Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.53.169

Скачать PDF ( ) Страницы: 92-96 Выпуск: № 11 (53) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тихоновская Г. С. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТАНЦЕВАЛЬНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫХ ФОРМ ДОСУГА / Г. С. Тихоновская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 3. — С. 92—96. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/socialno-kulturnye-tendencii-stanovleniya-i-razvitiya-tancevalno-razvlekatelnyx-form-dosuga/ (дата обращения: 28.03.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.53.169
Тихоновская Г. С. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТАНЦЕВАЛЬНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫХ ФОРМ ДОСУГА / Г. С. Тихоновская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 3. — С. 92—96. doi: 10.18454/IRJ.2016.53.169

Импортировать


СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТАНЦЕВАЛЬНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫХ ФОРМ ДОСУГА

Тихоновская Г.С.

ORCID : 0000-0001-8736-9350, Кандидат педагогических наук, Московский государственный институт культуры МГИК, г. Москва

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТАНЦЕВАЛЬНО-РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫХ ФОРМ ДОСУГА

Аннотация

Статья посвящена становлению и развитию танцевально-бытовой культуры человека в условиях его досуговой жизнедеятельности. Автор анализирует историю развития бытового танца в западноевропейской и российской  досуговой практике, подчёркивает те социально-культурные тенденции, которые определяли духовный смысл бытовой танцевальной культуры, наполняли досуг ценностно-смысловым содержанием. Инновационный подход автора заключается в обосновании метода ритмического движения как способа гармонизации духовного и физического развития личности.

Ключевые слова: социально-бытовой танец, метод ритмического движения, танцевально-развлекательная культурно-досуговая программа.

Tikhonovskaya G.S. 

ORCID : 0000-0001-8736-9350, PhD in Pedagogy, Moscow state Institute of culture MSIC, Moscow

SOCIO-CULTURAL TRENDS IN THE FORMATION AND DEVELOPMENT OF DANCE AND ENTERTAINMENT FORMS OF ENTERTAINMENT

Abstract

Article is devoted to formation and development of dancing and household culture of the person in the conditions of his leisure activity. The author analyzes history of development of household dance in the Western European and Russian leisure practice, emphasizes those welfare tendencies which defined spiritual sense of household dancing culture, filled leisure with valuable and semantic contents. Innovative approach of the author consists in justification of a method of the rhythmic movement as way of harmonization of spiritual and physical development of the personality.

Keywords: social dance, method of the rhythmic movement, dancing and entertaining cultural and leisure program.

Прообраз социально-бытового танца возник еще в условиях первобытнообщинного строя как своеобразное художественное воспроизведение различных процессов жизнедеятельности первобытного человека – охоты, трудовых процессов, подражания повадкам птиц и зверей, стихийным проявлениям природы. Эти первые танцевально-пластические формы обладали определенным образным смыслом, выявляли состояние душевного мира первобытного человека. С развитием человеческой цивилизации у многих племен танцем отмечалось всякое важное общественное событие, требовавшее массового  действия – сбор плодов, начало охоты, военный поход и другие торжества.

В Древней Греции и Древнем Риме танец был частью культа, который исполнялся в честь почитаемых богов, позже стали развиваться военные,  атлетические и другие танцевальные формы, постепенно обретавшие первые черты профессионального хореографического искусства, в которых греки видели способы совершенствования и облагораживания человека. Уже в эти времена появилось такое явление, как танцевальная музыка, сопровождавшая разные виды танцев – дворцовые, церемониальные, театрализованные, храмовые.

Со временем выделяется танец, который становится массовым явлением, средством развлекательного досуга, частью праздничного и повседневного быта. Такой танец современные исследователи определяют как социальный танец, как «вид танца, который никогда не был связан с религией или обрядом, а служил развлечением» [1].

Социальный или массовый танец изначально характеризовался динамичностью, непрерывным изменением и рождением новых форм, заразительной способностью не только распространяться в пределах одной этнической группы, в рамках одной национальной территории, но и пересекать любые границы других государств. Это явление объяснялось спецификой многих форм массового танца – простотой и доступностью танцевальных движений, что и способствовало его быстрой популяризации.

Так, например, зародившиеся во Франции в XV в. такие танцевальные формы,  как фарандола, бранль, в скором времени танцевала вся Европа, сначала в народно-крестьянской среде, затем на светских балах. Массовые танцы XVI-XVII вв., распространенные в европейских городах, отличались большим разнообразием. Среди них   медленные, плавные танцы-шествия  –  павана, аллеманда, сарабанда, чакона; умеренно-скорые, скользящие – куранта, менуэт; быстрые с прыжками и подскоками – гальярда, бурре, гавот, жига. Имея изначально народное происхождение, в городской среде эти танцы претерпевали значительные изменения и, став частью придворных ритуалов, приобретали черты чопорной сдержанности [2].

Время функционирования того или иного вида массового танца может измеряться и десятилетиями, и целыми веками. Появление новых танцевальных форм не упраздняет предшествующих. В одних формах происходит трансформация ритмических рисунков, в других сохраняется первоначальная идентичность формы, благодаря чему массовая танцевальная культура прошлого представляет исторический раритет, непреходящую культурно-эстетическую ценность. Это такие танцевальные формы, как менуэт, гавот, экосез, темпераментная мазурка, которые танцевали в Европе с конца XVII в. включительно до первой половины XIX в., торжественный и величественный полонез, возникший еще в конце XVII в. и просуществовавший до начала XX в.  Одна из существенных характеристик этих танцев – их церемониальность, парадность и сложность композиционных перестроений, что, в свою очередь требовало предварительной подготовки, которой и занимались специальные учителя, обучавшие детей танцевальному искусству как одному из направлений вхождения их во взрослую жизнь.

Эпоха Романтизма ознаменовалась рождением вальса. Зародившись в одной из германских провинций, вальс распространился не только по всей Европе, но и по всему миру. Начав свое существование как бытовой танец,  вальс стал объектом художественно-поэтического осмысления величайших композиторов мира. Первое такое поэтическое осмысление было осуществлено в творчестве австрийского композитора Ф. Шуберта (1797-1828), одного из крупнейших представителей эпохи Романтизма, признанного лучшим мелодистом своего времени и создавшего в своих музыкальных произведениях поэтизированные образцы вальса.

Массовая танцевальная культура в течение многих веков подразделялась на два главных направления – народную и светскую. К народной танцевальной культуре относится все, что связано с движением ритмически организованным и поэтически осмысленным [3]. В народной танцевальной культуре формировались формы, характеризовавшиеся национально-этническим отличием – орнаментом, изобразительной графикой, ритмическим рисунком, пластической выразительностью, все то, что позволяет и сегодня наслаждаться эстетикой народного танца.

Светская массовая танцевальная культура, например, в России, возникла с эпохой Петра Первого, сменившего, по выражению Д.С. Лихачева, всю знаковую систему Древней Руси. Наряду с эпохальными изменениями в государственной, политической, военной сферах, кардинальные изменения были внесены в светские досуговые развлечения. Ассамблеи, танцевальные вечера, балы стали актом общественной и социально-культурной жизни общества. Светский бал, просуществовавший в России ровно два века, был формой общения, в котором формировался особый язык – взгляда, жеста, манеры держаться, нормы взаимоотношений. Здесь сформировался этикет, отразивший не только свод правил хорошего тона, но и особый дух русской дворянской культуры, запечатленный в изданиях того времени [4].

Педагог и исследователь XIX в. истории танца в России Л. Стуколкин назвал этот период жизни русского дворянства «танцующей эпохой». Умение танцевать рассматривалось как ценное достоинство и могло принести успех не только на паркете, но и на поприще служебной карьеры. Умение обучать танцу считалось делом высокой нравственности, где «вместе с выправкою тела выправляется душа» [5]. Обучение танцам начиналось с восьми-девяти лет. Получили свое развитие частные школы, в которых преподавали иностранные учителя, а также частные методики обучения светским танцам – Мадам Дидло, итальянца Мунаретти. Ярчайшим представителем танцевальной педагогики первой половины XIX в. был танцмейстер     П.А. Йогель. Образованнейший и прекрасно воспитанный, он знал все бальные танцы в совершенстве. Обучая танцам, Йогель требовал соблюдения всех тонкостей светского этикета. Балы под его руководством превращались в празднество, где все (900 человек) танцевали до упаду и выходя из собрания сожалели, что бал кончился.

Русские балы отличались своеобразной драматургией, определявшей структуру их организации, в которой строго установленный порядок танцевальной программы сочетался с играми и всевозможными развлечениями. В более поздние времена в моду вошли инсценировки, лотерейные розыгрыши (А.Ф. Писемский «Лотерейный бал») и благотворительные базары. Примерно со второй половины XVIII в. стала складываться структура танцевальной программы постепенно ставшая традицией проведения бала. Бал, как правило, открывался полонезом, который длился более 30 минут, вторым танцем следовал вальс, кульминацией бала была мазурка, завершением  –   котильон [6, с. 195].

Родиной социального танца принято считать Европу. Не один век она задавала моду на танцевальные стили и формы, которые существовали в пределах  европейского континента. XX столетие резко изменило парадигму массовой танцевальной культуры, оказавшейся под сильным влиянием новых музыкальных течений, стилей и ритмов, в основном афро-американского происхождения.

Массовая танцевальная культура XX в. представляет собой сложное социальное явление, обусловленное широким распространением популярной музыки, буквально «взорвавшейся» значимостью ее в жизни, в первую очередь, молодого поколения. Популярная музыка, являвшаяся одновременно и музыкой, и песней, и танцем, обладала способностью к быстрой трансформации и модификации стилей, жанров и направлений, особенно заметно проявившихся именно в XX в. Каждое новое подрастающее поколение «имело» свою музыку, которая не только удовлетворяла вкусы и предпочтения молодежи, но и формировала мировоззрение, определяла стиль жизни, манеры общения и поведения.

Возникновение той или иной танцевальной формы и модного музыкального направления, возможно, не имеет прямолинейной зависимости, но, находясь в едином социокультурном пространстве, они взаимодействуют друг с другом, оказывая влияние на стиль и манеру танцевания, формируя ритмическую основу танцевальной формы. Так, например, новое музыкальное направление – джаз, возникший в конце XIX –начале XX вв. в результате взаимодействия африканской и европейской музыкальных культур, истоки которого коренятся в полуимпровизационных формах народного творчества негритянского населения, а также в танцевально-бытовой музыке белых переселенцев США [7] стал поводом для искания и развития новых танцевальных форм. Под его влиянием появились авангардные танцевальные формы – тустеп, регтайм, кэк-уок, джаз, фокстрот и его разновидность квикстеп, чарльстон, шимми, буги-вуги, свинг, блюз и другие. Имея разные источники происхождения – американские, испанские, кубинские, бразильские, аргентинские, африканские, такие танцы характеризовались демократичностью, открывавшей возможности для творческой интерпретации звуко-ритмической партитуры массового танца.

Рок–музыка, появившаяся в середине XX  столетия, кардинально изменила массовую культуру в целом, став символом времени молодых поколений. По мнению исследователей [8], рок с самого начала был больше социальным явлением, чем музыкой, поскольку в нем нашел отражение извечный протест молодежи против «скуки, фальши и безысходности» общественной жизни, и рок-музыка в этом смысле предоставляла все условия для выражения своего «идеологического» отношения к этой жизни, порой бессознательного, но настойчивого утверждения своей самоценности, что, в свою очередь, еще больше увеличивало духовную пропасть между молодым поколением и старшим, воспринимавшим рок-музыку как антикультуру.

Яркий, шумный, раскованный и вызывающий, в пестром вульгарном костюме, эпатажном поведении, экспрессивных жестах и однообразных музыкальных интонациях, не требующих интеллектуальных усилий для их усвоения,  –  такой рок создал свою обособленную молодежную субкультуру с ее специфическим мироощущением и мировосприятием, ставший одновременно ее ритмом и стилем жизни.

Но как всякое явление культуры, появившись сначала в вертикальном измерении, что олицетворяет собой авангардное начало, постепенно превращается в горизонтальную плоскость, символизирующую укоренение новой культурной традиции, так и рок-музыка, укоренившаяся как значительное культурное явление XX в., вызвавшая к жизни множество музыкальных направлений и стилей, став в то же время ритмической основой многих  танцевальных форм. Популярный массовый танец 50-60-х годов – рок-н-ролл, возникший еще до появления рок-музыки, но явившийся ее источником, стал олицетворением нового танцевального ритма, обусловившего появление новых танцевальных жанров, таких, как твист, шейк, мэдисон, джайв [7].

В начале 70-х годов XX в. в нашей стране широкое распространение получили дискотеки. И несмотря на то, что многие представители старшего поколения воспринимали дискотеку, по выражению А.В. Толстых, как «дьяволиаду в современных ритмах», тем не менее, она стала характерным знаком молодежной танцевально-развлекательной культуры [9, с.88,112] воплощением мечты молодых людей о современной форме досугового общения.

В 60-е годы такие «дискотеки» трансформировались в форму мини-дансингов – в пространство, где можно было потанцевать под музыку, звучащую с пластинки [1]. В середине 70-х годов в США  дискотеки, сформировавшись как авангардная форма отдыха и развлечений, приняли масштабный характер. Образ этой формы отдыха определяла музыка «диско», характеризовавшаяся заразительными танцевальными ритмами, незатейливыми мелодиями и простыми текстами, что обеспечивало дискотекам колоссальный коммерческий успех.

Дискотеки, появившиеся примерно в таком качестве в нашей стране, получили свое развитие совершенно отличное от дискотек, бытующих на Западе. «Упав на почву» идеологически управляемого досуга (мы отмечаем это как положительный фактор), дискотека в нашей стране стала значительным социально-культурным явлением, увлекательнейшей формой молодежного досуга, средоточия и популяризации самых модных массовых танцев, музыкальных стилей и течений. Дискотеки функционировали в кинотеатрах, клубах, Дворцах культуры, учебных заведениях, общежитиях, молодежных центрах.

80-е годы принято считать «золотой эрой дискотеки» (А. Волынцев). Самое широкое распространение получили танцевально-развлекательные дископрограммы, организованные по принципу дивертисмента, сочетающие танцевальные блоки с играми, конкурсами и различными познавательными компонентами.

Но специфический образ дискотеки в те годы определяли сюжетно-тематические дископрограммы, представлявшие собой литературно-музыкальную композицию, характеризующуюся оригинальной авторской мировоззренческой концепцией, идейно насыщенным содержанием, драматургически организованным сценарным материалом, сочетающим танцевальное действо с познавательно-просветительской направленностью, обогащенное цветомузыкой, видеорядом, звуко-акустическими эффектами.

Самобытное художественное явление представляла театрализованная дископрограмма. Это был диско-театр со своими оригинальными диско-спектаклями, действие в которых развивалось по законам театральной драматургии, но в своеобразной экранно-сценической форме. Основу таких дископрограмм определяла музыкальная драматургия –  отобранный музыкальный материал, его монтажная организация по принципу контраста и интонационно-динамических сопоставлений ритма, темпа, настроения. Существенным моментом в таких программах являлось определение ключевого музыкального образа, что достигалось тончайшей смысловой тематической и ритмической согласованностью, органичным соединением с видеорядом, свето-цветовыми эффектами, словом ведущего [1 с.25-60].

Массовая танцевальная культура последней четверти XX – начала XXI вв. представляет весьма пестрое полиритмическое явление, обусловленное нашествием разных музыкальных субкультур, определивших новые тенденции молодежной досуговой культуры, в том числе и танцевальной. Во многих современных массовых танцах  нет  фиксированных танцевальных формул, их сущность заключается в «полете души», демонстрации настроения, свободы и раскованности, выражаемых импровизируемыми ритмическими движениями танцующих партнеров, их умением виртуозно двигаться под музыку и вести своеобразный «танцевальный диалог»  друг с другом. О.В. Ершова, характеризуя один из современных социальных танцев «хастл» (с англ. – суета, толкотня, энергия), так представляет его портрет: «Хастл – это, прежде всего, импровизация, полет фантазии… танцор может придумывать собственные движения, постоянно экспериментируя. Под импровизацией в хастле, прежде всего, понимается свободная интерпретация коротких танцевальных элементов, сплетенных в затейливый музыкальный узор танцующей пары… хастл можно танцевать с любым партнером или партнершей… хастл легко доступен всем, кто хоть как-то умеет двигаться под музыку, независимо от возраста» [2, с.27-28].

В настоящее время наблюдается тенденция вовлечения все большего числа людей в любительское танцевальное творчество по освоению традиционных и современных видов социального танца. В этом ряду определенное место занимают танцевально-развлекательные культурно-досуговые программы, ориентированные на различные возрастные группы людей.

Специалисту досуга важно понимать, что основное сущностное родовое свойство танца – ритм ( с греч. – такт). Ритм – это повторяемость тех или иных сходных явлений через определенные соизмеримые  промежутки. Аристотель определял ритм как членение  на сопоставимые отрезки: если ощущаемое нашим чувством движение таково, что распадается в каком-либо порядке на более мелкие подразделения, это называется ритмом. Ритм является одним из средств формообразования в искусстве, основанного на закономерной повторяемости в пространстве или во времени аналогичных элементов и отношений через соизмеримые интервалы. Теория ритма опирается на физиологическую  природу человека – ритмы сердечной, дыхательной, мускульной деятельности, ритмы смены времени года, движений земли и солнца, лунных циклов.

Ритм – одно из главных выразительных средств танца, и в этой связи ритм обладает эстетическими свойствами. Упорядоченность, мера несут гармонию и выразительность. Ритм и ритмические движения являются определяющим фактором организации танцевальной формы. Заданные в определенной композиционной структуре, составляют основной смысл танца. Одной из граней ритма является темп, задающий танцу внутреннюю динамику и внешнюю форму выражения. В этой связи ритм обладает зрелищными свойствами, визуализирующими танцевальную стилистику того или иного исторического времени. Ритм – понятие национально–этническое. Ритмы, свойственные тому или другому этносу, выступают как культурная танцевальная традиция.

Внутренняя потребность ритмизировать движения, привести их в «скульптурную» форму присуща человеку издревле. Так рождалось танцевальное действо со своими специфическими особенностями и бесконечным множеством ритмических вариаций. В этой связи функциональные свойства массового танца безграничны. Психофизиологическая сущность танца выражается в стремлении человека через ритмические телодвижения передать свои чувства и ощущения – грусти, радости, страсти, любви, свободы. Древние греки видели в танце равновесие между душой и телом, достижение гармонии внутри себя, сочетание доброго и прекрасного, способствующих созданию гармонического настроения между телом и душой, развитие органического взаимодействия психологических и телесных начал.

Ритм и ритмические движения вызывают в человеке особенную радость, душевный психологический комфорт. В человеке живет потребность в ритмическом движении, желание через ритм выплеснуть энергию своей души. Исследователи утверждают, что поначалу танец был реакцией моторики человека на повышенное эмоциональное чувство веселья, радости, которые выражались в совершении ритмически гармоничного движения.

Высшее наслаждение танцем – это достижение виртуозности ритмических движений, что само по себе имеет эстетический эффект. Виртуозно совершаемые ритмические движения приносят особое гедонистическое наслаждение, утверждающее в душе человека гармонию и красоту. Ритмические движения, органично соединенные с музыкой, представляют собой особый тип человеческой игры, общения, основанных на позиционировании человеком своих возможностей, демонстрации своих личностной, физической, духовной красоты и гармонии.

Музыка – так называемая  танцевальная  музыка  –  в широком смысле для сопровождения танца, в узком – легкая музыка, сопровождающая бытовые танцы – имеет основополагающее значение для социального танца. Определяемая модными стилистическими течениями того или иного исторического времени, национальными традициями, музыка, сопровождающая бытовые танцы, как правило, не сложна. Она конструируется на одной или двух простых многократно повторяющихся мелодиях, лишь слегка видоизменяясь и варьируясь. Существенной особенностью танцевальной музыки является ее ясная ритмическая определенность, повторяемость какой-либо характерной ритмической формулы. Четкий ритм музыкального сопровождения танца не только организует движения танцующих, но и обладает большой силой эмоционального воздействия [3, с.4].  В этой связи роль ритма в танцевальной музыке чрезвычайно велика.

Танцевальная практика человека выработала способ организации танцевальной формы, который, по нашему мнению, можно определить как сложившийся устойчивый метод ритмического движения, обладающий глубоким духовно–содержательным смыслом гармонизации одной из сторон досуговой деятельности человека. В технологическом аспекте этот метод проявляет себя в создании танцевальной формы, сочетающей музыку и движение, в их органическом взаимодействии, в результате которого возникает такое явление, как танцевальное действо, совершаемое человеком и вызывающее в нем особое состояние души – наслаждение ритмически управляемым и виртуозно совершаемым действом, выраженное выбранной танцевальной формой.

Танцевально-развлекательная культурно-досуговая программа – это сообщество эстетически организованных людей, объединенных единым устремлением –  выразить себя перед партнером, удовлетворить свою потребность в ритмическом рисунке танцевальной композиции. В такой программе ощущается коллективная связь не только с выбранным партнером, но и всей группой людей, присутствующих на танцевально-развлекательной программе. Танец в условиях «культурно–досуговой программы –  это школа контакта: контакта танцевального и контакта социального» (О.В.Ершова). Ни одна форма отдыха не обходится без танцевально-развлекательной программы. В современной практике культурно-досуговой деятельности наиболее распространенными формами являются: дискотеки, танцевальные вечера для взрослых, балы.

Танцевальный вечер для взрослых («Для тех, кому за 30») – специфическая форма развлекательного досуга для определенной категории людей, стремящихся к активному общению. Программу обеспечивают ведущий, пластическая группа поддержки и звукорежиссер. В драматургию программы включаются историко–бытовые танцы, ретро–танцы, а также современные танцевальные формы. В программе также присутствуют игровые компоненты, экспресс-интервью, видеофрагменты, эстрадные номера, элементы «караоке». Иногда в структуру такой программы включаются танцы-цепочки  – летка-енка, ламбада, макарена, создающие веселую игровую атмосферу, эмоционально объединяющую участников программы.

В современной культурно–досуговой практике активно возрождается такая танцевально–развлекательная форма, как бал. Понятие «бал» вызывает достаточно четкие и, если так можно сказать, генетические ассоциации, поэтому в наше время он не может быть случайным и повседневным досуговым развлечением. Торжественность и значимость события, парадная одежда для мужчин, вечерний наряд для женщин, живая оркестровая музыка, эстетическая организация пространства, официальные распорядители и танцмейстеры, уютные уголки для отдыха и легкий фуршет – далеко не полный перечень традиционного набора для проведения современного бала.

Возрождение балов является важным фактором совершенствования культуры праздничного досуга, закрепления традиций особо значимых событий в жизни людей. В настоящее время функционируют университетские балы – Бал первокурсника, Татьянин бал, Выпускной бал. В среде среднего общего и специального образования – гимназические балы, лицейские балы, кадетские балы, которые органично дополняют особенности воспитательного процесса в этих учебных заведениях. Форма бала активно стала использоваться в профессиональной среде. В особо торжественных случаях проводятся – Офицерский бал, Актерский бал, Бал молодых ученых, Бал Гиппократа, Олимпийский бал, Бал журналистов. Социально–культурное значение таких праздничных форм велико в плане формирования культуры общения, этики взаимоотношений в различных социально–профессиональных группах, а также в становлении общей российской культуры досуга.

Подводя итоги, отметим: танцевально– развлекательная программа представляет собой тип культурно–досуговой программы, драматургическая организация которой основана на методе ритмического движения, следствием реализации которого является создание коллективного (массового) танцевального действа, определяемого ритмами танцевальных форм. Танцевальное действо, обладая информационно–семантическими характеристиками, создает пластический зримый образ, отражающий потребности, вкусы, ментальность и танцевальные традиции общества, различных его социальных групп текущего времени. Специфическая направленность художественного мышления сценариста–постановщика в данном технологическом процессе проявляет себя в особых свойствах ритмического мышления – его способности отличать музыкально-интонационные и ритмические рисунки тех или иных танцевальных форм как в историческом, так и в современном контексте, умении «слышать»  танцевальные ритмы текущего времени и ориентироваться в репертуаре современных танцевальных форм с целью удовлетворения потребностей различной аудитории в соответствии с ее социально-демографическими характеристиками. В процессе сценарно-режиссерского воплощения танцевально-развлекательной программы необходимо помнить, что социальный танец относится к явлению массовой культуры, к той ее сфере, которая составляет неотъемлемую часть духовной и социально–культурной жизни общества.

Список литературы / References

  1. Мета Загорц. Танцы / Пер. со словен. И. Ругел. – М., 2003.- 540с.
  2. Ефименкова Б.Б. Танцевальные жанры. – М., 1962.- 180с.
  3. Захарова О.Ю. Русские балы и конные карусели. – М., 2000. –190с.
  4. Правила светской жизни и этикета. Хороший тон. – СПб., – 160с.
  5. Захарова О.Ю. Русские балы и конные карусели. – М., 2000. – 320с.
  6. Короткова М.В. Путешествие в историю русского быта. – М., 1998.-260с.
  7. Музыкальный энциклопедический словарь.- М., 1990. – 318с.
  8. Корзун Н.В. Рок, игры, мода и реклама. – М., 1989. – 240с.
  9. Толстых А.В. Взрослые и дети: Парадоксы общения.- М.,1988. – 430с.
  10. Волынцев А. Огни дискотек. // Молодежная эстрада: Литературно-музыкальный альманах.- М., 1988. № 5.- 180с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Meta Zagorts. Tanzi [The dances / Lane with are nice]. Zagorts Meta I. Rugel. – M, 2003. – 540 p. [in Russian]
  2. Efimenkova B. B. Tanzevalnie ghanri [Dancing genres]. B. B. Efimenkova – M, 1962. – 180 pages. [in Russian]
  3. Zakharova O. Yu. Rysskie balli i konnie karyseli [Russian balls and horse roundabouts]. O. Yu. Zakharova– M, 2000. – 190 P. [in Russian]
  4. Pravila svetskoi ghizni i etiketa [Rules of a social life and etiquette. Good form]. – SPb., 1889. – 160 P. [in Russian]
  5. Zakharova O. Yu. Rysskie balli i konnie karyseli [ Russian balls and horse roundabouts]. O. Yu. Zakharova – M, 2002. – 320 P. [in Russian]
  6. Korotkova M. V. Pyteshestvie v istoriu rysskogo bita [Travel to history of the Russian life]. M. V. Korotkova – M, 1998. – 260 P. [in Russian]
  7. Myzikalni enziklopedicheski slovar [Musical encyclopedic dictionary]. – M, 1990. – 318 P. [in Russian]
  8. Korzun N. V. Rok, igri, moda i reklama [Fate, games, fashion and advertizing]. N. V. Korzun– M, 1989. – 240 P. [in Russian]
  9. Tolstykh A. V. Vzroslie i deti: paradoksi obchenia [Adults and children: Communication paradoxes]. A. V. Tolstykh – M., 1988. – 430 P. [in Russian]
  10. Volyntsev A. Ogni discotek // molodeghnaya estrada: literatyrno-myzikalni almanah [Fires of discos //Youth platform: Literary and musical almanac]. – M, 1988. No. 5. – 180 P. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.