"Official corruption": analysis of public opinion, identification of the causes of development and legal measures to combat the criminal element. Part 2

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.123.40
Issue: № 9 (123), 2022
Suggested:
08.08.2022
Accepted:
09.08.2022
Published:
16.09.2022
83
2
XML PDF

Abstract

The article is dedicated to such a problem in modern Russia as corruption. The author focuses on the degree of corruption in the law enforcement system. The public opinion of civilians and prosecutors on the issue of combating official corruption is also presented. Criminal legislation on the concept of "official corruption crime" and norms regulating responsibility for this type of crime are analyzed. Particular attention is paid to the measures to counteract the development of corruption crimes, especially illicit enrichment. According to experts in the field of law, it is necessary to fight corruption in a comprehensive manner, using general measures. However, the author of the article believes that the most relevant measure is to expand the list of criminal law articles that provide liability for corruption crimes. In the content of this article, based on the studied material, the author formulates conclusions regarding the concept of "official corruption crime", "illicit enrichment", as well as proposes solutions to the problems from a legal point of view.

1. Введение

Сегодня мы часто сталкиваемся в своей жизни с таким криминальным явлением как коррупция. О нем говорят в новостной ленте, коллеги по работе рассказывают о коррупционных случаях, с которыми они сталкивались. Мы привыкаем постепенно, что такой вид преступлений сейчас является самым распространенным, а значит слабо регулируемым со стороны действующего законодательства.

Коррупция - это «незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей в интересах других лиц с целью получения личной выгоды» [1, С. 121]. В современном повседневном лексиконе оно употребляется в целях обозначения широкого спектра социальных явлений, связанных с использованием теми или иными должностными лицами своих прав и полномочий для личной выгоды [2, С. 7]. Как отметил президент России: «С каждым разом масштабы коррупции растут. Она стала, привычным, обыденным явлением, которое характеризует саму жизнь нашего общества». Проблема коррупции в России не столько криминологическая и уголовно-правовая, а больше социально-политическая. Очевидно, что стратегия противодействия коррупции должна ориентироваться на правовые, экономические, социальные, психологические, нравственные и политические меры. При этом ликвидировать коррупцию, как и любое иное социальное зло такого же уровня, имеющее прочные корни в экономических, политических, социальных, психологических основах российского общества, невозможно. Законодатель постоянно проводит изменения и добавляет новые составы преступлений, субъекты, тем самым позволяя лучше бороться с коррупцией. Изменения связаны непосредственно с необходимостью выполнения Россией международно-правовых обязательств, а именно Конвенции ОЭСР[3].

В настоящее время может идти речь о значительном сокращении масштабов коррупции в государственном управлении и экономической деятельности, «введении ее в цивилизованные рамки», защите населения от различных форм коррупции, в том числе повсеместных поборов на всех уровнях — от рядового работника конторы, полицейского и до высших эшелонов власти.

2. Методы и принципы исследования

При подготовке статьи были использованы следующие методы: анализ, синтез, формально-юридический, сравнительно-правовой метод, метод толкования правовых актов, а также метода анкетирования.

3. Основные результаты

В результате проведения исследования очевидным становится факт того, что в современном государстве образуется общая позиция граждан и государственных служащих при поиске причины развития служебной коррупции [4, С. 1]. Данный факт, по мнению автора статьи, показался достаточно неожиданным и противоречивым, поскольку не укладывается в формат того, что мы наблюдаем в последнее время в «правовом поле». Несмотря на многочисленные изменения и поправки в законодательство, которые прямо или косвенно затрагивают нормы права, регулируют вопросы «служебной коррупции», бесконечные пленарные заседания и обсуждения действующих статей УК РФ, мнение граждан и даже сотрудников прокуратуры получилось вразрез тому, что предпринимается со стороны государства при борьбе с коррупционными преступлениями.

В продолжении изучения проблемы развития причин служебной коррупции предлагается рассмотреть перспективы, которые на законодательном уровне можно предложить для рассмотрения и практического применения.

Первое предложение: использовать зарубежный опыт уголовно-правового противодействия служебной организованной преступности.

По мнению группы специалистов Ю.А. Воронина, И.М. Беляева и Т.В. Кухтина, наиболее характерным и представляющим своеобразную модель для других правовых систем является законодательство США 70-х гг. о рэкетирской организованной преступной деятельности, широко известное как РИКО, а также закон о постоянно действующем криминальном предприятии. Несмотря на некоторую разницу в определении минимального количественного состава преступного сообщества содержание понятий «преступный сговор», «участие в организованном преступном сообществе» формулируется достаточно подробно и охватывает практически все виды наиболее распространенной и опасной преступной деятельности. Примеру США чуть позже последовала Италия, испытывавшая серьезные трудности в доказывании факта сговора при использовании старого законодательства. Еще в 1982 году в Италии был принят закон, по которому участие в каком-либо мафиозном сообществе в количестве трех или более человек влечет за собой уголовную ответственность. Сообщество признается мафиозным, если его члены стремятся обеспечить управление или, по крайней мере, контроль над тем или иным видом экономической деятельности, общественными работами, предоставлением услуг с целью извлечения незаконной прибыли или получения других незаконных выгод. Принятие и применение в США и Италии вышеупомянутых и других законодательных актов оказалось чрезвычайно эффективным средством борьбы с организованной преступностью. Содержащиеся в них нормы позволили осуществлять уголовное преследование лидеров и рядовых функционеров криминальных сообществ за сам факт членства в мафиозной организации, деятельность которой связана с совершением преступлений [5, C. 8].

Сегодня мы видим, что многие страны, в том числе Россия пока воздерживаются от следования примеру США. Тем не менее статистика и тревожные тенденции организованной преступности позволяют предположить, что в России подобный законодательный подход мог бы дать существенные результаты в борьбе с преступными организациями, в том числе имеющими служебный характер. Получается, что в настоящее время в ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации [6] (далее – УК РФ) следует внести изменения относительно содержания состава преступного сообщества и указать, в части 1, что «Создание преступного сообщества (преступной организации) – это объединение трех и более человек, с целью совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство преступным сообществом (преступной организацией)….»

Второе предложение: ввести уголовную ответственность за незаконное обогащение.

Автор статьи о незаконном обогащении В.Б. Недиков напоминает, что в России уже несколько раз предпринимались попытки установления уголовной ответственности за незаконное обогащение. Впервые соответствующая законодательная инициатива была выдвинута депутатами Государственной Думы РФ от фракции КПРФ еще в 2011 году. Законопроектом № 600388-5 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» предлагалось ввести в УК РФ статью 290.1 «Незаконное обогащение», согласно которой незаконным обогащением признавалось бы приобретение должностным лицом имущества, стоимость которого значительно (на сумму более 500 тыс. рублей) превосходит его законные доходы и происхождение которого оно не может объяснить разумным образом. Законопроект получил отрицательное заключение Правительства РФ и профильного комитета Государственной Думы РФ, был отклонен и неоднозначно оценен учеными-криминалистами [7, С. 496].

Немного позже, в 2017 году, большая группа депутатов Государственной Думы РФ от фракции «Справедливая Россия» в порядке законодательной инициативы внесла проект № 157763-7 федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части введения понятия незаконного обогащения и иных мер, направленных на противодействие коррупции», которым также предлагалось дополнить УК РФ статьей 290.1 «Незаконное обогащение», предусматривающей ответственность за значительное (на сумму более 5 млн рублей) превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица. Данный законопроект Правительство РФ не поддержало, а Верховный суд подготовил отрицательный отзыв, и соответственно Государственная Дума отклонила проект в первом чтении.

Тем не менее автор статьи настоятельно рекомендует внести в УК РФ ст. 290.1 в редакции, которую предложила фракция «Единая России», поскольку необходимость введения ответственности за данный вид преступления является не только карательной, но и профилактической. А, как известно, лучшее средство предотвращения совершения преступлений, это их профилактика!

Третье предложение: дополнить ст. 63 Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) пунктом: с) «совершение умышленного преступления лицом, занимающим высокое должностное положение».

Юристам-правоведам известно, что похожая норма содержится в Главе 60 Гражданского кодекса Российской Федерации [8] (далее – ГК РФ), но это уже другая область юриспруденции. В декабре 2012 года В.В. Путин подписал закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [9]. Напрашивается вопрос: почему проблема незаконного обогащения законодателем до сих пор не урегулирована? Изучение данного вопроса мы обязательно раскроем в следующей части нашей статьи, путем детального анализа понятия, а также предложим меры по практическому совершенствованию пробелов регулирования данного вида преступления.

Четвертое предложение: дополнить ч. 5 ст. 210 УК РФ словами «совершение умышленного преступления лицом, занимающим высокое положение в системе государственных или муниципальных органов власти и управления».

Основание для дополнения данной статьи заключаются в высокой латентности служебной организованной преступности, а также в том, что далеко не всегда служебная организованная преступность получает адекватную юридическую квалификацию. Так, по мнению М.П. Клейменова, признание преступным сообществом организованной преступной деятельности «белых воротничков» – это скорее исключение, нежели правило [10, C. 186].

4. Обсуждение

На основе исследования форм проявления коррупции в системе государственной службы, отметим, что это виды нарушений конституционных, административных, уголовных и иных норм права и они связаны с исполнением должностных полномочий госслужащими.

Подводя итоги данной статьи необходимо отметить главное, что «служебные коррупционные преступления» являются не самостоятельным явлением, а зависимым. Оно зависит от совокупности факторов, обстоятельств и условий, которые создают благоприятные возможности для осуществления лицами, занимающими государственные должности своих корыстных замыслов, выходящими за рамки служебных полномочий. Вид преступлений может реализовываться.

5. Заключение

Понятие «служебная коррупционная преступность» само по себе является достаточно широким, соответственно его определение должно выражаться в следующем:

Во-первых, с правовой точки зрения понятие «служебная преступность» - это достаточно распространенный феномен, который искажает представление о властных институтах государства, порождая при этом криминальные структуры, разрушающие в итоге конституционность нашего Российского государства.

Во-вторых, «служебная коррупционная преступность» значительно отличается от «служебной преступности». В данном случае речь идет о субъекте совершения преступления, который должен обладать рядом характерных признаков, в том числе и наличия «специального полномочия», которые он использовал при совершении коррупционного преступления. Без указанного признака, субъекта преступления неправомерно обвинять в совершении служебного коррупционного преступления.

В-третьих, исходя из анализа судебно-следственной практики, преступления среди сотрудников правоохранительных органов чаще всего обусловлены корыстной мотивацией и носят коррупционный характер, а также характерной чертой совершения преступлений сотрудников правоохранительных органов является совершение ими преступлений в составе группы лиц. Увеличение количества преступлений не только снижает эффективность деятельности правоохранительных органов, но и объясняет формирование в массовом сознании мнения о некомпетентности, коррумпированности сотрудников данных органов.

В-четвертых, предложенные практические и профилактические меры позволят в значительной мере повлиять на развитие такого феномена в преступной области, как служебная коррупционная преступность. В настоящее время, данный вид преступлений представляет собой достаточно сложное криминальное явление, которое до настоящего времени полностью не изучено. Отставание в исследовании данного феномена, позволяет ему развиваться и порождать за собой серьезные негативные последствия в правовом поле, области экономики, и даже на общегосударственном уровне.

Продолжать оставаться в стороне и не вносить свои предложения, с точки зрения гражданской позиции, автор не может, соответственно предпринимает все попытки донести до общественности, что проблема служебной коррупционной преступности, является актуальной и сложно разрешимой. И как показало исследование, основной причиной развития этого преступного феномена является недостаточность участия государства в решении изучаемой проблемы. Постоянное отклонения наиболее важных поправок в действующее уголовно-правовое законодательство, создает для служебной преступности, благоприятные условия безнаказанности и бесконтрольности, и соответственно, способствует ее развитию и укреплению.

Article metrics

Views:83
Downloads:2
Views
Total:
Views:83