INSEMINATION OF WATER BODIES IN ASTRAKHAN OBLAST BY HELMINTHIC AND PROTOZOAL INFESTATIONS PATHOGENS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2023.129.2
Issue: № 3 (129), 2023
Suggested:
21.10.2022
Accepted:
07.03.2023
Published:
17.03.2023
1053
3
XML
PDF

Abstract

Objective: to study and analyse the parasitic infestation of water bodies in Astrakhan Oblast for 2012 – 2021.

Materials and methods. From 2012 to 2021, laboratory analyses of 85,873 water samples taken from various water sources in both urban and rural areas were conducted in Astrakhan Oblast.

Water samples were taken from different water sources, such as water pipes (centralized water supply), swimming pools, surface water bodies, wastewater, well water and bottled water. The number of samples that did not meet parasitological indicators was 2.9% (174 samples).

Research results. The highest number of unsatisfactory water samples was recorded in 2014 and amounted to 4.9% (33 samples) and in 2017 – 4.3% (25 samples). Slightly fewer water samples with non-compliant results were reported in 2013, 2016 and 2018, amounting to 3.1% (18 samples), 3.7% (33 samples) and 3.4% (22 samples) respectively. In the remaining years, the percentage of non-compliant samples ranged from 0.6% to 2.4%.

Conclusions. The parasitic infestation of water bodies in Astrakhan Oblast continues to be severe, as evidenced by the above indicators. The presence of living palisade worms larvae in tap water indicates poor quality disinfection of the object. The presence of helminth larvae (palisade worms larvae) and cysts of pathogenic intestinal objects (dysentery amoeba cysts) in water samples taken from swimming pools indicates that a person infected with dysentery amoeba may have visited the swimming pool, and the presence of live palisade worms larvae indicates that this helminth was probably introduced from outside. The presence of helminth eggs and larvae as well as cysts of pathogenic intestinal protozoa in surface water bodies indicates contamination of these bodies by faeces of infested animals or humans.

1. Введение

Несмотря на последние современные диагностические и лечебные достижения разнообразных патологий, инфекционные и паразитарные заболевания до сих пор остаются одними из самых востребованных во внимании проблем не только по России, но и далеко за ее границами, представляя собой комплекс медицинских, социальных и экономических трудностей в сфере здравоохранения. В основном это касается инвазий, жизненный цикл которых проходит в окружающей среде и часто зависит от экологического и паразитологического статуса среды их обитания

,
.

В настоящее время в мире известно свыше 200 представителей гельминто-протозойных инвазий, которые зачастую способствуют обсеменению компонентов окружающей среды, в частности, таких как почва и вода

.

Достоверно изучено, что почвенные и водные факторы играют важную роль в распространении многих гельминтов и простейших. Согласно данным ВОЗ вода непосредственно оказывает значительное влияние на распространение большого количества паразитарных инвазий и занимает примерно третье место в ней по частоте распространения среди фиксируемых заболеваний человека

,
,
.

Оценивая активную роль эпидемического процесса при расследовании вспышек инфекционных заболеваний, особую роль отводят исследованию качества водных объектов на присутствие в них возбудителей гельминтов и простейших, непосредственно оказывающих влияние на распространение и увеличение числа случаев паразитарных инвазий не только среди животных, но и среди человека

,
.

Именно почва и вода зачастую являются самыми важными факторами, которые в значительной степени способствуют передачи большинства возбудителей паразитарных заболеваний, что в будущем может послужить причиной повышенного риска заражения населения и вероятности распространения возбудителей паразитозов среди населения

,
. Учитывая все вышеизложенное приходится признавать, что исследование почвенного и водного факторов передачи паразитарного начала, были и продолжают оставаться весьма актуальными в проведении мониторинга за объектами окружающей среды, а исследование их на паразитарные показатели, делает их первостепенными
.

Цель работы: изучить и проанализировать загрязненность воды Астраханской области за 2012 – 2021 гг. на паразитарную чистоту.

2. Методы и принципы исследования

Тестирование воды проводилось в соответствии с нормативными документами

,
,
, когда для исследований были доставлены образцы проб воды (централизованное водоснабжение, плавательные бассейны, поверхностные водоемы, сточные воды, вода из скважин и бутилированная вода). Вода тестировалась методом последовательной фильтрации через систему прозрачных аналитических трековых мембран (ATM).

Число контаминированных проб составило 2,9% (n=174) (таблица 1). 

Таблица 1 - Возбудители гельминто-протозойных инвазий, выявленные при исследовании проб воды

Возбудитель

Число выявленных проб

Личинки стронгилид (подвижные)

73

Яйца токсокар

36

Яйца аскарид (оплодотворенные)

19

Яйца лентеца широкого

10

Яйца описторхиса

12

Яйца остриц

3

Цисты дизентерийной амебы

14

Цисты лямблий

3

Бластоцисты

4

Из полученных и изложенных выше данных можно проследить закономерность, что большинство неудовлетворительных исследований составили пробы воды, в которых были найдены личинки стронгилид (подвижные) – 42,0% (n=73). Однако стронгилиды оказались не единственными патогенами, найденными в данной области. Таким образом в ходе исследовательской работы в почве были обнаружены многочисленные паразитические патогены: яйца токсокар – 20,7% (n=36), аскарид (оплодотворенные) – 10,9% (n=19), лентеца широкого – 5,7% (n=10), описторхиса – 6,9% (n=12), остриц – 1,7% (n=3); цисты дизентерийной амебы – 8,0% (n=14), бластоцисты – 2,3% (n=4) и цисты лямблий – 1,7% (n=3).

3. Основные результаты

Как было упоминалось выше, пробы воды были взяты из различных источников воды, расположенных как в пределах и за пределами г. Астрахань. Все образцы были отобраны в период с 2012 по 2021 год.

Максимальное количество обсемененных проб было выявлено в 2014 г. – 4,9% (n=33) и в 2017 г. – 4,3% (n=25). В несколько раз меньше образцов воды было обнаружено в 2013, 2016 и 2018 гг.: 3,1% (n=18), 3,7% (n=33) и 3,4% (n=22) соответственно. В другие годы процент неудовлетворительных проб колебался от 0,6% до 2,4%.

Количество проанализированных проб воды из плавательного бассейна предствлено 30,9% (n=1800), среди которых обсемененными оказались 2 пробы (0,1%) – выявлялись личинки стронгилид и цисты дизентерийной амебы (по n=1). Данный материал был исследован в 2017 и 2018 гг. и составил 0,6% (цисты дизентерийной амебы) и 0,5% (личинки стронгилид) соответственно. Все остальные образцы воды соответствовали стандарту.

Количество проб поверхностных вод соответствовало 28,8% (n=1753), из них с паразитарными патогенами были – 4,0% (n=70): яйца аскарид – n=6, лентеца широкого – n=2, описторхиса – n=8, токсокар – n=7, личинки стронгилид – n=38, цисты амебы дизентерийной – n=4, цисты лямблий – n=3 и бластоцисты – n=2 (таблица 2). 

Таблица 2 - Число проб воды поверхностных водоемов

Годы

Исследовано проб

 

%

Всего

В том числе не отвечающих показателям

Абс

Возбудитель

Число проб

2012

158

1

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

1

0,6

2013

205

8

Яйца лентеца широкого

1

3,9

Яйца описторхиса

1

Личинки стронгилид (подвижные)

1

Цисты дизентерийно й амебы

2

Цисты лямблий

3

2014

217

12

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

3

5,5

Яйца описторхиса

5

Яйца лентеца широкого

1

Личинки стронгилид (подвижные)

2

Цисты дизентерийно й амебы

1

2015

166

5

Личинки стронгилид (подвижные)

4

3,0

Яйца описторхиса

1

2016

258

20

Личинки стронгилид (подвижные)

14

7,8

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

1

Яйца токсокар

4

Яйца описторхиса

1

2017

164

6

Личинки стронгилид (подвижные)

 

3

3,7

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

1

Яйца токсокар

1

Цисты дизентерийно й амебы

1

2018

169

9

Личинки стронгилид (подвижные)

6

5,3

Яйца токсокар

1

Бластоцисты

2

2019

174

5

Личинки стронгилид (подвижные)

5

2,9

2020

160

1

Личинки стронгилид (подвижные)

1

1,0

2021

142

3

Личинки стронгилид

(подвижные)

2

2,1

Яйца Toxocara canis

1

Также были исследованы централизованные источники водоснабжения – 26,3% (n=1600), из которых в 0,1% (n=2) были обнаружены личинки стронгилид (2014 и 2018 гг.).

В дополнение к вышеуказанным образцам была исследована вода из очистных сооружений – 10,4% (n=632), из которых в 14,2% (n=90) были выявлены возбудители паразитарных инвазий: личинки стронгилид (n=30), яйца токсокар (n=22), остриц (n=3), аскарид (n=13), лентеца широкого (n=8), описторхиса (n=4), а также цисты дизентерийной амебы (n=8) и бластоцисты (n=2) (таблица 3).

Таблица 3 - Число исследованных проб сточной воды, отобранных за 2012 – 2021 гг

Годы

Исследовано проб

%

Всего

В том числе не отвечающих показателям

Абс

Возбудитель

Число проб

2012

80

14

Личинки стронгилид (подвижные)

3

17,5

Яйца остриц

2

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

3

Яйца токсокар

3

Яйца лентеца широкого

2

Цисты дизентерийно й амебы

1

2013

64

10

Яйца лентеца широкого

1

15,6

Яйца описторхиса

1

Личинки стронгилид (подвижные)

3

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

2

Яйца токсокар

1

Цисты дизентерийно й амебы

1

2014

85

12

Яйца остриц

1

14,1

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

2

Яйца токсокар

4

Личинки стронгилид (подвижные)

4

Цисты дизентерийно й амебы

1

2015

64

9

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

 

1

14,1

Яйца токсокар

3

Яйца лентеца широкого

2

Личинки стронгидид (подвижные)

2

Яйца описторхиса

1

2016

83

13

Личинки стронгилид (подвижные)

6

15,7

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

2

Яйца токсокар

2

Яйца лентеца широкого

2

Яйца описторхиса

1

2017

81

18

Личинки стронгилид (подвижные)

7

22,2

Яйца лентеца широкого

1

Яйца токсокар

6

Цисты амебы дизентерийно й

2

Бластоцисты

2

2018

75

11

Личинки стронгилд (подвижные)

5

14,7

Яйца токсокар

2

Яйца описторхиса

1

Бластоцисты

3

2019

40

1

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

1

2,5

2020

32

2

Яйца аскарид (оплодотворе нные)

2

6,3

2021

28

-

-

-

-

Бутилированная вода составила 0,12% (n=9) от всех исследованных образцов воды (2013 год). Все доставленные образцы соответствовали гигиеническим и паразитологическим показателям. 

4. Заключение

1. Паразитарная обсемененность различных образцов воды в Астраханской области продолжает оставаться неблагоприятной, о чем свидетельствуют приведенные выше данные.

2. Наличие подвижной личинки стронгилиды в водопроводной воде говорит о возможном внесении извне гельминта и ее некачественном обеззараживании.

3. Обнаружение в образцах воды плавательных бассейнов подвижных личинок стронгилид и цист амебы дизентерийной свидетельствует о возможном посещении бассейна больным хроническим амебиазом или амебоносителем, а наличие подвижных личинок стронгилиды – о возможной внешней инвазии этого гельминта.

4. Контаминация поверхностных водных объектов возбудителями кишечных инвазий говорит о загрязненности их фекалиями инвазированных животных либо человека.

Article metrics

Views:1053
Downloads:3
Views
Total:
Views:1053