Salary and conditions of labour of commoner Sisters of Charity from the Ufa Alexander Community of the Russian Red Cross Society in 1895-1914

Research article
DOI:
https://doi.org/10.60797/IRJ.2024.143.81
Issue: № 5 (143), 2024
Suggested:
31.03.2024
Accepted:
19.04.2024
Published:
17.05.2024
83
3
XML
PDF

Abstract

When studying the problem of women's labour in provincial Russian provinces, researchers often encounter the idea of comprehensive oppression of women workers' rights, both in terms of working conditions and wages. We share this position, but there were lacunas of exclusively female labour where wages and conditions were much better than those of men. The communities of the Sisters of Charity were an example of such an area of labour. In this article, we will examine the employment structure of nurses of mercy in Ufa: the conditions of admission to the Community or hospital, the cost and volume of work, the ratio of earnings and expenses, the position in the employment structure of commoners with secondary education.

The analysis of consolidated statistical data relating to the labour activity of the population of the Russian Empire (hereinafter – RI) and Ufa, and data on tariffs for goods and wages shows that the Sisters of Charity in Ufa in 1895-1914 were in a more favourable labour and legal position than the majority of working commoners with secondary education.

The study covers the period from 1895 to 1914. The lower boundary is explained by the opening of the Ufa Alexander Community of Sisters of Charity (hereinafter referred to as the Community) of the Russian Red Cross Society (hereinafter referred to as the RRCS) in 1895, i.e. with the institutionalization and emergence of a physical place of work and residence for the sisters. The upper boundary is explained by the beginning of the First World War, because when martial law was declared, the nurses were transferred to the frontline medical institutions and received salaries at different rates.

In the article, we used consolidated data of the Ministry of Internal Affairs of the RI

and provincial statistical materials
,
. Having studied them, we got an idea of the general state of labour resources and income level of low- and middle-educated personnel in Ufa in 1890-1910s. The second group of sources consisted of statistical data of the Ministry of Trade and Industry
,
and general census data
. Thanks to them, we clarified the data on price policy in Ufa, exact wage rates and general sanitary and hygienic living conditions of the population with low and middle income. The third group of sources is formed by the data from archival and library collections, containing the description of everyday life of the studied groups – Sisters of Charity of the Community
,
,
,
,
and commoners of Ufa in 1895-1914
,
. The fourth block of our sources and literature are articles by regional researchers, local historians and historians, which reflect different positions regarding the conditions and remuneration of women's labour in the region
,
.

1. Введение

Исследуя проблему женского труда в провинциальных Российских губерниях, исследователи часто сталкиваются с идеей всестороннего угнетения прав трудящихся женщин как в отношении условий труда, так и в отношении его оплаты. Мы разделяем эту позицию, но существовали лакуны исключительно женского труда, где заработная плата и условия были гораздо лучше мужских. Примером такой сферы труда были общины сестёр милосердия. В этой статье мы рассмотрим структуру занятости сестёр милосердия в Уфе: условия поступления в Общину или больницу, стоимость и объём работы, соотношение заработка и расходов, положение в структуре занятости мещанок со средним образованием.

Анализ сводных статистических данных, относящиеся к трудовой деятельности населения Российской Империи (здесь и далее – РИ) и Уфы, и данных о тарифах на товары и оплаты труда показывает, что сёстры милосердия в Уфе в 1895-1914 гг. находились в более выгодном трудовом и правовом отношении, нежели большая часть трудящихся мещанок со средним образованием.

Исследование охватывает период с 1895 по 1914 гг. Нижняя граница объясняется открытием в городе Уфимской Александринской Общины сестёр милосердия (здесь и далее – Община) Российского общества Красного Креста (здесь и далее – РОКК) в 1895 г., т.е. с институционализаций и появлением физического места работы и проживания сестёр. Верхняя граница объясняется началом I Мировой войны, т.к. при объявлении военного положения сёстры, переходили в ведение фронтовых лечебных учреждений и получали жалование по другим ставкам.

2. Методы и принципы исследования

В статье мы использовали сводные данные МВД РИ

и губернские статистические материалы
,
. Исследовав их, мы получили представление об общем состоянии трудовых ресурсов и уровня доходов низко- и средне образованного персонала в Уфе в 1890-1910-е гг. Вторую группу источников составили статистические сведения Министерства торговли и промышленности
,
и общие переписные данные
. Благодаря им мы уточнили данные о ценовой политике в Уфе, точные зарплатные тарифы и общие санитарно-гигиенические условия жизни населения с низким и средним достатком. Третью группу источников формируют данные из архивных и библиотечных фондов, содержащие описание повседневности исследуемых групп – сестёр милосердия Общины
,
,
,
,
и мещан г. Уфа в 1895-1914 гг.
,
. Четвёртый блок наших источников и литературы – статьи региональных исследователей-краеведов и историков, в которых отражаются различные позиции, относительно условий и оплаты женского труда в регионе
,
.

3. Обсуждение

Стать сестрой милосердия в Уфе могла любая девица или вдова в возрасте 18-40 лет, достаточно здоровая и грамотная, чтобы нести эти обязанности. Интересен и набор документов для приёма на работу и обучение в общину – метрическое свидетельство, вид на жительство (не обязательно, в Уфе Община сама снабжала им сестёр) и для питомиц каких-либо учебных заведений – свидетельство о прохождении курса

. Необычны тут сразу 3 вещи:

1. Несмотря на номинальные требования к женщинам быть девицами или вдовами, в Общину спокойно принимали и замужних женщин (например, супруга главного врача Общины Рауэр О.В., жена офицера Цитович С.Г., замужняя дама – Белевич М.П. и проч.). Объясняется это различными факторами – жёны врачей и служащих в Красном Кресте офицеров шли за своими мужами и продолжали жить семьёй и на фронте, а чаще – Община просто не могла предъявлять излишне строгие требования к желающим служить.

2. Для поступления в любое учебное заведение или на государственное/земское место работы было необходимо письменное согласие мужа, родителей, опекунов и прочих «представителей» женщины. Для работы в Общине требовалось согласие только самой испытуемой. Община, несмотря на полумонастырский образ жизни, давала женщинам небывалую свободу. Прослужив в Общине 2 года и сдав экзамен, женщина получала звание сестры милосердия

. Это позволяло ей трудиться в любой точке Империи, за сходные деньги, и достойно содержать себя, не завися от родственников или супруга.

3. Женщина могла поступить в Уфимскую Общину не имея постоянного места жительства в городе Уфа, что, во-первых, открывало доступ к работе и учёбе в Общине девушкам из других уездов и губерний (например, сестра Белова З.В. из Туркестанской или Фон-Гофланд А.А. из Рижской общин)

. А во-вторых служило социальным лифтом для родственниц ссыльных.

Община выделялась среди других мест работы для мещанок в Уфе благодаря множеству преимуществ. Вот некоторые из них:

1. Община снабжала сестёр не только носильными вещами, но и мелкими повседневными предметами, крышей над головой и горячим питанием. Номинальная зарплата сестёр в Уфе – 42 р., но на руки сёстры получали 6-10 р.

,
. В случае командировки на фронт или в район эпидемии на руки сёстры получали по 30 р/мес. или 1р/д.
и 75 р. дополнительного пособия, приблизительно раз в 3-4 месяца
. То есть, при полном обеспечении базовых потребностей сёстры на руки получали ок.72-120 р./год в мирное время. Дополнительно сёстры в свободные от учёбы и дежурств дни могли выходить на работу в частные дома с платой на руки 0,5р./д. (обычно у сестры за месяц «подённой работы» выходило ок.5-10 р.). График у сестёр в мирное время был весьма сбалансированным с 3 часовыми перерывами для еды, полноценным сном в 8 часов, временем для учебных занятий в течение дня и отпусками в выходные и праздничные дни
. Не требовали с сестёр и оплаты учёбы в 100 р./год
.

В то же время зарплата уфимской мещанки с не высоким уровнем образования составляла 4-14 р./мес. за 12-часовой рабочий день

,
. Больше половины этой суммы уходило на базовую корзину с мясными субпродуктами (от 7 р/мес. без найма жилья до 24 р/мес. с наймом дешёвой квартиры)
. Остальное уходило на съём дешёвого жилья совместно с другими трудящимися, при плотности 12,1 человек на 1 помещение
,
,
. Не проще жилось и мещанкам, имеющим средне-специальное медицинское образование. Получая его за пределами губернии за свой счёт, в уфимских больницах они получали конкуренцию за земское или городское рабочее место и зарплату от 240-300 р./год (у школьных фельдшериц) до 500-600 р./год (у больничных фельдшериц). При том, что квартирная компенсация, пенсионные привилегии и продвижение в табели о рангах полагались только врачам-мужчинам
. Из этого вытекает второй пункт.

2. Община обеспечивала сестёр не только видом на жительство, и оплатой налоговых и пенсионных отчислений (в эмеритальную кассу РОКК), но и медико-социальным обеспечением в виде:

а) права на пенсию в размере 200-300 р./год после 15 лет работы в Общине (или прочих учреждениях РОКК);

б) права использования санаторно-курортных ресурсов РОКК для рекреации в отпусках или после болезней и правом бесплатного проезда до места отдыха и обратно

;

в) права на проживание в убежище для больных и престарелых сестёр милосердия пожизненно

;

г) права на бесплатную медицинскую помощь в самой Общине или больнице по договорённости

, в случае инвалидизации сестры вследствие работы сестра пользовалась постоянной медико-социальной помощью и пособием Общины или РОКК.

д) права на государственное пенсионное обеспечение по особому правилу (в случае ранения, получение военной награды, получения личного дворянства и т.д).

4. Заключение

Сестры милосердия Уфимской Александринской общины Красного Креста находились в более выгодном положении по сравнению с большинством работающих мещанок со средним образованием и/или вообще без него. Условия работы, заработная плата и возможности для социального роста были заметно лучше. Иногда зарплата сестры милосердия пропорционально была выше, нежели у школьной фельдшерицы. Это, а так же то, что сёстры милосердия одни из первых женщин в РИ получили политические права (в Крестармейских комитетах и всероссийском союзе сестёр милосердия) свидетельствует об определенной эмансипации и улучшения статуса женщин в этой сфере труда на рубеже веков. Мы попытались представить альтернативный общему взгляд на женский труд, не как на маргинальный по своим условиям и стоимости, а как на почётный и привилегированный.

Article metrics

Views:83
Downloads:3
Views
Total:
Views:83