ASPECTS AND ISSUES OF ACCOUNTING FOR THE USE OF NATURAL LIGHT IN CULT ARCHITECTURE

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.126.26
Issue: № 12 (126), 2022
Suggested:
12.10.2022
Accepted:
18.11.2022
Published:
16.12.2022
285
0
XML PDF

Abstract

The aim of the article is to study the aspects and issues of taking into account the use of natural light in religious architecture. The tasks of the study include the analysis of the role of natural light in the space of religious buildings, as well as the study of the meaning of light in the sacred space of the temple buildings. It has been shown that the achievements of modern architecture have not diminished, but rather expanded the functions of light in the formation of the space and architectonics of religious buildings. Architectural space offers new solutions, building tectonics offers new forms in accordance with tendencies in architecture and design ideas. Based on the analysis of the formation of light environment in the space of modern religious buildings, an attempt has been made to predict the direction, nature and specifics of the functioning of light in the architecture of certain types of public buildings. It is shown that in the world practice of temple construction three main directions of work with light and space can be highlighted.

1. Введение

Архитектура начинается в момент, когда появляется свет. Естественный свет, оставаясь сравнительно неизменным, во все эпохи определял характер восприятия архитектуры, подчеркивал благодаря светотени и цвету тектонику зданий, воздействовал на восприятие формы, и являлся одновременно определяющим фактором создания эмоций, связанных с восприятием.

Вопросы использования природного света всегда актуальны в архитектуре. Особую значимость они приобретают в ретроспективном смысле, поскольку их изучение позволяет постичь многое из достигнутого в области использования естественного света в прошлом и касается истории архитектуры она важна для понимания современной и будущей архитектуры, значение света в которой трудно переоценить. Умелым использованием света можно сосредоточить внимание на элементах и деталях здания, подчеркивая их значимость, обострить контуры формы, выявить фактуру материала, и наоборот, – визуально «разрушить» архитектонику здания, ухудшить восприятие интерьера из-за резких светотеневых контрастов в поле зрения. Важна не только интенсивность света, но и способ, которым естественный свет проникает в пространство строения [1, С. 2]. Характер проникновения света и доминантный вектор создают желаемое восприятие и необходимую атмосферу в соответствии с назначением помещения.  В исследованиях Э. М. Думновой [1, С. 6] отмечается, что ведущая философия архитектурных решений в современном социокультурном пространстве зданий обеспечивает гармоничное использование преимуществ световых решений. Л.В. Карасева и Ю.Л. Лузина [2] достаточно системно исследуют направления использования естественной освещенности помещений в уплотненной городской застройке. А. М.  Лидов фокусирует свои научные исследования на особенностях учета световых решений в рамках создание сакральных пространств [6]. Как убеждают исследователи феномена света в современной архитектуре [8, С. 124], [9, С. 15], наряду с новым языком форм и материалов современной архитектуры изменилось и понимание значения света как во внутреннем пространстве здания, так и в его архитектурном образе, одновременно в восприятии элементов здания.

Цель статьи – исследовать аспекты и вопросы учета использования естественного света в культовой архитектуре.

2. Методы и принципы исследования

Методологическим принципом исследования послужил системный подход к изучению процессов использования естественного света в пространстве зданий культуры и в сакральном пространстве храмовых строений. Использованы методы обобщения, систематизации и структурного анализа использования естественного света в культовой архитектуре.

3. Основные результаты

Особенности световой среды в современных зданиях культуры

Интенсивное развитие технологий освещения и новых конструктивных решений, использование современных материалов и т.п. увеличивают область применения естественного и искусственного света. Среди общественных домов следует обратить внимание на тенденции организации световой среды в современных зданиях культуры, которые всегда были особыми объектами экспериментирования со светом, а также на монументальные и камеральные сакральные здания, принципы формирования световой среды которых не изменялись на протяжении веков [3, С. 61]. В жилых, производственных, учебных и офисных помещениях естественный и искусственный свет выполняет, прежде всего, употребительную функцию: доступ к отдельным помещениям и распределение в пространстве интерьера определяются точным расчетом в зависимости от назначения помещения. Исключительно из утилитарных потребностей естественный свет в зданиях культуры не необходим, а иногда даже нежелателен, например, в театральных зданиях, музеях, галереях, объектах, предназначенных для перформативного искусства и т.д., где его утилитарная роль минимальна, а желаемый комфорт визуального восприятия достигается средствами искусственного освещения.

Своеобразными прообразами современных общественных зданий стали объекты, реализуемые еще в середине прошлого века: музей Гугенгайма в Нью-Йорке (1959), часовня в Роншане (Франция, 1955), оперный театр в Сиднее (1959–1979), Национальная галерея Берли 1968) и т.д.

В нью-йоркском музее Гугенгайма основной мотив драматургии интерьера здания архитектор Ф. Л. Райт формирует вокруг столба света, который пронизывает все пространство вестибюля сверху вниз, проникая внутрь сквозь овальный проем в кровле (см. рис. 1).

Естественный свет становится важным формообразующим элементом структуры. Войдя в музей, невольно направляемся по направлению к свету, что является своеобразным гидом его внутреннего пространства. Данный дизайнерский мотив, основанный на доминировании природного света, неоднократно применяли создатели музейных пространств на протяжении десятилетий. Такой мотив использовал, в частности, Марио Ботта в проекте музея современного искусства в Сан-Франциско (1995). Домом-иконой, существенно повлиявшим на архитектуру современных зданий культуры и повлекшим отказ от многих стереотипов, стал музей Гугенгайма в Бильбао (1997) (см. рис. 2). В этом здании нет прямого угла, все поверхности и конструктивные элементы мягко изгибаются, а внутренние поверхности помещений плавно перетекают друг в друга. Ф. Гэри во многих реализуемых проектах использует мягкие изгибы в стальных конструкциях, связывая их с нетипичным расположением окон и световых фонарей и объясняя это тем, что беспорядочность изгибов предназначена для улавливания света. Извне примечательное здание реагирует на незначительные изменения дневного освещения, что перманентно влияет на изменение его визуального восприятия.

Особенности световой среды: нью-йоркский музей Гугенгайма

Рисунок 1 - Особенности световой среды: нью-йоркский музей Гугенгайма

Особенности световой среды: музей Гугенгайма в Бильбао

Рисунок 2 - Особенности световой среды: музей Гугенгайма в Бильбао

В некоторых объектах культуры естественный свет проникает внутрь со всех сторон благодаря использованию каркасных конструкций. Подобный принцип организации световой среды реализовывали в течение десятилетий во многих проектах. Одним из первых был проект Новой национальной галереи Берлина (1968, автор Мисс ван дер Роэ) [4, С. 61] (см. рис. 3 и рис. 4). Свет буквально пронизывает выставочное пространство главного зала через стеклянные стены. Подобно, в проекте оперного театра в Сиднее архитектор Йорн Утзон использовал монументальный стеклянный фасад, замыкающий пространство сферических оболочек кровли, открывая панорамный вид на океан. Однако инвазия прямого солнечного света, характер которого постоянно меняется, существенно усугубляла восприятие внутреннего пространства. Во многих постройках для улучшения светового комфорта в фасадах стали применять солнцезащитные устройства, а прозрачное стекло заменили матовым, цветным или тонированным, что привело к появлению новых светотеневых эффектов и изменило композиционное значение света.
Новая национальная галерея Берлина

Рисунок 3 - Новая национальная галерея Берлина

Новая национальная галерея Берлина

Рисунок 4 - Новая национальная галерея Берлина

Тенденция использования прозрачных фасадов в архитектуре оказалась очень устойчивой. Их используют повсеместно, независимо от погодных условий и предназначения строения. Во многих современных зданиях сквозь прозрачные фасады освещаются, прежде всего, пространства фойе, вертикальных коммуникаций, кулуаров, кафетериев и т.д., а основные помещения «закрыты» для дневного света. По такому принципу реализован, например, концертный центр «Харпа» в г. Рейкьявике (Исландия, 2011) (см. рис. 5 и рис. 6), стены и потолки которого состоят из стеклянных панелей разных оттенков светло-голубого, светло-желтого цвета, вмонтированных в стальной каркас. Проникающий внутрь свет создает ощущение свободного пространства.
Концертный центр «Харпа» в г. Рейкьявике

Рисунок 5 - Концертный центр «Харпа» в г. Рейкьявике

Концертный центр «Харпа» в г. Рейкьявике

Рисунок 6 - Концертный центр «Харпа» в г. Рейкьявике

В зданиях культуры значительно расширились функции искусственного освещения [5]. Электрическое освещение совмещается со световыми инсталляциями. Основная идея световой инсталляции – создание новых образов, раскрытие характера объекта без сложных монтажных работ и существенных энергозатрат. Гибкое решение позволяет мгновенно трансформировать образ и изменять настроение пространства. Оптическая иллюзия позволяет видоизменять внутренние пространства помещений, интегрироваться в существующую среду или создавать оригинальное, динамическое световое решение помещения. Задания могут быть самые разные – от создания эмоциональной атмосферы до полной трансформации архитектурной формы и пространства. Благодаря использованию экстенсивного остекления и разнохарактерного искусственного освещения, современная архитектура отражает современную реальность – размытость границ между внутренним и внешним, реальным и виртуальным пространством. Естественный свет постепенно заменяется искусственным, сначала в форме систем электрического освещения, затем в виде световых технологий, создающих новую реальность (см. рис. 7 и рис. 8).
Пример использования технологии 3D video mapping в архитектуре: проекция картин Винсента ван Гога на стеновые поверхности

Рисунок 7 - Пример использования технологии 3D video mapping в архитектуре: проекция картин Винсента ван Гога на стеновые поверхности

Пример использования технологии 3D video mapping в архитектуре: проекция иконографического изображения на фасад храма

Рисунок 8 - Пример использования технологии 3D video mapping в архитектуре: проекция иконографического изображения на фасад храма

Особенности световой среды в современных культовых храмовых зданиях

Архитектоника традиционного христианского храма основывается на его символико-световой структуре, которая благодаря неизменности религиозной сущности ее составных элементов оставалась сравнительно неизменной на протяжении становления и развития сакральной архитектуры. В ней одновременно сочетаются значение света как сущностного носителя этой структуры и фактора материализации богословских символов и архетипов в архитектоническое выражение формы, которые могли изменяться в зависимости от изменений идейно-художественных ориентиров, поиска и разработки собственных региональных средств выразительности [7, C. 100]. Примером может служить выдающийся памятник прошлого – храм Софии Константинопольской (см. рис. 9 и рис.10).

Храм Софии Константинопольской

Рисунок 9 - Храм Софии Константинопольской

Храм Софии Константинопольской

Рисунок 10 - Храм Софии Константинопольской

Исследования последнего десятилетия дали основания выразить гипотезу о том, что задача создания грандиозного светового образа в пространстве храма связана с особой эстетикой света, которая во многом определила его материальную тектоническую структуру. Световая композиция тем самым становится своеобразным нематериальным каркасом, который подчиняет, а не дополняет каменную оболочку здания. Свет в пространстве храма несколько неожиданно становится объединяющим основанием, главным инструментом создания пространства и, одновременно, высшей целью этого создания [8, C. 115]. Свет, проникающий в храм преимущественно сверху, определяет параметры пространства, устанавливает иерархию, подчиняет себе составляющие элементы, внедряет динамику, создает соответствующее настроение, а также вводит посетителя храма в состояние иллюзии, усиливая эстетические переживания и вызывая неожиданные визуальные эффекты.

Сегодня в мировой практике храмостроения можно выделить три основных направления работы со светом и пространством (см. табл. 1).

Таблица 1 - Основные направления работы со светом и пространством в храмостроении

​Направление

​Особенности

Представители

Первое характеризуется степенью вмешательства природного света во внутреннее пространство, отделенностью от окружающей среды, интровертностью, углубленностью в свой внутренний мир.

Во многих современных монументальных и минималистских храмах, внутреннее пространство которых лишено архитектурных деталей, вызывающих часто чувство пустоты, единственным творцом сакральности является естественный свет. Другое значение света декларировали художники недалекого прошлого, для которых пространство архитектуры является соотношением абстрактных понятий.

К данной группе следует отнести проекты П. Цумтора. В небольшой часовне Брата Клауса пасмурное внутреннее пространство освещено естественным светом, который льется вниз из овального отверстия на вершине здания. Пространство часовни визуально отделено от окружающей среды и только свет и тень привлекают внимание посетителя. Сходные мотивы освещения сакральных пространств можем наблюдать в произведениях японского архитектора Тадао Андо, например, в «Храме света» [9, C. 215].

Представители второй группы впускают свет дозированно, освещая обычно основные пространства и фрагменты сакрального пространства.​

Во многих современных монументальных и минималистских храмах, внутреннее пространство которых лишено архитектурных деталей, вызывающих часто чувство пустоты, единственным творцом сакральности является естественный свет. Другое значение света декларировали художники недалекого прошлого, для которых пространство архитектуры

является соотношением абстрактных понятий.

Авангардный мир искусства, начиная от принципов Ле Корбюзье, трактует свет по-новому. Ле Корбюзье в часовне Notre Dame du Haut в Роншан и церкви Saint Pierre в Фирмине, Франция (1960–2006) предпочитал полутемные пространства, он не был сторонником чрезмерного освещения сакральных интерьеров. Свет, являющийся символом присутствия Бога, проникает в пространство построек сквозь небольшие проемы в стенах.

Светом акцентируют отдельные просторы и элементы часовни. В сиянии божественного света возникает статуя Богоматери на алтарной стене. Существенно «затемненными» могут быть и большие храмы, например собор Богородицы в Навигес.

​В третью группу входят здания, полностью раскрывающиеся наружу в окружающую среду, объединяя в одно целое внутреннее и внешнее пространства.

​Свет в таких храмах является универсальным средством идентификации функции архитектурного пространства, фактором, обеспечивающим атмосферу концентрации внимания и медитации, подходящей для созерцания и молитвы. Архитектурный образ здания извне формируется как «хорошо продуманная безупречная игра объемов в свете» [10, C. 25].

Постепенное освещение сакральных объектов достигло апогея в ряде современных приходских храмов и часовен для верующих разных конфессий [8, C. 115]. В таких храмах, как Хрустальный собор Филиппа Джонсона, прозрачные стены смело впускают внутрь окружающий мир. Свет, исполняющий пространство нефа, обретает новое мистическое выражение и открытость для всех, независимо от веры [6].

В сакральном пространстве будущих храмов существенно возрастет значение электрического света. Использование современных методов электрического освещения, 3D video mapping технологий, световых инсталляций в пространстве храма может показаться невероятным, особенно в православных церквях. Однако один из известнейших российских исследователей сакрального искусства А А. М. Лидов отмечает, что ближайшая традиция церковного искусства кажется исчерпанной, она перестает удовлетворять потребности современного человека; будущее сакрального искусства и архитектуры храма – в создании иконного образа с помощью современных мультимедийных инсталляций [6]. Посетитель храма должен почувствовать себя в пространстве не вполне земном и не совсем небесном, в пространстве посреднике. Храм существует ради этого. Чтобы воспроизвести такое пространство, должны применяться все средства: и обряд, и архитектура, и изображение, и световая драматургия [8, C. 84]. В будущем, как и сегодня, световые явления не только будут проявлять архитектурную форму, но и придавать эмоциональную глубину архитектурному пространству. Свет в среде храма останется традиционным и основным творцом его сакрального пространства, архитектоники и мистического настроения, оставаясь едва ли не последним понятным носителем метафизического и богословского содержания.

4. Заключение

Достижения современной архитектуры не убавили, а наоборот, расширили функции света в формировании пространства и архитектоники общественных зданий. В рамках с исследования были выявлены особенности световой среды в современных зданиях культуры. Архитектурное пространство предлагает новые решения, тектоника здания - новые формы в соответствии с тенденциями в архитектуре и идеях дизайна. Также были изучены особенности световой среды в современных культовых храмовых зданиях. Создание пространства светом можно сегодня реализовать также благодаря современным материалам и развитым технологическим решениям, усиливающим созерцание, метафорический, символический и сакральный характер пространства. Основываясь на анализе формирования легкой среды в пространстве современных культурных культовых зданий, была предпринята попытка предсказать направление, природу и особенности функционирования света в архитектуре определенных типов культовых зданий. Было установлено, что значительная часть современных реализуемых сакральных объектов своей архитектоникой и степенью вмешательства природного света во внутреннее пространство свидетельствует об их существенной отделенности от окружающей среды, декларируя интровертность, углубленность в свой внутренний мир. Другие – впускают свет дозировано, освещая обычно основные пространства и фрагменты сакрального пространства. В третью группу входят здания, полностью раскрывающиеся наружу в окружающую среду, объединяя в одно целое внутреннее и внешнее пространства.

Article metrics

Views:285
Downloads:0
Views
Total:
Views:285