Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.53.215

Скачать PDF ( ) Страницы: 106-109 Выпуск: № 11 (53) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Киселева М. Г. ОСОБЕННОСТИ РОДИТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ У МАТЕРЕЙ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА С ВРОЖДЕННЫМ ПОРОКОМ СЕРДЦА / М. Г. Киселева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 5. — С. 106—109. — URL: https://research-journal.org/psycology/osobennosti-roditelskoj-pozicii-u-materej-detej-rannego-vozrasta-s-vrozhdennym-porokom-serdca/ (дата обращения: 28.03.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.53.215
Киселева М. Г. ОСОБЕННОСТИ РОДИТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ У МАТЕРЕЙ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА С ВРОЖДЕННЫМ ПОРОКОМ СЕРДЦА / М. Г. Киселева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 11 (53) Часть 5. — С. 106—109. doi: 10.18454/IRJ.2016.53.215

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ РОДИТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ У МАТЕРЕЙ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА С ВРОЖДЕННЫМ ПОРОКОМ СЕРДЦА

Киселева М.Г.

Кандидат психологических наук, научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева

ОСОБЕННОСТИ РОДИТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ У МАТЕРЕЙ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА С ВРОЖДЕННЫМ ПОРОКОМ СЕРДЦА

Аннотация

Cтановление родительской позиции при рождении ребенка с врожденным пороком сердца проходит в особых условиях. Важной родительской функцией является осуществление эмоциональной поддержки, любовь и безусловное принятие ребенка, создающие основу психологического благополучия ребенка. Часто мать ребенка с врожденным пороком сердца не способна осуществлять эти функции эффективно, что негативно влияет на формирование ее материнской позиции. Целью нашего исследования стало изучение особенностей материнской позиции у матерей детей второго года жизни с врожденным пороком сердца (ВПС) в период хирургического лечения. В исследовании приняли участие 98 детей с ВПС на стадии хирургического лечения, средний возраст: 13,08±1,23 месяца. Нами показано, что показатель «умение воздействовать на эмоциональное состояние ребенка» у матерей детей с ВПС в период хирургического лечения был ниже, заявленного разработчиком опросника критериального значения. В клинической группе, такие характеристики как: умение воздействовать на состояние ребенка, способность воспринимать состояние ребенка, понимание причин состояния ребенка, оказание эмоциональной поддержки, безусловное принятие имели статистически значимо более низкие показатели, чем в контрольной группе. Матери детей с ВПС с высоким уровнем депрессивной симптоматики испытывали трудности с оказанием эмоциональной поддержки своим детям, а также не принимали себя в роли родителя.

Ключевые слова: врожденный порок сердца, материнская позиция, депрессия.

Kiseleva M.G.

PhD in Psychology, A.N. Bakoulev Scientific Center for Cardiovascular Surgery

FEATURES OF PARENTS POSITIONS IN MOTHERS OF INFANTS WITH CONGENITAL HEART DISEASE

Abstract

The formation of the parent positions at birth with congenital heart disease runs in special circumstances. An important function of a perent is to exercise emotional support, love and unconditional acceptance of the child, creating the basis for child’s psychological well-being. Often the mother of the child with congenital heart disease is not able to perform these functions effectively, which adversely affects the formation of its parent item. The aim of our study was to investigate the characteristics of maternal position in mothers of children of the second year of life with congenital heart disease (CHD) during surgery. The study involved 98 children with CHD in the surgical treatment of stage, mean age: 13,08 ± 1,23 months. We have shown that the rate of «the ability to influence the child’s emotional state», in the mothers of children with CHD during the surgical treatment was lower, than the developer’s of the questionnaire criterion values. In the clinical group, such features as «the ability to influence the condition of the child», «the ability to perceive the child», «understanding the reasons for the child’s condition», «providing emotional support», «unconditional acceptance» had significantly lower scores than in the control group. Mothers of children with congenital heart disease with high levels of depressive symptoms experienced difficulties with the provision of emotional support for their children, and had difficulties in  acceptance themselves as parents.

Keywords: congenital heart disease, maternal position, depression.

Серьезные хронические заболевания, к которым, безусловно, относится самый распространенный врожденный порок – врожденный порок сердца (ВПС), оказывают серьезное воздействие на ситуацию формирования детско-родительских отношений в семье [1,2,3,4,5]. Неопределенность и витальность являются главными особенностями такой ситуации, что может служить источником эмоционального неблагополучия и особого отношения к ребенку, к материнству и к себе в роли матери[6,7,8,910]. Становление родительской позиции при рождении ребенка с врожденным пороком сердца проходит в особых условиях. Важной родительской функцией является осуществление эмоциональной поддержки, любовь и безусловное принятие ребенка, создающие основу психологического благополучия ребенка [11,12,13]. Часто мать ребенка с ВПС не способна осуществлять эти функции эффективно [6,7], что негативно влияет на ее материнскую позицию.

Захарова Е.И. определяет понятие материнская позиция как форму отражения, принятия и освоения женщиной своей социальной позиции матери; это особая система потребностей, связанных с материнством как общественно значимой деятельностью [14].

Целью нашего исследования стало изучение особенностей материнской позиции у матерей детей второго года жизни с врожденным пороком сердца (ВПС) в период хирургического лечения.

Исследование проведено в ФГБУ «Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им А.Н.Бакулева» РАМН (Директор – доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН, академик РАН Бокерия Л.А.) в Отделении детей раннего возраста (ДРВ),

Всего в исследовании приняли участие 143 матери. Клиническая группа составила 98 матерей детей с ВПС (дефект межжелудочковой перегородки (МКБ-10: Q21.1) на стадии хирургического лечения.

Контрольная группа состояла из 45 матерей детей без психической и физической патологии, без хирургической операции в анамнезе на момент исследования.

Для исследования эмоционального состояния матерей, особенностей материнской позиции были использованы следующие методики:

Шкала самооценки уровня реактивной и личностной тревожности (STAI) Ч.Д. Спилбергера, Ю.Л. Ханина, разработана Ч.Д. Спилбергером в 1966-1973 гг., на русском языке адаптирована Ю.Л. Ханиным. Шкала признана надежной и информативной методикой самооценки уровня тревоги в данный момент (реактивной (ситуативной) тревожности как состояния – A-stait) и личностной тревожности (как устойчивой характеристики – A-trait).

Шкала депрессии Центра эпидемиологических исследований США (Center for Epidemiological Studies Depressiоn Scale CES-D) разработана в 1977г. Рэдлофом. Опросник был переведен и валидизирован в России (А.В. Андрющенко, М.Д. Дробижев, А.В. Добровольский). Эта шкала, состоящая из 20 пунктов, предназначена для выявления депрессивных состояний.

Для исследования особенностей эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия был использован «Опросник особенностей эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия», разработанный Е.И. Захаровой.

Методика «Семантический дифференциал» – методика построения индивидуальных семантических пространств. Координатами объекта в семантическом пространстве служат его оценки по ряду биполярных градуированных семибалльных оценочных шкал. Опросник состоял из 22 пар противоположных характеристик, по которым испытуемого просят описать своего ребенка. Высчитывался средний балл в паре.

Анализ результатов исследования эмоционального состояния в клинической и контрольной группах выявил статистически достоверно значимые отличия по всем исследованным позициям (р<0,01). Уровень депрессии в клинической группе составил 24,52±12,02 баллов, в контрольной группе 10,12±5,43 баллов, ситуативной тревоги 41,48±19,08 в клинической группе составил в контрольной группе – 18,12±9,62. В клинической группе 43,5% матерей имели признаки субклинической депрессии (более 9 баллов по ЦЭС), а 21.7% – выраженной депрессии (более 25 баллов по ЦЭС) за два дня до хирургической операции на сердце у ребенка. Через две недели после операции в клинической группе 30,04% матерей имели признаки субклинической депрессии (более 9 баллов по ЦЭС), а 18.22% – выраженной депрессии (более 25 баллов по ЦЭС). Таким образом, депрессивная симптоматика увеличивалась после проведенной хирургической операции. Корреляционный анализ не выявил статистически значимой взаимосвязи уровня депрессивной симптоматики до и после операции.

За два дня до операции в клинической группе 26,6% матерей имели высокий уровень ситуативной тревоги, 40,1% – повышенный, через две недели после операции в клинической группе 30,54% матерей имели высокий уровень ситуативной тревоги, 14,28 % – повышенный. Таким образом, ситуативная тревога снижалась после проведенной хирургической операции.

Образ ребенка исследовался с помощью метода «Семантический дифференциал».

Анализ результатов методики «Семантический дифференциал» выявил значимые различия в описании ребенка клинической и контрольной группах. Так, испытуемые из клинической группы статистически значимо ниже (p<0,05) оценивали своего ребенка как самостоятельного, сильного, здорового, спокойного, удачливого, ребенок-спасение, ребенок-надежда, -ребенок-радость. Оценки по таким характеристикам, как: долгожданный, умный и красивый имели максимальные значения как в контрольной, так и в клинической группах.

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня депрессии матери с баллами выраженности параметров характера при описании ей своего ребенка с ВПС во второй год жизни в период хирургического лечения выявил статистически значимые отрицательные корреляции между уровнем депрессии и уровнем представленности таких характеристик у ее ребенка, как:

  • любопытный (R= – 0,866, p=0,000);
  • довольный (R= – 0,507, p=0,00);
  • моя радость (R= – 0,396, p=0,001);
  • подарок (R= – 0,866, p=0,000);
  • добрый (R= – 0,594, p=0,000).

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня депрессии матери с баллами выраженности параметров характера при описании ей своего ребенка с ВПС второго года жизни в период хирургического лечения выявил статистически значимую корреляцию между уровнем депрессии матери и уровнем представленности такой характеристики у ее ребенка, как: самостоятельный (R=0,622, p=0,000).

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня ситуативной тревоги у матери с баллами выраженности параметров характера при описании ей своего ребенка с ВПС второго года жизни в период хирургического лечения выявил статистически значимые отрицательные корреляции между уровнем ситуативной тревоги у матери и уровнем представленности таких характеристик у ее ребенка, как:

  • довольный (R=- 0,866, p= 0,000);
  • активный (R= -0,639, p=0,000).

Анализ данных, полученных в результате применения методики в клинической и контрольной группах «Опросник эмоциональных отношений в семье» выявил следующие показатели и различия.

Среднее значение по характеристике «способность воспринимать состояние ребенка» в клинической группе составило 3,75±0,51 балла, а в контрольной – 4,21±0,43, что статистически значимо выше, чем в клинической группе (р<0,001, критерий U Манна-Уитни).

Среднее значение по характеристике «понимание причин состояния ребенка» в клинической группе составило 3,25±0,55 балла, а в контрольной – 3,42±0,65, что статистически значимо выше, чем в клинической группе (р<0,05, критерий U Манна-Уитни).

Среднее значение по характеристике «эмпатия» в клинической группе составило 3,65±0,73 балла, а в контрольной – 3,70±0,38. Статистически значимых различий по этому показателю не обнаружено.

Среднее значение по характеристике «чувства родителей при взаимодействии» в клинической группе составило 4,25±0,58 балла, а в контрольной – 4,32±0,41. Статистически значимых различий по этому показателю не обнаружено.

Среднее значение по характеристике «безусловное принятие» в клинической группе составило 3,90±0,58 балла, а в контрольной – 4,26±0,37, , что статистически значимо выше, чем в клинической группе (р<0,05, критерий U Манна-Уитни).

 Среднее значение по характеристике «принятие себя в качестве родителя» в клинической группе составило 3,95±0,77 балла, а в контрольной – 4,02±0,42. Статистически значимых различий по этому показателю не обнаружено.

Среднее значение по характеристике «эмоциональный фон» в клинической группе составило 4,10±0,62 балла, а в контрольной – 4,12±0,63. Статистически значимых различий по этому показателю не обнаружено.

Среднее значение по характеристике «стремление к телесному контакту» в клинической группе составило 4,55±0,22 балла, а в контрольной – 4,52±0,45. Статистически значимых различий по этому показателю не обнаружено.

Среднее значение по характеристике «оказание эмоциональной поддержки» в клинической группе составило 3,65±0,51 балла, а в контрольной – 4,36±0,56, что статистически значимо выше, чем в клинической группе (р<0,001, критерий U Манна-Уитни).

Среднее значение по характеристике «ориентация на состояние ребенка» в клинической группе составило 3,40±0,20 балла, а в контрольной – 3,42±0,54. Статистически значимых различий по этому показателю не обнаружено.

Среднее значение по характеристике «умение воздействовать на состояние ребенка» в клинической группе составило 2,90±0,42 балла, а в контрольной – 3,65±0,42, что статистически значимо выше, чем в клинической группе (р<0,001, критерий U Манна-Уитни).

Все полученные в ходе анализа данных показатели, кроме показателя «умение воздействовать на эмоциональное состояние ребенка», не принимали значения ниже, заявленных разработчиком опросника критериального значения, что говорит об отсутствии значительного дефицита развития соответствующих характеристик эмоциональной стороны взаимодействия внутри исследуемых диад. Тем не менее, в клинической группе, такие характеристики как: умение воздействовать на состояние ребенка, способность воспринимать состояние ребенка, понимание причин состояния ребенка, оказание эмоциональной поддержки, безусловное принятие имели статистически значимо более низкие показатели, чем в контрольной группе.

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня депрессии с показателями развития эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия выявил статистически значимую положительную корреляцию между уровнем депрессии и уровнем развития характеристики «стремление к телесному контакту » (R=0,500, p=0,025).

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня депрессии с показателями развития эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия  выявил статистически значимые отрицательные корреляции между уровнем депрессии и уровнем развития таких характеристик как:

  • «принятие себя в качестве родителя» (R= – 0,833, p=0,000);
  • «оказание эмоциональной поддержки » (R=-0,528, p=0,000).

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня ситуативной тревоги с показателями развития эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия не выявил статистически значимых положительных корреляций.

Корреляционный анализ взаимосвязи уровня ситуативной тревоги с показателями развития эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия выявил статистически значимые отрицательные корреляции между уровнем ситуативной тревоги и уровнем развития таких характеристик как «оказание эмоциональной поддержки » (R=-0,945, p=0,000).

Таким образом, матери детей с ВПС с высоким уровнем депрессивной симптоматики испытывали трудности с оказанием эмоциональной поддержки своим детям, а также не принимали себя в роли родителя. При этом они более стремились к телесному контакту со своими детьми.

Список литературы / References

  1. Eskedal L, Hagemo P, Eskild A, Seiler K S. (2005) A population-based study of extra cardiac anomalies in children with congenital cardiac malformations. Cardiology in yourth, 14:600-7.
  2. Coelho, R., Teixeira, F., Silva A., Vaz, C., Vieira, D., Proença, C., Moura, C., Viana, V., Areias, J., Areias, M. (2013) [Psychosocial adjustment, psychiatric morbidity and quality of life in adolescents and young adults with congenital heart disease]. Rev Port Cardiol., Sep;32(9):657-64.
  3. Menahem S, Poulakis Z, Prior M. (2008) Children subjected to cardiac surgery for congenital heart disease. Part 1 – Emotional and psychological outcomes. Interact CardioVasc Thorac Surg, 7:600-604.
  4. Wray J, Sensky T. Psychological functioning in parents of children undergoing elective cardiac surgery. (2004) Cardiol Young, 14:131-139.
  5. Hoehn KS, Weronovsky G, Rychik T, Tien ZY, Donoghue D, Alderfer MA, Gaynor JW, Kozak AE, Spray TL, Nelson RM. (2004) Parental decision-making in congenital heart disease. Cardiol Young, 14:309-314.
  6. Davis C, Brown R, Campbell R. (1998) Psychological adaptation and adjustment of mothers of children with congenital heart disease. Journal of Pediatric psychology, 23:219-28.
  7. Muscara F., Woolf C., Burke K.,  Anderson VA. (2015) Early psychological reactions in parents of children with a life threatening illness within a pediatric hospital setting. Eur Psychiatry, Jul; 30(5):555-61.
  8. Re J., Dean S., Lawoko S, Soares J. (2002) Distress and hopelessness among parents of children with congenital heart disease, parents of children with other diseases, and parents of healthy children. J Psychosom Res 2002;52:193-208.
  9. Drakouli M, Petsios K, Giannakopoulou M, Patiraki E, Voutoufianaki I, Matziou V. (2015) Determinants of quality of life in children and adolescents with CHD: a systematic review. Cardiol Young. Aug;25(6):1027-36.
  10. Field T, Diego M. (2009) Depressed mothers’ infants are less responsive to faces and voices. Infant behavior and Development,  32(3), 239-244.
  11. Lyons-Ruth K, Wolf R. (2000) Depression and the parenting of young children. Harvard Review of Psychiatry, 8(3), 148-153.
  12. Murray L, Cooper P, (1997) Postpartum depression and child development. New York: The Guiford Press, pp. 85-110.
  13. Филиппова Г.Г. Психология материнства: учебное пособие. – М.: Изд-во Ин-та психотерапии. 2002 – 240 с.
  14. Захарова Е.И. Развитие личности в ходе освоения родительской позиции // Культурно-историческая психология. – 2008. – № 2. – С. 24-29.
  15. Захарова Е.И. Исследование особенностей эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия// Журнал практического психолога. – 1996. № С.56-63.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Eskedal L, Hagemo P, Eskild A, Seiler K S. (2005) A population-based study of extra cardiac anomalies in children with congenital cardiac malformations. Cardiology in yourth, 14:600-7. [in English (UK)]
  2. Coelho, R., Teixeira, F., Silva A., Vaz, C., Vieira, D., Proença, C., Moura, C., Viana, V., Areias, J., Areias, M. (2013) [Psychosocial adjustment, psychiatric morbidity and quality of life in adolescents and young adults with congenital heart disease]. Rev Port Cardiol., Sep;32(9):657-64. [in English (Portugal)]
  3. Menahem S, Poulakis Z, Prior M. (2008) Children subjected to cardiac surgery for congenital heart disease. Part 1 – Emotional and psychological outcomes. Interact CardioVasc Thorac Surg, 7:600-604. [in English (USA)]
  4. Wray J, Sensky T. Psychological functioning in parents of children undergoing elective cardiac surgery. (2004) Cardiol Young, 14:131-139. [in Englisn (UK)]
  5. Hoehn KS, Weronovsky G, Rychik T, Tien ZY, Donoghue D, Alderfer MA, Gaynor JW, Kozak AE, Spray TL, Nelson RM. (2004) Parental decision-making in congenital heart disease. Cardiol Young, 14:309-314. [in English (UK)]
  6. Davis C, Brown R, Campbell R. (1998) Psychological adaptation and adjustment of mothers of children with congenital heart disease. Journal of Pediatric psychology, 23:219-28. [in English (UK)]
  7. Muscara F., Woolf C., Burke K., Anderson VA. (2015) Early psychological reactions in parents of children with a life threatening illness within a pediatric hospital setting. Eur Psychiatry, Jul; 30(5):555-61. [in English (Nerherlands)]
  8. Re J., Dean S., Lawoko S, Soares J.  (2002) Distress and hopelessness among parents of children with congenital heart disease, parents of children with other diseases, and parents of healthy children. J Psychosom Res 2002;52:193-208. [in English (Nerherlands)]
  9. Drakouli M, Petsios K, Giannakopoulou M, Patiraki E, Voutoufianaki I, Matziou V. (2015) Determinants of quality of life in children and adolescents with CHD: a systematic review. Cardiol Young. Aug;25(6):1027-36. [in English (UK)]
  10. Field T, Diego M. (2009) Depressed mothers’ infants are less responsive to faces and voices. Infant behavior and Development, 32(3), 239-244. [in English (Nerherlands)]
  11. Lyons-Ruth K, Wolf R. (2000) Depression and the parenting of young children. Harvard Review of Psychiatry, 8(3), 148-153. [in English (USA)]
  12. Murray L, Cooper P, (1997) Postpartum depression and child development. New York: The Guiford Press, pp. 85-110. [in English (USA)]
  13. Filippova G.G. Psihologija materinstva: ucheb. posobie [Psychology of Motherhood: Proc. Benefit]/ G.G. Filippova. – Moskva: Izd-vo In-ta psihoterapii. – 2002 – 240 s. [in Russian]
  14. Zaharova E.I. Razvitie lichnosti v hode osvoenija roditel’skoj pozicii [The development of personality in the development of the position of the parent]/ E.I. Zaharova // Kul’turno-istoricheskaja psihologija. – 2008. – № 2. – S. 24-29. [in Russian]
  15. Zaharova E.I. Issledovanie osobennosteĭ jemocional’noĭ storony detsko-roditel’skogo vzaimodeĭstvija [The study features the emotional side of parent-child interaction]/ E.I. Zaharova // Zhurnal prakticheskogo psihologa.[Journal of Practical Psychology.] – 1996. – No 6. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.