В 1865 г. на войсковой территории «господствующей болезнью была возвратная лихорадка; в некоторых же местностях свирепствовал тиф». Из 27 240 зарегистрированных больных умерло 1456 человек

. В 1866 г. наиболее распространённой болезнью была тифозная горячка. Дети в основном болели поносами, а взрослые цингой. Из 21 000 больных скончалось 1280 человек
. В 1867 г., относительно предыдущего года, «болезненность и смертность между жителями казачьего сословия» уменьшились. По степени распространения и количеству летальных сходов наиболее распространёнными были так называемые «поветренные» болезни. К ним относились простудные, гастрические и тифоидальные горячки, перемежающаяся лихорадка, поносы и коклюш. Население войска болело ими вследствие «дурных гигиенических и диетических условий». Под «диетическими условиями», видимо, подразумевали некачественное питание. Из 135 больных, состоявших в окружных лазаретах, скончалось 13 человек
.

Кроме того, в фонде 170 Государственного архива Томской области содержатся отдельные сведения о смертности казаков 11 и 12 полков Сибирского казачьего войска по состоянию на 1867 г. Нередко умирали маленькие дети. Так, 18 января 1867 г. (по старому стилю) умер в возрасте 8,5 месяцев, от родимца, Николай – сын урядника 6-й сотни 11-го конного полка, Матвея Шабалина. 31 июля того же года скончалась от золотухи, в возрасте 11 месяцев, Любовь – дочь казака Иосифа Рыжкова. Рыжков при этом служил в одной сотне и полку с урядником Шабалиным

. Умирали и взрослые, в том числе не достигшие старческого возраста. Например, 7 апреля 1867 г. умерла жена казака Павла Фамильцева, Анна Афанасьева – в возрасте 26 лет, от водянки
.

В 1868–1869 гг. в войске были распространены те же болезни, что и в 1867 г. В 1868 г. в окружных лазаретах из 44 больных умер 1 человек

. Смертность в 1869 г. от общего количества заболевших составляла 3,4 %
. В 1870 г. господствовали «только обыкновенные болезни», но какие конкретно – не указано
. В 1873 г. были распространены «тиф и возвратная горячка». В 1877 г. низкая, в сравнении с другими казачьими войсками, смертность, объяснялась благоприятными условиями быта. Из лечившихся в лечебных заведениях казаков умерло 2 человека
. В 1879 г. отмечается сокращение смертности на 5,5%, вследствие чего на 2% вырос естественный прирост, что «следует считать весьма благоприятным фактором»
.

Причины смертности больных казаков, находившихся в окружных лазаретах, за 1862–1863 гг. в источниках не указаны

,
. За 1871–1872 гг. указано, сколько человек, не обращавшихся за медицинской помощью в больницы, заболело и умерло. Также приведены сведения о количестве казаков, которые обращались в медицинские учреждения и сколько из них умерло
,
. За 1869 и 1873–1876 гг. сведений о количестве умерших от болезней не приведено. Во «Всеподданнейших отчётах…» за эти годы отмечается, что большая часть населения войска, кроме дворян и торговцев, неохотно обращалась к помощи войсковых лечебных заведений
,
,
,
,
. За 1878 г. приведены сведения о количестве лечившихся и умерших казаков
.

Рождаемость в населении Сибирского казачьего войска также зависела от нескольких факторов. В 1874 г. состояние народного здравия оценивалось как хорошее. Указан один из факторов, который влиял на здоровье населения войска – изобильный урожай хлеба 

. В 1875 г. на увеличение количества родившихся, как отмечено в отчёте, повлиял хороший «урожай хлеба» 
. В 1876 г. население Сибирского казачьего войска, как в предшествовавшее трёхлетие, не подвергалось «особенным экономическим потрясениям». Поэтому повысились рождаемость и естественный прирост, снизилась смертность в населении войска
. В 1877 г. большое количество рождений связывалось с обилием земель и лучшими условиями жизни
. В 1878 г. высокая, в сравнении с другими казачьими войсками, рождаемость, связывается авторами отчёта с большим количеством земли, принадлежавшей войску
. В 1879 г. «наибольшая рождаемость оказалась у Сибирских казаков», не участвовавших в русско-турецкой войне 1877–1878 гг.
. Увеличение рождений в 1879 г. объясняется в источнике «отчасти большим числом браков, заключённых в 1878 году, в котором их было 1023 (или 11 браков на 1000 чел.), тогда как в 1877 г. число браков не превышало 850 (или 9,5 на 1000)»
.

В 1861–1866 гг. естественный прирост казачьего населения составил 3254 человека, в 1867–1871 гг. – 7872. Таблица 1 показывает, что в абсолютных величинах естественный прирост казачьего населения был выше, чем неказачьего. Так, в 1872–1879 гг. «при среднегодовом общем приросте в 1,63 % он составил 1,58»

. На протяжении всего периода показатели оставались положительными, уйдя в минус только в 1873 г. у неказачьего населения.

Однако колебания абсолютных показателей прироста не дают полного представления о динамике естественного движения населения. Динамика естественного прироста напрямую зависит от изменений общей численности населения. Поэтому в рамках исторической демографии принято использовать также относительные показатели.

В таблице 2 представлены величины общих коэффициентов рождаемости, смертности и естественного прироста казачьего, неказачьего и всего населения войска в 1861–1879 гг.

Таблица 2 - Динамика погодовых относительных показателей естественного движения населения Сибирского казачьего войска

Год(ы)

Казачество

Прочие

Всё население

Рождаемость, ‰

Смертность, ‰

Прирост, ‰

Рождаемость, ‰

Смертность, ‰

Прирост, ‰

Рождаемость, ‰

Смертность, ‰

Прирост, ‰

1861/66

31,9

26,8

5,1

37**

20,9**

16,1**

1867/71

48,9

31,3

17,6

1872

56,4

38,5

17,9

42,8

21,1

21,7

55,5

37,2

18,3

1873

46,5

37

9,5

33

34,3

-1,3

45,4

36,8

8,6

1874

45,3

29,2

16,1

25,8

17,2

8,6

43,4

28,1

15,3

1875

48,1

38,4

9,7

36,3

30

6,3

47

37,6

9,4

1876

50,5

28,8

21,7

41,9

24,6

17,3

49,6

28,3

21,3

1877

50,7

31,7

19

49

35,4

13,6

50,6

32,1

18,5

1878

51,2

36,9

14,3

75,5

56,9

18,6

54,1

39,3

14,7

1879

56,6

44,3

12,3

77,9

69,6

8,3

59,4

47,6

11,8

Примечание: 1860–1870-е гг.; подсчитано по данным таблицы 1; сведения даны на 1861 г

Показатели естественного движения населения СКВ, рассмотренного суммарно, в 1872–1879 гг. мало отличаются от показателей отдельно взятого казачества, поскольку оно в изучаемый период подавляющим образом численно доминировало в Сибирском казачьем войске. Из таблицы 2 следует, что в 1872–1879 гг. средняя величина общего коэффициента рождаемости у всего населения Сибирского казачьего войска равнялась 50,6 ‰, у казачьего населения – 50,7 ‰. У неказачьего населения она была меньше, составляя 47,8 ‰. Таблица однозначно показывает увеличение в изучаемый период рождаемости и у казачества, и у прочих, и во всем населении.

Средняя величина общего коэффициента смертности во всем населении Сибирского казачьего войска составляла в 1872–1879 гг. 35,9 ‰, у казачества – 35,6 ‰. В неказачьем населении он был немного выше – 36,1 ‰, но на протяжении значительной части периода (пять лет из восьми) всё же доминировала смертность в казачьей среде. У населения Западной Сибири в тот же период соответствующий показатель составил 33,4 ‰, у населения всей Сибири – 32,9 ‰

. Следовательно, смертность в относительных величинах у населения Сибирского казачьего войска была выше, чем в Западной Сибири и в целом по Сибири.

Относительные показатели смертности и естественного прироста населения в Сибирском казачьем войске сильно колебались год от года, и по ним трудно установить господствующие направления изменений. Поэтому на основе данных таблицы 2 мы построили диаграммы с добавленными линиями трендов (рис. 1–2).
Смертность населения Сибирского казачьего войска

Рисунок 1 - Смертность населения Сибирского казачьего войска

График на рисунке 1 показывает, что в изучаемые годы прослеживался тренд на постепенное увеличение коэффициента смертности и у казачьего, и у неказачьего населения войска, особенно в 1878–1879 гг. Смертность неказачьего населения увеличивалась более быстрыми темпами и к концу периода обогнала смертность казачества. Средняя величина общего коэффициента естественного прироста у казачьего населения войска в 1872–1879 гг. составила 15,1 ‰, у неказачьего – 11,6 ‰, во всём населении – 14,7 ‰. Линии трендов на рисунке 2 показывают, что уровни прироста со временем повышались, причем у казачества это происходило несколько более высокими темпами, чем у прочего населения Сибирского казачьего войска.
Естественный прирост населения Сибирского казачьего войска

Рисунок 2 - Естественный прирост населения Сибирского казачьего войска

Естественный прирост увеличивался благодаря тому, что повышалась рождаемость, и этот процесс несколько опережал процесс возрастания смертности.

4. Заключение

В целом, масштабы рождаемости и смертности, присущие в изучаемый период народонаселению Сибирского казачьего войска, и казачьему, и прочему, были очень высокими. Это свидетельствует о господстве в изучаемый период в войсковой среде, как и во всем населении Российской империи, традиционного типа воспроизводства населения. Он являлся экстенсивным, затратным, малоэффективным и характерным для традиционного аграрного общества. В доиндустриальную эпоху ни рождаемость, ни смертность не были подконтрольны ни обществу, ни индивиду

. При этом наблюдалось еще и некоторое повышение уровня смертности и особенно – масштабов рождаемости. Особенного внимания заслуживает обнаруженное нами возрастание уровня естественного прироста населения Сибирского казачьего войска – и казачьего, и прочего, что может свидетельствовать о складывании предпосылок для появления в недалеком будущем первых признаков демографической модернизации.

В заключение объективности ради отметим, что в изучаемый период в России, в том числе в казачьих войсках на восточных окраинах страны, происходило совершенствование статистического учета демографических событий. Постепенное, год за годом, повышение качества учета могло приводить к увеличению абсолютных показателей и рождаемости, и смертности, что могло сказываться и на возрастании вычисляемых исследователями относительных показателей воспроизводства населения. Они требуют к себе критического отношения, как, впрочем, и любые результаты исследовательской деятельности.

Article metrics

Views:78
Downloads:3
Views
Total:
Views:78