Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.56.094

Скачать PDF ( ) Страницы: 78-81 Выпуск: № 02 (56) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Родермель Т. А. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ У ДЕТЕЙ С АУТИСТИЧЕСКИМИ НАРУШЕНИЯМИ, ИМЕЮЩИМИ ОРГАНИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ МОЗГА / Т. А. Родермель // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 3. — С. 78—81. — URL: https://research-journal.org/psycology/osnovnye-aspekty-emocionalnoj-sfery-u-detej-s-autisticheskimi-narusheniyami-imeyushhimi-organicheskoe-porazhenie-mozga/ (дата обращения: 13.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.56.094
Родермель Т. А. ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ У ДЕТЕЙ С АУТИСТИЧЕСКИМИ НАРУШЕНИЯМИ, ИМЕЮЩИМИ ОРГАНИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ МОЗГА / Т. А. Родермель // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 3. — С. 78—81. doi: 10.23670/IRJ.2017.56.094

Импортировать


ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ У ДЕТЕЙ С АУТИСТИЧЕСКИМИ НАРУШЕНИЯМИ, ИМЕЮЩИМИ ОРГАНИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ МОЗГА

Родермель Т.А.

ORCID: 0000-0002-8837-8838, кандидат философских наук,

доцент кафедры клиническая психология

Сургутского государственного университета

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ У ДЕТЕЙ С АУТИСТИЧЕСКИМИ НАРУШЕНИЯМИ, ИМЕЮЩИМИ ОРГАНИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ МОЗГА

Аннотация

В данной статье мы рассматриваем теоретико-методологические аспекты в работе по взаимодействию с детьми  с аутистическими нарушениями, имеющими органическое поражение мозга. Исследования в ходе работы показали разносторонность научных направлений в данном спектре деятельности: философское, психологическое, клиническое.  

Разные формы аутистических расстройств характеризуются как нарушения развития. В тоже время, нарушения характеризуются постоянным дефицитом способности поддерживать и инициировать взаимодействия в обществе. Далее следует обратить внимание на тот факт, что  ограниченные интересы и  повторяющиеся поведенческие акты, а так же  нежелание (даже боязнь) аутичных людей вступать в любой контакт с обществом, в частности со своим окружением. Когда эти недостатки преодолеваются, для аутичного ребенка открывается познавательный, деятельностный, содержательный мир жизни. Он «заражается» настоящими человеческими (детскими) радостями, интересами, обычными и «необычными» школьными заданиями.

Ключевые слова: аутичный ребенок, компенсаторная аутостимуляция, эмоциональная сфера, органические изменения, органическое поражение головного мозга, умственная отсталость.

Rodermel T.A.

ORCID: 0000-0002-8837-8838, PhD in Philosophy,

Associate Professor of Clinical Psychology Chair

Surgut State University

MAIN ASPECTS OF EMOTIONAL SPHERE OF CHILDREN WITH AUTISTC DISORDER SUFFERING FROM ORGANIC BRAIN DAMAGE

Abstract

In this article we consider theoretical and methodological aspects of the process of interaction with children with disorder of autistic spectrum suffering from organic brain damage. Research showed the versatility of scientific approaches in this range of activities: Philosophical, psychological, and clinical.

Different forms of disorder of autistic spectrum are characterized as developmental disorders. At the same time, this disorder is characterized by constant deficiency of the ability to maintain and initiate collaboration in a community. Further attention should be paid to the fact that restricted interests and repetitive behavior, as well as to the unwillingness (or even fear) of people with autism to engage in any contact with the others, even with ones relatives. When these shortcomings are overcome, an autistic child opens numerous educational, meaningful opportunities of life. The child is “infected” with real human (childish) pleasures, interests, with ordinary and “unusual” school activities.

Keywords: autistic child, compensatory auto-stimulation, emotional sphere, organic changes, organic brain damage, mental retardation.

 

Одной из важных отраслевых сфер является – социальное направление, основным кластером можно назвать образование. Особенно доступность к образованию тех детей, которые нуждаются в специальных условиях воспитания, психокоррекционном подходе и развитию личностных качеств, а также социальной интеграции жизнедеятельности каждого.

Указанное проблемное поле касается  всех аномальных детей, в том числе с аутистическим спектром нарушений.  Воспитание данной категории детей полностью ложится на плечи их родителей, иногда это является сложным обременением, отягощающимся  тем, что целое общество, неадекватно демонизирует аутичного ребенка. Тем самым, создается определенного рода ограничение в общении его семьи в обществе. Для того, чтобы как-то социализироваться и поделиться своим горем, родители и родственники аутичного ребенка прибегают к общению через Интернет.  Это позволяет им снижать уровень агрессии и тревоги, а также негатив, который поступает от окружающего мира.

Трудно осознать, что происходит с их ребенком, и слушая врачей, которые, как правило, определяют негативные прогнозы в отношении дальнейшего развития аутичного ребенка.  Взрослые начинают искать пути в направлениях нетрадиционных методик. Тем самым, упуская возможность оздоровления и на неквалифицированную психолого-педагогическую коррекцию этого недуга.

Аутичные дети не только значительно отличаются по уровню развития когнитивных (познавательных), языковых и социальных навыков, но и могут также иметь различные отклонения, не связанные с аутизмом, – чаще всего это умственная отсталость и эпилепсия.

Внешние стимулы, которые способствуют развитию обычного ребенка, в аутичного вызывают раздражение, усталость и порождают чередование агрессии и самоагрессии, когда ребенка постоянно побуждают к выполнению задач, участию в совместных играх, общению и т.д.

Постоянно находясь в таком состоянии, аутичный ребенок воспринимает мир как враждебный компонент для собственной жизни с категорической установкой не контактировать с ним.

Потому, мы в данной статье рассматриваем теоретико-методологические и практико-ориентированные направления  в рамках аспектов эмоциальной сферы детей с аутичными расстройствами.

Анализ современных источников научного наследия привел к выводу, что проблема аутизма актуальна на протяжении длительного времени. К таковым относятся:  О.Р. Баенская, В.М. Башина, О.Б.Богдашина, Д.Н.Исаев, В.С.Каган, К.С.Лебединская, В.В. Лебединский, М.М. Либлинг, С.С.Мнухин, О.С.Никольская, К.О.Островская, Н.В. Симашкова, Г.Е.Сухарева, В.М.Синёв, В.В.Тарасун, Г.М. Хворова, М.К. Шеремет, Л.М. Шипицина и др. Полиморфность и противоречивость клинической картины данного нарушения приводит разнообразие подходов к толкованию термина «аутизм».

У аутичного ребенка, по данным О.Р. Баенской, М.М.Либлинга, О.С.Никольской, страдает развитие механизмов, определяющие активное взаимодействие с миром, и одновременно форсируется патологическое развитие механизмов защиты [1].

В.В.Лебединский доказывает, что агрессивные проявления детей с аутистическими нарушениями имеют двойственную природу: они могут возникать как результат страхов, негативного отношения к окружающим или как примитивная попытка контакта с окружающими, то есть как следствие отсутствия у больного ребенка готовых форм взаимодействия с окружающей средой. Таким образом, агрессивные явления неоднозначны, и если в одних случаях их нужно корректировать, то в других они являются необходимым этапом адаптации к окружающим [2].

О.Р.Баенская, М.М.Либлинг, О.С.Никольская, что возникает и закрепляется, например, страх перед умыванием (взрослый долго и тщательно моет лицо ребенка, захватывая одновременно его рот и нос, что затрудняет дыхание), страх перед одеванием (председатель застревает в воротнике свитера, что вызывает острое чувство дискомфорта) и т.п. Больше всего следует выделить тотальный страх новизны, нарушений сложившегося стереотипа жизни, неожиданного развития ситуации, собственной беспомощности в непривычных условиях [4].

Д.И. Шульженко [6] определяющим видит обязательное внесение в общение с аутичного ребенком эмоционального содержания как важного адекватного пути включения ребенка в реальность, привлечение его внимания к окружающему миру, развития понимания им окружающей среды, концентрации внимания ребенка и понимание ним речи и привитие желание поделиться своими эмоциями и переживаниями.

Таким образом, вместо активного взаимодействия с миром и ребенка с аутистическими нарушениями основном развиваются средства защиты от него, устанавливается неадекватная дистанция в контактах, а вместо положительной избирательности и опредмечивания своих потребностей подробно разрабатывается система негативной избирательности и фиксируются многочисленные страхи, запреты, защитные действия, ритуалы.

Исследование многих ученых свидетельствуют о сложном и патологическом развитии эмоционально-волевой сферы детей с аутистическими нарушениями, который требует еще более глубокого и детального исследования и изучения [5].

 Практики предполагают, что такой диагноз можно поставить 9 из 10 людям любого возраста. Не всегда, органические изменения настолько малы, что абсолютно никак не влияют на работу мозга и самочувствие пациента. В случае, когда начинают проявляться симптомы такого нарушения, можно предположить, что патологическим изменениям подверглась большая часть мозга (примерно 20-50%), если количество поврежденных нейронов превышает 50%, то развиваются устойчивые патологические симптомы и синдромы.

В зависимости от этиологии органическое поражение головного мозга могут иметь диффузный характер (дисциркуляторная энцефалопатия, болезнь Альцгеймера и т.д.) или локализованный (опухоль, травма, инсульт и т.д.).

Соответственно, будут отличаться и симптомы. В первую очередь – это органическое поражение головного мозга, которое проявляется чаще всего нарушением памяти, снижением интеллекта, психоорганическим синдромом, цереброастенией, синдромом деменции, головной болью, головокружением. Во вторых вариант чаще всего протекает с общемозговой и очаговой неврологической симптоматикой, которая зависит от локализации патологического очага и его размеров.

В рамках  современного международного классификатора (МКБ-10) на основе психометрических исследований умственную отсталость подразделяют на четыре формы: легкую (10 в пределах 40-69), умеренную (10 в пределах 35-49), тяжелую (10 в пределах 20- 34), глубокую (10 ниже 20).

Далее мы делаем акцент на разные аутистические расстройства потому, что характеристиками этого является, нарушение в межличностных взаимодействиях. Такие симптомы могут иметь разную степень тяжести и различный характер, у одних больных всецело отсутствует интерес к взаимодействию с такими же, как они. Другие стремятся к общению, но не знают, как эффективно построить процесс коммуникации.

Нарушение языковых навыков. Дети с атипичным аутизмом испытывают трудности при овладении языком и пониманием речи других людей. Пассивный словарь маленький и не соответствует их возрасту. Слова письменной и устной речи трактуются только в их прямом значении. Отсюда, у них отсутствует чувство сопереживания и способность понимать чувства и мысли других людей, отсюда, окружающим они кажутся равнодушными и безэмоциональными. Также детям с атипичным аутизмом соответствует: неподатливость, негибкость мышления, раздражительность. Они не терпят никаких изменений или отклонений от привычного распорядка. Какое – либо нарушение установленного режима вызывает всплеск эмоций. Кроме того, их раздражает яркий свет и громкие звуки.
Таким образом, симптомами при атипичном аутизме являются  слабые места: социальная коммуникация, развитие языковых навыков и отсутствие воображения и творческого мышления.

Следует считать, что при изучении аутизма особенно важным есть понимание трех уровней проблемы — биологического, когнитивного и поведенческого [3].

Рассмотрим, один из эффективных методов  единства теоретиче­ского знания и практического действия, представленного выдающимся русским философом Н.Ф. Федоровым. Ученый   предполагал, что человек спосо­бен познать сотворенный им мир в соотнесении с тем, каким он должен быть через проектную деятельность как   процесс решения сложных социальных задач.

Представляется уникальной возможностью психологической реабилитации больных после инсульта через создание специфических условий для развития в рамках ведущего типа деятельности. Л.С. Выготский в своих исследованиях указывал на то, что организация ребенка к какой-либо  деятельности, должна сопровождаться его заинтересованностью. Необходимо, обратить внимание на готовность к ней, позаботиться о  необходимых условиях для ребенка.  Самому преподавателю остается только руководить и направлять его действия.

В ходе исследования нами применялась такая  форма работы с детьми с органическим поражением головного мозга как  проект, т.е. использовался комплекс психологических упражнений. При этом учитывать их психологический возраст, а не биологический.

Участниками проекта были дети: И. 5.7л. (психологический возраст 3-4 года); М.3.1 (психологический возраст 1.6-2.6года); Е.2.4 (психологический возраст 1.6-2года).

При дальнейшем описании следует сделать акцент на четвертый год жизни.  Так как данный возраст,  дошкольного детства, является качественно новым этапом  его развития. Интересы в раннем возрасте определялись миром предметов. В этом возрасте, относящемуся к кризисному периоду, главное место в поле его осознания занимают межличностные контакты. Он с любопытством изучает взрослых, «открывает» для себя в новом качестве сверстника [2].

В ситуации, когда до сих пор не существует лекарств, которые могут вылечить аутизм, лечение направлено на снижение уровня тревоги и нормализацию поведения детей (рисполепт, прозак, секретин) для улучшения взаимодействия с терапевтом, педагогом. При этом в раннем возрасте назначения нейролептических препаратов не показано, не существует достаточно распространенных клинических испытаний такой терапии у детей.

В эмоционально-волевом развитии испытуемых наблюдаются признаки эмоциональной депривации. В системе эмоциональной регуляции имеются нарушения специфической чувствительности: несколько повышенная сензитивность к вниманию, взгляду, речи другого человека. В плане аффективных стереотипов отмечались признаки повышенной чувствительности к качеству сенсорных впечатлений (слуховых, тактильных, вкусовых). В плане эмоциональной коммуникации у детей отмечаются нарушения в активной подаче и считывании эмоциональных сигналов, что проявляется в не всегда адекватном реагировании на эмоции других (в холодности, игнорировании).

Таким образом,  эмоциональная и поведенческая сфера в  развитии у испытуемых обнаруживает признаки эмоциональной депривации. В системе эмоциональной регуляции имеются нарушения специфической чувствительности: несколько повышенная сензитивность к вниманию, взгляду, речи другого человека. Отмечаются также стереотипные движения: кручение на кресле, прыжки, бег по кругу.

Уровень ситуационной адаптивности крайне низок, одна из девочек постоянно испытывает потребность в помощи и поддержке извне. Это отражает низкую выносливость ребенка к фрустрации, слабое развитие уровня аффективных экспансий. В плане эмоциональной коммуникации отмечаются нарушения в активной подаче и считывании эмоциональных сигналов, что проявляется в не всегда адекватном реагировании на эмоции других (в холодности, игнорировании). Навыки общения развиты крайне слабо. Поведение непоследовательное, «полевое», зависимое от внешних обстоятельств. Выявляется недоступность процесса самоорганизации, самоконтроля и коррекции своей деятельности.

Отсюда можно сделать вывод о том, что все эти особенности эмоционально-волевой сферы резко затрудняют развитие познавательных, коммуникативных процессов и выявляют низкую социально-психологическую адаптивность испытуемого. Психологическое сопровождение показало положительный результат в работе с аутичными детьми. Так что, единственным базовым принципом терапии детей с аутизмом является обучение, которое детерминировано существованием первичной репрезентации:   прикладной анализ поведения, «оперантную терапию» (АВА), «Игровое время» (FLOOR TIME), поведенческую терапию (ТЕАССН). Обращаем внимание на требования механического запоминания с соблюдением четкой структуры взаимодействия, которые должны распространяться на все уровни жизни ребенка; весь стиль жизни семьи меняется, и это становится очень тяжелым испытанием для него.

Понятно, что качественным признаком помощи при аутизме является использование мультидисциплинарного подхода, когда каждый из членов команды должен проявлять направленную психиатром активность, а помощь должна оказываться в специализированных центрах для детей с таким нарушением [4].

Таким образом, уровень принятия и соблюдения общественных норм и правил будет высок и  напрямую зависим от степени внешнего контроля со стороны взрослых.

Список литературы / References

  1. Баенская, Е.Р. Закономерности раннего аффективного развития в норме и при синдроме аутизма [Текст] / Е.Р. Баенская // Дефектология. – 2010. – № 3. – С. 3–11.
  2. Лебедев Б.В., Барашнев Ю.И., Якунин Ю.А. Невропатология раннего детского возраста: (Руководство для врачей). – Л .: Медицина, – 352с.
  3. Марценковский И. А. Расстройства из спектра аутизма: факторы риска и профилактика / И. А. Марценковский // Нейроnews.— — № 3 (38).— С. 10–14.
  4. Никольская, О.С. Специальный федеральный государственный стандарт для детей с нарушениями развития аутистического спектра (макет) [Текст] / О.С. Никольская // Дефектология. – 2010. – №2. – С. 3-18.
  5. Романчук А. Расстройства спектра аутизма в вопросах и ответах / О. Романчик.- Львов: Колесо, – 168 с.
  6. Шульженко Д.И. Основы психологической коррекции аутистических нарушений у детей / Д.И. Шульженко//: Монография. – М., – 385 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Baenskaya E.R. Zakonomernosti rannego affektivnogo razvitiya v norme i pri syndrome autizma [Patterns of Early Affective Development under Normal Conditions and with Autistic Syndrome] [Text] / E.R. Baenskaya // Defectology. – 2010. – No.3. – P. 3–11. [In Russian]
  2. Lebedev V., Barashnev Y.I., Yakunin Y.A. Nevropatologiya rannego detskogo vozrasta: (Rukovodstvo dlia vrachey) [Neuropathology of Early Childhood: (Manual for Physicians)]. – L.: Medicine, 2005. – 352 p. [In Russian]
  3. Martsenkovskiy A. Disorders of Autism Spectrum: Risk Factors and Prevention / I. A. Martsenkovskiy //Neuroоnews.— 2012. – No. 3 (38). – P. 10–14. [In Russian]
  4. Nikolskaya O.S. Spetsialniy federalniy gosudarstvenniy standat dlia detey s narusheniyami razvitiya auticheskogo spectra (maket) [Special Federal Government Standard for Children with Developmental Disorders of Autistic Spectrum (layout)] [Text] / O.S. Nikolskaya // Defektologija [Defectology]. – 2010. – No.2. – P. 3-18. [In Russian]
  5. Romanchyk Rasstroystva spectra autizma v voprosakh i otvetakh [Disorders of Autistic Spectrum: Questions and Answers] / O. Romachyk.- Lviv : Koleso, 2009. – 168 p. [In Russian]
  6. Shulzhenko I. Osnovy psikhlogicheskoy korrektsii auticheskikh narusheniy u detey [Fundamentals of Psychological Correction of Disorders of Autistic Spectrum Among Children] / D.I. Shulzhenko : Abstract of Thesis. – M., 2009. – 385 p. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.