Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2015.41.205

Скачать PDF ( ) Страницы: 52-57 Выпуск: №10 (41) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Петрушко И. А. РОЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РИТОРИКИ В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ХРИСТИАНСКОГО ПРОПОВЕДНИКА / И. А. Петрушко, А. А. Богатырёв // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 5. — С. 52—57. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/rol-pedagogicheskoj-ritoriki-v-kontekste-professionalnoj-podgotovki-xristianskogo-propovednika/ (дата обращения: 19.11.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2015.41.205
Петрушко И. А. РОЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РИТОРИКИ В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ХРИСТИАНСКОГО ПРОПОВЕДНИКА / И. А. Петрушко, А. А. Богатырёв // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 5. — С. 52—57. doi: 10.18454/IRJ.2015.41.205

Импортировать


РОЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РИТОРИКИ В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ХРИСТИАНСКОГО ПРОПОВЕДНИКА

Петрушко И.А.1, Богатырёв А.А.2

1Аспирант, 2доктор филологических наук,

Тверской государственный университет

РОЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РИТОРИКИ В КОНТЕКСТЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ ХРИСТИАНСКОГО ПРОПОВЕДНИКА

Аннотация

В статье обосновывается целесообразность включения педагогической риторики в содержание обучения в сфере профессиональной подготовки современного христианского проповедника. В фокус рассмотрения помещаются компетенции, относящиеся к гомилетике как учебной дисциплине и практике нравственной проповеди. Авторами выделяются основные актуальные направления современной риторической подготовки проповедника.

Ключевые слова: образовательные потребности, профессиональное образование, коммуникативная компетенция, проповедник, гомилия.

 

Petrouchko I.A.1, Bogatyrev A.A.2

1PhD student, 2PhD in Philology, Tver State University

PEDAGOGICAL RHETORIC COMPONENT IN CHRISTIAN PREACHER VOCATIONAL TRAINING

Abstract

The article proves the advisability of incorporating pedagogical rhetoric training content in modern Christian preacher training. The major accent is given to competences, related to homiletics as an academic discipline and the moral preaching practice. The authors state a set of a few advisable trends in contemporary preacher rhetorical training, aimed at successful interpersonal communication with listeners.

Keywords: educational needs, vocational training, communicative competence, preacher, homily.

Введение

В настоящей статье обосновывается целесообразность включения педагогической риторики в содержание обучения в сфере профессиональной подготовки современного христианского проповедника. В традиции Климента Александрийского (circa 150-215) разграничиваются понятия «учитель» как носитель знаний и «педагог» (воспитатель). Определяется составной характер компетентности христианского проповедника в означенной области. В фокус рассмотрения помещаются компетенции, относящиеся к гомилетике как учебной дисциплине и практике нравственной проповеди. Кратко рассматривается проблема совместимости церковного и светского знания и опыта коммуникации. Выявляется связь педагогической риторики и гомилетики, систем секулярного и церковного знания. В свете решения коммуникативных задач представляется целесообразным учесть, наряду с классическим опытом, новейшие достижения и методики в области риторической и герменевтической организации текстопостроения в контексте организации и оптимизации межличностного общения. В этой связи авторами выделяются основные актуальные направления современной филологической подготовки проповедника. В качестве оных авторы отмечают обучение будущего христианского педагога/ проповедника культуре речи (стиль педагогического общения, этикет, такт, выбор слов, коммуникативные стратегии), прагматическому / адресному, адресатоцентрическому, кооперационному и «плодородному» текстопостроению.

Постановка проблемы

Для соблюдения оптимального баланса духовной, душевной, рациональной и материальной составляющих жизни человека и общества необходимо направленное напряжение духовных сил и способностей личности. Работа в сфере деятельности и коммуникации, отвечающей за управление означенными процессами, может считаться сегодня главной миссией проповедника.

Найти общий язык с представителями различных социальных слоев, разных поколений, профессий, жителями села и города, носителями различных мировоззренческих позиций в решении самых сложных и фундаментальных вопросов бытия перед лицом вечности. С такой задачей сталкивается христианский проповедник во все периоды человеческой истории. И она формирует образовательный заказ. Какими профессионально важными качествами, знаниями и компетенциями должны обладать современный проповедник, священник, общественный деятель, миссионер для решения такой сложной и комплексной задачи, как воспитание и педагогическое сопровождение личности? Как можно профессионально овладеть ключевым инструментом педагогического влияния – словом? Прежде всего, для получения ответа на заданный вопрос обратимся к понятию гомилетики. В наиболее общем приближении термин «гомилетика» определяется как «учение о христианском церковном проповедничестве»
[3, c. 161]. Учение существует для практики. А практика духовной коммуникации сегодня нуждается в усовершенствовании, для которого необходимо привлекать определенные соответствующие научные филологические разработки и педагогические ресурсы. В этой связи мы остановимся несколько подробнее на анализе содержания понятий «гомилия» и «гомилетика», а затем на определенных ресурсах повышения качества риторической подготовки христианских проповедников.

Аналитическая часть

Известный лингвист Н.Б. Мечковская указывает на то обстоятельство, что и сам термин «гомилия» изначально восходит к понятию «беседы» с людьми [17, c. 208]. При этом производный термин «гомилетика» трактуется двояко – как «правила составления проповедей» и как «наука о церковном красноречии» [ibidem]. Заметим, что постепенно терминологическое значение понятия «гомилии» все более связывается с нравственной проповедью, опирающейся на библейский текст. (Герменевтические аспекты и планы работы с текстом Священного Писания мы исследовали ранее [19; 20]). Что же касается формирования понятия системы красноречия в церкви, то его неоднозначные отношения со всей старой школой риторики и откровенно антагонистические с традиционным красноречием языческих философов, политических ораторов, софистов требуют отдельного освещения. Однако, приведенное автором разделение двух аспектов гомилетики сегодня предельно актуально в силу растущих требований к качеству межличностного общения в церкви, его содержательной полноте, глубине вовлечения сознания слушателей в мир коммуницируемых духовных смыслов.

Отметим, что одного соблюдения структурно-композиционных правил организации текста проповеди сегодня может оказаться недостаточно для установления и поддержания контакта, доверительных отношений с аудиторией.

Необходима опора на новейшие научные разработки риторической / риторической программы говорящего (в т.ч. проповедника). В частности, необходим широкий учет контекста и фактора адресации, овладение прагматической «адресованностью» текста [cf. 12] как такого рода техникой его риторической организации, которая основывается на учете особенностей интерпретативной деятельности и контекста актуального адресата. Необходима разработка адресатоцентрической [8] риторической программы организации педагогического текста, обеспечивающей обращенность текста к определенному слушателю и проявленность образа/ лика слушателя в словах проповедника. Необходимо овладение риторическими программами разработки в речи такого образа адресата, который создаст оптимальные условия прироста ценности общения и проводимости смыслов «на основе согласия адресата, взаимного согласия и принятия перспективы сотрудничества» [cf. 25]. Необходима также разработка педагогической программы текста, обусловливающей не только «воспринимаемость», доступность его смыслов для обобщенного образа адресата, но и эмоциональное / интеллектуальное / деятельное «плодородие» (термин арт-терапии и арт-педагогики [cf. 1]) нравственного послания с точки зрения системы смыслов конкретного реципиента. Следовательно, справедливо различать внутри гомилетики два означенных выше искусства (герменевтического и риторического), сливающихся в одну силу слова-логоса в их гармоничном взаимодействии. Эта сила также может быть образно описана при опоре на аллегорию Климента Александрийского о единой силе, ведущей корабль, имеющей опору в ряде различных стихий – течения, весел, ветра и искусного управления парусами под командой надежного кормчего.

Педагогическая риторика представляет собой область знаний о принципах, закономерностях создания и условиях эффективности профессиональной (публичной) речи педагога. Выступая публично, человек выражает себя как личность и одновременно стремится оказать определенное воздействие на других участников коммуникации. Профессиональной называют речь, которой пользуются в сфере профессионального общения (ср. речь юриста, учителя и др.).

Красноречие как источник преднамеренного и целенаправленного прямого или опосредованного воздействия речи автора на адресата изучается риторикой с древнейших времен. Говоря об источниках воздействия автора речи на аудиторию, Аристотель отмечает необходимость выбора опоры на нравы, страсти либо аргументы (моральные принципы, логику и эмоциональную сферу слушателей) [2, Глава 2, c. 9]. В современной риторике изучаются особенности речевого воздействия и взаимодействия людей в различных сферах: деловой, политической, юридической, духовной, педагогической и др. Необходимость для проповедника в рефлексии особенностей организации речевого воздействия / взаимодействия подчеркивает типология функций речи. К таковым исследователи относят воспитательную функцию (принятие определенных ценностей, норм, отношений, личностных стандартов), пропагандистскую (восприятие идей, формирование убеждений), управленческую (формирование нормативного поведения). Процесс обучения предполагает создание ценностного отношения к предмету изучения, передачу предметных идей, организацию целенаправленного поведения. Изучение средств речевого воздействия на личность слушателей входит в содержание педагогической риторики как области знания [14, с.6,7].

Язык как мир на границе миров (нем. die sprachliche Zwischenwelt [18, с. 426]) играет ключевую роль в становлении личности. Языковая личность индивида как субъекта коммуникативных поступков [10, с. 3; 9], проходит ряд этапов становления. Среди таковых особый интерес представляют высшие ярусы становления «пирамиды» языковой личности, к каковым исследователь И.Я Чернухина относит этапы формирования «продвинутой» и «профессиональной» страт оной. Первый из названных тесно связан с общением в семье, школе, со сверстниками и старшими, а также воздействием самых различных источников информации [27, с.10], в ходе которого формируется «элитная пресуппозиция», опирающаяся на знания из культурной, исторической, мировоззренческой, духовной и пр. сфер, одновременно с пополнением личного тезауруса слов активно развивается рефлективная деятельность. Высший этап развития языковой личности определяется как «развитие профессиональной пресуппозиции», подразумевающее формирование «собственного идиостиля» говорящего [cf. 27, с. 11]. Примечательно, что исследователь О.Б. Сиротинина относит типы языковых личностей учителей и характер прецедентных текстов, на которые в процессе образования ориентируется индивид как на образцовые, к существенным факторам, воздействующим на процессы становления и формирования языковой личности [22, с. 9; 15, с.1].

Итак, обретение человеком собственного идиостиля ставится в зависимость от характера окружения и стиля общения. Под стилем педагогического общения понимаются индивидуально-типологические особенности взаимодействия педагога и обучающихся, в котором находят свое выражение коммуникативные возможности педагога и характер взаимоотношений педагога и слушателей. Р.Х. Тиригулова выделяет следующие пять типов стилей педагогического общения – от общения-устрашения и общения-заигрывания через общение с доминантой институциональной дистанции к общению «дружеского расположения» и «совместной увлеченности в процессе совместной интеллектуальной деятельности» [24, с.7]. Направление вектора целесообразности в становлении стиля общения представляется здесь очевидным и не требующим пространного комментария. Однако достижение вовлеченного духовного диалога – задача, требующая соблюдения многих условий.

Педагогический этикет предполагает определенную договоренность о границах допустимого/недопустимого в общении и определенный «кодекс доверия» между говорящим и его аудиторией [cf. 21]. Слушатели обычно легко замечают искренность и деликатность оратора, и строят предположения о том, насколько его требовательность и принципиальность соблюдаются им самим по отношению к другим людям. Этот деликатный аспект селекции стратегий и тактик речевого поведения, производимой на стыке личностного деиксиса, этики и этикета, также весьма существен для проповедника.

Одним из ключевых компонентов профессиональной этики педагога является педагогический такт. Его можно диференцировать как чувство меры, определяющее выбор регистра общения во взаимодействии со слушателями и помогающее говорящему осуществить оптимальный выбор субституента или риторического решения из широкого арсенала имеющихся в его распоряжении языковых средств, коммуникативных стратегий и речевых тактик – наилучшим образом дополнить или заменить одно другим. Рациональный выбор тактики коммуникативного поведения педагога/проповедника зависит от условий педагогического взаимодействия и от учета прогнозируемых последствий применения тех или иных риторических ходов.

Особое внимание в контексте профессиональной подготовки педагога/проповедника должно быть уделено культуре речи. Современные разработки специалистов в области педагогической риторики, в частности Тиригуловой Р.Х., позволяют выделить три основных категории требований к речи, включающие (1) осознанный выбор говорящим формы и содержания речи; (2) соблюдение законов, норм, правил, относящихся к нормативным языковым характеристикам речи; (3) качественное использование «технических» характеристики речи. Особая значимость авторитетного слова проповедника обусловливает неукоснительное следование таким проявлениям культуры речи как правильность (см. п. 2), точность, логичность; чистота выразительность, насыщенность (разнообразие), уместность, связанная с чувством ситуации и стиля [24, с.7]. Автор особо отмечает, что «владение педагогом различными средствами выразительности речи (интонация, темп речи, сила, высота голоса и др.) способствует совершенствованию его речевой культуры» [ibidem].

В области разработки научных основ педагогической риторики мы находим опыт, необходимый священнику в его работе с людьми, направленной на основные смыслы его труда – нравственное воспитание, просвещение и спасение душ. «Технические компетенции» педагогической риторики могут быть использованы священником, проповедником, катехизатором. Но что мы можем и должны сказать о содержательной стороне современной педагогической риторики? Здесь может встретиться определенными противоречиями, восходящими к привнесению в систему общеобразовательной школы и далее по ступеням образования чуждыми православному мировоззрению элементами. Вместе с тем нам не следует ни на минуту забывать, что понятие педагога – понятие духовное, самим пониманием и даже самим введением которого мы во многом и сегодня обязаны труду Климента Александрийского «Педагог» [16]. Если же в силу действия ряда причин и обстоятельств получилось так, что сегодня профессия педагога ассоциируется со светским образованием и трудом в мирской сфере, со светским языком и светскими смыслами образования, то здесь уместно вспомнить слова П. Тиллиха о том, что (в определенных социокультурных условиях) «светский язык как скрывает, так и выражает религиозный смысл» [23, с. 367]. Поэтому в данной статье речь идет не столько об обогащении религиозной / церковной жизни за счет риторической науки как квинтэссенции опыта жизни светской, сколько о возвращении миссии и искусства педагога на изначальное поле труда и духовной брани со всеми изначально присущими ему смыслами и высотами духовного зрения. Здесь мы возвращаемся и к тому опыту учета аудитории слушателей, проникновения в суть духовной и коммуникативной ситуации, который исследовался столетиями и описывался величайшими умами Церкви на основе глубочайшего анализа Слова Бога, речей праведников, Евангелия, посланий апостолов [e.g. 4, c. 1-3; 5, c. 2-6; 6, с.3, 5-7].

В означенном контексте интеграции знаний мы исходим из сущностного понимания педагогической миссии, сформулированной Климентом Александрийским. Как указывает авторитетнейший исследователь христианской педагогики Климент Александрийский, область истинного Педагога – «практика, а не теория; не обучение, а нравственное улучшение… жизнь мудреца, а не ученого» [16, Гл. 1]). (Понятия учителя как носителя вероучительных знаний и педагога противопоставляются [ibidem]). Однако не следует принижать одну компоненту («учительскую») за счет другой («педагогической»): «Поскольку религия есть нечто незаменимое в каждой человеческой жизни, то для меня является делом совести заботиться об упорядоченном и достаточном обучении моих детей в религиозном отношении», – записал Л. Вайсгербер в 1937 году [28, S. 110; 11]. В частности, в состав обязанностей каждого священника входит обучение прихожан вероучительным истинам («учительская» по Клименту Александрийскому [16] или «педагогическая» в распространенном современном понимании обязанность). Священник по определению является и учителем и воспитателем духовно-нравственных начал общества («педагогом» в терминосистеме Климента Александрийского). При этом коммуникативные и риторические готовности проповедника входят в состав его квази-профессиограммы (Ранее о квази-профессиограмме как особого рода проекции личности, когиотипа в языке писали Г.И. Богин, А.Г. Баранов). Подчеркнем в означенной связи, что, как указывает в своей актовой речи профессор богословия В.А. Говоров: «проповедник должен не только учить добру, но и трогать сердца людей, будить в них добрые чувства и таким образом вести их к добродетели» [].

Заключение

Таким образом, деятельное освоение в процессе получения образования (и самообразования) таких частных разделов риторики как педагогическая риторика и гомилетика должно принести положительные результаты в подготовке современного православного педагога / проповедника, христианского богослова, катехизатора. В эпоху широкомасштабного вытеснения деятельной христианской любви холодной толерантностью, подмены согласия людских сердец безликим и анонимным «консенсусом», усиления идеологии нравственного релятивизма стремящемуся к здоровью обществу остро необходимы владеющие словом люди духовной жизни, готовые потрудится ради отстаивания и бережного сохранения традиционных человеческих ценностей – здоровой семьи, высоких нравственных ориентиров, уважения и любви к роду, вере, отечеству. И хотя труд священника интуитивно может быть охарактеризован скорее как призвание, чем деятельность профессионального коммуникатора в сложных условиях труда [cf. [26, с. 3; 7, c. 30], нет ничего недостойного в том, чтобы учиться основам и приемам коммуникации для достижения большего совершенства в сфере своей деятельности, для разрыва порочного круга непонимания и отчуждения современника в отношении к слову-логосу и языку церкви. Педагогическая риторика должна быть нанесена на карте компетенций христианского проповедника до тех пор, пока сама практика не убедит в том, что всякая неготовность проповедника доносить смыслы до сердца людей в сложной и неоднородной социальной среде ушли в небытие.

Литература

  1. Анисимов В.П. Арт -педагогика нравственности: монография. – Тверь, 2010. – 320 с.
  2. Аристотель. Риторика / Пер. с древнегр. – М.: Лабиринт, 200. – 224 с.
  3. Барсов Н.И. Гомилетика // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. СПб., 1892. – Т. 17. – С. 161-164.
  4. Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I- VIII веков. Ветхий Завет. Том VI: Книга Иова / Под редакцией Манлио Симонэтти и Марко Конти / Русское издание под редакцией Ю.Н. Варзонина, пер. с англ., греч., лат. и сир. – Тверь: Герменевтика, 2007. – 312 с.
  5. Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-VIII веков. Новый Завет. Том 16: Евангелие от Матфея 14-28 / Пер. с англ., греч., лат. и сир. Под редакцией Манлио Симонэтти / Русское издание под редакцией Ю.Н. Варзонина. – Тверь: Герменевтика, 2007. – 432 с.
  6. Библейские комментарии отцов Церкви и других авторов I-VIII веков. Новый Завет. Том VII: Первое и Второе послания к Коринфянам /Пер. с англ., греч., лат., сир. Редактор тома Джеральд Брэй / Редакторы русского издания тома Ю.Н. Варзонин и С.С. Козин. – Тверь: Герменевтика, 2006. – 512 с.
  7. Богатырёв А.А., Богатырёва О.П., Крестинский С.В., Крестинский И.С., Комина Н.А., Тихомирова А.В. Учебное пособие для студентов и аспирантов. Понятийно-терминологический тезаурус интегративной дидактической коммуникативной модели обучения современным языкам: Россия – Германия (Электронная версия 01.0). – Тверь: ТвГУ, 2013. – 80с. URL: http://gk-dru.tversu.ru/ru/wiki/Thesaurus.pdf
  8. Богатырёва О.П., Тихомирова А.В. Адресатоцентризм современного лингводидактического текстообразования и коммуникабельность учебного текста // Непрерывное педагогическое образование.ru. – 2013. – № 3. – С. 138.
  9. Богин Г.И. Модель языковой личности в ее отношении к разновидностям текстов. / Автореф. дисссертации докт. филол. наук. – Ленинград, 1984. – 31 с.
  10. Богин Г.И. Современная лингводидактика. – Калинин: КГУ, 1980. – 61 с.
  11. Вайсгербер Й.Л. Родной язык и формирование духа / Пер. с нем., вступ. ст. и коммент. О.А. Радченко. Изд. 2-е. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 232 с.
  12. Воробьева О.П. Лингвистические аспекты адресованности художественного текста (одноязычная и межъязыковая коммуникация): Дис. … д-ра филол. наук : 10.02.19. – М., 1993 – 382 с.
  13. Говоров А.В. Основной принцип церковной проповеди и вытекающие из него предметы и задачи церковного красноречия. Речь, Казань, 1895.
  14. Десяева Н.Д.. Педагогическая риторика: учебник для студ. Учреждений высш. проф. Образования. 2-е изд., стер. – М.: Академия, 2013. – 256 с.
  15. Добрицкая И. Воспитание языковой личности ребенка в процессе ознакомления с современной детской поэзией. – [Электронный ресурс] – Режим доступа http://elib.bspu.by/bitstream/doc/979/1/Добрицкая – Киев.pdf (22-10-2015)
  16. Климент Александрийский. Педагог. / Пер. – М.: Учебно-информационный экуменический центр ап. Павла, 1996. – 290 с.
  17. Мечковская Н.Б. Язык и религия: Пособие для студентов гуманитарных вузов. – М.: Агентство «ФАИР», 1998.– 352 с.
  18. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка / Отв. ред. Б.А. Серебренников. – М.: Наука, ИЯ АН СССР, 1970.– 602с.
  19. Петрушко И.А. Моделирование языковой личности как основа разработки педагогических программ профессиональной подготовки православного проповедника // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 2. – С. 436. URL: www.science-education.ru/122-21373
  20. Петрушко И.А. Принцип герменевтического круга в библейской герменевтике // Актуальные направления научных исследований: от теории к практике. 2015. № 3 (5). – С. 327-328.
  21. Романов А. А. Системный анализ регулятивных средств диалогического общения / А. А. Романов. – М.: ИЯ АН СССР, 1988. – 183 с.
  22. Сиротинина О.Б. Языковая личность и факторы, влияющие на ее становление / О.Б. Сиротинина // Термин и слово: межвузовский сборник, посвященный 80-летию проф. Б.Н. Головина. – Нижний Новгород, 1997. – С.7-12.
  23. Тиллих, Пауль. Избранное: Теология культуры / Пер. с англ. – М.: Юрист, 1995. – 479 с.
  24. Тиригулова Р.Х. Педагогическая риторика: Краткий конспект лекций/ Р.Х. Тиригулова, Казанский федер. ун-т. – Казань, 2013. – 26 с.
  25. Тихомирова А.В., Петрушко И.А., Богатырева О.П. Комплимент, «некомплимент» и образ адресата в диалоге // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – №2; URL: www.science-education.ru/129-21882
  26. Харченко Е.В. Межличностное общение:  модели  вербального поведения в профессиональных стратах: Автореф. дис. … докт. филол. наук: 10.02.19 – теория языка. – Челябинск, 2004. – 51 с.
  27. Чернухина, И.Я. Параметры языковой личности и ее развитие / И.Я. Чернухина // Проблемы формирования языковой личности учителя-русиста: тезисы докладов и сообщений IV Международной конференции 12-14 мая 1993 г. – Волгоград: Перемена, 1993. – С.10-11.
  28. Personalakte Prof. Dr. Leo Weisgerber Universitatsarchiv Rostock (R VIH D 200), 1926-1938.

References

  1. Anisimov V.P. Art -pedagogika nravstvennosti: monografija. – Tver’, 2010. – 320 s.
  2. Aristotel’. Ritorika / Per. s drevnegr. – M.: Labirint, 200. – 224 s.
  3. Barsov N.I. Gomiletika // Jenciklopedicheskij slovar’ Brokgauza i Efrona. SPb., 1892. – T. 17. – S. 161-164.
  4. Biblejskie kommentarii otcov Cerkvi i drugih avtorov I- VIII vekov. Vethij Zavet. Tom VI: Kniga Iova / Pod redakciej Manlio Simonjetti i Marko Konti / Russkoe izdanie pod redakciej Ju.N. Varzonina, per. s angl., grech., lat. i sir. – Tver’: Germenevtika, 2007. – 312 s.
  5. Biblejskie kommentarii otcov Cerkvi i drugih avtorov I-VIII vekov. Novyj Zavet. Tom 16: Evangelie ot Matfeja 14-28 / Per. s angl., grech., lat. i sir. Pod redakciej Manlio Simonjetti / Russkoe izdanie pod redakciej Ju.N. Varzonina. – Tver’: Germenevtika, 2007. – 432 s.
  6. Biblejskie kommentarii otcov Cerkvi i drugih avtorov I-VIII vekov. Novyj Zavet. Tom VII: Pervoe i Vtoroe poslanija k Korinfjanam /Per. s angl., grech., lat., sir. Redaktor toma Dzheral’d Brjej / Redaktory russkogo izdanija toma Ju.N. Varzonin i S.S. Kozin. – Tver’: Germenevtika, 2006. – 512 s.
  7. Bogatyrjov A.A., Bogatyrjova O.P., Krestinskij S.V., Krestinskij I.S., Komina N.A., Tihomirova A.V. Uchebnoe posobie dlja studentov i aspirantov. Ponjatijno-terminologicheskij tezaurus integrativnoj didakticheskoj kommunikativnoj modeli obuchenija sovremennym jazykam: Rossija – Germanija (Jelektronnaja versija 01.0). – Tver’: TvGU, 2013. – 80s. URL: http://gk-dru.tversu.ru/ru/wiki/Thesaurus.pdf
  8. Bogatyrjova O.P., Tihomirova A.V. Adresatocentrizm sovremennogo lingvodidakticheskogo tekstoobrazovanija i kommunikabel’nost’ uchebnogo teksta // Nepreryvnoe pedagogicheskoe obrazovanie.ru. – 2013. – № 3. – S. 138.
  9. Bogin G.I. Model’ jazykovoj lichnosti v ee otnoshenii k raznovidnostjam tekstov. / Avtoref. disssertacii dokt. filol. nauk. – Leningrad, 1984. – 31 s.
  10. Bogin G.I. Sovremennaja lingvodidaktika. – Kalinin: KGU, 1980. – 61 s.
  11. Vajsgerber J.L. Rodnoj jazyk i formirovanie duha / Per. s nem., vstup. st. i komment. O.A. Radchenko. Izd. 2-e. – M.: Editorial URSS, 2004. – 232 s.
  12. Vorob’eva O.P. Lingvisticheskie aspekty adresovannosti hudozhestvennogo teksta (odnojazychnaja i mezh#jazykovaja kommunikacija): Dis. … d-ra filol. nauk : 10.02.19. – M., 1993 – 382 s.
  13. Govorov A.V. Osnovnoj princip cerkovnoj propovedi i vytekajushhie iz nego predmety i zadachi cerkovnogo krasnorechija. Rech’, Kazan’, 1895.
  14. Desjaeva N.D.. Pedagogicheskaja ritorika: uchebnik dlja stud. Uchrezhdenij vyssh. prof. obrazovanija. – M.: Akademija, 2013. – 256 s.
  15. Dobrickaja I. Vospitanie jazykovoj lichnosti rebenka v processe oznakomlenija s sovremennoj detskoj pojeziej. – [Jelektronnyj resurs] – Rezhim dostupa http://elib.bspu.by/bitstream/doc/979/1/Dobrickaja – Kiev.pdf (22-10-2015)
  16. Kliment Aleksandrijskij. Pedagog. / Per. N. Korsunskogo, per. gl.10 ch. II G. Chistjakova. – M.: Uchebno-informacionnyj jekumenicheskij centr ap. Pavla, 1996. – 290 s.
  17. Mechkovskaja N.B. Jazyk i religija: Posobie dlja studentov gumanitarnyh vuzov. – M.: Agentstvo «FAIR», 1998.– 352 s.
  18. Obshhee jazykoznanie. Formy sushhestvovanija, funkcii, istorija jazyka / Otv. red. B.A. Serebrennikov. – M.: Nauka, IJa AN SSSR, 1970. – 602s.
  19. Petrushko I.A. Modelirovanie jazykovoj lichnosti kak osnova razrabotki pedagogicheskih programm professional’noj podgotovki pravoslavnogo propovednika // Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. 2015. № 2. – S. 436. URL: www.science-education.ru/122-21373
  20. Petrushko I.A. Princip germenevticheskogo kruga v biblejskoj germenevtike // Aktual’nye napravlenija nauchnyh issledovanij: ot teorii k praktike. 2015. № 3 (5). – S. 327-328.
  21. Romanov A. A. Sistemnyj analiz reguljativnyh sredstv dialogicheskogo obshhenija / A. A. Romanov. – M.: IJa AN SSSR, 1988. – 183 s.
  22. Sirotinina O.B. Jazykovaja lichnost’ i faktory, vlijajushhie na ee stanovlenie / O.B. Sirotinina // Termin i slovo: mezhvuzovskij sbornik, posvjashhennyj 80-letiju prof. B.N. Golovina. – Nizhnij Novgorod, 1997. – S.7-12.
  23. Tillih, Paul’. Izbrannoe: Teologija kul’tury / Per. s angl. – M.: Jurist, 1995. – 479 s.
  24. Tirigulova R.H. Pedagogicheskaja ritorika: Kratkij konspekt lekcij/ R.H. Tirigulova, Kazanskij feder. un-t. – Kazan’, 2013. – 26 s.
  25. Tihomirova A.V., Petrushko I.A., Bogatyreva O.P. Kompliment, «nekompliment» i obraz adresata v dialoge // Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. – 2015. – №2; URL: www.science-education.ru/129-21882
  26. Harchenko E.V. Mezhlichnostnoe obshhenie: modeli  verbal’nogo povedenija v professional’nyh stratah: Avtoref. dis. … dokt. filol. nauk: 10.02.19 – teorija jazyka. – Cheljabinsk, 2004. – 51 s.
  27. Chernuhina, I.Ja. Parametry jazykovoj lichnosti i ee razvitie / I.Ja. Chernuhina // Problemy formirovanija jazykovoj lichnosti uchitelja-rusista: tezisy dokladov i soobshhenij IV Mezhdunarodnoj konferencii 12-14 maja 1993 g. – Volgograd: Peremena, 1993. – S.10-11.
  28. Personalakte Prof. Dr. Leo Weisgerber Universitatsarchiv Rostock (R VIH D 200), 1926-1938.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.