Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.125

Скачать PDF ( ) Страницы: 137-140 Выпуск: № 6 (108) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сангаджиева В. Б. ФОРМИРОВАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ В ОЙРАТ-КАЛМЫЦКИХ СОЧИНЕНИЯХ XVII В. / В. Б. Сангаджиева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 4. — С. 137—140. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/formirovanie-nravstvennyx-cennostej-v-ojrat-kalmyckix-sochineniyax-xvii-v/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.125
Сангаджиева В. Б. ФОРМИРОВАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ В ОЙРАТ-КАЛМЫЦКИХ СОЧИНЕНИЯХ XVII В. / В. Б. Сангаджиева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 4. — С. 137—140. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.125

Импортировать


ФОРМИРОВАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ В ОЙРАТ-КАЛМЫЦКИХ СОЧИНЕНИЯХ XVII В.

ФОРМИРОВАНИЕ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ В ОЙРАТ-КАЛМЫЦКИХ СОЧИНЕНИЯХ XVII В.

Научная статья

Сангаджиева В.Б.*

Ухтинский государственный технический университет, Ухта, Россия

* Корреспондирующий автор (zgerel[at]list.ru)

Аннотация

Статья исследует духовно-нравственные ценности ойратов XVII века по сочинениям учёного востоковеда Георгия Степановича Лыткина «Материалы для истории ойратов». Поднятая проблема является актуальной в эпоху всеобщей глобализации, поскольку изучение литературных памятников является одним из факторов сохранения традиционной культуры России. Объективные исторические традиции, сохраняющие особенности этнокультурных групп населения, позволяют обогатить коллекцию стандартов регионального компонента. В работе на основе анализа поступков ойратских женщин XVII столетия раскрыты культурные традиции народа, отношение к этнокультурным ценностям и историческому прошлому. Автор утверждает, что это может стать эффективным способом духовно-нравственного воспитания современной молодежи, так как способствует восстановлению генетической памяти народов.

Ключевые слова: нравственные ценности, культурные традиции, историческое прошлое, Георгий Лыткин, ойраты.

FORMATION OF MORAL VALUES IN THE KALMYK OIRAT LITERARY WORKS IN THE 17TH CENTURY

Research article

Sangadzhieva V.B.*

Ukhta State Technical University, Ukhta, Russia

* Corresponding author (zgerel[at]list.ru)

Abstract

The article examines the spiritual and moral values of the Oirats of the 17th century based on the writings of the orientalist Georgiy Stepanovich Lytkin, “Materialy dlya istorii oyratov” (Materials for the History of the Oirats). The topic raised in the article is relevant in the era of universal globalization, since the study of literary monuments is one of the factors of preserving the traditional culture of Russia. Objective historical traditions that preserve the characteristics of ethnic and cultural groups of the population allow for the enrichment of the collection of standards of the regional component. Based on the analysis of the activity of the Oirat women of the 17th century, the article identifies the cultural traditions of the people, their attitude towards ethno-cultural values, and the historical past. The author of the article claims that it can become an effective way of spiritual and moral education of modern youth, as it helps to restore the genetic memory of peoples.

Keywords: moral values, cultural traditions, historical past, Georgiy Lytkin, Oirats.

Введение

Одна из значимых сторон развития общества – это духовно-нравственные ценности, определяющие духовную культуру и содействующие улучшению морально-психологической атмосферы. Духовные потребности сказываются на взаимоотношениях людей, отображаются в их жизнедеятельности. Нравственные ценности относятся к социальной среде, и являются основой коммуникации, определяющие поведение человека в семье, обществе, мире. Духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения становится сегодня актуальным не только в педагогическом, но и в социальном плане. В отечественном образовании актуальной проблемой на современном этапе все более становится его воспитательный аспект. Духовно-нравственное воспитание, основными темами которой всегда являлись истина, доброта, любовь, обретает не меньшую значимость, чем знания, умения и навыки. Поэтому сегодня актуальны слова известного просветителя XIX века В. Г. Белинского: «Есть много родов воспитания, но всех выше должно стоять образование нравственное». Ядро любой культуры составляют идеи и ценности, передаваемые традицией. Традиция каждой культуры имеет целостный характер и представляет собой сложную систему взаимосвязанных элементов – нравственных ценностей, норм, идеалов и убеждений. Одним из традиционных источников нравственности является литература, где вера в добро, потребность в добре необходимо для становления нравственного человека. Основные проблемы, поднимаемые в литературных сочинениях: духовный мир человека, нравственный выбор, смысл жизни, красота, гармония, эстетическое развитие.

Изучению духовно-нравственных ценностей ойратов посвящено ряд работ калмыцких учёных: Уланов М. С., Тюмидова М. Е. «Положение женщины в традиционной культуре калмыцкого этноса», Джамбинова Г. С. «Религиозно-нравственная основа обычного права калмыков», Утнасунова Ц. Н., Гаряева Д. С., Диалло Й. «Идея единения и благополучия калмыков в национальном эпосе «Джангр».

Сочинение коми учёного и востоковеда Георгия Степановича Лыткина «Материалы для истории ойратов» повествует об ойратских красавицах XVII столетия, которым посвящена четвертая глава этого сочинения. Автор, раскрывая судьбы четырех ойратских красавиц, показывает их благородство и совершенство, нравственную чистоту и душевную красоту, их способность сохранять верность родовым традициям. Каждая из них славилась талантами: мудрая и остроумная Гунчжу хатун, почитавшая культуру и обычаи предков, была знаменита примерами воспитания детей и внуков. Благородная Сайханчжу прославилась умением примирять враждующие кланы, покровительствовала центрам духовной культуры и образованию. Преданная и твердая характером красавица Юм Агас свято хранила верность родовым традициям. Красавица Ечжи Цаган была наделена природным умением воспитывать достойных воинов и храбрых предводителей.

Основная часть

Соприкосновение с культурным наследием народа предполагает экскурс в его историю и этническое прошлое, которые создавалась веками в тесном единстве с устным народным творчеством, с жизнью и укладом народа, его общей культурой. В духовно-нравственном становлении личности значимую роль играет семья, которая является первичным институтом социализации личности, и где происходит передача социального опыта, духовных этнокультурных традиций и исторической памяти. Роль матери в воспитании детей велика, именно она с колыбели прививает ребенку семейные традиции и ценности. Востоковед Георгий Лыткин оставил для потомков историю четырёх ойратских красавиц, о которых ему в свою очередь поведал ойратский старец Бебе, в восхищенных рассказах которого особенным вниманием пользуются такие нравственные качества, как верность своему супругу, одухотворенность, остроумие и мудрость, умение воспитать в детях почтение к заветам предков и традициям, умение примирить враждующих, воспитать из сына отличного воина-защитника Отечества, меценатство [5 С. 410]. Каждой из четырёх автор посвящает отдельный очерк с их историей жизни, его укладом, характером, однако у ойратских красавиц есть много общего, которое их объединяет, заставляет задуматься, проанализировать тексты. Во-первых, все четыре ойратские красавицы были ханшами: сначала дочерями ханов, потом женами ойратских ханов, затем матерями ханов. Сайханчжу и Юм Агас – дочери торгутского хана Хо Орлека, Сайханчжу была женой хошутского владельца Байбагас батура, матерью Абалай тайчжи [5, С. 414]. Юм Агас, выданная за хошутского владельца Эрдени, была матерью Бошокту хана [5, С. 412], старшая жена Байбагас батура Гунчжу хатун была матерью Цецен хана [6, С. 413]. Ечжи Цаган – дочь хошутского владельца Цукера была выдана замуж за дербетского владельца Тойна, родила и воспитала славного защитника Малай батура [6, С. 415].

Во-вторых, надо отметить, что ни у кого не вызывает сомнение красота и очаровательность четырёх ойраток. В предисловии к четвертой главе сочинения «Материалы для истории ойратов» коми учёный сообщает: «почтенный старец Бебе, сын Габан Цойчжин, простолюдин Малодербетовского улуса с восхищением говорил мне, что у ойратов были такие красавицы, каких теперь нет. Эти красавицы были: Юм Агас, Гунчжу хатун, Сайханчжу и Ечжи Цаган»
[6, С. 410]. И хотя во всех четырех рассказах нет ни одной строчки внешнего описания красоты ойратских ханш, автор верит старцу Бебе и сам же подтверждает эту мысль, дав главе об ойратских красавицах именно такое наименование «Ойратские красавицы XVII столетия» [5, С. 410]. Тогда как в других сочинениях об ойратах находим описания внешней красоты ойратской ханши, например, в ойратской исторической песне «о разгроме халхаского Шолой Убуши хун тайджи в 1587 году есть такие строки:

Буду целовать её кроваво-алые щеки,

Буду обнимать породистое белое тело её,

К румянцу алых ланит.

Прижмусь бородою счастливой своей…» [8, С. 56].

Из этого следует, что автор не сомневается в красоте ойраток, но всё же ему больше симпатизирует духовная красота, ум, смелость и человеческие качества ойратских красавиц XVII века. По классификации Санала Минаева существует четыре типа калмыцкой красоты: «Средневековые ойраты ценили больше духовную красоту женщины, чем внешний облик – таков был менталитет той эпохи. Наших предков в эпоху феодализма интересовала незримая красота, красота души, нравственная красота, именно эту красоту они и выразили в изумительной словесной формуле – эрюн шагшавдта эм (женщина с чистой нравственностью» [7]. Идеал совершенной женщины можно найти и в богатом калмыцком фольклоре. При этом внешняя красота женщины хотя и ценилась, но не считалась ее главным достоинством. Калмыки, кроме внешней красоты, значительное внимание уделяли внутренней, незримой, душевной красоте женщины. Женщины, обладавшие добрым характером, нравственной чистотой и целомудрием, не только в делах, но даже в помыслах, всегда высоко ценились в народе [10, С. 39].

В-третьих, все красавицы были известны своей добротой и приверженностью буддийской вере, источали нравственные ценности и традиции. Ойратская красавица Гунчжу хатун распространяла божественное учение, проповедовала бескорыстное служение Будде. Ее сын Цецен хан, любивший свою мать и вспоминавший о ее благодеяниях, отдал в казну церкви все, что принадлежало его матери, сказав: «Нет никаких сокровищ для того, чтоб вознаградить благодеяния матери» [5, С. 413]. Ойратская ханша Сайханчжу славилась своей приверженностью к канонам буддийского вероучения, была мудра и великодушна, радовала благотворительной деятельностью, внося пожертвования хурулам, которые были тогда центрами культуры и образования. Сайханчжу после смерти мужа Байбагас батура в 1640 году жила в кочевьях сына, совершая свои добрые дела в духе буддийского вероучения. Ойратам было известно и о её паломничестве в Лхасу, которое она совершила в 1649 году, где и получила благословение Далай-ламы. [5, С. 413].

В-четвертых, все четыре красавицы были любящими матерями и преуспели в воспитании своих чад. Традиционно у ойратов женщина-мать пользовалась почетом, ей отводилась важная роль в жизни родового клана и общества. Гунчжур хатун обладала остроумием, мудростью, славилась воспитанием детей, любящих и чтящих заветы предков. Г. Лыткин повествует о сохранившейся среди ойратов легенде: как-то Гунчжу хатун приподняла полог кибитки и выглянула наружу. Над кочевьем лил проливной дождь, но он не испугал женщину. Мудрая ханша произнесла многозначительные слова: «Дождь, сколько бы не лил, но в конце концов прекращается. Вражда и беды, сколько бы ни бушевали, но в конце концов затихают». Ойратский историк емчи Габан Шараб писал: «Хотя бы и желал описать деяния Гунчжу хатун, но по причине чрезвычайной трудности (остроты, мудрости ее) не могу» [6, С. 413].

В семьях ойратских женщин, которые и веру соблюдают, и род свой продолжают, все идет благополучно. Но родовые обычаи всегда были почвой серьезного конфликта. Кровавая вражда завязалась между сводными сыновьями от старшей и младшей жен Байбагас-Батура. Цецен хан и Аблай тайчжи почти тридцать лет вели между собою спор за наследство и первенство. На женщину-мать выпала ответственная миссия: помирить сына с пасынком, добиться мира. Сайханчжу, блестяще владевшая умением примирять враждующих, и в желании спасти и примирить сородичей, вышла из крепости и начала переговоры, предотвратив тем самым кровавую битву. Благодаря её смелым поступкам был достигнут мир между враждующими ойратскими кланами, мудрая красавица совершила главный подвиг своей жизни, прекратив междоусобную вражду. Она говорила: «Хотя нам кажется, что небо никогда не прояснится от проливного дождя, ливмя льющегося, однако ж таково свойство вещественной природы, что дождь не имеет беспрерывного продолжения, и небо проясняется; хотя нам кажется, что люди, внушающие страдания от мирских деяний, постоянно должны страдать, однако ж бывает конец страданиям, в которых люди не постоянно ж пребывают, но выходят…» [6, С. 415].

Сын ойратской красавицы Ечжи Цаган Малай батур стал известным ойратским воином второй половины XVII столетия. Она прославилась среди ойратов тем, что воспитала славного защитника державы. Это также подтверждено в летописи «Сказании об ойратах», где Емчи Габан Шараб пишет: «Владелица Е-Цаган хатун осиротевшего сына своего Малая и прочих у всех ойратов привела в знатность» [6, С. 99].

Драматическая история Юм Агас определила всю ее дальнейшую судьбу. Сохранявшая верность супругу Юм Агас до последних дней жизни следовала данной ею клятве. [6, С. 411]. По древнему ойратскому обычаю Юм Агас должна была остаться в семье и отдана старшим ближайшим родственникам покойного мужа. Но дяди, преступив обычай предков, выдали вдову за Батур Хунтайжи. Юм-Агас, оскорбленная таким поступком родни мужа, поклялась отомстить. Предание гласит, что у Юм Агас от Батур Хундайжи родились два сына: Сенге и Бошокту хан, которые в последствии истребили хошутовский род Цецен хана [6, С. 412].

Несмотря на наличие в калмыцкой среде определенного гендерного неравенства, женщина пользовалась значительной свободой и самостоятельностью. Русский исследователь Я. П. Дубров отмечал, что калмыки в быту отнюдь не деспотичны и редко вмешиваются в женские дела. «Женщина в калмыцком обществе, в семье, – пишет Я.П. Дуброва, – это советчица и помощница мужа» [4, С. 38].

Знатные и мудрые ойратские красавицы свершили свое главное жизненное предназначение. Они боролись за свое женское счастье, были хранительницами рода, почитая его культуру и традиции. Ойратские красавицы были сильны верой. В трудных жизненных обстоятельствах и перед началом важного дела они стремились заручиться поддержкой Далай-ламы, совершали длительные паломничества в Тибет, делали щедрые пожертвования на строительство монастырей, а также вносили свою лепту на развитие просвещения и культуры.

Дореволюционные отечественные исследователи положительно отзывались о нравственных качествах калмыцких женщин. Восхищение калмыцкими женщинам можно найти в работе русского краеведа Г.Н. Прозрителева: «Страстная любовь к детям, преданность своей семье, своему очагу, привязанность к мужу и полное отсутствие преступности среди женщин рисуют во весь рост эту степную обитательницу, живущую в самых тяжелых условиях экономических и общественных… Мораль женщины калмычки – высокая мораль, и она, как воспитательница, дает детям безусловно твердые устои нравственности, идеи правды, добра, верности долгу, беззаветной покорности и стоической выносливости» [9, С. 8-9].

Заключение

Таким образом, исторические сведения о четырех ойратских красавицах XVII столетия, которые удалось собрать и сохранить коми ученому Лыткину, помогают нам раскрывать их нравственную чистоту и духовное совершенство. Знание своих исторических и культурных корней формирует ядро личности, благотворно влияя на все стороны и формы взаимоотношений человека с миром, и прежде всего, на его этическое и эстетическое развитие, мировоззрение и формирование гражданской позиции, патриотическую и семейную ориентацию, интеллектуальный потенциал, эмоциональное состояние и общее физическое и психическое развитие.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бадмаев А. В. Г. С. Лыткин как калмыковед. К истории калмыцкой письменности / А. В. Бадмаев // УЗ КНИИИЯЛИ. – Элиста. 1967. – С. 115–124.
  2. Бадмаев А. В. Калмыцкие историко-литературные памятники в русском переводе / А. В. Бадмаев // Калм. науч.-исслед. ин-т яз., литературы и истории. – Элиста, 1969. – 203 с.
  3. Бадмаев А. В. Научный вклад Г. С. Лыткина в калмыковедение (Из истории отечественного калмыковедения) / А. В. Бадмаев // Актуальные проблемы калмыцкой филологии. – Элиста, 1979. – С. 191– 213.
  4. Дубров Я. П. Быт калмыков ставропольской губернии / Я. П. Дубров. – Элиста: Калм. кн. изд-во, 1998. – 181 с.
  5. Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники: Пер. с калм. /Сост., ред., вступ. ст., предисл., коммент. А. В. Бадмаева. – Элиста: Калм. кн.изд-во, 2003. – 477 с.ил.
  6. Лыткин Ю. Материалы для истории ойратов. Часть I. Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники: Пер. с калм. / Сост., ред., ст., предисл., коммент., А. В. Бадмаева. – Элиста: Калм. кн.изд-во, 2003. – 477 с.
  7. Минаев С. Четыре типа калмыцкой красоты / С. Минаев // Официальный сайт Калмыцкого общественного фонда «Национальное достояние». – [Электронный ресурс] URL: http://www.nutug.ru/kulitura/minaev6.htm. (accessed: 12.05.2021)
  8. Ойратская историческая песнь о разгроме халхаского Шолой Убуши хун тайджи в 1587 году. Перевод С. А. Козина. Лунный свет: Калмыцкие историко-литературные памятники: Пер. с калм. /Сост., ред., вступ. ст., предисл., коммент., А. В. Бадмаева. – Элиста: Калм. кн.изд-во, 2003. – 477 с.: ил.
  9. Прозрителев Г. Н. Военное прошлое наших калмыков. 1812 – 1912 гг / Г. Н. Прозрителев. Ставрополь. Тип. губернского правления, 1912. –350 с.
  10. Уланов М.С. Положение женщины в традиционной культуре калмыцкого этноса / М.С. Уланов, М.Е. Тюмидова. – Элиста: Вестник Калмыцкого университета, 2018. №. 3 (39).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Badmaev A.V. G. S. Lytkin kak kalmykoved. K istorii kalmyckoj pis’mennosti [Lytkin as a Kalmykologist. To the history of Kalmyk writing] / A.V. Badmaev // UZ KNIIIYALI – – Elista. 1967. – p. 115-124. [in Russian]
  2. Badmaev A.V. Kalmyckie istoriko-literaturnye pamjatniki v russkom perevode [Kalmyk historical and literary monuments in Russian translation] / A.V. Badmaev // Kalm. nauch.-issled. in-t jaz., literatury i istorii [Kalm. nauch. – issledovanie. in-t yaz., literature and history]. – Elista, 1969. – 203 p. [in Russian]
  3. Badmaev A.V. Nauchnyj vklad G. S. Lytkina v kalmykovedenie (Iz istorii otechestvennogo kalmykovedenija) [Scientific contribution of G. S. Lytkin to Kalmyk studies (From the history of Russian Kalmyk studies)] / A.V. Badmaev // Aktual’nye problemy kalmyckoj filologii [Actual problems of Kalmyk philology]. – Elista, 1979. – p. 191-213. [in Russian]
  4. Dubrov Ya. P. Byt kalmykov stavropol’skoj gubernii [Byt kalmykov Stavropol province] / Ya. P. Dubrov. – Elista: Kalm. kn. ed., 1998. – 181 p. [in Russian]
  5. Lunnyj svet: Kalmyckie istoriko-literaturnye pamjatniki [Moonlight: Kalmyk historical and literary monuments]: Trans. from Kalm. / Comp., ed., intro. art., preface, comment. A.V. Badmaev. – Elista: Kalm. Publishing house, 2003. – 477 p. [in Russian]
  6. Lytkin Yu. Materialy dlja istorii ojratov. Chast’ I. Lunnyj svet: Kalmyckie istoriko-literaturnye pamjatniki [Materials for the history of the Oirats. Part I. Moonlight: Kalmyk historical and literary monuments]: Trans. from Kalm. / Comp., ed., art., preface, comment., A.V. Badmaev. – Elista: Kalm. kn. ed., 2003. – 477 p. [in Russian]
  7. Minaev S. Chetyre tipa kalmyckoj krasoty [Four types of Kalmyk beauty] / S. Minaev // Oficial’nyj sajt Kalmyckogo obshhestvennogo fonda «Nacional’noe dostojanie» [Official website of the Kalmyk Public Foundation “National Heritage”]. – [Electronic resource] URL: http://www.nutug.ru/kulitura/minaev6.htm. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  8. Ojratskaja istoricheskaja pesn’ o razgrome halhaskogo Sholoj Ubushi hun tajdzhi v 1587 godu [Oirat historical song about the defeat of the Khalkha Shola Ubushi khun Taiji in 1587]. Translated by S. A. Kozin. Moonlight: Kalmyk historical and literary monuments: Trans. from Kalm. / Comp., ed., intro. art., preface, comment., A.V. Badmaeva. – Elista: Kalm. kn. ed., 2003. – 477 p. [in Russian]
  9. Prozritelev G. N. Voennoe proshloe nashih kalmykov [The military past of our Kalmyks]. 1812-1912 / G. N. Prozritelev. Stavropol. Type. of the provincial government, 1912. -350 p. [in Russian]
  10. Ulanov M. S. Polozhenie zhenshhiny v tradicionnoj kul’ture kalmyckogo jetnosa [The position of women in the traditional culture of the Kalmyk ethnos] / M. S. Ulanov, M. E. Tyumidova. – Elista: Bulletin of the Kalmyk University, 2018. №. 3 (39). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.