SYSTEMIC PROBLEMS IN EDUCATION AS A THREAT TO THE REPLICATION OF THE RUSSIAN WORLD (BEGINNING)

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.123.18
Issue: № 9 (123), 2022
Suggested:
22.08.2022
Accepted:
26.08.2022
Published:
16.09.2022
84
0
XML PDF

Abstract

The article (series of articles) is dedicated to a relevant problem in the educational space (sphere) and consists of four parts. In the first part, the author describes problematic situations and formulates hypotheses for their resolution. Here, a verbal description of the education system based on empirical data is given. The basic systemic problems in education are identified: organizational; variability of educational program content; non-compliance of a student at the end of educational process stages with the demands of the society and employers. The second part builds models of the education sphere and educational space by different approaches (systemic, structural and functional, process-based). In the third part, the author offers their version of the concept of modern secondary and secondary vocational education. The fourth part presents the system model of the future educational space.

1. Введение

В условиях слома действующего миропорядка необходимо уточнить этимологический смысл понятия мир. В различных толковых словарях можно выделить два основных течения: мир как гармония, антитеза войны, состояние покоя предмета при взаимодействии с внешней средой (гомеостаз) и второе – мир как организация мироздания (космос, Земля, общество, община). Причем основные контрасты видятся в Библии (скорей всего, из-за различных переводов с арамейского на древне-греческий, с греческого на церковно-славянский, с церковно-славянского на русский и т.п., о чем еще писал Л.Н.Толстой [16]), где противопоставляются смыслы: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10:34-36) и «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам» (Ин. 14:27).

При более глубоком рассмотрении этимологии «мира» автор статьи приходит к выводу, что один смысл не противоречит другому. Более того, одно понятие дополняет другое. В одном контексте Иисус и Апостолы с пророками говорят о новой системе миропонимания Бога Слова: «мир Мой даю вам», т.е. это организационная система общества и личности, построенная на добродетелях и нравственности. В другом говорится о необходимости отстаивать этот мир «мечом» (в герменевтике – Слово Божие). Автор статьи трактует это как строение вселенной – («мир»), состоящей из доброго и злого, плохого и хорошего, нравственного и безнравственного (или в других девиациях как «Инь и Ян» или «Хаос и Порядок») и т.п. В христианской традиции Иисус принес в мир Свет, т.е. разделил темное и светлое, обращая внимание, что «нельзя служить одновременно и Богу и маммоне» (Мф. 6:24).

Ранее в русском языке было два (и более) написания слова мир: «мир» и «мiр», т.е. подразумевалось два смысловых обозначения этого слова. «Мир» - состояние покоя, гармонии (гомеостаза) и «мiр» - организация (система). Культурно-историческая традиция русского общества сложилась из православного миропонимания: только в служении Слову Божию как источнику Света можно прийти к миру внутреннему – покою, гармонии (гомеостазу) – антропоцентрическая концепция.

Мы рассматриваем сегодняшнее обострение международных отношений как столкновение двух противоположных (с точки зрения онтологии) миров (цивилизаций), т.е. общественных систем. Западный мир (мiр) – либеральная тирания на обломках изжившей себя капиталистической системы противопоставляется Русскому миру (мiру) – заново формирующимся социально-экономической и социально-политической моделям на основе культурно-исторической матрицы православного миропонимания [1], где  России отведена ведущая роль в становлении многополярного мироустройства гуманистически-ноосферной космической цивилизации [20]. Укрепление Русского мира (общественной системы) на основе добровольного объединения общества вокруг культурно-исторической матрицы разрушает принудительную систему либеральной тирании Западного мира, основанной на силовом механизме удержания власти и информационной изоляции элементов системы (общества) [10, С. 150].

Однако Русский мир не только геополитическое пространство, это, прежде всего, культурно-исторический тип общества, которое воспроизводится за счет преемственности поколений. Для формирования Русского мира как системы следует добиться устойчивости ее элементов во внутренней и внешней средах. С этой целью рассмотрим «сферу образования» [21] как подсистему Русского мира – необходимый элемент воспроизводства русской цивилизации.

2. Эмпирические данные в сфере образования

В связи с тем, что статистика трудоустроенного населения по уровню образования (рис. 1) от года к году принципиально не меняется и более 65% состава рабочей силы составляют лица, не имеющие высшего образования, границами исследования в данной работе будет сфера образования, относящаяся к деятельности Министерства просвещения Российской Федерации.

Структура рабочей силы по уровню образования

Рисунок 1 - Структура рабочей силы по уровню образования

Примечание: сводные данные статистического сборника «Труд и занятость в России. 2021»

Поэтому исследовательской задачей становится анализ гражданского самосознания, знаний, умений, навыков и формирование компетенций, необходимых для жизни человека в обществе (Русском мире) именно этой категории (65%) населения. В монографии, подготовленной коллективом авторов НИУ ВШЭ отмечается, что такая исследовательская задача затруднительна из-за недостаточности данных о качестве образования. На всех уровнях, кроме школьного, этих данных просто нет — отсутствуют объективные механизмы оценки качества. А данные объективной оценки школьного образования закрыты для анализа нужной глубины [13, С. 11]. В этой связи автор позволит себе пользоваться более широким спектром источников данных, а не только эмпирическими научными данными.

Результаты работы образовательного центра «Сириус» и других образовательных учреждений по обучению одаренных детей впечатляют [42]. Периодически в СМИ эти достижения трактуются как положительная динамика развития современной молодежи. В 2018 году на Всероссийской олимпиаде школьников (ВОШ) вручили 2284 диплома, это приблизительно 1,55 диплома на 100 тыс. населения страны [13, С. 363].

Однако нами будет исследована обратная сторона медали сферы образования, так как еще в начале XX века А.А.Богданов обозначил степень устойчивости системы по уровню слабого звена [4].  В этой связи проанализируем состояние подростковой преступности, так как в преступлениях и правонарушениях ярче всего отражается зависимость следствия от причин [14, С. 11-12]. Общая динамика совершенных преступлений за последние почти 20 лет значительно снизилась (рис. 2).

Количество совершенных преступлений несовершеннолетними в РФ

Рисунок 2 - Количество совершенных преступлений несовершеннолетними в РФ

Примечание: сводные данные из статистических сведений ГИАЦ МВД России по годам

Если в 2004 году удельный вес совершенных преступлений несовершеннолетними от общего числа расследованных преступлений составлял 9,8% (каждое десятое), к 2008 году этот показатель составлял 6,8% (каждое пятнадцатое), к 2012 показатель снизился до 5,1% (каждое двадцатое), то к 2021 году этот показатель составил 3,1% (каждое тридцать второе преступление). То, что динамика подростковой преступности снижается это положительный результат, однако следует учесть тот факт, что в 2021 году ими было совершено 31865 преступлений. Это примерно столько же, сколько всего совершено в РФ грабежей (31456) в 2021 году [28].

Кроме того, динамика совершенных несовершеннолетними (или при их соучастии) особо тяжких преступлений, наказание за которые начинается от 10 лет лишения свободы до максимального срока не сильно меняется с 2010 года и показатель держится в районе 1951 (среднее арифметическое) преступлений в год такого характера (рис. 3). Эта цифра сопоставима (почти один к одному) с общим количеством одаренных детей, получивших дипломы ВОШ в 2018 году. Следует также отметить, что в 2021 году несовершеннолетними (или при их соучастии) было совершено 9055 преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких преступлений.

Предварительно расследованные особо тяжкие преступления, совершенные несовершеннолетними или при их соучастии

Рисунок 3 - Предварительно расследованные особо тяжкие преступления, совершенные несовершеннолетними или при их соучастии

Примечание: данные Генеральной прокуратуры РФ

Далее рассмотрим показатели выявленных несовершеннолетних лиц, совершивших преступления по регионам (табл. 1):

Таблица 1 - Регионы с наибольшим и наименьшим количеством выявленных несовершеннолетних лиц, совершивших преступления

годы

Пятерка субъектов с наибольшим показателем совершенных преступлений (кол-во)

Пятерка субъектов с наименьшим показателем совершенных преступлений (кол-во)

Субъект

Кол-во

Субъект

Кол-во

2010

Свердловская область

3519

РСО-А

128

Челябинская область

2735

Ненецкий АО

68

Красноярский край

2714

Чеченская республика

52

Кемеровская область

2345

Чукотский АО

32

Новосибирская область

2328

Республика Ингушетия

10

2015

Свердловская область

2659

Республика Калмыкия

50

Челябинская область

2094

Чукотский АО

24

Иркутская область

1895

Ненецкий АО

24

Красноярский край

1870

Чеченская республика

22

Пермский край

1835

Республика Ингушетия

16

2018

Свердловская область

2129

РСО-А

60

Челябинская область

1742

Республика Ингушетия

43

Иркутская область

1550

Ненецкий АО

39

Кемеровская область

1510

Чукотский АО

15

Красноярский край

1222

Чеченская республика

5

2021

Свердловская область

1316

РСО-А

41

Челябинская область

1159

Республика Ингушетия

26

Кемеровская область

1122

Ненецкий АО

15

Иркутская область

1000

Чукотский АО

13

Красноярский край

898

Чеченская республика

7

данные Генеральной прокуратуры РФ

Указанные нелицеприятные показатели подростковой преступности дополняет печальная статистика совершенных (попыток совершения) суицидов несовершеннолетними. Из ежегодного доклада детского омбудсмена на начало 2022 года [26] следует, что информация суицидов между данными Росстата и Следственного Комитета (СК) России отличается. Тем не менее, Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка ссылается на точечные запросы в региональные отделения Уполномоченных по правам ребенка в 85 субъектов России и полученные оттуда данные схожи с данными СК России.

На основании этих сведений детский омбудсмен считает ситуацию более чем тревожной. Число попыток суицида среди несовершеннолетних за последние три года увеличилось почти на 13% с 3253 до 3675 (2019 год – 3253, 2020 год – 3051, 2021 год – 3675). Существенно выросло на 92,5% и число повторных попыток суицида со 188 до 362 (2019 год – 188, 2020 год – 296, 2021 год – 362).

Согласно докладу детского омбудсмена, причинами суицидов становились:

- отсутствие взаимодействия в семье, ссора, конфликты с родителями;

- психические расстройства ребенка;

- несчастная любовь;

- ссоры со сверстниками, недовольство своей внешностью;

- проблемы в обучении;

- влияние противоправной информации в сети Интернет.

Добавим к вышеизложенному анализ эмпирических данных всероссийского репрезентативного социологического опроса, проведённого РИСИ совместно с ФНИСЦ РАН в 2021 г. Около 49 % россиян в возрасте 18–35 лет высказались о том, что готовы бороться за своё место в жизни, даже поступаясь моральными принципами и нормами, а также использовать все доступные для этого средства, включая противоречащие закону. Около 40% молодых россиян считали для себя «вполне допустимым» получение доходов из любых источников, в том числе незаконных. Среди 14–24-летних этот показатель оказался даже выше – 43%. Далее Сушко П.Е. на основании указанного опроса приходит к выводу, что в связи транслируемыми популярными блогерами жизненно-стилевой «нормы» поведения и успеха, у молодежи распространяется релятивистское настроение, снижается вера в необходимость образования и усердного труда, что идет в разрез с проводимой государством социальной политикой [15].

Более половины молодых россиян (57%) указывают на существующие недоработки в отношении реализуемой молодёжной политики на местах. Согласно опросам, молодёжь отличается от остальных групп населения более высокой готовностью выходить на несанкционированные массовые акции - у подростков 14–17 лет достиг максимального значения (9%). Подавляющее большинство (около 72%) подростков 14–17 лет не проявляют никакого интереса к общественной жизни даже в доступных для них форматах. Далее Попов П.В. на основании указанного репрезентативного исследования характеризует современную молодежь как инфантильную, в особенности жителей крупных городов и двух мегаполисов, замещающих гражданское самосознание информационным шумом в социальных сетях [11].

Стоит отметить, что преступления, совершенные с использованием информационно-телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации, несмотря на замедление роста (рост составляет 1,4%), остается одной из самых распространенных в России. В 2021 году было совершено - 517722 преступлений такого характера, из них тяжких и особо тяжких - 288312, в сети Интернет - 351463 (рост с аналогичным периодом предыдущего года составил 17%), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности (публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма) – 315 (рост составил 35,8%) [28]. Мы можем лишь косвенно предположить, что данные классификации преступлений совершают преимущественно молодые люди, ввиду отсутствия квалификационных навыков в сфере информационных технологий у большинства более старшего поколения.   

Подведем предварительные итоги для приблизительной оценки картины в целом. В России около 30 млн детей и подростков в возрасте до 17 лет (точные сведения до настоящего времени проведенной в 2021 году всероссийской переписи населения не предоставлены, а по данным Минпросвещения РФ на начало 2021/22 учебного года в России в учебных заведениях обучается 17 314 160 детей [32] с учетом начального образования). Разделим на три части, чтобы был виден подростковый возраст. Из 10 млн несовершеннолетних: 72% - инфантильны; 43% - потенциальные преступники; 0,32% - совершившие преступления; 0,04% несовершеннолетних, совершивших суицид; 0,02% - одаренных детей. Еще есть дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). С кем строить будущую Россию?

3. Базовые причины кризисного состояния в образовании

На основании изложенного мы согласимся с оценкой кризисной ситуации в системе образования, данной Золкиным А. Л.: «процесс реформирования породил гибрида двух альтернативных по своей внутренней интенциональности систем – советской социально-ориентированной модели образования и либерального образовательного натурализма, усиленного постлиберальным постмодернизмом» [7].

С каждым годом все контрастней проявляется гибридное общество, основанное не на массовом образовании, а отклоняющегося в сторону элитарного, внутренне раздробленного. Здесь противопоставляются стихии базовых потребностей стихиям высших ценностей. Последние порождают массовые патриотические идеологемы и вытесняют космополитных иждивенцев, транслирующих ложные идеалы. Проблема следования ложным ценностям порождение не сегодняшнего дня. Даже в ближайшем окружении Иисуса Христа был предатель, который отверг высшие ценности, оставаясь приверженцем земных радостей. Можно привести пример из отечественной истории, где св. благоверный князь Александр Невский противопоставлялся его современнику князю Галицкому Д.Р. В результате «предательства веры» сформировалась так называемая Галиция – территория, населенная обществом с неонацистскими ценностями [2].

Сегодня можно противопоставить награжденного посмертно звездой Героя с присвоением звания Героя России Нурбагандов М.Н. якобы «вундеркинду» и законодателю цифрового будущего для поколения Next Раковой М.Н. (на момент написания статьи находилась под домашним арестом  по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4. ст. 159 УК РФ) или некоторой части «культурно-ложной интеллигенции» добровольно эмигрировавшим из России после начала специальной военной операции на Украине. Здесь акцентируется внимание не на отдельных личностях, а на «внутреннем стержне» и духе человека, в сформированном человеческом достоинстве.

Одна личность, опираясь на ценности своей Родины и общества, готова пожертвовать совей жизнью, так как сформированный душевный мир не позволяет совершить грех предательства. Отказ от своего человеческого достоинства является непреодолимым экзистенциальным барьером даже перед лицом смерти. Другая личность космополитна, сформированная на базовых идеях эпикурейства со временем оскотинивается и становится рабом своих базовых потребностей. Почти сбылась мечта З.Бжезинского о мировом космополите. Но именно такая личность и нужна капитализму – раздробленная, узкоспециализированная, так как увеличение количества производственных цепочек повышает ВВП.  

Любое общество традиционно опирается на три социальных института: семьи, религии и государства. Западный мир, транслирующий и навязывающий другим цивилизациям отказ от институтов семьи, религии и политику двойных стандартов (государственный институт) вошел в предсказанную (1918 год) Н.Бердяевым стадию бытия: «жизнь народов Европы будет отброшена к элементарному, ей грозит варваризация. И тогда кара придет из Азии. На пепелище старой христианской Европы, истощенной, потрясенной до самых оснований собственными варварскими хаотическими стихиями, пожелает занять господствующее положение иная, чужая нам раса, с иной верой, с чуждой нам цивилизацией» [3].

И хоть наше государство постепенно преобразует либеральные реформы, зародыши чуждых Русскому миру ценностей остаются в образовательном пространстве. Наиболее явно сегодняшняя гибридизация общества видна в таблице 1, из которой следует, что среди регионов с наименьшими показателями подростковой преступности, преобладают республики Северного-Кавказа, где традиционно крепки институты семьи и религии (количество суицидов там также минимально или отсутствует).

Длительное время анти-лидером детской преступности является Свердловская область. Одну из ключевых причин такого лидерства можно увидеть в аналитической программе «БесогонТВ» [41], где акцентируется внимание на различных неправительственных организациях, транслирующих анти-российскую политику и либеральные ценности. В частности «Ельцин-Центр» в г.Екатеринбург с покровителем в лице губернатора Свердловской области Е.Куйвашева и различными «педагогическими недоразумениями» [17] в лице директоров образовательных учреждений не только в Екатеринбурге, но и в других городах России, которые отвергают патриотические течения.

4. Организационный кризис

Из вышесказанного выделяем одну из базовых причин в образовании – организационная система, в которой пространство (сфера) образования противопоставляется образовательному пространству (сфере). Макаров А.В. утверждает, что это разные понятия [9], где пространство (сфера) образования – структура и механизмы образования, а образовательное пространство рассматривается как взаимодействие пространства образования с внешней средой. Тем не менее разница в понятийном аппарате в структуре образования одним элементам дает основание оправдать свое бездействие принятыми правилами и стандартами, в рамках которых внешняя среда не является их функциональной сферой деятельности. Другие элементы в рамках исследовательских задач не могут объективно и всесторонне отвечать на проблемные вопросы по улучшению ситуации в образовании ввиду отсутствия таких функциональных возможностей.

Поэтому мы предполагаем, что система образования построена гибридным способом на основе структурно-функциональных и процессных подходах, которые зачастую противоречат друг другу. Учитывая, что состояние системы образования в Стратегии национальной безопасности РФ является одним из ключевых индикаторов конкурентоспособности России [22], проблемную ситуацию в организационной системе образования, как основополагающую, исследуем в остальных частях статьи.

Из вышеизложенного следует, что кризис в организационной системе образования порождает проблемы как в сфере образования, так и в образовательном пространстве. К последнему можно отнести явно выраженный фактор деструктивного влияния внешней среды (СМИ, культура, Интернет) на обучающихся, начиная с дошкольного возраста.

Такой вывод сделан коллективом авторов в результате исследования влияния цифровых устройств (ЦУ) на эмоционально-личностное развитие дошкольников. В результате проведенного анализа авторы приходят к выводу, что «несоответствующий возрасту контент, в частности содержащий сцены насилия, может способствовать развитию агрессивного поведения, проблем со сверстниками, тревожности, страха, замкнутости. Длительное время использования ЦУ может увеличивать уровень агрессивного поведения и понижать уровень просоциального поведения и социальных навыков, а также уровень развития понимания эмоций, эмоциональной саморегуляции, психологического благополучия, любознательности и других познавательных аспектов эмоционально-личностного развития» [5].

Очевидно, что данные выводы являются одной из причин кризисного состояния в образовании, а следствием выступают проведенные Сушко П.Е. и Поповым П.В. исследования (см. выше). И, на наш взгляд, такое влияние внешней среды на обучающихся касается не только дошкольников, но и сопровождает весь дальнейший учебный процесс. Решение данной проблемной ситуации нами видится в построении цифровой системы регулирования взаимодействия обучающегося с внешней средой. Модель системы будет показана автором в четвертой части статьи.

К базовым проблемам в сфере образования можно выделить два направления: (1) вариативность содержания образовательных программ и (2) несоответствие обучающегося по окончании этапов учебного процесса запросам общества и работодателей. Выделим основные моменты указанных проблем, решение которых будет описано в третьей части статьи.

5. Вариативность содержания образовательных программ

Дошкольное образование

С 1 сентября 2022 года образовательные учреждения переходят на два новых федеральных государственных образовательных стандарта (ФГОС) [23]. Новые ФГОС изначально заложили системные проблемы в образовании, где в ст. 1 сформулирована вариативность содержания образовательных программ. Таким образом в России появилось множество различных программ в дошкольном, начальном и общем образовании.

Из навигатора образовательных программ дошкольного образования Федерального института развития образования следует, что на сегодняшний день в России зарегистрировано 21 комплексных и 21 парциальных образовательных программ [33]. Этот же институт опубликовал анализ результатов ФГОС дошкольного образования (ДО): результативность реализации стандартов в субъектах РФ в целом – неудовлетворительны.

Далее в исследовании говорится: «в современной редакции ФГОС ДО отсутствуют принципы структурирования образовательного процесса (с учетом требуемой вариативности); принципы организации предметно-пространственной среды; методы оценивания («карта развития») позволяющая педагогу оперативно фиксировать, интерпретировать и использовать результаты наблюдений за детьми при проектировании образовательного процесса» [34].

Начальное образование

На сегодняшний день в России имеется 12 рекомендованных учебно-методических комплексов (УМК) для начальных классов. Кроме того, на 2022-2023 годы согласно Федеральному перечню учебников, утвержденному Минпросвещения России [31], имеется: для 1-х классов – 194 учебника; с 1-го по 2-ой класс – 4; для 2-го класса – 194; со 2-го по 4-й – 2; для 3-го класса – 193; с 3-го по 4-й класс – 7; для 4-го класса – 211; с 1-го по 4-й класс – 5. Итого в начальной школе утверждено 810 учебников, которые включаются в ту или иную учебную программу или УМК, утверждаемую директором образовательного учреждения [21].

Несмотря на критику первыми лицами государства содержания некоторых учебников, в России также разработано не поддающееся подсчету огромное количество рабочих тетрадей. Для упорядочения в этой области Министерством просвещения РФ было подготовлено письмо [25] на сокращение и использование такого вида учебного пособия, однако в большинстве случаях их использование продолжает осуществляться.  

Причем некоторые учебники и рабочие тетради к ним не соответствуют ФГОС для начальных классов. Если учебник по литературе «Литературное чтение. Часть первая. 4 класс» [8] под авторством Л.А.Ефросининой и М.И.Омороковой рекомендован Министерством образования и науки и включен в федеральный перечень, то рабочая тетрадь «Литературное чтение: 4 класс: рабочая тетрадь № 2» [6] под авторством Л.А.Ефросининой экспертизу не проходило.

В итоге в учебнике список литературы соответствует ФГОС, а в рабочей тетради учебный материал не соответствует логике стандартов. В частности, в учебное пособие включены сказки Н.П.Вагнера. Автор сказок относился к движению «экспериментального спиритизма» [12] и являлся противоречивой фигурой. В основе таких философских сказок лежит неизбежность страдания в результате раздробленности душевного мира человека и общества.

По нашему мнению, включение таких авторов как Н.П.Вагнер в учебную литературу для начальных классов, является завуалированным и целенаправленным вмешательством внешних сил в учебный процесс, направленный на разрушение у ребенка волевых качеств и стремления к жизни. Данное направление, по мнению автора, можно выделить в отдельную исследовательскую тему, целью которой является выявление причин детского девиантного поведения через призму литературы в начальных классах.

Общее образование

Если в общем образовании с 7 класса в некоторых образовательных учреждениях предусмотрено создание вариативных классов (кадетские, инженерные и т.п.), тогда понятие вариативность общего образования в контексте ФГОС объяснимо. Здесь же, под понятие вариативности можно отнести программы как для одаренных детей, так и для детей с ОВЗ, однако для последних разработаны отдельные стандарты.

Стоит обратить внимание, что обучающиеся 5-6 классов (и далее, если не вошли в классы по направлениям), выпадают из системных учебных программ, так как для общего образования такие УМК не разработаны (если для дошкольного и начального образования имеются рекомендованные учебные программы, то начиная с общего образования таких программ нет, их самостоятельно разрабатывает образовательное учреждение). Возможно это связано с тем, что указанные классы в возрастной психологии оцениваются как «ничейная земля» [18]. Не понятна также целесообразность вариативности учебных программ для дошкольного и начального образования.

Рассмотрим данную ситуацию с точки зрения теории систем. Автор статьи констатирует, что учебные пособия в системе образования являются информационной связью между элементами системы (ученик, учитель). Вариативность учебных пособий, нарушает равновесие системы, приводит связи к хрупкости (инфантильность) или разрыву (суицид, преступления). Такой плюрализм в образовании носит деструктивный характер, формирующий разобщенное, химерное (гибридное) общество. Поэтому данная проблема относится к системной категории.

6. Несоответствие обучающегося по окончании этапов учебного процесса запросам общества и работодателей

Согласно результатам Национального исследования качества образования (НИКО), у обучающихся 7-х классов (2014 год) слабо развиты математические навыки: умение считать, решать текстовые, геометрические и т.д. задачи, решать практикоориентированные задачи, работать с информацией. В исследованиях (2016 год) по английскому языку выявлено, что даже элементарные умения и навыки устной речи оказываются несформированными у абсолютного большинства пяти-, восьмиклассников. Отмечается также высокая дифференциация в качестве образования сельских и городских школьников [13, С. 104] (как отмечалось выше, становится очевидным уклон в сторону элитарности образования).

Исследования, проведенные в 2015 году порталом Superjob.ru показывают [35], что по мнению 64% россиян школьное образование хуже, чем было 10 лет назад. Основные нарекания – множество образовательных программ, поверхностные знания (нацеленность на тестирование), бюрократия (учитель очень много времени уделяет отчетности и бумажной волоките), отсутствие устных экзаменов, дороговизна так называемого «бесплатного» образования (дополнительные занятия у репетиторов). 63% уверены, что школа не дает достаточное количество полезных и практических навыков.   

Исследования, проведенные Общероссийским народным фронтом в 2017 году, показывают [36]:

- почти 32% школьников считают, что им не хватает глубоких знаний по предметам;

- почти 29% респондентов признались, что им недостает понимания, чем хотелось бы заниматься в будущем.

- на отсутствие полезных для выбранной специальности предметов указали 28% опрошенных;

- 17% подростков не удовлетворены отношением педагогов к учащимся;

- 14% – хотели бы большего внимания учителей к тому, как проходят уроки;

- почти 12% школьников указали на недостаток кружков и секций в школе.

Вместе с тем каждый пятый учащийся отметил, что школа никак не помогает определиться с будущей профессией.

Среди массовых востребованных профессий портал hh.ru [38] указал (в тыс. вакансий в год):

- менеджер по продажам – 66;

- продавец-консультант - 45;

- менеджер по работе с клиентами – 40;

- торговый представитель – 36;

- бухгалтер – 32;

- кладовщик – 25;

- продавец-кассир – 20;

- офис-менеджер – 20.

Неудивительно, что в связи с востребованностью перечисленных массовых профессий, работодатели к самым важным навыкам среди  кандидатов в 2020 году отнесли (по 10 бальной шкале):

- взаимодействие с людьми – 8,9;

- гибкость ума – 8,5;

- клиентоориентированность – 8,5;

- умение вести переговоры – 8,2;

- эмоциональный интеллект – 8,1;

- комплексное многоуровневое решение – 7,6;

- формирование собственного мнения – 7,4;

- критическое мышление – 6,9;

- креативность в широком смысле – 6,0 [37].

Учитывая, что справочник востребованных профессий на рынке труда утвержден 2015 году [39], автор статьи посчитал данную информацию устаревшей и не актуальной. В целях поиска общих базовых навыков взята за основу публикация блога 58 самых перспективных профессий будущего [40], где выделены основные и востребованные квалификационные навыки:

- использование онлайн-технологий;

- проведение исследований и прогнозов, планирование;

- анализ проектов, данных, информации;

- автоматизация, оптимизация бизнес-процессов;

- проектирование, разработка, моделирование алгоритмов, стратегий;

- оценка, диагностика, сравнительный анализ;

- контроль автоматизированных систем, оборудования;

- формирование команды, управление, разрешение конфликтов.

Очевидно, что востребованные навыки требуют аналитических (системных) квалификаций и умений в области конфликтологии и социальной коммуникации. При этом работодатель не требует для этого каких-либо подтвержденных квалификаций. В этой связи объяснимо стремление государственного заказчика по введению новых ФГОС с упором на духовно-нравственное воспитание.

Данные Рособрнадзора свидетельствуют, что около 50% девятиклассников поступают в старшую школу и затем сдают ЕГЭ для дальнейшего поступления в ВУЗы, а остальные 600 тысяч человек получают среднее профессиональное образование [30]. Тем не менее на рис. 4 видно, что основную долю безработных составляют лица со средним общим образованием.

Структура безработных по уровню образования

Рисунок 4 - Структура безработных по уровню образования

Примечание: сводные данные статистического сборника «Труд и занятость в России. 2021»

На основании изложенного можно предположить, что концепция среднего общего образования не эффективна. В большей степени в 10-11 классы идут люди, чтобы не потерять связь с коллективом и боязни социализации. В дальнейшем большая часть в ВУЗы так и не поступает по субъективным причинам, что противоречит данным Рособрнадзора. В то же время, не имея практических и теоретических навыков трудовой деятельности, выпускники среднего общего образования являются невостребованными на рынке труда.

7. Заключение

В свое время А.А.Богданов считал, что необходима всеобщая организационная наука и базовые принципы он изложил в известной «тектологии». Там же он отметил, что эта наука будет востребована только при смене научных воззрений [4] (технологических укладов по С.Глазьеву). В эпоху постиндустриализации и цифровизации необходима иная точка зрения на систему передачи знаний. Как Коперник заставил Землю вращаться вокруг Солнца, так и нам сегодня стоит пересмотреть учебный процесс в условиях цифровизации. При следовании международным стандартам это невозможно. Может быть время всеобщей науки еще не наступило, но обобщенность знаний уже востребована.

При увеличении объема знаний, следуя прежним парадигмам, будет продолжаться «ужимание» предметных областей или увеличение сроков обучения. Образовательные учреждения «делают» из детей «переносные накопители информации», вместо того чтобы прислушаться к запросам работодателей на спрос навыков - способность к семиозису высокого порядка и творчеству [19].

С целью устранение изложенных в статье базовых системных проблем необходимо проанализировать существующую систему образования различными подходами (системный, структурно-функциональный, процессный). Разработать новую концепцию образования с учетом влияния постиндустриальной (цифровой) эпохи на учебные процессы и личности воспитуемых. На основе полученных данных представить новую модель системы будущего образовательного пространства. Указанные исследования будут проведены в остальных частях данной статьи.

Article metrics

Views:84
Downloads:0
Views
Total:
Views:84