Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.074

Скачать PDF ( ) Страницы: 58-62 Выпуск: № 4 (106) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кулаченко М. П. ВОЖАТЫЕ ПОКОЛЕНИЯ Z / М. П. Кулаченко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 58—62. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/vozhatye-pokoleniya-z/ (дата обращения: 18.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.074
Кулаченко М. П. ВОЖАТЫЕ ПОКОЛЕНИЯ Z / М. П. Кулаченко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 58—62. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.074

Импортировать


ВОЖАТЫЕ ПОКОЛЕНИЯ Z

ВОЖАТЫЕ ПОКОЛЕНИЯ Z

Обзорная статья

Кулаченко М.П.*

Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева, Орел, Россия

* Корреспондирующий автор (kula4enko[at]yandex.ru)

Аннотация

В данной статье показывается, что обучающиеся представители поколения Z имеют свои особенности: повышенная возбудимость, новый формат мышления — «клиповость», склонность к аутизации, нежелание быть трудоголиком, инфантилизация и другие. У «цифровых» вожатых ценности и цели находятся в процессе формирования. Молодое поколение отрицает устойчивые моральные принципы, устои и ценности предыдущих поколений, имеет свободную позицию в отношении средств и методов достижения своих целей. В статье подчеркивается необходимость применения теории поколений с целью построения эффективного взаимодействия преподавателя с будущими вожатыми в процессе их подготовки к работе в организациях сферы отдыха детей и их оздоровления.

Ключевые слова: уникальность поколения Z, адекватный стиль обучения вожатых поколения Z.

GENERATION Z CAMP COUNSELORS

Review article

Kulachenko M.P.*

I. S. Turgenev Oryol State University, Oryol, Russia

* Corresponding author (kula4enko[at]yandex.ru)

Abstract

This article demonstrates that the Generation Z students have their own characteristics: increased excitability, a new, “clip” way of thinking, a tendency to autism, unwillingness to be a workaholic, infantilism, etc. The values and goals of digital counselors are in the process of being formed. The younger generation denies the stable moral principles, foundations, and values of previous generations, and have broader means and methods of achieving their goals. The article emphasizes the need to apply the theory of generations in order to build effective interaction between the teacher and future counselors in the process of their preparation for work in organizations in the field of children’s recreation and health improvement.

Keywords: uniqueness of generation Z, adequate training style of generation Z counselors.

Введение

Поколение Z сейчас составляет около трети населения мира. К нему относятся молодые люди, родившиеся после 2000 года. Представители поколения Z — это дети и молодые люди в возрасте от 0 до 20 лет [7, С. 3], их также называют «зеты», «цифровое поколение», «сетевое поколение», «цифровые аборигены» («digitalnatives»), «линкстеры» или «постмиллениалы». Все эти термины используются сегодня для обозначения поколения детей и молодых людей, которые были социализированы в контексте широкого использования цифровых технологий в повседневной жизни, образовании и профессиональной деятельности [9, С. 36]. Реальность функционирования «сетевого поколения» определила немалую научную актуальность его исследования [6, С. 3].

Основная часть

Проблема исследования поколений разрабатывается по меньшей мере с XIX — начала XX века в работах таких авторов как К. Маннгейм, Х. Ортега-и-Гассет, Х. Мариас, Г. Маркузе и др. [8, С. 6].

А. В. Сапа отмечает, что «… поколение — это группа людей, рожденных в определенный возрастной период, на которых повлияли одни и те же события и особенности воспитания, с похожими ценностями …» [10, С. 25].

Каждые 20 лет появляется новое поколение со шкалой ценностей и поведения, отличной от предшественников. Эти ценности влияют на поведение человека на протяжении всей его жизни — его отношение к работе, мировоззрение, потребительское поведение и т. д. (по В. Штраусу и Н. Хоуву).

Уникальность каждого поколения объясняется его существованием в совершенно иных условиях развития и социализации. Другими словами, мы можем говорить о группе людей, жизнь которых предопределена духом того времени, когда им суждено было родиться.

Согласно «теории поколений» В. Штрауса и Н. Хоува, современное поколение вожатых будет во многом отличаться от своих предшественников — от людей других поколений, работающих в детских оздоровительных лагерях (Миллениум или Y (1984—2000 г. р.); Х (1963—1984 г. р.); Беби-Бумеров (1943—1963 г. р.) и др.). Они формировались, взрослели, получали образование в иной промежуток времени, в иных политических, экономических, социальных условиях и технологических событиях.

Идущие на смену предыдущего поколения, сегодняшние вожатые родились и росли в реалиях наиболее полной включенности человека в цифровое общество. Персональные компьютеры, легкий и быстрый доступ в Интернет, широкие возможности всемирной паутины для них являются составляющими их повседневной жизни. Это обстоятельство требует изучения нового поколения вожатых: его характеристик, особенностей получения образования, профессиональных компетенций и социализации. Важно понять, как участие в информационных процессах влияет на отношения, ценности, установки и образ жизни молодых людей, чтобы найти различия: очевидные преимущества и риски, которые неизбежны независимо от нашего отношения к ним.

Безусловно, те, кто занимается подготовкой вожатых к работе в организациях отдыха детей и их оздоровления, не должны оставаться равнодушными к этой проблеме. Обучение вожатых поколения Z должно обеспечить нивелирование негативных черт представителей этого поколения, содействовать преодолению трудностей развития, вызванных пребыванием в цифровой среде. А для этого необходимо выбрать новый стиль общения и обучения, адаптированный к вызовам нашего времени.

Для создания современной и эффективной системы подготовки вожатых нового поколения необходимо иметь представление о современном молодом человеке возраста 18+.

Проанализировав современные психологические исследования, можно выделить ряд тенденций в формировании психологических особенностей современных юношей и девушек как составной части поколения Z.

Информационная эра человечества, характеризующаяся цифровой революцией, привела к изменениям в возрастном развитии нервной системы молодого поколения. А. В. Сапа отмечает, что «… из специфики виртуального способа коммуникации с окружающим миром вытекают психологические особенности этого поколения…»
[10, С. 26]. Мы остановим свое внимание лишь на тех особенностях, которые существенно влияют на выполнение функций вожатого детского оздоровительного лагеря.

Во-первых, вожатые — представители поколения Z — вполне могут быть «бывшими гиперактивными детьми» с частично сглаженной повышенной возбудимостью, впечатлительностью, непоседливостью и непослушанием.

Наряду с этим они быстро учатся, быстро обрабатывают информацию, могут быстро переключаться с одного вида деятельности на другой, а также могут действовать в условиях многозадачности — это компетенции, востребованные в вожатской деятельности. Владение информацией и возможность ее поиска способствует формированию у молодых людей веры в себя, в свои навыки, формирует их точку зрения.

Во-вторых, как отмечает А. Б. Кулакова, «… восприятие и мышление «цифровых» вожатых не стало положительным или отрицательным, оно изменилось и приобрело новый формат, отвечающий потребностям информационного века человечества …» [7, С. 4]. Поколение Z мыслит совершенно иными категориями. Для них характерна так называемая «клиповость мышления» (Н. В. Азаренок, 2009), т. е. способность воспринимать мир через короткие яркие образы и послания. Гораздо привычнее для них получение нужной информации из мини-новостей, формата твитов и статусов в социальных сетях, нежели посредством чтения статей или текстов больших объемов, которые они плохо воспринимают. Кроме того, они легко считывают информацию, передаваемую через иконки, смайлики, картинки, изображения, заменяющие текст. Образ их мыслей отличается фрагментарностью, а в некоторых вопросах поверхностностью [10]. Однако клипообразное мышление и приемы работы с информацией вполне соответствуют условиям работы вожатого при выполнении им трудовых функций.

В-третьих, — склонность к аутизации (А. Сычев; Н. Н. Зарубина; А. В. Сапа). Речь идет не об аутизме в виде расстройства. Аутизация как способ взаимодействия с миром людей, с детства погруженных в себя и неспособных общаться с другими, служит защитой от проблем современного образа жизни, как способ изолировать себя от мира, по сути — способ десоциализации. Поколение Z, в отличие от представителей старших поколений, менее склонны совершать поездки и выходить из своих домов, ощущают страх перед чужаками, перед незнакомым и непонятным. Соответственно, погруженное в виртуальное общение, поколение Z испытывает недостаток живого общения, межличностной непосредственной коммуникации. Они лучше разбираются в технике, в чем-то материальном, чем в человеческих эмоциях и в человеческом поведении. Они прекрасно ориентируются в субъективных моделированных ситуациях, не понимая и не принимая методов командного взаимодействия, поскольку для них сложно понять распределение ролей в каждой команде. Психологический диагноз нового поколения — интровертированный индивидуализм [10]. Пожалуй, эта особенность поколения Z может стать большой проблемой и препятствием для набора вожатых и слаженной работы педагогической команды детского лагеря. Духовное общение становится ценностью современной молодежи, отсюда и желание быть в дружеских отношениях со старшими поколениями. Как справедливо отмечает В. А. Колесников «… необходимо вернуть молодежь в социальное пространство, в тот реальный мир, который намного интереснее виртуального, так как в нем настоящее и живое общение, подлинные чувства и живая природа …» [5, С. 5].

Результаты исследования доминирующей ментальности А. В. Гавриловой, В. И. Пищика позволяют дополнить портрет и социально-психологические особенности, присущие поколению Z.

Основной характеристикой «сетевого поколения» (Д. Тапскотт – автор этого понятия) является его включенность в интернет-среду, которая и формирует особое отношение к жизни, к миру, к себе.

Тенденция, которая характеризует сегодняшнюю молодежь, — жить сегодняшним днем, делать работу, которая приносит удовольствие, радость и хороший доход, но не требует много времени. Молодые люди не ориентированы на долгую профессиональную карьеру, 8-часовой рабочий день и желание быть трудоголиком [7]. Из этого следует, что профессия вожатого детского лагеря совершенно им не подходит, т. к. требует большой отдачи сил и энергии, а также повышенной работоспособности.

Обращаясь к вопросу о ценностях, следует отметить, что ценности даже самых старших представителей поколения Z, о которых мы говорим, «… все еще находятся в процессе формирования …» [3, С. 33]. Молодое поколение отрицает устойчивые моральные принципы, устои, ценности предыдущих поколений, имеет свободную позицию в отношении средств и методов достижения своих целей. Для достижения своих целей они могут решиться на сознательный обман и оправдывать свое поведение обстановкой в стране и сложностью окружающего социума. Новое поколение еще больше, чем их предшественники, будет расталкивать окружающих локтями для достижения личных целей (А. В. Сапа, 2014). Сегодня много говорят об организационной (корпоративной) культуре детского лагеря. Организационная культура — внутренние нормы членов организации направленные, в идеале, на достижение целей организации. Отметим, что целей у самих организаций нет, цели есть только у людей, работающих в организации. Следовательно, установленные цели организации на самом деле являются целями людей, и не только владельцев (собственников), но и целями тех, кто участвует в их определении. В этой связи полагаем, что вожатым поколения Z может быть трудно вписаться и поддерживать корпоративную культуру организации, в которую они придут работать.

Процесс трансформации также наблюдается в отношении понимания ответственности как морально-этической ценности. Представители поколения Z предпочитают избегать или минимизировать ответственность. Взрослея, они не хотят обременять себя взрослыми обязанностями и брать на себя ответственность. Основная социально-психологическая тенденция нового поколения — инфантилизация. Она проявляется в том, что вожатые (вроде бы уже взрослые люди!) сохраняют свои детские черты и во «взрослых» ситуациях ведут себя по-детски, не осознавая этого. В результате, как сотрудники они менее ответственны, менее исполнительны, они не готовы признать свою вину за срывы или неадекватное выполнение определенных работ. Но при этом, как дети, постоянно ждут от окружающих и руководителя безусловной положительной оценки всего, что они делают. К этому следует добавить детский эгоцентризм и потребительское отношение к жизни. Молодые «кадры» нередко претендуют на то, чтобы получать заработную плату не по результату своей деятельности, не за надлежащее выполнение функциональных обязанностей, а просто за сам факт присутствия на рабочем месте, «отбывания» положенного количества часов [10]. Эта особенность делает поколение Z совершенно профнепригодным к работе с детьми.

Эти культурные, социальные, психологические последствия порождают новые объекты, вызовы, задачи педагогической деятельности [1, С. 18].

Обращение к проблемам ценностей поколения Z позволило отразить лишь некоторые тенденции в формировании взглядов и образа жизни будущих вожатых детских оздоровительных лагерей. Но этих выводов достаточно, чтобы понять разницу во взглядах старших поколений и представителей Z и выстроить адекватный стиль обучения вожатых поколения Z.

Вот некоторые «подсказки» педагогам (по Дж. Коатсу), занимающихся подготовкой будущих вожатых к работе в организациях детского отдыха и оздоровления.

  1. Структурирование образовательного процесса. Поколение Z растет в строго упорядоченном мире и ждет такого же порядка и последовательности в обучении. Основное правило — ясность требований и точность информации. Обучающиеся хотят точно знать, что от них требуется и в какие сроки — и эта информация должна быть очень подробной и четкой. Правило подробных и четких требований сохраняется и в процессе работы вожатого в лагере. Желательно, снабдить молодого вожатого, особенно в первые дни его работы в лагере, технологическими картами, в которых кратко описаны все необходимые шаги и действия.
  2. Обеспечение «обратной связи». Современные студенты всегда хотят знать, насколько верны их предположения, правильно ли они понимают материал, не допускают ли ошибок — и благодарны преподавателю за внимание и участие. Эту задачу преподаватель выполнит, если даст студентам решить кейсы, с последующим обсуждением на практическом занятии.
  3. Опора на визуальную информацию. Подачу материала следует делать «яркой и зримой», информация воспринимается легче, если ее сопровождает презентация, ролики, снятые в лагере на смене.
  4. Удобство пользования текстовыми материалами. Для поколения Z текстовые материалы должны быть легко читаемыми, не объемными. Текстовый материал, по возможности, поместить в схемы и таблицы. Структура текста должна содержать основную информацию, а ключевые моменты — выделены визуально. С. И. Богданов и др. обращают внимание, что «… «зеты» привыкли «гуглить», формировать поисковый запрос в Интернете и получать четкий ответ на четкий запрос, поэтому чтение больших текстов не для них: трудно выполнять работу, которую считаешь бесполезной. Они привыкли выделять важное из главного и значительно фильтровать количество получаемой информации, что является ключевым навыком, необходимым как в информационном обществе, так и в обществе, основанном на знаниях …» [2, С. 27]. Отметим, что это очень полезный навык для вожатской деятельности. Кроме того, очень важно подводить итоги каждого этапа обучения — и практически сразу четко ставить задачи для следующего этапа, тоже самое — и в работе. Планерки в лагере должны быть короткими по времени, но содержать максимум информации.
  5. Мудрое руководство процессом обучения. Представители поколения Z хотят, чтобы преподаватель был умелым и мудрым руководителем, а не только «всезнайкой». Они простят педагогу его незнание, если поймут, что их знания в какой-то области глубже. Однако молодые люди непременно захотят, чтобы у них была возможность продемонстрировать эти знания, и будут очень благодарны, если преподаватель проявит искренний интерес. Отметим, что детский лагерь самое подходящее место для реализации данной потребности поколения Z.
  6. Важность вербальной коммуникации. Устная беседа стимулирует головной мозг, в том числе лобные доли — область, которая ответственна за принятие сложных решений и выводы. На занятиях следует использовать методы обучения, которые включают общение в парах, в группах, устный обмен информацией между обучающимися: вербальная информация быстрее и лучше сохраняется в памяти, делает учебный процесс более динамичным. Вожатым, как воздух, необходимы коммуникативные умения, коммуникабельность, и их надо развивать на подготовительных занятиях.
  7. Постановка видимых и реалистичных целей. Представители поколения Z хотят делать все максимально эффективно и должны точно знать, что от них требуется. И это вовсе не недостаток любопытства: поколение Z живет в мире, насыщенном информацией, и обучение — лишь один из многих способов овладеть этой информацией. Также преподаватель должен разъяснить, почему вожатым нужна эта информация, и предоставить наилучшую возможность ее использования.
  8. Эффективное использование времени занятия. Представители поколения Z не могут долго удерживать внимание на чем-то одном — оно ослабевает, поэтому лучше учебное время разделить на 30—40-минутные интервалы, в течение которых студенты будут менять вид деятельности.
  9. Избегание избыточности информации. В информации, которая предоставляется студентам, не должно быть ничего «лишнего». Поколение Z ориентировано на концентрированные знания, поэтому ее представители сознательно игнорируют этапы «закрепления», «разжевывания» (многочисленных повторений) материала: как только им становится ясна суть изучаемого, они считают все повторения «неуместными».
  10. Оптимистичный тон занятия. В. А. Захарова отмечает, что «… для успешного взаимодействия с поколением Z нужно не просто учитывать их особенности — необходимо изменять сами принципы взаимоотношений …» [4, С. 53]. Позитивизм мышления способствует умственной активности.
  11. Еще одна безусловная особенность «зетов», выделенная С. И. Богдановым и др. — «… коллективное общение в общих чатах …» [2, С. 28]. В связи с этим использование интерактивных технологий позволяет решать ряд необходимых задач в области подготовки вожатого «цифрового поколения».

Заключение

Тема изучения поколения Z вызывает большой интерес у ученых разных областей: педагогики, психологии, маркетинга, философии, менеджмента, экономики и др. Исследования по этой проблеме продолжаются. Они разноплановые, многоаспектные, учитывающие разные характеристики образа жизни и ценностей молодых людей. При этом не сформирована единая теоретико-методологическая база для изучения современного поколения Z, ощущается недостаток прикладных исследований. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Белозерова, Л. А. Социокультурные особенности поколения Z: опыт эмпирического исследования / Л. А. Белозерова, С. Д. Поляков, О. О. Жидяева // Поволжский педагогический поиск. — 2018. — № 3 ( 25). — С. 16—23.
  2. Богданов, С. И. Постматериальные ценности и жизненные ориентации поколения Z: цифровая молодежь в образовательной системе современной России / С. И. Богданов, К. В. Султанов, А. А. Воскресенский // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. — 2018. — № 187. — С. 24—30.
  3. Дутко, Ю. А. Поколение Z : основные понятия, характеристики и современные исследования / Ю. А. Дутко // Проблемы современного образования. — 2020. — № 4. — С. 28—37.
  4. Захарова, В. А. Студенты поколения Z: реальность и будущее / В. А. Захарова // Научные труды Московского гуманитарного университета. — 2019 — № 4. — С. 47—55.
  5. Колесников, В. А. Молодежь наших дней : ее обретения, потери, ориентиры самореализации / В. А. Колесников // Среднее профессиональное образование. — 2015. — № 7. — С. 3—9.
  6. Красноруцкий, Л. П. Специфика сетевого поколения в России : социокультурный образ и ценностные ориентации : автореф. дис. … канд. философ. наук : 09.00.11 / Красноруцкий, Леонид Павлович. — Ростов н/Д : РГБ, 2017. — 36 с.
  7. Кулакова, А. Б. Поколение Z: теоретический аспект / А. Б. Кулакова // Вопросы территориального развития. — 2018. — № 2 (42). — С. 1—6.
  8. Мифы о «поколении Z» / Н. В. Богачева, Е. В. Сивак; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Институт образования. — М. : НИУ ВШЭ, 2019. — 64 с.
  9. Нечаев, В. Д. «Цифровое поколение» : психолого-педагогическое исследование проблемы / В. Д. Нечаев, Е. Е. Дурнева // Педагогика. — 2016. — № 1. — С. 36—45.
  10. Сапа А. В. Поколение Z — поколение эпохи ФГОС / А. В. Сапа // Инновационные проекты и программы в образовании. — 2014. — № 2. — С. 24—30.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Belozerova, L. A. Sociokul’turnye osobennosti pokolenija Z : opyt jempiricheskogo issledovanija [Sociocultural features of generation Z: the experience of empirical research] / L. A. Belozerova, S. D. Polyakov, O. O. Zhidyaeva // Povolzhskij pedagogicheskij poisk [Volga pedagogical search]. — 2018. — № 3 ( 25). — P. 16—23. [in Russian]
  2. Bogdanov, S. I. Postmaterial’nye cennosti i zhiznennye orientacii pokolenija Z: cifrovaja molodezh’ v obrazovatel’noj sisteme sovremennoj Rossii [Post-material values and life orientations of generation Z: digital youth in the educational system of modern Russia] / S. I. Bogdanov, K. V. Sultanov, A. A. Voskresensky // Izvestija RGPU im. A. I. Gercena [Izvestiya RGPU im. A. I. Gertsena]. — 2018. — No. 187. — P. 24—30. [in Russian]
  3. Dutko, Yu. A. Pokolenie Z : osnovnye ponjatija, harakteristiki i sovremennye issledovanija [Generation Z: basic concepts, characteristics and modern research] / Yu. A. Dutko // Problemy sovremennogo obrazovanija [Problems of modern education]. —2020. — No. 4. — P. 28—37. [in Russian]
  4. Zakharova, V. A. Studenty pokolenija Z: real’nost’ i budushhee [Students of generation Z: reality and the future] / V. A. Zakharova // Nauchnye trudy Moskovskogo gumanitarnogo universiteta [Scientific Works of the Moscow Humanitarian University]. — 2019. — No. 4. — P. 47—55. [in Russian]
  5. Kolesnikov, V. A. Molodezh’ nashih dnej : ee obretenija, poteri, orientiry samorealizacii [Youth of our days : its acquisitions, losses, landmarks of self-realization] / V. A. Kolesnikov // Srednee professional’noe obrazovanie [Secondary vocational education]. — 2015. — No. 7. — P. 3—9. [in Russian]
  6. Krasnorutsky, L. P. Specifika setevogo pokolenija v Rossii : sociokul’turnyj obraz i cennostnye orientacii [The specifics of the network generation in Russia : sociocultural image and value orientations] : abstract of the Candidate of Philosophical Sciences : 09.00.11 / Krasnorutsky, Leonid Pavlovich. — Rostov n/D : RSE, 2017. — 36 p. [in Russian]
  7. Kulakova, A. B. Pokolenie Z: teoreticheskij aspekt [Generation Z : theoretical aspect] / A. B. Kulakova // Voprosy territorial’nogo razvitija [Voprosy territorialnogo razvitiya]. — 2018. — No. 2 (42). — P. 1—6. [in Russian]
  8. Mify o «pokolenii Z» [Myths about “generation Z”] / N. V. Bogacheva, E. V. Sivak; National Research University “Higher School of Economics”, Institute of Education. — Moscow : HSE, 2019. — 64 p. [in Russian]
  9. Nechaev, V. D. «Cifrovoe pokolenie» : psihologopedagogicheskoe issledovanie problemy [“Digital generation” : psychological and pedagogical research of the problem] / V. D. Nechaev, E. E. Durneva // Pedagogika [Pedagogy]. — 2016. — No. 1. — P. 36—45. [in Russian]
  10. Sapa A. V. Pokolenie Z — pokolenie jepohi FGOS [Generation Z — generation of the era of the Federal State Educational System] / A.V. Sapa // Innovacionnye proekty i programmy v obrazovanii [Innovative projects and programs in education]. — 2014. — No. 2. — P. 24—30. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.