Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 79-83 Выпуск: 6 (6) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бохан Т. Г. ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОГО САМОСОЗНАНИЯ У ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА С РАЗНЫМ УРОВНЕМ ВЫРАЖЕННОСТИ «ПИВНОЙ» АДДИКЦИИ / Т. Г. Бохан, Н. В. Карпова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — №6 (6). — С. 79—83. — URL: https://research-journal.org/psycology/osobennosti-duxovnogo-samosoznaniya-u-lic-yunosheskogo-vozrasta-s-raznym-urovnem-vyrazhennosti-pivnoj-addikcii/ (дата обращения: 18.01.2022. ).
Бохан Т. Г. ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОГО САМОСОЗНАНИЯ У ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА С РАЗНЫМ УРОВНЕМ ВЫРАЖЕННОСТИ «ПИВНОЙ» АДДИКЦИИ / Т. Г. Бохан, Н. В. Карпова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2013. — №6 (6). — С. 79—83.

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОГО САМОСОЗНАНИЯ У ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА С РАЗНЫМ УРОВНЕМ ВЫРАЖЕННОСТИ «ПИВНОЙ» АДДИКЦИИ

УДК 316.6

Бохан Т.Г.

доктор психологических наук, профессор кафедры генетической и клинической психологии Национального исследовательского Томского государственного университета

Карпова Н.В.

кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры психологии Ишимского государственного педагогического института им. П.П. Ершова

ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОГО САМОСОЗНАНИЯ У ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА С РАЗНЫМ УРОВНЕМ ВЫРАЖЕННОСТИ «ПИВНОЙ» АДДИКЦИИ

Аннотация

В статье представлены результаты изучения особенностей духовного самосознания у лиц юношеского возраста с разным уровнем выраженности пивной аддикции, показаны особенности психологического содержания компонентов структуры духовно-нравственного самосознания. Выявленные деформации и дефициты в характеристиках компонентов духовного самосознания могут быть использованы при разработке программ и методов психологической профилактики ранних форм различного рода зависимостей (химической и не химической) у молодежи, а также методов психологической коррекции личностного развития.

Ключевые слова: пивная аддикция, юноши, духовно-нравственное самосознание, компоненты самосознания, дефициты, деформации.

Key words: beer addiction, youth, spiritual and moral self-consciousness, self-awareness component, the deficits, the deformation.

Современные тенденции развития психологической науки указывают на то, что проблема духовно-нравственного самосознания является актуальной и представлена широким кругом исследова​ний. Разные авторы, говоря о духовности, вкладывают в это понятие соответствующее их методологической позиции содержание. Феномен духовности представлен в «человеческой сущности» [17], «глубинной цели» [2], «глубинном Я» [1], «центре Я» [15], «истинном Я» [20], «духовной личности» [14], смысле «духовного Я» [8], «идейном содержании», «аффективно-смысловом пространстве» [11], «ценностном сознании» [10], «духовном уровне развития» человека [9].

Научно-исследовательский интерес к духовно-нравственным аспектам самосознания не случаен, он обусловлен особенностями современного этапа развития общества. Именно с духовными аспектами бытия человека связывают продуктивную самореализацию, сохранение психического здоровья. В то же время отмечается, что духовно-нравственный кризис личности проявляется в негативных явлениях современного общества и человека – национальных и религиозные конфликтах, нравственной деградации, прагматизме, утрате смысла жизни [9; 20; 23].

Особую актуальность приобретает данная проблема в периоде взросления, когда духовно-нравственное самосознание становятся главной детерминирующей силой в поведении, образе жизни человека, в процессе его самореализации [4; 11; 23]. Усиление таких негативных социально-психологических явлений, как наркотизация, криминализация юношеской среды, увеличение количества тоталитарных, экстремистских молодежных организаций, и другие негативные знаки нашего времени связывают с неустойчивостью и нарушениями самосознания [18; 21]. Среди наиболее распространенных форм деструктивного поведения молодежи – аддиктивное поведение, которое выражается в стремлении к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приёма некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определённых видах деятельности с целью развития и поддержания интенсивных эмоций [4; 21; 16].

Анализ современного состояния проблемы ранних проявлений формирования аддиктивного поведения указывает на рост распространенности пивного алкоголизма среди молодежи, который представляет собой острую социальную проблему для настоящего и будущего России. Главный санитарный врач Российской Федерации Г. Онищенко отмечает: «Не СПИД, не туберкулез погубят Россию, а пивной алкоголизм среди юного поколения» [7]. В силу самостоятельной финансовой доступности пиво, как алкогольный напиток, является особенно привлекательным для молодежи. Однако, пиво особенно опасно тем, что именно через него осуществляется раннее пристрастие к алкоголю [3; 5; 22]. Это обстоятельство имеет крайне негативные последствия для физического, умственного, личностного развития подрастающего поколения [7; 13; 22]. Как свидетельствуют наблюдения наркологов, к пиву, как к «стартовому» наркотику, пристрастие формируется незаметнее и быстрее, чем к другим алкогольным изделиям, а лечится пивной алкоголизм с еще большим трудом, чем обычный [6; 19; 12]. Данные научные факты послужили основанием для выдвижения гипотезы о возможности рассмотрения духовно-нравственного самосознания, как фактора, препятствующего формированию «пивного» аддиктивного поведения у представителей юношества.

Изучение духовно-нравственного самосознания, опиралось на теоретические и методические возможности концепции «духовного Я» И.В. Ежова. Системообразующим и определяющим фактором самосознания личности, по мнению И.В. Ежова, является смысл «духовного Я» как субъекта самопознания и самоуправления – индивидуальное своеобразие осознания духовной природы человека, интегрирующее в целостную психосемантическую конструкцию «духовного Я», дающего более или менее осознаваемые ответы самому себе на «вечные вопросы»: «Кто Я, какова моя сущность?»; «Как устроен этот Мир, в чем источник истинной сущности человека?»; «Каковы мои возможности, от чего или от кого зависит моя жизнь, свободен ли Я?»; «К чему мне хочется и следует стремиться, в чем смысл моей жизни?»; «Какими качествами я должен обладать, что развивать в себе, чтобы реализовать свою человеческую сущность, смысл своей жизни?» [8]. Системная целостность духовно-нравственного самосознания личности отражается в четырехкомпонентной модели, которая включает в себя следующие компоненты: когнитивно-онтологический, мотивационно-ценностный, поведенческий и самооценочный, которые представлены целостной структурой, в единстве и взаимодополняемости.

Исследование осуществлялось на базе МОУ СОШ №1 г. Ишима, АОУ СПО ТО «Ишимский политехнический техникум», ФГБОУ ВПО «Ишимский государственный педагогический институт им. П.П. Ершова», Тюменской области. В исследовании на выявление групп с разной выраженностью пивной аддикции приняли участие юноши и девушки в возрасте от 16 до 21 года: учащиеся 10-11 классов общеобразовательной школы, студенты 2-3 курсов политехнического техникума и 1-2 курсов педагогического института – 920 человек. На первом этапе исследования мы отобрали испытуемых и выявили у них выраженность пивной аддикции с помощью методик, которые были адаптировали под задачи исследования: «Аддиктивная склонность» (В.В. Юсупов, В.А. Корзунин), «Ранние признаки алкоголизма» (К.К. Яхин, В.Д. Менделевич), «Склонность к зависимому поведению» (В. Д. Менделевич), структурированная беседа проводилась для выявления зависимости именно от пивного алкоголя. Данные, полученные нами, требовали применения кластерного анализа с целью разделения исходного множества респондентов на группы имеющие признаки выраженности «пивного» аддиктивного поведения по всем четырем методикам. В результате было построено дерево классификаций, фиксирующее особенности объединения испытуемых в группы с различным уровнем (отсутствие, склонность и наличие аддиктивного поведения) выраженности пивной аддикции. Окончательная выборка исследования особенностей духовно-нравственного самосознания составила 255 человек: первая группа условно названа «норма» – 99 респондентов (38,8%), вторая группа – респонденты со склонностью к пивной аддикции, условно названа группа «риска» – 84 респондента (33%), третья группа респондентов с наличием аддиктивного поведения на этапе психологической зависимости, условно названа «аддикция» – 72 респондента (28,2%).

Данные, полученные с помощью «Методики исследования духовно-нравственного самосознания личности» И.В. Ежова в группах подверглись статистической обработке с помощью критерия Краскела-Уоллеса, для подтверждения достоверности различий в группах «аддикция» «риска» и «норма» по каждому рассматриваемому компоненту был проведен статистический анализ полученных результатов с помощью критерия Шефе, который предназначен для проверки равенства средних нескольких выборок). Значимые различия между тремя группами выявлены по компонентам трансцендентное духовное Я, личностное духовное Я, духовная направленность, религиозная моральность, целеустремленность.

С целью выявления психологического содержания компонентов структуры духовно-нравственного самосознания у лиц с разным уровнем выраженности «пивного» аддиктивного поведения был проведен факторный анализ методом главных компонентов с применением вращения «Варимакс-нормализованное».

В результате в группе «аддикция» были выделены три фактора, общая объяснимая дисперсия составляет 40,09%, данные приведены в таблице 1.

Таблица 1 – Результаты факторного анализа данных по методике исследования духовно-нравственного самосознания в группе «аддикция»

Название фактора Положительный полюс

фактора

Отрицательный полюс фактора
F1 (14,87)

«Эгопрагматическое самосознание»

индивидное биологическое «Я» (0,748), эгопрагматическая направленность (0,533), вера в Человека (0,524) уверенность в себе (-0,729)
F2 (12,85)

«Религиозное духовное самосознание»

эгопрагматическая

направленность (0,557)

религиозная мораль (-0,780), трансцендентное духовное «Я», (-0,693), вера в Бога (-0,522)
F3 (12,37)

«Духовная зависимость, созависимость при отсутствии духовной направленности личности»

духовная независимость (-0,794), личностное духовное «Я» (-0,727), духовная направленность (-0,592), свобода-созависимость «Я» (-0,579)

Из таблицы видно, что духовно-нравственное самосознание большинства испытуемых группы «аддикция» может характеризоваться следующими особенностями.

Фактор 1, названный «Эгопрагматическое самосознание», включает отождествление своего «субъектного Я» с телесностью, представление о «Я» как о биологическом организме; вера в человека связана с материальным благополучием, высоким социальным положением, при таком содержании самосознания респонденты не уверены в себе. Фактор 2, получивший название «Религиозное духовное самосознание» характеризуется отрицанием существования трансцендентного духовного «Я» (души) и отрицания существования Бога как Духовной Творческой Силы (Сущности), респонденты не принимают религиозную мораль, при этом у них более выражена эгопрагматическая направленность. Фактор 3, который в соответствии со своим наполнением получил название «Духовная зависимость, созависимость при отсутствии духовной направленности личности», характеризуется тем, респонденты не руководствуются личностным духовным «Я», у них не выражена духовная направленность, при этом чувствуют себя несвободными и духовно зависимыми.

В данной группе эгопрагматическое самосознание представлено когнитивно-онтологическим и мотивационно-ценностным компонентом, которые указывают на доминирующие потребности материального и статусного благополучия при отсутствии ценностей социализации и саморазвития. Религиозное духовное самосознание представлено когнитивно-онтологическим компонентом, где религиозные и духовные ценности подменены эгопрагматической ценностной направленностью. Показатели светского духовного самосознания не представлены в своих взаимосвязях, что может указывать на их неустойчивость, нестабильность, а, следовательно, несформированность качеств светского духовного самосознания. Причиной такой несформированность светского духовного самосознания могут быть проблемы трудности развития собственной идентичности, самостоятельности и ответственности, переживаемые как духовная несвобода и созависимость .

При выявлении особенностей духовно-нравственного самосознания в группе «риска» были выделены также три фактора, изменились нагрузки факторов и их наполнение, общая объяснимая дисперсия составляет 48,75 %, результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2 – Результаты факторного анализа данных по методике исследования духовно-нравственного самосознания в группе «риска»

Название фактора Положительный полюс фактора Отрицательный

полюс фактора

F1 (20,54)

«Светское духовное самосознание»

совестливость (0,804), доброжелательность (0,777), самооценка (0,698), вера в Человека (0,572), искренность (0,533), свобода-созависимость «Я» (0,521), общественная моральность (0,515), целеустремленность (0,506), самокритичность (0,501) уверенность в

себе (-0,568)

F2 (16,49)

«Религиозное

духовное

самосознание»

духовная направленность (0,730), религиозная моральность (0,675), вера в Бога (0,669), индивидное биологическое «Я» (0,570) искренность (-0,546), самокритичность (-0,533)

 

F3 (11,72)

«Эгопрагматическое самосознание»

духовная независимость (0,807), эгопрагматическая направленность (0,562), индивидное биологическое «Я» (0,536)

Полученные данные свидетельствуют о том, что духовно-нравственное самосознание большинства испытуемых группы «риска» имеет следующие особенности. Фактор 1 с наибольшей нагрузкой был назван «Светское духовное самосознание». Его наполнение указывает на то, что респонденты способны критически оценить свое поведение с точки зрения нравственно-этических норм, их совесть связана с высокой степенью доброжелательности, возможностью быть искренним, с верой в духовный потенциал человека, при этом они целеустремленны и ощущают себя в определенной степени свободными. Эти показатели относятся к новообразованиям юношеского возраста. Как видно из данного фактора, они связаны с неуверенностью респондентов в себе, что может свидетельствовать о том, что респонденты этой группы находятся в состоянии самоопределения, сопровождающегося переживанием неуверенности. В определенных условиях неуверенность в себе может порождать трудности самореализации.

«Религиозное духовное самосознание» как отражение взаимосвязанных показателей Фактора 2, представлено верой в существование Бога как Духовной Творческой Силы (Сущности), представлениями респондентов о «субъектном Я» как о духовной сущности и как индивидуальном биологическом «Я», принятием религиозной морали, открытостью по отношению к миру культуры и миру людей (выражены познавательная и альтруистическая направленность ценностей). В то же время они не всегда способны оценить свое поведение с точки зрения нравственно-этических норм, быть искренними по отношению к себе и другим. Таким образом, отмечаются противоречия в религиозном духовном самосознании, которые могут затруднять реализацию духовных начал и реализацию духовного содержания религиозного самосознания.

Фактор 3, названный по своим показателям как «Эгопрагматическое самосознание», характеризуется представлением респондентов о «субъектном Я» как телесно-биологическом существе, которое нацелено на сохранение своей собственной жизни, получение удовольствий от достижения богатства, власти, славы. Они склонны полагаться на себя, сами принимают решения, критично относятся к словам авторитета. Чем больше выражены эти качества, тем больше они чувствуют себя духовно независимыми, т.е. такого рода фиксация эгопрагматической направленности духовного самосознания позволяет им чувствовать себя эмоционально свободными.

В группе «риска» светское духовное самосознание представлено в большей степени показателями отношенческо-поведенческого и самооценочного компонентов, где выявленная деформация самооценочного компонента может обусловливать характер отношения и поведения респондентов. Религиозное духовное самосознание представлено показателями когнитивно-онтологического компонента, во взаимосвязях которых отмечается дезинтеграция. Эгопрагматическое самосознание проявляется в показателях мотивационно-ценностного и самооценочного компонентов, где духовная независимость связана с реализацией эгопрагматической направленности и ценности индивидного биологического «Я».

В духовно-нравственном самосознании респондентов группы «норма» были выделены три фактора, но вновь изменились нагрузки факторов и их наполнение, общая объяснимая дисперсия составляет 51,89 %, данные представлены в таблице 3.

Таблица 3 – Результаты факторного анализа данных по методике исследования духовно-нравственного самосознания в группе «норма»

Название фактора Положительный полюс фактора Отрицательный

полюс фактора

F1 (19,08)

«Светское

духовное

самосознание»

уверенность в себе (0,726), личностное духовное «Я» (0,668), совестливость (0,636), искренность (0,635), духовная направленность (0,623), эмпатичность (0,622), целеустремленность (0,574)
F2 (17,35)

«Религиозное

духовное

самосознание»

религиозная моральность (0,727),

вера в Бога (0,663), трансцендентное духовное «Я» (0,650), доброжелательность (0,629),

самооценка (0,608), ответственность (0,559)

F3 (15,46)

«Эгопрагматическое

самосознание»

общественная моральность (-0,811), эгопрагматическая направленность

(-0,750), духовная независимость (-0,731)

Данные из таблицы свидетельствуют о том, что большинство респондентов группы «норма» имеют следующие особенности духовно-нравственного самосознания.

Фактор 1 «Светское духовное самосознание» характеризуется представлением о «субъектном Я» как о психическом центре самосознания, т.е. «субъектное Я» является совокупностью высших психических процессов, обеспечивающих самотождественность и самоуправление личности; выраженностью духовно-нравственных качеств (способность к сопереживанию, сочувствию, состраданию, дружелюбное и терпимое отношение к окружающим, совестливость, искренностью перед собой и другими) при этом стремлением к достижению целей и уверенностью в себе.

Фактор 2, получивший название «Религиозное духовное самосознание», включает представление о «субъектном Я» как о трансцендентной духовной сущности человека, веру в существование Духовной Творческой Силы и в возможности духовно-нравственного развития, самосовершенствования людей и человечества в целом; принятие за основу своего поведения религиозных нравственных заповедей и возможности руководствоваться ими в своем поведении; доброжелательность и ответственность. «Эгопрагматическое самосознание», представленное в показателях Фактора 3 характеризуется низкой значимостью эгопрагматической направленности, руководством общественной моральностью и духовной независимостью.

В группе «норма» доминирует светское духовное самосознание, которое представлено показателями отношенческо-поведенческого и самооценочного компонентов, которые указывают на личностное и духовное благополучие, обусловливающие отношение к людям, к саморазвитию, стратегии поведения. Религиозное духовное самосознание представлено характеристиками когнитивно-онтологического компонента, где представления о существование Духовной Творческой Силы, вера в Бога не вступают в противоречие с верой в духовные творческие силы самого человека, а принятие религиозных нравственных заповедей связано с открытостью людям и собственной ответственностью за свою жизнь. Эгопрагматическое самосознание представлено показателями мотивационно-ценностного компонента, которые указывают на то, что в основе собственных смыслообразующих мотивов поведения, собственных жизненных выборов – опора на общественные моральные принципы, а не на эгопрагматические установки. Характеристики компонентов духовно-нравственного самосознания взаимосогласованы, что позволяет говорить об интегрированности компонентов и целостности духовного самосознания.

Выводы.

1) Выявлена специфическая структура духовно-нравственного самосознания и особенности характеристик ее компонентов в группах с разной выраженностью пивной аддикции. В группе «аддикция» структура духовно-нравственного самосознания отлична от двух других групп; она характеризуется дефицитами и деформациями: доминирует «эгопрагматическое самосознание», дефициты качеств светского духовного самосознания и эмоциональные деформации, проявляющиеся в духовной зависимости, созависимость при отсутствии духовной направленности личности, дефициты характеристик религиозного духовного самосознания. В группах «риска» и «норма» представлены характеристики «светского духовного самосознания», «религиозного духовного самосознания», «эгопрагматического самосознания», однако, содержание и характер взаимосвязей характеристик в данных группах различны..

2) Выявлены следующие особенности духовного самосознания респондентов в группах с разной выраженностью пивной аддикции:

– самая низкая объяснимая дисперсия у группы «аддикция» говорит о слабой структурированности исследуемого явления, что отражает несформрованность, неустойчивость и дезинтегрированность духовного самосознания. В группе «аддиктов» духовно-нравственное самосознание респондентов характеризуется эгопрагматической направленностью, которое основано на представлениях о преобладании материально биологической природы в человеке, осознании Я, прежде всего, как телесно-биологического существа, нацеленного на сохранении своей собственной жизни, получение удовольствий от эгоистического стремления и достижения богатства, власти, славы; религиозное духовное самосознание не представлено духовным содержанием, а подменено гедонистической, эгопрагматической ценностной направленностью; отмечается отсутствие устойчивых качеств светского духовно-нравственного самосознания, при выраженной духовной зависимости, созависимости.

– в группе «риска» в светском духовном самосознании установлено, что ограничением для реализации новообразований в духовном содержании отношенческо-поведенческого и самооценочного компонентов духовного самосознания может являться неуверенность в себе; в религиозном духовном самосознании также выявлены ограничения для реализации позитивных духовных характеристик самоопределения – это трудности в оценке своего поведения с точки зрения нравственно-этических норм, нечестность с собой и с другими; в эгопрагматическом самосознании духовная независимость ограничена реализацией эгопрагматической, гедонистической и альтруистической ценностной направленностью;

– самая высокая объяснимая дисперсия у группы «норма» это свидетельствует о том, что исследуемый компонент более стабилен и играет существенную роль в развитии личности. Духовно-нравственное самосознание характеризуется духовной направленностью т.е. респонденты данной группы осознают себя как субъекта духовных устремлений, осознают духовную природу своего Я, у них сформирована определенная нравственная позиция, их самосознание структурировано, системно, различные его составляющие взаимосогласованны. В духовно-нравственном сознании респондентов данной группы наиболее полно раскрываются мировоззрение человека, его «Я-(Мир)-концепция», в которой фиксируется неразделенность человека и мира его индивидуального бытия, отражаются духовные ценности, духовно-нравственные качества человека, духовный смысл человеческой жизни как базовые составляющие его Я.

Литература

1​ Аболин, Л.М. Психологические орудия в становлении и развитии духовно-нравственной личности / Л.М. Аболин, И.В. Виноградова // Ученые записки Казанского гос.ун-та. – 2007. – Т.149, кн.1. – С. 20-33.

2​ Абросимова, Ю.А. Задачи психосемантического исследования феномена глубинного «Я» / Ю.А. Абросимова // Перспективы развития системного подхода в психологии: материалы международ.конф. – Саратов, 2008. – С. 51-53.

3​ Бохан, Н.А. Пивной алкоголизм среди подростков: актуальность проблемы, мотивы и механизмы формирования зависимости // Информационный бюллетень Государственной думы Томской области: специальный выпуск. – 2004. – С. 2-6.

4​ Братусь, Б.С. Русская, советская, российская психология: конспективное рассмотрение / Б.С. Братусь. – М.: Моск.психол.-соц.ин-т: Флинта, 2000. – 88 с.

5​  Бусина, Е. Ю. Психологические особенности юношей и девушек с пивным аддиктивным поведением / Е.Ю. Бусина, О.В. Крапивина // Отклоняющееся поведение человека в современном мире: проблемы и решения: Материалы II Международной заочной научно-практической конференции. – Владимир: Изд-во Владимирский государственный университет, факультет права и психологии, 12 мая 2011 г.

6​  Гаевская, Е.М. Исследование личностных особенностей детей с диагнозом пивного алкоголизма / Е.М. Гаевская, Н.А. Бохан // Психические нарушения в детско-подростковом возрасте (клинико-терапевтические и социально-реабилитационные аспекты): Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (Томск, 21-23 сентября, 2004 г.) / Под ред. акад. РАМН, проф. В.Я. Семке. – Томск: Изд-во «РАСКО», 2004.- С. 59-61.

7​ Дымов, Е. Пиво и табак станут запретными удовольствиями [Текст] / Е. Дымов // Независимая газ. – 2007.

8​  Ежов, И.В. Методика исследования духовно-нравственного самосознания личности в педагогической сфере / И. В. Ежов // Мир психологии. – 2008. – №2. – С. 156-167.

9​  Залевский, Г.В. От «демонической» до «биопсихосоционоэтической» модели психического расстройства / Г.В. Залевский // Сибирский психол.журн. – 2009. – №32. – С. 57-64.

10​  Знаков, В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры / В.В. Знаков // Вопр.психологии. – 1998. – №3. – С. 104-115.

11​  Клочко, В.Е. Личностная идентичность и проблема устойчивости человека в меняющемся мире: системно-антропологический ракурс / В.Е. Клочко, О.В. Лукьянов // Вестник Томск.гос.ун-та. – 2009. – №324. – С. 333-336.

12​  Клименко, И.П. Горькая правда о пиве и сигаретах [Текст] / И.П. Клименко. – М.: Филос.кн., 2008. – 80 с.

13​  Ковалев, А. А. Клинические особенности форм злоупотребления алкоголем у больных пивным алкоголизмом / А.А. Ковалев // Наркология. – 2009. – №4. – С. 56-59.

14​  Королькова, Е.А. Я. Бёме и русская софиологическая мысль / Е.А. Королькова // Сб. материалов конф. «Русская и европейская философия: пути схождения». – М., 2002. – С. 105.

15​  Лихачев, А.Е. Духовно-нравственная жизнь в категориях психологии / А.Е. Лихачев // Моск.психотерапевтич.журн. – 2005. – №3. – С. 20-50.

16​  Минаков, С.А. Особенности аддиктивного поведения у студентов с ограниченными физическими возможностями: автореф. дисс. … канд. психол. наук: 19.00.10 / С.А. Минаков. – М., 2011. – 24 с.

17​  Мраморнов, О. П.А. Флоренский: Pro et contra. Личность и творчество Павла Флоренского в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология / О. Мраморнов. – СПб.: Изд-во Рус.Христианского гуманит.ин-та, 1996. – 747 с.

18​  Нужный, В. П. Пиво в Российской Федерации: новая реальность / В.П. Нужный, В.В. Рожанец // Наркология. – 2007. – №3. – С. 30-42.

19​  Павловская, Г. П. Пивной алкоголизм: дебют и исход / Г. П. Павловская, Ю. Н. Ружников // Известия Уральского государственного университета. – 2004. – № 32. – С. 157-160.

20​  Попов, Л.М. Добро и зло в этической психологии личности / Л.М. Попов, О.Ю. Голубева, П.Н. Устин. – М.: Изд-во Ин-та психол. РАН, 2008. – 240 с.

21​  Семке, В.Я. Транскультуральная аддиктология / В.Я. Семке, Н.А. Бохан. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2008. – 588 с.

22​  Сушинский, С.А. Наука о трезвости / С.А. Сушинский. – М., 2007. – 165 с.

23​  Твердохлебова, Н.В. Структурно-содержательные характеристики самосознания у лиц юношеского возраста с разной выраженностью пивной аддикции [Текст] / Н.В. Твердохлебова, Т.Г. Бохан // Сибирский психологический журнал. – 2011. – №41. – С. 64 – 75.

Один комментарий

  1. В статье рассмотрены актуальный вопросы становления духовно-нравственного самосознания и представлена взаимосвязь с пивным алкоголизмом. В настоящее время на пиво как на алкогольный напиток практически не обращается внимания, а ведь это “бич” начала 21 столетия.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.