Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 98-99 Выпуск: №12 (31) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Пилипцов И. Н. ОБРАЗ НИКОЛАЯ I В РОМАНЕ А.И. ГЕРЦЕНА «БЫЛОЕ И ДУМЫ» / И. Н. Пилипцов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №12 (31) Часть 1. — С. 98—99. — URL: https://research-journal.org/hist/obraz-nikolaya-i-v-romane-a-i-gercena-byloe-i-dumy/ (дата обращения: 30.11.2020. ).
Пилипцов И. Н. ОБРАЗ НИКОЛАЯ I В РОМАНЕ А.И. ГЕРЦЕНА «БЫЛОЕ И ДУМЫ» / И. Н. Пилипцов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №12 (31) Часть 1. — С. 98—99.

Импортировать


ОБРАЗ НИКОЛАЯ I В РОМАНЕ А.И. ГЕРЦЕНА «БЫЛОЕ И ДУМЫ»

Пилипцов И.Н.

Магистрант II года обучения, Астраханский государственный университет

ОБРАЗ НИКОЛАЯ I В РОМАНЕ А.И. ГЕРЦЕНА «БЫЛОЕ И ДУМЫ»

Аннотация

Эпоха Николая I до сих пор остаётся предметом исторических споров. Между тем среди множества созданных писателями и учёными образов теряется личность императора. В данной работе делается попытка изучения образа Николая I в романе А.И. Герцена «Былое и думы».

Ключевые слова: Николай I, А.И. Герцен, восстание декабристов.

Piliptsov I.N.

Undergraduate of the second year of study, Astrakhan State University

IMAGE OF NICHOLAS I IN THE ALEXANDER HERZEN’S NOVEL «MY PAST AND THOUGHTS»

Abstract

The era of Nicholas I is still the subject of historical disputes. Meanwhile, we lost personality of the emperor among many images created by writers and scientists. In this article we try to study the image of Nicholas I in the Alexander Herzen’s novel «My Past and Thoughts».

Keywords: Nicholas I, Alexander Herzen, the Decembrist uprising.

Время правления Николая I до сих пор является предметом ожесточённых споров между историками. Множество противоречивых мнений делает изучение этого периода истории России особенно интересным и важным. Причём единства нет как в отечественной историографии, так и в зарубежной. Ещё при жизни императора в литературе наметился разлом. Образовались два противоборствующих лагеря, которые возглавили: Н.Г. Устрялов, М.А. Корф и Д.Н. Блудов с одной стороны и А.И. Герцен, М.А. Бакунин с другой[4, c. 47].

По мнению А.Ф. Поташева, именно Александр Иванович Герцен создал традицию резко отрицательного отношения к эпохе Николая I. Так, позже, его позицию в своих трудах утвердил В.И. Ленин, что наложило отпечаток на всю советскую историографию. В СССР появилось множество критических работ, посвящённых времени правления Николая I, лейтмотив которым был задан трудом А.Е. Преснякова «Апогей самодержавия» [3, c. 49-50].

В постсоветское время, в отсутствии официальной идеологии в вопросе оценки деятельности Николая Павловича вновь появилось большое разнообразие мнений. Однако, по сути, все они сводились к парадоксальной мысли о желании императора проводить реформы, о чём писал ещё А.А. Кизеветтер и другие либеральные историки рубежа XIX-XX в.в. [3, c. 48]

Мы не претендуем на всестороннее изучение деятельности Николая I по трудам А.И. Герцена, тем более, что на эту тему опубликовано множество исследований, а большинство историков считают его оценки сильно политизированными. Тем не менее, в данной работе будет сделана попытка изучения созданного А.И. Герценом психологического портрета императора в романе «Былое и думы».

Автобиографический роман «Былое и думы», являясь художественным произведением, содержит множество исторических фактов. А.Ф. Цирулёв, называет роман «исповедальным повествованием», имея в виду самопознание А. И. Герцена и познание всего исторического процесса одновременно. Другими словами свою автобиографию писатель связывает с историей эпохи[5, c. 209].

В эпиграфе А. И. Герцен посвящает свой труд двум людям: своей жене Наталии и другу Н.П. Огарёву, однако «красной нитью» сквозь повествование проходит история ещё одной личности – Николая I. При этом надо отметить, что Герцен описал правление, от воцарения императора до его смерти, включая  восстание декабристов, холеру в Москве, отношение Николая I  с офицерами и многое другое.

«Остриженная  и взлысистая медуза с усами» – это первое упоминание о Николае I, связанное со смертью его брата. По словам Герцена, Николай I имел дар «гремучей змеи – останавливать кровь в жилах» одним своим видом. Так, он часто любил смотреть на кого-нибудь из подданных. Один раз император даже остановил свой взгляд на дочери – Марье Николаевне, после чего «всё побледнело и задрожало вокруг», так как дочь отвечала взаимностью[3, c. 29].

При Александре I о Николае Павловиче никто не знал, кроме гвардейских офицеров, а последние ненавидели его за жестокость и злопамятность. Так, на учениях император, забывшись, схватил одного из офицеров за воротник, на что получил ответ: «В.в. у меня шпага в руке». Позже Николай I несколько раз осведомлялся, не замешан ли этот офицер в событиях 14 декабря[3, c. 30]. О злопамятности императора говорит и история французской гувернантки, которая хотела заключить брак с осуждённым декабристом и отправиться к нему в Сибирь. Николай I объявил ей, что она не получит снисхождения, которое оказано верным жёнам декабристов, поскольку она сознательно выходит замуж за преступника. И в итоге гувернантка отправилась в Сибирь отбывать каторгу вместе с мужем[3, c. 31].

Надо отметить, что русский император отличался не только злопамятностью, но и просто хорошей памятью. Так он не отправил в ссылку М.Ф. Орлова – видного декабриста, потому что его брат одним из первых прибыл со своей Конной гвардией к Зимнему дворцу 14 декабря[3, c. 93].  Как отмечает В. А. Веселова, именно восстание декабристов способствовало росту негодования Герцена, так как он ставил выше всего свободу личности[1, c. 65].

Следует отдельно остановиться на описании внешности императора. Александр Иванович пишет: «он был красив, но красота его обдавала холодом». Этот холод, по мнению Герцена, выражался в «зимних глазах», которые не могли дать любовь даже жене[3, c. 31-32].

Жестокость Николая I проявилась, в частности, в отношении к семьям арестованных. Так жену и детей Сунгурова – друга А.И. Герцена, заточили в Пречистенской части, где позже умер грудной ребёнок Сунгурова. По этому поводу писатель произносит фразу: «Да будет проклято царствование Николая во веки веков, аминь!» Далее, во время коронации в Москве две девушки из семьи Пассек подали просьбу о возвращении имения, но император сделал вид, что не заметил их, а позже, «полиция повела их на съезжую» [3, c. 80]. Не лучшая судьба была и у А. Полежаева, которого Николай I  заставил читать поэму про себя самого, а после отправил в солдаты[3, c. 89]. Кроме того, по дороге в Вятку, А.И. Герцен встретил солдата, конвоировавшего детей, значительная часть из которых, как оказалось, уже погибла в пути. Герцен произнёс по этому поводу: «Какие чудовищные преступления безвестно схоронены в архивах злодейского, безнравственного царствования Николая I» [3, c. 124].

Более глубокого рассмотрения заслуживает восстание декабристов. Так Александр Иванович приводит слова генерала Чеченского, утверждавшего, что у государя: «душа была в пятках». Денис Давыдов, по словам Герцена, говорит, что во всё время восстания император был в Петергофе, и вернулся в столицу только на второй день, въехав в толпу на коляске, и приказав ей склониться на колени[3, c. 72]. Однако эти факты, многими историками были подвергнуты сомнению. Так Л. В. Выскочков утверждает, что Николай I «сумел взять себя в руки и отдать приказания» [2, c. 103]. Подводя итог восстанию 14 декабря, А.И. Герцен пишет буквально следующее про Николая I: «Повесил Пестеля, Муравьёва и др.», то есть он возлагает всю вину за смерть этих людей на Николая. К тому же, после коронации, вместо ожидавшихся прощений и амнистий император только усилил борьбу с инакомыслием[3, c. 88].

Однако не во всех бедах Герцен винил Николая I. Например, в 1850 г. министр Виктор Панин сидел на пароходе в карете, не желая соприкасаться с другими пассажирами, что вызвало большое негодование у писателя: «можете ли себе представить что-нибудь смешнее, как сидеть в отложенной карете…да ешё на море, да ещё имея двойной рост?!» [3, c. 356].

4 марта 1855 г. Александр Иванович Герцен узнал о смерти русского императора. По этому поводу он написал: «Ну, наконец-то, он умер!», и далее: «Я не видал ни одного человека, который бы не легче дышал, узнавши, что это бельмо снято с глаз человечества» [3, c. 697-698].

Подводя итог, надо отметить, что мы практически не встречаем положительных или хотя бы нейтральных отзывов о Николае I. После прочтения книги создаётся мнение о русском императоре, как о человеке жестоком, злопамятном и трусливом, который виноват во всех бедах страны. К тому же, книга написана так искусно, что невольно создаётся ощущение правдивости изложенного.

Литература

  1. Веселова В. А. Европа vs. Россия в «Былом и думах» А.И. Герцена // Вестник Череповецкого государственного университета. – 2012. – Т. 2. – С. 65-68.
  2. Выскочков Л. В. Николай I. – 2-е изд., доп. – М.: Молодая гвардия, 2006. – 694 с.
  3. Герцен А. И. Былое и думы. – Л.: ОГИЗ Государственное издательство художественной литературы, 1947. – 888 с.
  4. Поташев А. Ф. Историография царствования Николая I // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. – 2012. – № 2. – С. 46-55.
  5. Цирулёв А.Ф. О принципах автобиографизма в «Былом и думах» А. И. Герцена // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2013. – № 9-2(27). – С. 208-210.

References

  1. Veselova V. A. Evropa vs. Rossija v «Bylom i dumah» A.I. Gercena // Vestnik Cherepoveckogo gosudarstvennogo universiteta. – 2012. – T. 2. – S. 65-68.
  2. Vyskochkov L. V. Nikolaj I. – 2-e izd., dop. – M.: Molodaja gvardija, 2006. – 694 s.
  3. Gercen A. I. Byloe i dumy. – L.: OGIZ Gosudarstvennoe izdatel’stvo hudozhestvennoj literatury, 1947. – 888 s.
  4. Potashev A. F. Istoriografija carstvovanija Nikolaja I // Vestnik Adygejskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija1: Regionovedenie: filosofija, istorija, sociologija, jurisprudencija, politologija, kul’turologija. – 2012. – № 2. – S. 46-55.
  5. Ciruljov A.F. O principah avtobiografizma v «Bylom i dumah» A. I. Gercena // Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki. – 2013. – № 9-2(27). – S. 208-210.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.