Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.092

Скачать PDF ( ) Страницы: 176-180 Выпуск: № 6 (108) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Чернов Д. Н. СТРУКТУРА ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ТРЕВОЖНОСТЬЮ У СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ / Д. Н. Чернов, К. И. Шачнева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 3. — С. 176—180. — URL: https://research-journal.org/psycology/struktura-otvetstvennosti-i-ee-vzaimosvyaz-s-trevozhnostyu-u-studentov-medikov/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.092
Чернов Д. Н. СТРУКТУРА ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ТРЕВОЖНОСТЬЮ У СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ / Д. Н. Чернов, К. И. Шачнева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 3. — С. 176—180. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.092

Импортировать


СТРУКТУРА ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ТРЕВОЖНОСТЬЮ У СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ

СТРУКТУРА ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ТРЕВОЖНОСТЬЮ
У СТУДЕНТОВ-МЕДИКОВ

Научная статья

Чернов Д.Н.1, *, Шачнева К.И.2

1 ORCID: 0000-0001-5404-5325;

2 ORCID: 0000-0002-7088-8223;

1, 2 Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (chernov_dima[at]mail.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются особенности структуры ответственности у студентов-медиков и ее взаимосвязь с состоянием тревожности. Приведены данные факторного анализа, подтверждающего амбивалентный характер организации ответственности у студентов-медиков и наличие взаимосвязей ответственности и тревожности у студентов за счет выделения в единый фактор «Боязнь ответственности» составляющих тревоги, депрессии и показателя «Трудности». У студентов с наличием специфического негативного отношения к взятию на себя ответственности, расценивающих ее как явление, ограничивающее свободу человека, наблюдаются более высокие показатели уровней тревоги и депрессии. Полученные результаты могут быть применены в консультационно-профилактической работе со студентами, в частности, относящимися к «группе риска» – гиперответственными студентами с высоким уровнем тревоги.

Ключевые слова: ответственность, тревога, депрессия, студенты-медики.

ON THE STRUCTURE OF RESPONSIBILITY AND ITS CONNECTION WITH ANXIETY
IN MEDICAL STUDENTS

Research article

Chernov D.N.1, *, Shachneva K.I.2

1 ORCID: 0000-0001-5404-5325;

2 ORCID: 0000-0002-7088-8223;

1, 2Pirogov Russian National Research Medical University, Moscow, Russia

* Corresponding author (chernov_dima[at]mail.ru)

Abstract

The article discusses the aspects of the structure of responsibility in medical students and its connection with the state of anxiety. The study presents the data of a factor analysis confirming the ambivalent nature of the organization of responsibility in medical students and the presence of interrelations between responsibility and anxiety due to the allocation of the components of anxiety, depression, and the “difficulty” indicator in a single factor, “the fear of responsibility”. Students with a specific negative attitude to taking responsibility, who regard it as a phenomenon that restricts human freedom, have higher rates of anxiety and depression. The results obtained can be applied in consulting and preventive work with students, in particular, those belonging to the “risk group”, which are hyper-responsible students with a high level of anxiety.

Keywords: responsibility, anxiety, depression, medical students.

В последние годы проблема тревожности личности все чаще становится предметом исследования психологов. Это связано с тем, что в настоящее время в мире создаются объективные факторы, затрудняющие жизнедеятельность человека: множество противоречивой информации, комплекс социально-экономических и психологических проблем, неуклонно возрастающий темп жизни, что создает все больше причин для роста уровня тревоги у современного человека [7].

В ряде случаев тревога является абсолютно нормальным состоянием, позволяющим более точно оценить текущие небезопасные обстоятельства. Однако неадекватно высокий уровень тревоги заставляет человека расценивать ситуации как потенциально опасные, даже когда они не влекут за собой угрозы, что, соответственно, мешает полноценному функционированию человека в социуме [6].

Особенно уязвимыми перед жизненными трудностями становятся лица студенческого возраста, поскольку этот период отличается существенными нагрузками и необходимостью справляться с большим количеством трудностей и задач. Поэтому повышенную актуальность приобретают исследования взаимосвязей между состоянием тревожности и другими психологическими особенностями, в частности, с ответственностью, которая является одним из профессионально-значимых качеств будущих специалистов.

Одним из острых вопросов изучения ответственности является недостаточный уровень феноменологической проработанности и отсутствие обстоятельно разработанной общей теории [2]. Теоретический анализ показывает различные толкования понятия ответственность в трудах отечественных и зарубежных психологов. В современной зарубежной литературе выделяется две субконцепции в интерпретации понятия ответственности – негативная и позитивная [11]. Негативные интерпретации ответственности ретроспективны и подразумевают под собой подотчетность за совершенные действия перед законом либо перед неким внешним авторитетом [8]. Положительные трактовки понимают ответственность как морально-этическое качество личности [9], [10]. В отечественной литературе [1], [5] термин «ответственность» зачастую объединяет в себе оба этих значения. Вслед за отечественными учеными, мы полагаем, что ответственность – это системное устойчивое психологическое образование, обуславливающее, с одной стороны, нравственный облик личности, а с другой, ее способность отвечать за свои действия. При этом отдельные компоненты этого сложного интегративного качества личности, могут быть обусловлены ее психоэмоциональным состоянием.

Работ, посвященных изучению взаимосвязей ответственности с тревожностью, недостаточно. Так, наличие взаимосвязей ответственности и тревожности установлено у выпускников школ в период подготовки к сдаче Единого Государственного Экзамена. Было выявлено, что в группе девушек к увеличению всех видов тревожности приводит повышение уровня значимости предметной сферы ответственности и снижение уровня значимости субъектной сферы ответственности. В группе юношей к увеличению всех видов тревожности приводит повышение уровня общественно-значимых целей и экстернальности при проявлении ответственности [3]. В то же время взаимосвязь ответственности и тревожности у лиц студенческого возраста оказалась не изученной.

Проблема роста уровня тревожности у современного студента, на наш взгляд, приобретает важное общественное значение. На сегодняшний день возрастают требования к специалистам различных направленностей, в первую очередь к будущим медицинским работникам и их профессионально-важным качествам, поэтому целью данной работы стало изучение структуры ответственности у студентов-медиков и ее взаимосвязи с состоянием тревожности в период их обучения в вузе.

Выборка исследования

В исследовании приняли участие 72 студента (60 девушек и 12 юношей) РНИМУ им. Н.И. Пирогова в возрасте от 19 до 23 лет.

Методики исследования

Для диагностики психо-эмоционального состояния студентов использовалась Госпитальная Шкала Тревоги и Депрессии (HADS); для выявления компонентов и полярных параметров ответственности применялась «Многомерно-функциональная диагностика «Ответственности» (ОТВ-70)» В.П. Прядеина [4], включающая полярные шкалы «Динамическая эргичность» – «Динамическая аэргичность», «Мотивация социоцентрическая» – «Мотивация эгоцентрическая», «Когнитивная осмысленность» – «Когнитивная осведомленность», «Результативность предметная» – «Результативность субъектная», «Эмоциональность стеническая» – «Эмоциональность астеническая», «Регуляторная интернальность» – «Регуляторная экстернальность», а также шкалы «Трудности» и «Искренность». Для структурной классификации исследуемых переменных применялся факторный анализ с вращением Варимакс. Статистический анализ осуществлялся при помощи компьютерного пакета «Statistica 12».

Результаты и их обсуждение

В результате факторизации из корреляционной матрицы было выделено пять факторов, позволяющих построить структурную модель ответственности у студентов-медиков, которые в совокупности объясняют 69,42% суммарной дисперсии. При описании факторов нами учитывались те переменные, которые вошли в фактор с весом больше 0,4. Значимые факторные нагрузки показателей тревожности и ответственности студентов отражены в таблице 1.

 

Таблица 1 – Факторная структура взаимосвязей состояния тревожности и ответственности у студентов

  Факторные нагрузки
Переменные Фактор 1 Фактор 2 Фактор 3 Фактор 4 Фактор 5
Тревога       0,83  
Депрессия       0,75  
ДЭ 0,63       -0,52
ДАЭ   0,78      
МС 0,69        
МЭ   0,76      
КО     0,81    
КОС     0,72    
РП 0,52       -0,56
РС         -0,80
ЭС         -0,76
ЭА   0,58      
РИ 0,75        
РЭ   0,78      
ТР       0,55  
ИС 0,80        
Собственное значение фактора 2,77 2,62 1,60 1,87 2,26
Процент объясняемой дисперсии 0,17 0,16 0,10 0,12 0,14

 

Из таблицы видно, что в первый фактор со значимыми факторными весами вошли следующие переменные: результативная предметность, динамическая эргичность социоцентрическая мотивация, регуляторная интернальность, искренность. Все показатели данного фактора находятся в прямой корреляционной зависимости. Этот фактор мы условно назвали «Социоцентрически ориентированное самоотверженное проявление ответственности», так как он сочетает в себе качества, характеризующие инициативного и самостоятельного в выполнении общественно значимых ответственных заданий человека: продуктивность, и добросовестность при выполнении коллективных дел; самостоятельное, без дополнительного контроля, неоднократно подтвержденное на практике, тщательное выполнение заданий; наличие социально значимой мотивации, выраженной в желании быть среди коллектива, общества, мотивации, связанной с чувством долга, преобладанием общественных интересов над личными; независимость от внешних обстоятельств, отсутствие попыток поиска «объективных» причин, объясняющих неуспех в тех или иных начинаниях. Следовательно, при значительной выраженности этого фактора может наблюдаться тенденция к преувеличенной, граничащей с неискренностью, готовности самоотверженно выполнять коллективную деятельность.

Второй фактор включает в себя эмоциональную астеничность, эгоцентрическую мотивацию, регуляторную экстернальность и динамическую аэргичность. Все показатели данного фактора находятся в прямой корреляционной зависимости. Данный фактор может быть обозначен как «Эгоцентрически ориентированное проявление ответственности», поскольку он отражает такие личностные особенности как склонность к отрицательным эмоциям при необходимости выполнения ответственного дела; преобладание личностно значимой мотивации, выраженной в желании обратить на себя внимание в процессе реализации ответственных дел, получить поощрение, вознаграждение, избежать личных осложнений, возможного наказания; объяснение неудач в деятельности стечением обстоятельств, противодействием других людей; необязательность.

Третий фактор представлен двумя переменными: когнитивной осмысленностью и когнитивной осведомленностью. Все показатели данного фактора находятся в прямой корреляционной зависимости. Этот фактор мы обозначили как «Понимание ответственности», так как он включает в себя две дополняющие друг друга точки зрения на природу ответственности: философское осмысление ответственности, понимание ее с позиций свободы, необходимости, долга, совести и рассмотрение ответственности со стороны наказания субъекта, как исполнительности. Следует также отметить, что полученная факторная структура представлений об ответственности подтверждает то, что русскоязычный термин «ответственность» зачастую объединяет в себе и позитивные, и негативные трактовки ответственности.

В четвертый фактор вошли три переменные: трудности, депрессия, тревога. Данный фактор мы назвали «Боязнь ответственности», поскольку он совмещает в себе отношение к взятию ответственности как к тяжкому бремени, расценивание возникающих в процессе выполнения задания трудностей в качестве существенного препятствия и связанные с этим состояния тревоги и депрессии. Все показатели данного фактора находятся в прямой корреляционной зависимости, что означает, что у студентов с наличием специфического негативного отношения к взятию на себя ответственности, расценивания ее как явления, ограничивающего свободу человека наблюдаются более высокие показатели уровней тревоги и депрессии.

И, наконец, пятый фактор включает четыре переменные с отрицательными факторными нагрузками: динамическая эргичность, результативная предметность, результативная субъектность, эмоциональная стеничность. Все показатели данного фактора находятся в прямой корреляционной зависимости. Этот фактор мы обозначили как «Пассивность в реализации ответственных заданий», поскольку отрицательные полюса входящих в него переменных отражают такие личностные особенности как необходимость дополнительного контроля при выполнении трудных и ответственных заданий, нерешительность, характеризующаяся перенесением выполнения заданий на последний момент, низкая продуктивность и отсутствие положительных эмоций при выполнении как коллективных, так и личностно значимых дел.

Таким образом, выявленная структура ответственности может быть представлена следующим образом (рис. 1):

28-06-2021 15-33-55

Рис.1 – Структура ответственности студентов-медиков

 

Поскольку структура полученных взаимосвязей на выборке студентов-медиков не сопоставлялась с данными по студентам, обучающимся по другим направлениям, остается открытым вопрос о ее специфичности именно для студентов медицинского вуза. Решение вопроса о том, в какой мере выявленная нами амбивалентная организация ответственности и обусловленность отдельных ее компонентов тревожностью характерна для студентов других специальностей, требует дальнейших исследований. Также можно предполагать наличие особенностей ответственности студентов в зависимости от возрастной динамики тревожности на протяжении студенческого возраста и половой принадлежности, однако проверка данного предположения требует дальнейшего расширения выборки исследования за счет включения в него представителей старших курсов и увеличения выборки юношей.

Выводы

  1. Факторная структура подтвердила наличие взаимосвязей параметров ответственности и тревожности у студентов за счет выделения в единый фактор «Боязнь ответственности» составляющих тревоги, депрессии и показателя «Трудности»: у студентов с наличием специфического негативного отношения к взятию на себя ответственности, расценивающих ее как явление, ограничивающее свободу человека, наблюдаются более высокие показатели уровней тревоги и депрессии.
  2. Выделенная факторная структура отражает амбивалентный характер организации ответственности у студентов-медиков. Факторы «Социоцентрически ориентированное самоотверженное проявление ответственности» и «Эгоцентрически ориентированное проявление ответственности», максимально объясняющие индивидуальные различия, характеризуют противоположные стратегии реализации ответственного поведения: добровольное и бескорыстное участие в выполнении общественно значимых ответственных заданий, связанное с чувством долга, желанием быть среди коллектива и необязательность, участие в реализации ответственных дел только ради поощрения, вознаграждения, из-за боязни возможного наказания, с перекладыванием ответственности за неуспех на других людей. Фактор «Понимание ответственности», в свою очередь, также включает амбивалентные представления студентов об ответственности: ответственность как осознанная необходимость и ответственность как исполнительность ради избегания наказания.
  3. Состояние тревожности, в котором пребывают студенты-медики, взаимосвязано только с одним аспектом ответственности в структуре личности («Трудности»). Можно предполагать, что остальные установленные нами особенности ответственности, как более устойчивого образования личности, обусловлены другими психологическими характеристиками динамические аспекты могут быть взаимосвязаны с особенностями темперамента, а мотивационная направленность — с теми или иными чертами личности. Данные предположения требуют эмпирической верификации и обозначают будущие перспективы изучения рассматриваемой нами темы.

Результаты исследования могут быть использованы для коррекционно-профилактической работы со студентами с целью улучшения их психоэмоционального состояния, преодоления негативных последствий амбивалентного представления об ответственности у студентов в медицинском вузе, в частности, относящихся к «группе риска» – гиперответственных студентов с высоким уровнем тревоги. Полученные данные могут быть использованы при разработке тренинговых программ, способствующих формированию гармоничного представления об ответственном поведении студента-медика.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Байлук В. В. Свобода, ответственность и социальная ответственность студентов / В. В. Байлук // Педагогическое образование в России. – 2016. – № 2. – С. 7–23. DOI: 26170/po16-02-01.
  2. Кашапова Г. И. Ответственность как социально-психологический феномен и уровни ее развития / Г. И. Кашапова // Казанский педагогический журнал. – 2012. – № 1(91). – С. 110–116.
  3. Никогосян Р. К. Взаимосвязь тревожности и ответственности у выпускников школ в период подготовки к сдаче единого государственного экзамена / Р. К. Никогосян // Молодой ученый. – 2020. – № 22 (312). – С. 481-484.
  4. Прядеин В. П. Психодиагностика личности: Избранные психологические тесты: Практикум / В. П. Прядеин. – Сургут: Сургутский гос. пед. ун-т, 2014. – 215 с.
  5. Сафин В. Ответственность как ведущее нравственное свойство личности / В. Сафин // Лит. Башкортостан. – 2004. – № 1. – С. 16–22.
  6. Спилбергер Ч. Д. Концептуальные и методологические проблемы исследования тревоги / Ч. Д. Спилбергер / Стресс и тревога в спорте. – М.: Физкультура и спорт, 1983. – С. 12–24.
  7. Утюж А. С., Юмашев А. В., Нефедова И. В. Анализ состояния тревожности у студентов медицинского университета / А. С. Утюж, А. В. Юмашев, И. В. Нефедова // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2016. – № 3–6. – С. 89–92.
  8. Brady A. Response and Responsibility: Rethinking Accountability in Education / A. Brady // Journal of Philosophy of Education. – 2020. – Vol. 55. – No. 1. – P. 25–40. DOI: 10.1111/1467-9752.12501.
  9. Faulkner L. Teaching Medical Students Social Responsibility: The Right Thing to Do / L. Faulkner, R. McCurdy // Academic medicine: Journal of the Association of American Medical Colleges. – 2000. – Vol. 75. – No. 4. – P. 346–350. DOI: 10.1097/00001888-200004000-00010.
  10. Hagège H. Responsibility and Functioning of the Mind / H. Hagège // Education for Responsibility. – 2019. – Vol. 4. – P. 1–102. DOI: 10.1002/9781119528319.ch2.
  11. Pellé S. Responsibility: A Polysemous Concept / S. Pellé, B. Reber // From Ethical Review to Responsible Research and Innovation. – 2016. – Vol. 3. – P.69–95. DOI: 10.1002/9781119318422.ch3.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bailuk V. V. Svoboda, otvetstvennost’ i sotsial’naya otvetstvennost’ studentov [Freedom, responsibility and social responsibility of students] / V. V. Bailuk // Pedagogicheskoe obrazovanie v Rossii [Pedagogical Education in Russia]. – 2016. – № 2. – P. 7–23. DOI: 10.26170/po16-02-01. [in Russian]
  2. Kashapova G. I. Otvetstvennost’ kak sotsial’no-psikhologicheskii fenomen i urovni ee razvitiya [Responsibility as the socially-psychological phenomenon and its development levels] / G. I. Kashapova // Kazanskii pedagogicheskii zhurnal [Kazan Pedagogical Journal]. – 2012. – № 1(91). – P. 110–116. [in Russian]
  3. Nikogosyan, R. K. Vzaimosvyaz’ trevozhnosti i otvetstvennosti u vypusknikov shkol v period podgotovki k sdache edinogo gosudarstvennogo ekzamena [The relationship between anxiety and responsibility in school leavers during the preparation for the Unified State Exam] / R. K. Nikogosyan // Molodoi uchenyi [Young Scientist]. – – № 22 (312). – P. 481–484. [in Russian]
  4. Pryadein V.P. Psikhodiagnostika lichnosti: Izbrannye psikhologicheskie testy: Praktikum [Psychodiagnostics of personality: Selected psychological tests: Practicum]. – Surgut: Surgutskii gos. ped. un-t, 2014. – 215 p. [in Russian]
  5. Safin V. Otvetstvennost’ kak vedushchee nravstvennoe svoistvo lichnosti [Responsibility as the leading moral property of the individual]// Lit. Bashkortostan [Literary Bashkortostan]. – 2004. – № 1. – P. 16–22. [in Russian]
  6. Spilberger Ch.D. Kontseptstual’nye i metodologicheskie problemy issledovaniya trevogi [Conceptual and methodological problems of anxiety research] / Stress i trevoga v sporte [Stress and anxiety in sports]. – M.: Fizkul’tura i sport, 1983. – P. 12–24. [in Russian]
  7. Utyuzh A. S. Analiz sostoyaniya trevozhnosti u studentov meditsinskogo universiteta [Analysis of the state of anxiety of medical university students] / A. S. Utyuzh, A. V. Yumashev, I. V. Nefedova // Aktual’nye problemy gumanitarnykh i estestvennykh nauk [Actual problems of the humanities and natural sciences]. – 2016. – № 3–6. – P. 89–92. [in Russian]
  8. Brady A. Response and Responsibility: Rethinking Accountability in Education / A. Brady // Journal of Philosophy of Education. – 2020. – Vol. 55. – No. 1. – P. 25–40. DOI: 10.1111/1467-9752.12501.
  9. Faulkner L. Teaching Medical Students Social Responsibility: The Right Thing to Do / L. Faulkner, R. McCurdy // Academic medicine: Journal of the Association of American Medical Colleges. – 2000. – Vol. 75. – No. 4. – P. 346–350. DOI: 10.1097/00001888-200004000-00010.
  10. Hagège H. Responsibility and Functioning of the Mind / H. Hagège // Education for Responsibility. – 2019. – Vol. 4. – P. 1–102. DOI: 10.1002/9781119528319.ch2.
  11. Pellé S. Responsibility: A Polysemous Concept / S. Pellé, B. Reber // From Ethical Review to Responsible Research and Innovation. – 2016. – Vol. 3. – P.69–95. DOI: 10.1002/9781119318422.ch3.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.