CONVERSION FORMATION OF COLOR DESIGNATIONS IN ENGLISH AND TAJIK LANGUAGES

Research article
DOI:
https://doi.org/10.23670/IRJ.2024.139.151
Issue: № 1 (139), 2024
Suggested:
01.12.2023
Accepted:
21.12.2023
Published:
24.01.2024
95
2
XML
PDF

Abstract

The given article dwells on the role of conversion in the formation of color adjectives in English and Tajik languages. The author notes that in the comparative languages there is a fairly significant discrepancy in terms of the expression of color terms formed through conversion. While considering structural-semantic peculiarities of color designation in English and Tajik languages, one can assert that conversion is often involved in their formation, especially in English. The formation of color terms, more precisely color adjectives, by conversion method and some of their structural-semantic peculiarities in the comparative languages being taken into account as well. The results of the study show that in the languages being compared, only a small number of color adjectives have complete correspondence, both in terms of content and in terms of expression.

1. Введение

Конверсия как способ словообразования является один из самых распространённых и продуктивных способов словообразования во многих языках, в том числе в английском и таджикском. В начале хотелось бы немножко остановиться на проблеме определения конверсии в современном языкознании, поскольку, по нашему мнению, этот вопрос остаётся открытым. Как отмечает О.Д. Мешков, конверсия – такой способ словообразования, по которому от одной части речи образуется другая без каких либо изменений во внешней форме слова

.

Похожее определение даёт другой русский учёный Е.С. Кубрякова: «Конверсия – способ словообразования без использования специальных словообразовательных аффиксов; разновидность транспозиции, при которой переход слова из одной части речи в другую происходит так, что назывная форма слова одной части речи (или его основа) используется без всякого материального изменения в качестве представителя другой части речи»

.

М.В. Никитин, рассматривая вопросы теории словообразования и определения конверсии, отмечает, что «употребление слова данной части речи во вторичных синтаксических функциях, являющихся основными синтаксическими функциями другой части речи, может быть названо синтаксическим варьированием слова, принадлежащего к иной части речи, и нет оснований относить явления синтаксического варьирования к словообразованию. Приделом синтаксического варьирования являются субстантивация, адъективация, вербализация и т.п.»

. Так, по мнению М.В. Никитина, следует разграничить словообразование и синтаксическое варьирование, поскольку в первом случае действительно возникает новая словарная единица, а во втором случае этого еще не происходит.

Согласно А.И. Смирницкому, слова образованные путем конверсии, отличаются не только своими синтаксическими функциями, но и парадигмой, т.е. могут иметь формы лица, числа и т.п. Таким образом, так как конверсия связана с различиями в парадигме слова, его также можно назвать морфолого-синтаксическим типом словообразования, что и отмечается многими исследователями (например, в современной грамматике таджикского языка Ш. Рустамова). Подчеркивая другую характеристику конверсии, О.Д. Мешков отмечает, что при данном способом словообразовании, несомненно, имеют место семантические процессы и называет этот способ морфолого-синтаксико-семантическим

,
.

Исследуя структурно-семантические особенности цветообозначения в английском и таджикском языках, нами было выявлено, что и конверсия нередко участвует в их образовании, особенно в английском. Какое место имеет данный способ словообразования в английском и таджикском языках и является целью нашего дальнейшего исследования. В данной статье мы рассматриваем образование цветообозначений, точнее цветовых прилагательных, конверсионным способом и некоторые их структурно-семантические особенности в сопоставляемых языках.

2. Основные результаты и обсуждение

Состав цветовых прилагательных, указывающих в основном на цветовые оттенки в английском и таджикском языках часто пополняется за счет конверсии, в данном случае адъективации имен существительных. Наши исследования показали, что цветовые прилагательные в сопоставляемых языках могут образоваться от имен существительных, как простых, так и производных:

…the walls were a soft fawn color with a blush of pink in it; the wardrobe, the toilet-table, the chairs were of darkly polished old mahogany

; …as pure hues of rose and lily as ever her humid gales and vapoury skies generated and screened, justified, in this instance, the term
.

Падид омад он пардаи обнӯс,

Баросуд гетӣ зи овои кӯс

.

… ба сар аз болои мӯи мошубиринҷ саллаи сафед баста буд

.

Этот способ словообразования дает возможность носителю языка более точно передать не только те оттенки цвета, которые он видит, но и те, которые играют в его сознании, способствуют в выражении экспрессивности.

В английском и таджикском языках часто наблюдается образование новых цветовых прилагательных от имен существительных, поскольку названия предметов используются как прототипы цветовых значений. В сопоставляемых языках, особенно часто в английском языке, встречаются такие цветообозначения, которые берут основу от существительного и прочно вошли и закрепились в язык как прилагательные. Такие прилагательные в основном выражают оттенки цветов. Например, в английском языке: pink – а) гвоздика, б) розовый; rose – а) роза, б) розовый; violet – а) фиалка, б) фиолетовый; hazel – а) лесной орех, б) карий. В таджикском языке: заъфарон – а) шафран, б) шафранный, оранжево-желтый; лаъл – а) рубин, красный драгоценный камень, б) рубиновый, сочный красный; обнус – черный; буквально, черное как эбеновое дерево; гулнор/гулинор – а) цветок граната, б) ярко-красный, цвета цветка граната; мошбиринҷ – а) название национального блюда, б) седой.

Следует отметить, что направления производных слов, образованных конверсионным способом, в нашем случае образование цветовых прилагательных от имен существительных, определяется по семантическим (иногда логическим) критериям и по данным словарей. По этому вопросу О.Д. Мешков, подчеркивая высказывание А.И. Смирницкого, выражает и свою точку зрения: «Слова, сопоставляющиеся по конверсии, связаны внутренней семантикой и морфологически не различаются как основное и производное, так как их основы одинаковы, и только определенная дифференциация их семантического строения может указывать на основное слово и его производное»

.

Важнейшей причиной того, что в английском языке конверсия, и в нашем случае образование цветовых прилагательных от имен существительных, имеет особенно широкое распространение, можно считать ту особенность данного языка, которая состоит почти в полном отсутствии в нём морфологических показателей частей речи. Например: ivory throat – белая шея (буквально, белая как слоновая кость шея); ebony cliffs – черные скалы (буквально, черные как эбеновое дерево скалы); raspberry blouse – малиновая блузка; strawberry mole – красная родинка (буквально, красная как земляника родинка); ginger hair – рыжие волосы, имбирные волосы; violet eyes – фиолетовые глаза; hazel eyes – карие глаза (буквально, светло-коричневые как лесной орех глаза); rowan-berry lips – красные губы (буквально, красные как рябина губы): She looked wonderfully beautiful with her grand ivory throat…

.

В сопоставляемых языках цветовые прилагательные, образованные от имен существительных, в основном встречаются в художественной литературе и поэзии. В таджикской поэзии очень часто можно встретить ряд цветовых прилагательных, образованных конверсией, которые выражают оттенки определенного цвета и используются для экспрессивного описания и рифмы. Например, слова гулнор, лаъл, лол в таджикском языке выражают оттенки красного. Слово гулнор – сложносочиненное существительное от гули анор (цветок граната), в художественной литературе и поэзии встречается в значении «красный, т.е. красный как цветок граната» и может выражать как позитивные, так и отрицательные оттенки.

Ман бе ту зи хуни дида гулнор,

Ту хандазанон ба саҳни гулзор

.

В данном примере слово гулнор в значении «красный» выражает отрицательный оттенок: гулнор – красный от горьких слёз лицо.

В следующем примере данное слово означает «красный, красивый», чеҳраи гулнор – красные, красивые щёки:

Чеҳраи гулнор дорад ёри мо,

Қасди сад бемор дорад ёри мо

.

Слова лаъл и лол в таджикском языке являются синонимами – драгоценный камень красного цвета. Эти слова в качестве прилагательных в основном используются в значениях «красный, красивый»:

маи лаъл – красное вино;

Эй дил, ту ба асрори муаммо нарасӣ,

Дар нуқтаи зиракони доно нарасӣ,

Ин ҷо ба маи лаъли биҳиштӣ месоз,

К-ҷо ки биҳишт аст, расӣ ё нарасӣ

.

Слова обгина, мино, фирӯза выражают оттенки голубого и синего цветов: обгина санг = санги обгина – голубой камень; буквально, голубой как стекло камень; гунбади миноголубое небо; буквально, голубое как стекло небо; гунбади фирӯзаголубое небо; буквально, голубое как бирюза небо.

Ҷуръаи ҷом бар ин тахти равон афшондам,

Ғулғулаи чанг дар ин гунбади мино фигандам. Ҳофиз

.

Дар ин фирӯза гунбаз афканад дуд,

Кунад чашми кавокиб гиряолуд. Ҷомӣ

.

Конверсионный способ образования новых слов дает большие возможности для всякого рода окказиональных цветообозначений, для авторских новаций. Например: dark woodland eyes

– темно-зеленые глаза, букв. как темный лес зеленые глаза; рӯймоли мағзиписта – зеленый, фисташковый платок; риши мошбиринҷ – седая борода
.

3. Заключение

Итоги исследования показывают, что в сравниваемых языках полное соответствие, как в плане содержания, так и в плане выражения имеют всего небольшое количество цветообозначения, образованных от непроизводных существительных: лаъл – rube, заъфарон – saffron, пирўза (фирўза) – turquoise. Некоторым английским цветообозначениям, образованных от сложных имен существительных как сornsilk, seafoam и seashell не удалось найти соответствий в таджикском языке. В остальных случаях, соответствие в плане выражения цветообозначений в сравниваемых языках имеет отличительный характер. Так, английским цветообозначениям, образованных, как от простых, так и от производных существительных, в таджикском языке соответствуют в основном прилагательные, образованные суффиксальным путем, (например: amber – қаҳрабогун; rose – гулобӣ), словосложением (например: snow – сап-сафед, барфранг, pearl – марворидранг, садафмонанд) и прилагательные словосочетания (например: camel – қаҳваранги зардтоби паст, сornflower – кабуди равшан, кабуди кушод).

Article metrics

Views:95
Downloads:2
Views
Total:
Views:95