Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.118.4.064

Скачать PDF ( ) Страницы: 186-189 Выпуск: № 4 (118) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Степанова Г. С. ИЗУЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ ФЕНОМЕНАЛЬНОСТИ И ПОКОЛЕННОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ / Г. С. Степанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 4 (118) Часть 3. — С. 186—189. — URL: https://research-journal.org/psycology/izuchenie-etnicheskoj-identichnosti-i-cennostnyx-orientacij-s-tochki-zreniya-ix-fenomenalnosti-i-pokolennoj-preemstvennosti/ (дата обращения: 30.06.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.118.4.064
Степанова Г. С. ИЗУЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ ФЕНОМЕНАЛЬНОСТИ И ПОКОЛЕННОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ / Г. С. Степанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 4 (118) Часть 3. — С. 186—189. doi: 10.23670/IRJ.2022.118.4.064

Импортировать


ИЗУЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ ФЕНОМЕНАЛЬНОСТИ И ПОКОЛЕННОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.118.4.064

ИЗУЧЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ ФЕНОМЕНАЛЬНОСТИ И ПОКОЛЕННОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ

Научная статья

Степанова Г.С.*

Воронежский государственный педагогический университет, Воронеж, Россия

* Корреспондирующий автор (gsstepanova[at]mail.ru)

Аннотация

В статье ставится проблема актуальности исследования этнической идентичности как условия сохранения национальной общности. Указывается недостаточность одномерной стратегии исследования феномена. Подчеркивается необходимость учета численности общности при исследовании. Акцентируется внимание на поколенном механизме преемственности ценностных ориентаций как поведенческом компоненте этнической идентичности. Приводятся результаты эмпирического исследования ценностных ориентаций молодого, родительского и прародительского поколений. Констатируется нарушение механизма преемственности. Отмечается необходимость исследования этнической идентичности как проявления коллективной памяти и поколенной преемственности.

Ключевые слова: этническая идентичность, ценностные ориентации, коллективная память, поколенная преемственность, нормативные ценности, индивидуальные приоритеты.

THE STUDY OF ETHNIC IDENTITY AND VALUE ORIENTATIONS FROM THE POINT OF VIEW
OF THEIRPHENOMENALITY AND GENERATIONAL CONTINUITY

Research article

Stepanova G.S.*

Voronezh State Pedagogical University, Voronezh, Russia

* Corresponding author (gsstepanova[at]mail.ru)

Abstract

The article raises the issues of the relevance of the study of ethnic identity as a condition for the preservation of national community;  it indicates the insufficiency of a one-dimensional strategy for the study of the phenomenon and emphasizes the necessity of taking into account the size of the community in studying this topic. The author or the research centers on the generational mechanism of continuity of value orientations as a behavioral component of ethnic identity and presents the results of an empirical study of the value orientations of the young, parental, and ancestral generations. The study also notes the disorder of the continuity mechanism and the necessity of studying ethnic identity as a manifestation of collective memory and generational continuity.

Keywords: ethnic identity, value orientations, collective memory, generational continuity, normative values, individual priorities.

Стремительные трансформации, происходящие в России и во всем мире, закономерно влияют на самосознание, идентичность и, в целом, на личность граждан. Содержание социальных представлений в социуме отражает общественно-политическую ситуацию, которая приобретает черты исторического события. Его влияние на самосознание общества обнаруживается, как правило, отсрочено. Возникает проблема – как спрогнозировать и зафиксировать время и изменения? Одним из способов, является, на наш взгляд, исследование явления в сочетании его современных и ретроспективных особенностей.

События XX столетия повлияли на историю русского этнического социума, что проявилось в сломе этнического самосознания, этнической идентичности, разрыве межпоколенных связей. При этом наблюдался “неоднократный” разрыв: вначале между дореволюционной имперской Россией и между Советской Россией, далее между Советской Россией и ее неоднозначным социокультурным опытом и постсоветским обществом. В последние дни явно назревает еще один «разрыв» в самосознании поколений: между современным подрастающим поколением, подвергающимся интенсивной информационной атаке, и родительским поколением, являющимся носителем устойчивой идентичности, самосознания и этнокультурных ценностей. Сегодня важно ответить на вопрос: как сохранить единство культурно-исторического опыта России?

К проблеме отношений поколений обращались представители различных наук, в том числе педагогики и психологии. Такие авторы, как Бабосов Е.М., Гаврилюк В.В., Журавлева Н.А., Левада Ю., Трикоз Н.А., Плотникова Е.В. [7] связывают проблемы взаимоотношения поколений с изменениями, имеющими место в политической, экономической и, как следствие, в духовной сферах российского общества. Важность проблематики заключается в том, что жизнестойкость культуры зависит от передачи ее фундаментальных принципов, ценностей, национальной идентичности из поколения в поколение и от их осознания представителями данной культуры. При этом если не произойдет идентификации поколений друг с другом, не реализуется «трансляция» культурно-исторического опыта, то не сложится и история как поколенная история социума.

В современном, стремительно меняющемся мире большое значение приобретает проблема сохранения однозначной, стабильной, национальной самоидентификации, как на уровне личности, так и на уровне общности. А.Гусев, вслед за Э.Гидденсом, отмечает, что вопрос «Кто мы?», несмотря на все попытки ответить на него, продолжает оставаться сложным, неоднозначным, запутанным, но требующим сегодня четкого ответа. Отсутствие ответа приводит к «неврозу идентичности» или усилению ее противоречивости и к углублению разрыва поколений, что неизбежно приводит к социальному и культурному кризису общности [3], [4].

Современная тенденция исследования этнической идентичности в отечественной психологии сводится к сравнительной количественной характеристике структурных компонентов идентичности и к формулированию выводов: выражена этничность в самосознании общности или нет; в какой степени граждане чувствуют ее в обыденной жизни, насколько для них это болезненно или важно. На основании таких данных делается однозначный вывод о степени выраженности этнической идентичности, а соответственно и этнического самосознания. В связи с этим закономерно возникает вопрос: а существует ли вообще этническая общность?

В последней трети XX столетия ученые стали приходить к мнению, что результаты научного познания зависят не только от методического инструментария. Постнеклассическая наука подняла вопрос о необходимости учета ценностно-смыслового контекста исследования. Важными являются такие положения постнеклассической парадигмы как рассмотрение явления в качестве системы с внутренней логикой саморазвития, с высокой вероятностью неоднозначного, многообразного проявления. С точки зрения В.Ф. Петренко (2002), чем более развита система, тем больше степеней свободы она имеет [8], [11].

На наш взгляд, если говорить о научной нормативности этнопсихологических исследований, то, во-первых, нужно отметить неправомерность сравнения по одним и тем же критериям идентичности малых и больших этнических общностей. Идентичность представителей большой этнической общности содержательно имеет несколько иную картину. Вполне вероятна разная теснота связей, частота контактов, разная обозримость, разный уровень поддержки, что однозначно будет влиять на идентичность в пользу большей выраженности признаков в меньшей группе. Кроме того, делать вывод по выраженности только одного (содержательного) компонента идентичности, например, этнонима или самоназвания, не учитывая его феноменальности, не совсем правомерно. Важно подчеркнуть, что при исследовании, например, содержательных особенностей этностереотипов необходимо учитывать социально-политическую ситуацию в обществе и ее влияние на идентичность общности.

В своем исследовании мы рассматриваем этническую идентичность с позиций теории интегральной индивидуальности (Вяткин Б.А., Хотинец В.Ю., 1996) как системное, структурное образование, компоненты которого находятся в закономерной связи и взаимоотношении друг с другом, представляя различные уровни становления и развития, которые следует учитывать и интерпретировать [10]. В структуре идентичности мы традиционно рассматриваем содержательный (когнитивный), эмоциональный и поведенческий компоненты. Поведенческий компонент представлен системой ценностных ориентаций.

Важной проблемой исследования этнической идентичности выступает проблема состояния этнической, национальной идентичности граждан, мигрировавших за пределы своего государства. По мнению ряда авторов, главными причинами утраты или ослабления идентичности следует сегодня считать стирание национальных границ и всеобщую мобильность населения [5].

Естественно, нужно учитывать множество факторов: возраст мигранта, длительность миграции, цель и причины миграции, представителем какой этнической группы является человек (большой или малой общности). Но, учитывая общественно – политическую ситуацию в современном мире и усиливающуюся интенсивность миграций, актуальным является вопрос: сохраняют ли мигранты исходную этническую идентичность и каким трансформациям она подвергается. Фактически, в такой ситуации меняется содержание и функция этнической идентичности. Национальная идентичность предполагает стабильность и территориальную привязанность, которая дает людям чувство защищенности [1], [5]. Возникает вопрос, насколько размывается этническая идентичность общности в ситуации массовой миграции и сохраняет ли она функцию психологической защиты. Ответ на этот вопрос позволяет выявить архетипическую природу идентичности как проявления межпоколенной, коллективной памяти и обозначить условия сохранения этнической общности как социальной целостности без привязки к определенной территории. Примером могут служить такие общности как армянская и еврейская. Несмотря на разбросанность по всему миру, причиной которой являются исторические обстоятельства, а не просто миграция, устойчивая, однозначная идентичность у представителей этих общностей сохраняется, что является условием сохранения самой общности (в том числе и без территориальной привязки). В данном случае можно констатировать еще одну причину разрыва межпоколенных связей – интенсивную миграцию. При этом нужно иметь в виду, что склонно к переселению в основном молодое, репродуктивное поколение.

Поколенный подход в рамках исследования вышеуказанной проблемы позволяет, на наш взгляд, исследовать механизм сохранения этнокультурной идентичности, невзирая на смену этнокультурного окружения и специфику социальной ситуации, которая сегодня приобретает характер исторического события.

Особенности межпоколенных отношений являются исторической, сложной и многогранной проблемой, как в отечественной, так и в западной психологии. Исследователи по-разному обозначают сущность поколенных отношений. Одни склонны констатировать конфликт поколений. Другие обостряют проблему конфликта поколений до необратимого разрыва [7] и связывают проблемы взаимоотношения поколений с процессами трансформаций, происходящими как в политической и экономической, так и в духовной сферах [12]. Для механизма преемственности ценностных ориентаций как поведенческого компонента этнической идентичности характерно несколько этапов. Первый – переход от передачи старшими поколениями культурных ориентиров через пример – с помощью образца поведения к передаче посредством слова или вербальных трансляций. Далее – усвоение младшим поколением норм и предписаний старших поколений. Затем – трансформация усвоенных ценностей старших поколений путем выбора и интерпретации этих ценностей. Следующий этап – выработка новых идеалов и принципов, соответствующих новым историческим и социально-экономическим условиям. И, наконец, трансляция новых ценностных ориентаций, основанных на ценностях предшествующих поколений, но при этом максимально адаптированных молодым поколением к новым историческим условиям [9].

Для анализа вышеуказанных проблем и степени устойчивости межпоколенной преемственности ценностных ориентаций в 2015 году было проведено эмпирическое исследование с помощью методики Ш.Шварца [6], позволяющей выявить ценности как нормативные идеалы, оказывающие влияние на личность, но не всегда проявляющиеся в реальном поведении, а так же ценности как индивидуальные приоритеты, или проявляющиеся на уровне поведения. В исследовании приняли участие три поколенных группы: младшая – в возрасте 17-25 лет (70 чел); средняя, родительская в возрасте 36-55 лет (65 чел.); старшая прародительская, в возрасте 55 лет и старше (68 человек).

Сравнение нормативных и индивидуально предпочитаемых ценностей с помощью методики Ш.Шварца показало их рассогласование во всех поколенных группах, как в старшей, так и в средней и в младшей (различия значимы: t=6,52; t=5,71, t=3,07) [9]. При этом для младшей группы, которая представлена студенчеством, рассогласование свойственно в большей степени. Надежность результатов достигалась путем статистической обработки данных с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена и подсчета t-критерия Стьюдента. Величина коэффициента корреляции отражает силу связи исследуемых явлений. При оценке силы связи коэффициентов корреляции использовалась шкала Чеддока.

Последующее сравнительное исследование также трех поколенных групп (младшей, родительской, прародительской) в 2021 году (N = 52, 59, 45 чел), показало аналогичную тенденцию рассогласования. Значения корреляций между рангами значимости ценностей как нормативных идеалов и ценностей как индивидуальных приоритетов следующие: в младшей группе r= 0,2 (слабая теснота связей), в средней поколенной группе r= 0,41 (средняя теснота связей), в старшей поколенной группе – r= 0,30 (недостаточная теснота связей). Так же как и в 2015 году наибольшее расхождение наблюдается в младшей группе. Недостаточная теснота связей обнаруживается и в старшей группе. Кроме того, было выявлено, что взаимосвязь ценностей на уровне нормативных идеалов старшего поколения и уровне индивидуальных приоритетов у среднего поколения достаточно выражена (r = 0, 65), но слабо выражена у младшего поколения как со средним поколением (r = 0, 07), так и со старшим поколением (r = – 0,55). Гипотетично, это может говорить о том, что если среднее поколение отражает в своем поведении транслируемые нормы поведения старшего поколения, т.к. само приближается к этой возрастной категории, то младшее поколение не принимает во внимание необходимость усваивать и реализовывать в поведении базовые ценности старшего поколения.

Можно предположить, что старшее поколение, призванное транслировать культурно значимые ценности молодым, само оказалось в ситуации переосмысления ценностей. В результате у старшего поколения подверглась изменению предыдущая модель человека с определенными ценностями, расположенными в устойчивой иерархии [9]. Обесценивание духовных ценностей и норм предыдущих поколений осложняет их трансляцию молодому поколению, и, соответственно, искажает процесс социализации и формирования идентичности молодежи.

Кроме того, если обращаться к механизму преемственности ценностных ориентаций, устойчивое расхождение ценностных ориентаций имеет место уже на первом этапе: этапе передачи старшими поколениями культурных ориентиров с помощью образца деятельности. Это означает, что поведенческие особенности старшего поколения расходятся со словом и не являются образцом для молодого поколения.

В устойчивом обществе органично осуществляется трансляция и преемственность ценностных ориентаций от поколения к поколению, что является условием сохранения культурно-исторического опыта и, в целом, общности. С изменением социальных условий начинает изменяться статус отношений между поколениями. Они выходят за рамки процесса трансляции и преемственности ценностей и переходят в отношения взаимообмена. Происходят динамические изменения в самосознании старшего поколения как субъекта трансляции ценностей, культурно-исторического опыта и этнической идентичности, что приводит к ослаблению и изменению процессов преемственности. Фактически происходит «размывание» самосознания старшего поколения как одного из источников формирования этнической идентичности и усвоения культурно-исторического опыта.

По нашим данным, преемственность культурно-исторического опыта, проявляющегося в идентичности, в том числе этнической, носит не абсолютный, а относительный характер. Она зависит от культурно-исторических условий социализации молодого поколения и степени действенности ценностных норм, принятых в данном обществе. Поколение не может существовать, не опираясь на систему ценностей предыдущих поколений и в то же время необходимо обогащение предыдущей системы ценностей новой ценностной структурой, что разнообразит диалог [9]. Исследование степени как преемственности, так и рассогласованности декларируемых и реализуемых в жизнедеятельности ценностей, в том числе и этнокультурных, может выявить причину неуспешности трансляции социокультурных ценностей старшим поколением молодому поколению. Такой причиной, на наш взгляд, может выступать искажение или непоследовательность этапов трансляции ценностей старшим поколением (первым из которых является поведенческая трансляция ценностей и традиций), а также возможное размывание самосознания, идентичности старшего поколения под влиянием стремительных, интенсивных этнокультурных изменений в социуме. Кроме того, можно предположить, что поскольку расхождение, в той или иной степени, наблюдается во всех поколенных группах, включая старшую, молодое поколение, усваивая ценности старшего поколения, наряду с содержанием ценностей, усваивает и возможность расхождения между нормой и реализацией ее в поведении.

Указанные выше проблемы исследования этнической идентичности и ценностных ориентаций как ее поведенческого компонента констатируют недостаточность современных стратегий исследования и подчеркивают назревшую необходимость изучения этнической идентичности с точки зрения ее феноменальности и в аспекте современных особенностей поколенной преемственности как проявления коллективной памяти социума.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Баньковская С.П. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальности / С.П. Баньковская // Отечественные записки. -№ 6. – 2002. – С. 457-467.
  2. Бубнова С. С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система / С. С. Бубнова // Психологический журнал. – №5. -1999. – С. 38-44.
  1. Гидденс Э. Навстречу глобальному веку / Гидденс Э. Пер. с англ. С.П. Баньковской // Отечественные записки. -№ 6. – 2002. – С. 436-452.
  2. Гусев А. Маргинализация и космополитизм: взгляды современных теоретиков на социальные последствия интенсификации пространственных перемещений / А. Гусев // Социологическое обозрение. – Том 8. – № 2. -2009. – С. 72–79.
  3. Блинова М.С. Социология миграции: история становления и перспективы развития / М.С. Блинова // М.: КДУ, 2009. -192 с.
  4. Карандашев В. Н. Методика Ш. Шварца для изучения ценностей личности: концепция и методическое руководство / В.Н. Карандашев // СПб: Речь, 2004. – 70 с.
  5. Плотникова Е.В. Ценности в процессе передачи опыта поколений: Автореф. дис. канд. филос. наук / Е.В. Плотникова. – М., МГУ им. М.В. Ломоносова, 1993 – 25 с.
  6. Степанова Г.С. Поликонтекстный подход к исследованию этнической идентичности / Г.С. Степанова // Фундаментальные и прикладные исследования современной психологии: результаты и перспективы развития / Отв. ред. А. Л. Журавлёв, В. А. Кольцова. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2017. – С.147-154.
  7. Шнуренко Т.И. Психология межпоколенной преемственности и трансформации ценностных ориентаций / Т.И.Шнуренко, Г.С.Степанова. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2011. – 185 с.
  8. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание как фактор развития индивидуальности / В.Ю. Хотинец //Психологический журнал. -1996. -Т.17. -№5. -С.69-75.
  9. Stepanova G. Historical-psychological context of the study of etnic identity /Stepanova Galina //EcoSoEn. Scientific Journal Economics, Social and Engineering Sciences. – Free International University of Moldova .- Year 1, Nr. 3/2018. – P.227-240.
  1. Trofimova N.B. The influence of the multicultural educational environment on the formation of students’moral position / N.B.Trofimova, G.S.Stepanova, A.M.Zhukova et al. //Perspectives of Science and Education.- 2021. -№ 2 (50). – P. 365-377.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bankovskaya S.P. Chuzhaki i granitsy: k ponyatiyu sotsial’noy marginal’nosti[Strangers and borders: towards the concept of social marginality] / S.P. Bankovskaya // Otechestvennyye zapiski[Domestic notes]. – No. 6. – 2002. – pp. 457-467.
  2. Bubnova S. S. Tsennostnyye oriyentatsii lichnosti kak mnogomernaya nelineynaya sistema [Value orientations of personality as a multidimensional nonlinear system] / S. S. Bubnova // Psikhologicheskiy zhurnal[Psychological Journal]. – No.5. -1999. – pp. 38-44.
  3. Giddens E. Navstrechu global’nomu veku [Towards the global century] / Giddens E. Translated from English by S.P. Bankovskaya // Domestic notes. – No. 6. – 2002. – pp. 436-452.
  4. Gusev A. Marginalizatsiya i kosmopolitizm: vzglyady sovremennykh teoretikov na sotsial’nyye posledstviya intensifikatsii prostranstvennykh peremeshcheniy [Marginalization and cosmopolitanism: views of modern theorists on the social consequences of the intensification of spatial displacement] / A. Gusev // Sotsiologicheskoye obozreniye[Sociological Review]. – Volume 8. – No. 2. -2009. -pp. 72-79.
  5. Blinova M.S. Sotsiologiya migratsii: istoriya stanovleniya i perspektivy razvitiya[Sociology of migration: the history of formation and prospects of development] / M.S. Blinova // M.: KDU, 2009. -192 p.
  6. Karandashev V. N. Metodika SH. Shvartsa dlya izucheniya tsennostey lichnosti: kontseptsiya i metodicheskoye rukovodstvo[Methodology of Sh. Schwartz for the study of personality values: a concept and methodological guidance] / V.N. Karandashev // St. Petersburg: Speech, 2004. – 70 p.
  7. Plotnikova E.V. Tsennosti v protsesse peredachi opyta pokoleniy[Values in the process of transferring the experience of generations]: Abstract. dis. cand. philos. Sciences /E.V. Plotnikova. – M., Lomonosov Moscow State University, 1993 – 25 p.
  8. Stepanova G.S. Ocobennosti pokolennoy preyemstvennosti i rassoglasovannosti tsennostnykh oriyentatsiy [Polycontext approach to the study of ethnic identity] / G.S. Stepanova // Fundamental and applied research of modern psychology: results and prospects of development / Ed. A. L. Zhuravlev, V. A. Koltsova. – M.: Publishing House “Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences”, 2017. – pp.147-154.
  9. Shnurenko T.I. Psikhologiya mezhpokolennoy preyemstvennosti i transformatsii tsennostnykh oriyentatsiy [Psychology of intergenerational continuity and transformation of value orientations] /T.I. Shnurenko, G.S. Stepanova. – Voronezh: Voronezh State University, 2011. – 185 p.
  10. Khotinets V.Yu. Etnicheskoye samosoznaniye kak faktor razvitiya individual’nosti [Ethnic self-consciousness as a factor of personality development] / V.Yu. Khotinets // Psikhologicheskiy zhurnal[Psychological Journal]. -1996. -Vol.17. -No.5. – pp.69-75.
  11. Stepanova G. Historical-psychological context of the study of etnic identity /Stepanova Galina //EcoSoEn. Scientific Journal Economics, Social and Engineering Sciences. – Free International University of Moldova .- Year 1, Nr. 3/2018. – P.227-240
  12. Trofimova N.B. The influence of the multicultural educational environment on the formation of students’moral position / N.B.Trofimova, G.S.Stepanova, A.M.Zhukova et al. //Perspectives of Science and Education.- 2021. -№ 2 (50). – P. 365-377.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.