Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.112

Скачать PDF ( ) Страницы: 136-139 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тымбай А. А. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИАЛОГ В УСЛОВИЯХ «РАСШИРЕННОЙ БИПОЛЯРНОСТИ» / А. А. Тымбай, С. А. Тымбай // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 136—139. — URL: https://research-journal.org/politology/politicheskij-dialog-v-usloviyax-rasshirennoj-bipolyarnosti/ (дата обращения: 22.10.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.112
Тымбай А. А. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИАЛОГ В УСЛОВИЯХ «РАСШИРЕННОЙ БИПОЛЯРНОСТИ» / А. А. Тымбай, С. А. Тымбай // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 136—139. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.112

Импортировать


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИАЛОГ В УСЛОВИЯХ «РАСШИРЕННОЙ БИПОЛЯРНОСТИ»

Тымбай А.А. 1, Тымбай С.А.2

1 ORCID: 0000-0003-2061-0263, кандидат филологических наук, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России; 2ORCID: 0000-0003-1247-3238, ученица, ГБОУ города Москвы «Школа 2123 им. Мигеля Эрнандеса»

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДИАЛОГ В УСЛОВИЯХ «РАСШИРЕННОЙ БИПОЛЯРНОСТИ»

 Аннотация

В статье рассматривается один из возможных вариантов развития системы международных отношений. Авторы показывают, что с исчезновением двуполярной системы мироустройства, существовавшей во времена холодной войны, мир оказался на распутье. С одной стороны, однополярный мир во главе с США не может обеспечивать мировому сообществу достаточную стабильность, с другой – государств, претендующих на роль других полюсов и способных в одиночку конкурировать с США за мировое лидерство, пока просто не существует. В связи с этим в статье выдвигается гипотеза, согласно которой  новыми центрами силы становятся не отдельные страны, а группы стран, объединенные общей идеологией или политико-экономическими интересами.  Особое внимание в статье уделено роли России в новом мироустройстве.

Ключевые слова: однополярность, многополярность, система международных отношений, расширенная биполярность, цивилизационный полюс.

Tymbay A.A. 1, Tymbay S.A.2

1ORCID: 0000-0003-2061-0263, PhD in Philology, MGIMO University; 2ORCID: 0000-0003-1247-3238, student, GBOU of Moscow “Miguel Hernandez School 2123”

POLITICAL DIALOGUE IN TERMS OF “EXTENDED BIPOLARITY”

Abstract

The article considers a possible way of international relations’ development. The authors believe that since the collapse of the bipolar world, which existed in the times of the Cold War, no solid system of international relations has been formed. The tentative unipolarity with the USA at the head cannot guarantee the world community long-term security. At the same time a true multipolar world can hardly be formed in the near future, as no country alone is capable of competing with the American leverage. The article suggests a hypothesis that new centers of power made up of several states will be formed around common ideologies or political and economic interests. These might once again divide countries into two competing camps, forging the so-called “extended bipolarity”. The role of Russia in the new system is yet to be defined.

Keywords: unipolarity, multipolarity, system of international relations, extended bipolarity, civilizational pole.

После окончания Второй мировой войны в мире сложилась биполярная система международных отношений, которая выразилась в противостоянии двух центров силы: капиталистического лагеря во главе с США  и коммунистического – во главе с СССР. Противоборство затрагивало все сферы государственной деятельности: от идеологической пропаганды до экономического и военного соперничества. По мнению американского политолога, специалиста по международным отношениям Дж. Миршаймера, эта система отличалась определенной стабильностью, так как  существовала только одна воинственная диада и число точек соприкосновения, где сфера влияния оставалась не разграничена, было сравнительно небольшим [3]. Однако после распада СССР данная система мироустройства рухнула. В связи с этим последние два с половиной десятилетия остро стоит вопрос о том каковы новые реалии ведения политического диалога.

Существует довольно распространенное мнение, что с исчезновением одного из центров силы двуполярная система мироустройства автоматически стала однополярной с центром в США. Однако становится все более очевидно, что в настоящее время Соединенные Штаты  с каждым годом теряют роль единственной мировой сверхдержавы, все больше попадая под влияние других государств и политических центров. Даже былая экономическая мощь страны перестала быть недосягаемой для других стран. Китай, например, по некоторым показателям давно опережает Соединенные Штаты. Серьезным  ударом по попыткам США обеспечить себе гегемонию стали теракты 11 сентября 2001 года, потребовавшие привлечения огромного числа ресурсов для борьбы с терроризмом. В то же время какого-либо другого центра, который мог бы безапелляционно претендовать на статус экономического, военного и политического полюса одновременно, на настоящий момент не существует и, вероятнее всего, не будет существовать в условиях глобализации и все более ускоряющейся международной интеграции.

Таким образом, однополярность с центром в США в современном мире невозможна. В пользу этой точки зрения следует привести и тот аргумент, что во все исторические эпохи обществу было свойственно противостояние, в частности идеологическое, которое поддерживает мировой  баланс (противостояние церкви и государства, гуманизма и национал-социализма, противоборствующих религиозных течений). Нарушение этого баланса может происходить как следствие одного из двух сценариев: либо один центр полностью разрушает и поглощает другой, что привело бы к неоспоримому и полному господству этого центра во всем мире до появления нового противника, либо один из полюсов самороспускается, уничтожая самого себя (как в случае с СССР), и противоборствующий центр, утрачивая свою роль противовеса, теряет и свою значимость. Иными словами, монополярность после самороспуска  Советского Союза попросту не могла сложиться, так как Соединенные Штаты перестали играть роль противовеса и тем самым утратили свою значимость как центра силы.

В данный момент в мире утверждается  новая система, которую можно условно назвать «расширенной биполярностью». Именно в условиях расширенной биполярности большинству стран, включая Россию, нужно научиться выстраивать эффективное политическое взаимодействие.

Попытаемся представить современный мир как систему, где существует несколько центров различной направленности: экономический, политический, военный и цивилизационный.

– Сильным экономическим полюсом в Азиатско-Тихоокеанском регионе уже довольно много лет является Китай. В ближайшие десятилетия он, бесспорно, станет экономическим центром всего мира. По оценке Международного валютного фонда китайская экономика  в 2014 году стала крупнейшей в мире, опередив американскую. Огромный экономический потенциал этой страны,  начавший реализовываться сравнительно недавно, еще не скоро будет израсходован. Американский политолог Иан Бреммер в интервью журналу «Foreign Affairs» прямо заявляет о том, что геоэкономическая стратегия Китая представляет собой долгосрочную угрозу для США [5]. По словам Бреммера, финансируя  культурные и инфраструктурные проекты по всему миру, Китай мягкой силой заставляет многие страны действовать в собственных интересах, ориентироваться не на США , а на китайские интересы и валюту.

– Значимым политическим полюсом все еще по-прежнему являются США с их глобальной политикой. В сферу влияния  Соединённых Штатов входят ЕС, многие страны Африки и средней Азии, а также в некоторой степени такие отдаленные регионы, как, например, Австралия. Однако ситуация  в Сирии доказала, что Российская Федерация в настоящий момент может активно и эффективно решать проблемы глобального характера, а значит – и претендовать на роль политического полюса, равного по значимости США.

– За звание мощного военного полюса чуть ли не с той же силой, что и во время холодной войны борются Россия и Соединенные Штаты. Военный бюджет США остается  самым большим в мире, хотя и не превышает объемы времен холодной войны.  Россия, напротив,  продолжает увеличивать свои затраты на оборону. По данным газеты «Ведомости», пятая часть  государственного бюджета России  уходит на улучшение ее обороноспособности, создание новых видов вооружения, в том числе космического. Но в этой гонке вооружений есть и другие участники. Затраты на оборону неуклонно растут у Китая, Саудовской Аравии, ряда стран северной Африки, претендующих на роль региональной военной доминанты.

– На роль важного культурного и цивилизационного полюса до недавнего времени активно претендовал Европейский Союз,  рекрутирующий под свое крыло  все новых и новых членов. Для многих стран восточной Европы именно он стал воплощением торжества либеральных и демократических ценностей. Однако  экономические трудности в странах южной Европы, миграционный кризис, слепое следование указке США и, наконец, выход из ЕС Великобритании доказали многим его политическую несостоятельность. По мнению политолога Д. В. Тренина, новым мировым цивилизационным полюсом вполне может считаться Российская Федерация [4, C. 144].  Россия всегда являлась многонациональным государством, обладавшим свойством объединять племена, народы, а иногда и целые государства совершенно ненасильственно и бескровно. А концепция “Москва – третий Рим” еще с XV века способствовала сплочению православных народов вокруг России.

Как видно из вышеизложенного, количество серьезных игроков на мировой арене только увеличивается.  Тем не менее, США, Россия и Китай, являясь великими державами, все же не могут претендовать на статус сверхдержав, так как  в эпоху развития интеграционных процессов они не обладают ярко выраженным суверенитетом и субъективностью, какими обладали в свое время США и СССР.  Такие центры не являются противоборствующими, не превосходят друг друга, не стараются распространить свое влияние друг на друга, что противоречит вышеупомянутой гипотезе о необходимости противостояния двух или более центров для поддержания мирового баланса. Это значит, что подобное многополярное общество не сможет существовать в течение длительного периода времени, не претерпев значительных изменений. Поэтому нельзя не согласиться с мнением Министра иностранных дел  России С. Лаврова, полагающего, что для обеспечения управляемости мирового развития в современных условиях требуется какое-то ядро из ведущих государств, несмотря на то, что силы и влияние становятся все более рассредоточенными [2].  Существует высокая вероятность того, что на этом фоне сформируются не один,  а два противоборствующих лагеря, в каждом из которых будут свои центры – полюса силы. Это ляжет в основу системы, которую можно условно назвать системой «расширенной биполярности». В соответствии с  этой гипотезой в мире будут противопоставлены друг другу не центры в лице отдельных государств, а стороны, каждая из которых будет организована по типу многополярного мира.

В качестве аргумента можно привести тот факт, что в мире на данный момент уже существуют две противоположные идеологии: либерально-демократическая, приверженцами которой являются большинство государств Америки и Европы, и авторитарно-консервативная, которой придерживаются идеологически развитые государства Африки, Азии и Ближнего Востока, исторически предрасположенные к авторитарному строю.   Однако в каждом из этих двух обширных идеологических полюсов существуют свои центры с различной направленностью, в том числе культурной и политической. В разных государствах, входящих в их состав, и демократия, и авторитаризм находятся на разных уровнях развития, господствуют отличные друг от друга идеологии.  Поэтому в каждом из этих блоков можно выделить центры, которые, собственно, и формируют основы вышеописанной системы расширенной биполярности.

Согласно новой внешнеполитической концепции, обнародованной 1 декабря 2016 года, Россия должна упрочить свои позиции как одного из влиятельных центров современного мира, в частности выступив в роли лидера в борьбе с Исламским государством [1].  Еще в 1996 году Евгений Примаков, возглавлявший тогда МИД, начал проводить политику по поддержанию Россией концепции многополярного мира, предполагавшую многовекторность и поиск новых союзников на Востоке. По мнению президента РФ В. В. Путина, высказанном в новой внешнеполитической концепции России, на данный момент в мире формируется полицентричная система международных отношений. Президент отмечает, что происходит рассредоточение мирового потенциала силы и развития, его смещение в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это означает, что формируется отдельный блок, к которому Российская Федерация, очевидно, и примкнет.

Учитывая  современную тенденцию к радикализации евразийства, противостояние российского правительства и запада, которое, кстати, переживает взлеты и падения в зависимости от геополитической ситуации, а также тот факт, что капитализм, экономический либерализм и либеральный демократизм часто воспринимаются общественной мыслью исключительно как западные ценности  и потому отвергаются, следует признать, что в настоящее время Россия не может претендовать на лидерство в либерально-демократическом блоке. Ее позиция на мировой арене – ближе к авторитарно-консервативной. Именно в этом блоке она имеет все шансы на лидерство. Однако Россия не намерена прекращать деловые отношения с западными партнерами, в том числе с США. Будут привлекаться новые инвестиции и реализовываться совместные бизнес-проекты.

Подобно двуполярности периода холодной войны, система «расширенной биполярности»  является достаточно устойчивой и имеет возможность существовать в течение длительного периода времени, так как отвечает требованиям современного общества: наличие идеологического противостояния двух блоков и наличие определенной направленности у полюсов внутри каждого из них определяет их взаимодействие в условиях глобализации, интеграционных процессов в экономике, международного разделения труда и т. д. Однако в отличие от системы-предшественницы, новая биполярность допускает изменения в своей внутренней организации. Если государство, в силу политических или экономических причин, уходит с позиций лидера, его место занимает другая страна со схожей позицией, что не ведет к разрушению всей системы. Еще одним плюсом такой системы можно назвать и то, что она не может разрушиться, а может лишь видоизмениться: например, при появлении какой-либо третьей идеологии, которая станет достаточно сильной для того, чтобы сформировался еще один блок. Он сформируется автоматически, не нанеся особого вреда двум предыдущим, и скоро установит новый принцип равновесия. Однако и формирования большого количества таких блоков опасаться не стоит, так как их число ограничено действительно массовыми, перспективными идеологиями, каких по сути своей не может быть много.

Россия придает большое значение обеспечению устойчивости мирового развития. Она осознает, что для этого необходимо коллективное лидерство ведущих государств, которое должно быть представительным в географическом и цивилизационном отношениях и осуществляться при полном уважении центральной координирующей роли ООН. В этих целях Россия наращивает взаимодействие с партнерами в рамках «Большой двадцатки», БРИКС, ШОС, ЕврАзЭС, а также в рамках других структур и диалоговых площадок.

В заключение необходимо отметить, что справедливая система международных отношений – это система многополярная. Но полюса в этой системе не существуют сами по себе. Они, как заряженные частицы, либо тяготеют друг к другу, либо отталкиваются друг от друга, в зависимости от глубинных убеждений, будь то политико-экономических, этно-культурных или социально-религиозных. Тем самым формируется более структурированная надсистема в которой  России и предстоит вести политический диалог.  На данный момент эта система представлена  «расширенной биполярностью», основанной  на противостоянии двух идеологически противоположных лагерей, где каждое  из государств, входящих в их состав, сохраняет свою способность к самоопределению, превратившись  в экономический, политический, военный или цивилизационный полюс.

Список литературы / References

  1. Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В. В. Путиным 30 ноября 2016 г.). [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41451 (дата обращения 15.02.2017).
  2. Лавров С. В. Россия и мир в XXI веке / С. В. Лавров // Россия в глобальной политике. [Электронный ресурс]. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_11159 (дата обращения 15.02.2017).
  3. Миршаймер Дж. Почему мы скоро будем тосковать по холодной войне / Дж. Миршаймер // Россия в глобальной политике. [Электронный ресурс]. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_12061 (дата обращения 15.02.2017).
  4. Тренин Д. В. Россия и мир в XXI веке / Д. В. Тренин. – М.: Эксмо, 2016. -384 с.
  5. Bremmer I. Оn America’s Role in the World / I. Bremmer // Foreign Affairs. [Электронный ресурс]. URL: https://www.foreignaffairs.com/videos/2015-06-25/ian-bremmer-americas-role-world (дата обращения 15.02.2017).

Список литературы на английском языке / References

  1. Koncepcija vneshnej politiki Rossijskoj Federacii (utverzhdena Prezidentom Rossijskoj Federacii V.V. Putinym 30 nojabrja 2016 g.) [Russia’s Foreign Policy Concept (Sealed by President Vladimir Putin on November 30, 2016)]. [Electronic resourse]. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/41451 (accessed: 15.02.2017). [in Russian]
  2. Lavrov S.V. Rossija i mir v XXI veke [Russia and the World in the XXI century] / S.V. Lavrov// Rossija v global’noj politike [Russia in Global Politics]. [Electronic resourse]. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_11159 (accessed:15.02.2017). [in Russian]
  3. Mirshajmer Dzh. Pochemu my skoro budem toskovat’ po holodnoj vojne [Why we will soon miss the Cold War] / Dzh. Mirshajmer // Rossija v global’noj politike [Russia in Global Politics]. [Electronic resourse]. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_12061 (accessed: 15.02.2017). [in Russian]
  4. Trenin D.V. Rossija i mir v XXI veke [Russia and the World in the XXI century] / D.V. Trenin. – M., 2016. – 384 p. [in Russian]
  5. Bremmer I. On America’s Role in the World / I. Bremmer// Foreign Affairs. [Electronic resourse]. URL: https://www.foreignaffairs.com/videos/2015-06-25/ian-bremmer-americas-role-world (accessed: 15.02.2017).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.