il Documento Programmatico Pluriennale 2023-2025: Italy's Strategic Defence Planning and the Place of the Mediterranean Region under G. Meloni

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2024.141.118
Issue: № 3 (141), 2024
Suggested:
05.02.2024
Accepted:
20.02.2024
Published:
18.03.2024
786
30
XML
PDF

Abstract

Ensuring national security, taking into account the latest challenges and threats, is a priority for most states in the world, including Italy. A significant transformation has been observed after the end of the Cold War and a series of terrorist attacks at the beginning of the 21st century. This article examines the approach of G. Meloni's government to modern realities and the conceptual orientation of the new cabinet. Attention is focused on the strategic programme document for 2023-2025, which is a reaction to the global geopolitical turbulence and the place of the Mediterranean region in it. This document logically fits into the system of foreign policy and defence planning, but has a number of specific features.

1. Введение

Спустя год, после заявлений Дж. Мелони в программной речи о приверженности линии НАТО и обязательствах Италии перед Альянсом, на свет выходит ежегодный, но первый при новом премьер-министре документ среднесрочного оборонного планирования, il Documento Programmatico Pluriennale 2023-2025, где министр обороны Италии Г. Крозетто указывает, что «в свете нынешней международной обстановки, Италия больше не может себе позволить» применять свой военный инструментарий в миссиях по поддержанию международного мира и безопасности, как делала это последние 30 лет, преимущественно в рамках НАТО. Однако за этим тезисом не скрывается отход от атлантического вектора внешней и оборонной политики Италии, что делает рассмотрение темы актуальным. 

2. Основные результаты

По словам министра обороны, необходимо, чтобы итальянские военные силы были оплотом безопасности ото всех видов угроз, нынешних и будущих, с которыми может столкнуться Италия и которые могут поставить под угрозу национальные интересы страны. Таким образом, министр объявляет о структурной и функциональной реорганизации Министерства обороны и о проведении реформ.

Ключевыми новшествами, отличающими актуальную стратегию, становятся:

1) перераспределение вооруженных сил с упором на защиту национальной территории, преимущественное дислоцирование военных на территории Италии;

2) увеличение численности личного состава с перспективой обязательной военной службы;

3) небольшое увеличение расходов в военной сфере.

Тем не менее говорить о полной переориентации не приходится, поскольку вторым по значимости приоритетом остается обеспечение безопасности Евроатлантического и Средиземноморского регионов; указываются также возможность миссий под руководством ЕС, НАТО, ООН и оказание помощи другим итальянским министерствам в случае производственной необходимости.

В связи с технологической конкуренцией государств, помимо традиционных вызовов и угроз, выделяются также кибер и космическое пространства, а также ядерные, биологические, химические и радиологические угрозы. Отдельно выносятся гибридные угрозы, в том числе нелегальная миграция. В документе подчеркивается, что события на Украине способствовали акцентированию поляризации в различных регионах мира. Географическая типологизация источников вызовов в документе выделяет следующие секторы: Средиземноморье, Европа, Африка, Ближний Восток и северо-западная часть Индийского океана.

В подобном контексте для Италии наиболее важную роль продолжает играть регион так называемого «Расширенного» Средиземноморья, как единая геополитическая зона, объединенная геополитическими кризисами и общественными потрясениями, характеризующаяся присутствием региональных и мировых лидеров, которые намерены пересматривать своё место и влияние в регионе с учётом своего географического и стратегического потенциала.

Следует отметить, что аналогичное отношение к региону Средиземноморья отражено также в «Белой книге» 2015 года, документе по международной безопасности и обороне, зафиксировавшем Средиземноморье в жизненно важном для Италии статусе. С тех пор в дискурсе фигурирует необходимость конкретной и всеобъемлющей средиземноморской политики. Ответом на это как раз и стало возрождение концепции 90-х годов о расширении привычных границ региона – Расширенное Средиземноморье. Концепция без определения чётких рамок, но с явным выдвижением Италии как опорной точки для реалии глобальных стратегий (как национальных, так общенатовских) и решения существующих проблем в регионе.

Теперь новый документ отмечает, что присутствие иностранных вооруженных формирований в Ливии, институциональная хрупкость Ливана, напряженность в регионе Персидского залива, постепенное перевооружение прибрежных государств, так называемая «территориализация моря» и споры о доступе к торговым путям, о контроле над энергетическими ресурсами – представляют собой серьезные факторы, способные окончательно превратить Средиземноморский регион в поле битвы в результате десятилетия кризисов, конфликтов и радикальных преобразований международных отношений.

С точки зрения обязательств по обороне в рассматриваемом регионе, необходимо выделить операцию «Безопасное Средиземноморье», среди задач которой: наблюдение и защита национальных морских объектов, которые обращены к побережью Ливии; защита национальных активов, участвующих в поисково-спасательных операциях (SAR); сдерживание/противодействие незаконному обороту; сбор информации об элементах, касающихся деятельности террористических движений.

В первой части документа также представлены основы координации деятельности Италии со своими партнёрами, что подчёркивает желание согласованности действий с ЕС и НАТО:

1) стратегическая концепция начальника штаба обороны

;

2) новая стратегическая концепция НАТО

;

3) стратегический компас ЕС

;

4) национальный вклад в укрепление средств сдерживания и безопасности после войны на Украине

;

5) роль обороны в защите национальных интересов в Средиземноморье

.

Если средиземноморское направление уже можно назвать традиционным, что не поменяется в среднесрочной перспективе, то восточное направление, с включением в него украинской повестки было артикулировано после 2014 года и в дальнейшем постепенно развивалось. Подобное конструирование довольно интересно, поскольку Расширенное Средиземноморье предполагает пролонгирование региона вплоть до восточных берегов Чёрного моря, что в свою очередь могло бы дать возможность Италии выйти из замкнутого круга проблем нелегальной миграции и ливийского урегулирования. Тем не менее энергетический кризис 2022, сильнейшим образом ударивший по экономике Италии, переключил внимание на необходимость поиска альтернативных поставщиков, чтобы компенсировать дефицит из-за отказа от российских энергоресурсов. В связи с чем Италия снова фиксируется на своих первостепенных национальных интересах, где преобразования в оборонной сфере выступают инструментарием для достижения внутренней и во вторую очередь внешней устойчивости. При этом Италия первого года премьерства Дж. Мелони, не имеющая сегодня достаточно ресурсов для реализации своих политических амбиций по преодолению статуса региональной страны, лишь незначительно корректирует внешнеполитический курс, взятый предыдущим правительством.

3. Заключение

Таким образом, актуальная политическая действительность показывает, что, несмотря на некоторые изменения в стратегическом документе по оборонной политике, практически Италия остается преемницей прошлой линии. Кабинет Дж. Мелони не стремится изменять «трём китам» развития: НАТО, ЕС, Средиземноморье, нацелен на решение проблем, возникающих в указанных рамках. Средиземноморскому региону отводится особое место. В прогностическом плане есть все основания полагать, что даже в случае обострения обозначенных региональных кризисных тенденций и сохранения турбулентности в мировой политике, Италия не оставит попыток повысить свой геополитический статус за счёт урегулирования южно-средиземноморских проблем, однако нынешний этап характеризуется повышенным вниманием к внутренним делам.

Article metrics

Views:786
Downloads:30
Views
Total:
Views:786