EDUCATIONAL POTENTIAL OF FOREIGN LANGUAGES IN THE PEDAGOGICAL PROCESS

Research article
DOI:
https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.46.186
Issue: № 4 (46), 2016
Published:
2016/04/18
PDF

Abstract

The highest level of mental behaviour is verbal-logical behavior, operating through language, so learning a new language entails mastery of new mental operations that leads to changes in cognitive, behavioral, and other areas of personality. Conscious training of required mental behavior contributes to the study of a foreign language; on the other hand, language contains a rich potential for the development of thinking. This article is devoted to the impact of foreign language on the development of personal potential, analyzing the nature of relationship between language and thought and observing the ways to use the developmental language features in the pedagogical process.

Чистяков А.В.

кандидат педагогических наук, старший преподаватель ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г.В. Плеханова» (Улан-Баторский филиал)

РАЗВИВАЮЩИЙ ПОТЕНЦИАЛ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

Аннотация

Высшим уровнем умственного поведения является словесно-логическое поведение, функционирующее благодаря языку, поэтому изучение системы нового языка влечет за собой необходимость овладения новыми умственными операциями, что приводит к изменениям в познавательной, поведенческой и других сферах личности. Осознанное обучение необходимому умственному поведению способствует изучению иностранного языка; с другой стороны, язык содержит в себе богатый потенциал для развития мышления. В данной статье рассматривается влияние системы иностранного языка на развитие личностного потенциала, анализируется природа взаимосвязи языка и мышления, обосновываются пути применения развивающих возможностей языка в педагогическом процессе.

Ключевые слова: язык и мышление, функции языка, педагогический процесс, умственное поведение.

 

Chistiakov A.V.

PhD in Pedagogy, Senior Lecturer, Plekhanov Russian University of Economics (Ulan Bator branch)

EDUCATIONAL POTENTIAL OF FOREIGN LANGUAGES IN THE PEDAGOGICAL PROCESS

Abstract

The highest level of mental behaviour is verbal-logical behavior, operating through language, so learning a new language entails mastery of new mental operations that leads to changes in cognitive, behavioral, and other areas of personality. Conscious training of required mental behavior contributes to the study of a foreign language; on the other hand, language contains a rich potential for the development of thinking. This article is devoted to the impact of foreign language on the development of personal potential, analyzing the nature of relationship between language and thought and observing the ways to use the developmental language features in the pedagogical process.

Keywords: language and thought, language functions, pedagogical process, mental behavior.

Вопрос соотношения языка и мышления с давних пор являлся предметом обсуждения и споров, однако их связь признавалась всегда. В настоящее время связь языка и мышления определяется следующим образом. Мышление определяет поведение человека и само одновременно является поведением, но только умственным, и состоит из тех же функциональных элементов: цель, ориентировка, программа достижения цели, управление поведением. Умственное поведение можно классифицировать по уровням сложности и организованности и по характеру решаемых задач: сенсомоторное, перцептивное и интеллектуальное; при этом последнее является наиболее сложно организованным, поскольку может быть отвлечено от ситуации и происходить мысленно. В нем принято выделять наглядное интеллектуальное и, на более высоком уровне, возникающее только благодаря речи словесно-логическое мышление, которое повышает качество и эффективность интеллектуального освоения ситуации [3]. Таким образом, необходимым условием для овладения языком является научение умственным операциям, которые должны стать привычными для человека.

Особенности мышления определяются особенностями языка. Л.С. Выготский считал, что мысль не воплощается, а совершается, формируется в высказывании, которое является основным элементом речевого поведения [2]. Чтобы выразить мысль, слова должны быть определенным образом организованы в линейной последовательности. Таким образом, усвоение языка состоит в приобретении навыка строить высказывание с помощью языковых средств.

Однако язык осуществляет не только когнитивную функцию, он также является средством передачи опыта поколений, сохраняет культуру, традиции, уклад жизни народа; спецификой языка также во многом определяется мышление отдельного общества или народа. Язык является неотъемлемым инструментом жизни народа, продуктом его творческой и познающей мысли, и в то же время он сам во многом определяет различные сферы жизни людей. Слова аккумулируют опыт человечества в решении жизненных задач, определяют общие свойства предметов, приемы использования значений слов для ориентирования в ситуации, понимание речи или текстов, а также опыт словоупотребления, говорения.

Б.Л. Уорф утверждал, что язык сам участвует в формировании идей, в создании программ и планов человеческой активности, в анализе впечатлений, в их объединении [4]. Таким образом, человек выделяет из своего опыта лишь те категории, которые заложены в системе языка, поскольку он умеет оперировать только ими. Укрепляющиеся в сознании способы мышления, причинно-следственные связи предметов и явлений окружающего мира, оценка человеком себя и других, отношение к миру – все это формируется благодаря языку, на котором человек обучается и воспитывается. Таким образом, в языке заключен тот воспитательный потенциал, который целесообразно задействовать в педагогическом процессе в рамках обучения различным предметам, а не только на занятиях по иностранному языку.

Как указывал А.А. Потебня, слово заключает в себе три стороны: содержание, внешнюю форму и внутреннюю [4]. Когда изучающий иностранный язык узнает новое слово, то оно соотносится с определенным понятием о том или ином предмете, явлении действительности или об отношениях между ними. Если связь между словом и явлением осуществляется посредством понятия на родном языке, то в этом случае возникает опасность того, что на основе двух моделей – родной и узнаваемой – может развиться собственная система мышления, явившаяся продуктом смешения отдельных неразличаемых в сознании обучающегося признаков моделей двух языков. Подобное явление в науке получило название интерференции. Поэтому одной из важнейших задач при изучении языка является установление в сознании прямой связи между словом и понятием.

Анализируя сущность слова в языке, Л.С. Выготский писал, что «слово всегда относится не к одному какому-нибудь отдельному предмету, но к целой группе или к целому классу предметов. В силу этого каждое слово представляет собой скрытое обобщение <…> значение слова, его обобщение представляет собой акт мышления в собственном смысле слова» [1, 10]. Таким образом, любое слово имеет как речевую природу, так и психологическую, относясь к области мышления и восприятия. Точные аналоги понятий с тождественными значениями встречаются редко и обычно наблюдаются в близкородственных языках, сохраняющих схожесть в своей структуре. В остальных случаях при изучении иностранного языка приходится переосмысливать свою картину мира, принимать другой способ мышления и строить свою речь в соответствии с иными правилами; поскольку речь и мышление неразрывно связаны, то при этом изменения происходят в различных областях познавательной сферы личности, изменяются предметные связи, ассоциации и мышление в целом. В том случае если меняется поле значений какого-либо понятия, человеку необходимо проанализировать каждое из них, выделить отличительные характеристики каждого элемента, чтобы затем синтезировать понятие уже на новом этапе его понимания. Таким образом, осмысленное изучение лексики другого языка предполагает стимулирование определенных мыслительных процессов – анализа, синтеза, сравнения и др.

Освоение родной речи происходит неосознанно, одновременно с психофизиологическим развитием ребенка, в то время как овладение вторым языком предполагает осознание системы языка. Получаемые путем сопоставительного анализа сведения, показывающие расхождения между языковыми явлениями, позволяют предупредить возможные ошибки обучающихся, а также прогнозировать сложности, которые могут возникать при овладении новым языком.

При всей важности сопоставления языковых фактов, этого оказывается недостаточно, так как оно не учитывает всего комплекса познавательной сферы человека. Поскольку грамматика – это логика языка, то в преподавании языка необходимо учитывать не только формальные различия между отдельными грамматическими категориями, но, прежде всего, с позиций системного подхода выявлять несоответствия средств различных языков для обозначения существующих в окружающем мире понятий и отношений между ними.

Способ мышления на иностранном языке может стать понятен при внимательном отношении к языковым фактам, однако редко применявшиеся раньше умственные операции должны стать привычными, и это является необходимым условием для овладения иностранным языком, отличным в грамматическом, структурном и генетическом плане. Чтобы научить обучающихся необходимому умственному поведению, необязательно опираться лишь на языковой материал – для конкретных случаев следует разработать необходимые упражнения, задания и тренинги, направленные на развитие, например, аналитического мышления, необходимого для понимания моделей высказывания в аналитических языках. В свою очередь, осваиваемая языковая система требует определенных умственных операций и способствует научению им. Таким образом, развитие мышления и овладение языком – взаимосвязанный процесс; не случайно на протяжении многих веков знание иностранных языков считалось необходимым для образованного человека.

Овладение языковыми моделями, оттенками семантики, особенностями грамматических конструкций ведет к новому пониманию мира и места самого человека в нем, к новому восприятию отношений между явлениями действительности, и в этом заключен богатый потенциал системы языка для воспитания человека и его успешной социализации. Изучение языка оказывает комплексное воспитательное воздействие на различные стороны личности – когнитивную, поведенческую и в том числе эмоциональную, причем их основа кроется в самом языке, раскрывающем свой потенциал при надлежащем внимании к тому материалу, который он в себе содержит.

Литература

  1. Выготский Л.С. Мышление и речь: психологические исследования. М. – Л.: Государственное социально-экономическое издательство, 1934.
  2. Выготский Л.С. Психология развития человека. М.: Смысл; Эксмо, 2005.
  3. Орлов Ю.М. Мышление и речь. М: Импринт-Гольфстрим, 1998.
  4. Потебня А.А. Слово и миф. М.: Правда, 1989.
  5. Whorf B.L. Language, thought and reality. Boston – N.Y., 1956.

References

  1. Vygotskij L.S. Myshlenie i rech': psihologicheskie issledovanija. M. – L.: Gosudarstvennoe social'no-jekonomicheskoe izdatel'stvo, 1934.
  2. Vygotskij L.S. Psihologija razvitija cheloveka. M.: Smysl; Jeksmo, 2005.
  3. Orlov Ju.M. Myshlenie i rech'. M: Imprint-Gol'fstrim, 1998.
  4. Potebnja A.A. Slovo i mif. M.: Pravda, 1989.
  5. Whorf B.L. Language, thought and reality. Boston – N.Y., 1956.