Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Саркисьян И. И. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ / И. И. Саркисьян // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/politology/politicheskaya-sistema-rossii-na-sovremennom-etape-puti-modernizacii/ (дата обращения: 16.10.2019. ).

Импортировать


ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ

Саркисьян И.И.

Аспирант социологического факультета Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. ПУТИ МОДЕРНИЗАЦИИ

Аннотация

В статье уточняется понятие политической системы, ее структура  и способы ее идентификации. Анализируются исторические последствия либерального реформирования политической системы России. Формулируются стратегические цели модернизации.

Ключевые слова: модернизация, политическая модернизация, политическая система России, структура власти, элита.

Sakisyan I.I.

Postgraduate student of Moscow State University named after Lomonosov

RUSSIA’S POLITICAL SYSTEM AT THE PRESENT STAGE. PATH OF MODERNIZATION

Abstract

This article clarifies the concept of the political system, its structure and methods of its identification. Analyzes the historical consequences of liberal reform of Russia’s political system. Formulated strategic goals of modernization.

Keywords: modernization, political modernization of Russia’s political system, the structure of the power elite.

Политическая система государства является одной из важнейших частей совокупной общественной системы, и находится во взаимодействии с другими частями этой системы- правовой, экономической, культурной. Эти части взаимно питают и дополняют друг друга, а вместе они определяют сущность и идеологию государства. Политическая система  является корневым понятием в определении общественного строя, системы управления, роли и содержании действующей Конституции и других начал.

Если рассматривать эту систему в институциональном плане, то её можно свести к совокупности государственных и негосударственных институтов и норм, в рамках которых проходит политическая жизнь данного общества. Структура политической системы означает, из каких элементов она состоит, как эти элементы между собой связаны.  Следующие компоненты политической системы характеризуют ее структуру:

политическая организация общества, включающая в себя государство, политические партии и движения, общественные организации и объединения, трудовые коллективы, профсоюзы, церковь, средства массовой информации, методы осуществления власти

культурная составляющая — идеология и уровень политического сознания

нормативная составляющая — правовые нормы, регулирующие процесс политической жизни, обычаи, традиции и т.д.

 –коммуникации и обратная связь — политические отношения, складывающиеся между элементами системы, а также между политической системой и обществом.

В ходе трансформационных процессов в обществе, в значительной степени проявляется сущность политической системы. Она претерпевает изменения адекватно процессам, происходящим в структуре общества. Так переход к советской системе характеризовался укреплением авторитарности власти и подавлением всего, что не вписывалось в рамки видения вождями этой структуры. Переходные процессы вхождения в поздний  советский период и, затем, в ранний постсоветский, так же связаны с подобными изменениями, однако если в первом случае – это насилие и страх как инструменты управления обществом, то во втором случае это попытка дать волю инакомыслию и плюрализму взглядов.

По мнению одного из реформаторов раннего постсоветского периода А. Яковлева, проблема России заключается в том, что она «находится в состоянии давнего противоборства двух основных тенденций — либерализма и авторитаризма, определяющих на самом деле будущее России»[1]

Более 20 последних лет политическая система российского общества перманентно находится в трансформационном состоянии в поиске наиболее адекватной модели, соответствующей требованиям времени и особенностям нашей страны. Существенную роль в определении вектора этой трансформации играет анализ следующих аспектов :

– централизация или децентрализация власти и степень ее концентрации,

– состояние выборной системы и политических институтов.

– способы урегулирования возникающих в обществе конфликтов

политический статус средств массовой информации

состояние прав и свобод граждан  

реальное или мнимое разделение властей

Важной характеристикой является состояние смежных с политической сфер, таких как образование, медицинское обеспечение, культура степень развитости союзов и движений. В рамках рассматриваемого периода неоднократно отмечалась смена направлений этого вектора.

Наиболее точная картина, способная раскрыть понимание модели общества возникает только после анализа и сопоставления многочисленных составляющих этой модели, т.е. она  складывается из различных элементов, как картинка из паззлов, таких как демократичность и исполняемость Основного закона, степень независимости и объективности правовой системы, устройство экономической системы, приоритетов в социальной политике и других сферах жизни. По тому, какая картина сложилась, мы получаем  представление  об  истинной сущности изучаемого общества и его политической системы. Очевидно, что баланс между политическими приоритетами, декларируемыми властью, и их фактической реализацией, дает отчетливое представление о сущности этой власти, а состояние политических институтов и коммуникативность  власти, т.е. ее способность вести политический диалог с обществом, позволяет оценивать стабильность системы в целом, это же характерно и для других названных компонентов системы.

Важным критерием оценки, является возможность политической системы создавать дееспособную структуру власти, т.е. такую структуру, которая может управлять политическими процессами как в стабильных условиях, так и в условиях кризисов. Власть оправдывает свое предназначение, если принимает компетентные решения, потом своевременно доводит их до сведения общества и, далее, без грубого насилия и жестокости добивается их неукоснительной реализации. Конечно, в данном случае речь идет о демократических принципах отбора. Определяющим в вопросе идентификации политической системы является так же ее репрезентативность, сменяемость партий у руля государства и наличие действенного контроля власти обществом.

Очевидно, что для обществ, находящихся на пути к демократии, бывает характерно преобладание авторитарной составляющей, что присуще и России на современном этапе. Имея в виду конечную цель – демократию, власть рассчитывает ускорить переходные процессы. При отсутствии зрелого гражданского общества, властью нередко создаются эрзацы, призванные его заменить, или создать видимость замены,  но в основном она полагается только на себя. Конечно же, любая власть считает себя совершенной и пытается  в этом убедить окружающих. И тут, на наш взгляд весьма важным становится наличие у власти культуры в широком понимании этого слова и политической культуры в частности, умение дистанцироваться от некоторых взглядов, заложенных системой за прожитые годы, тем более, что у большинства индивидуумов, составляющих «элиту» общества становление и воспитание происходило в советские и первые постсоветские годы, что не могло не наложить специфический отпечаток.

В. Гуторов, профессор СПбУ, например, полагает, что «трагизм политической, социальной и духовной жизни современной России состоит, прежде всего, в том, что, декларативно порвав с коммунистической системой, она пока не способна ни избавиться от традиций своего недавнего прошлого, ни обрести новых»[2]

Если принимать во внимание теорию элитизма, изложенную американским социологом Райтом Миллсом относительно того, что в США решающее влияние  на  политику, финансы военную доктрину, внутреннюю и внешнюю политику оказывают всего несколько сот человек- так называемая элита. Это подтверждается и социологическими исследованиями, проводившимися в 1980 году в США. По данным этих исследований примерно 7 000 лиц осуществляют власть в 6 000 различных институтах США и контролируют более половины всех национальных ресурсов. При этом наблюдается значительная специализация среди представителей правящей элиты. Существует небольшое число людей, занимающих ведущие позиции одновременно в трех и более ключевых сферах власти: корпорациях, вооруженных силах и правительстве. Так, 85% из них контролируют лишь одну позицию власти, и только 15% обладают контролем над двумя и более властными позициями.[3]

Если экстраполировать этот тезис на политическую систему России, возникает понимание схожести в вопросе влияния элит на управление страной. Какие же социальные группы питают процесс формирования  управленческой элиты в России после 2000 года и как изменяется образовательный и интеллектуальный уровень элиты?

По мнению О. Крыштановской, главной отличительные чертой путинской элиты, является снижение доли «интеллектуалов», имеющих ученую степень (при Б. Ельцине — 52,5 %, при В. Путине — 20,9 %), уменьшение и без того крайне низкого представительства женщин, (с 2,9 до 1,7 %), «провинциализация» элиты и резкое увеличение числа военных, которых стали называть «силовиками» (представители Вооруженных сил, Федеральной службы безопасности, пограничных войск, Министерства внутренних дел). Для последней волны правящей элиты также характерно увеличение доли земляков главы государства (с 13,2 % при Б. Ельцине до 21,3 % при В. Путине) и рост доли бизнесменов (с 1,6 % при Б. Ельцине до 11,3 % при В. Путине).[4]

Принимая во внимание факт определяющего влияния элит на формирование политического климата в стране, весьма важным становится вопрос отбора и воспитания собственной элиты. По мнению С. Грановского, «номенклатурные истоки нынешней власти, от которых нелегко избавиться, представляют собой тормоз реформ, препятствующий подлинной демократизации общества, преобразованию не только политической, но и всех других сфер нашей жизни. В России еще не сложилась элита, которая соответствовала бы уже проявившей себя новой государственности.[5]

Конечно, в данном случае речь идет о решении важнейшей задачи –  создании механизма действующих социальных лифтов и, на этой базе, обеспечении отбора и воспитании новой управленческой элиты.

Ранний постсоветский период характеризовался принятием законов и решений, заведомо неисполнимых и не проработанных с точки зрения возможности их реализации.  Часть из них вообще была направлена на размывание роли и ответственности  институтов власти. Общество не было подготовлено к восприятию классической модели модернизации и, очевидно, не воспринимало их.  Мало кто в те времена понимал  демократию, как необходимость строгого соблюдения законов и высокую ответственность. Более того, недопонимание было характерно как для власти, так и для некоторой части общества.

Более близка и понятна была митинговая атмосфера с ее простыми рецептами решения сложных проблем. Если исходить из такого посыла, становится понятным, почему на этапах трансформации политической системы в ранний постсоветский период,  обратная связь с обществом, давала существенные сбои.  Власть не всегда четко и грамотно управляла обществом, а общество не  всегда понимало требования власти. Да и выполняло лишь те требования, которые хотело исполнить, что приводило к известным результатам. Но безусловное взаимное влияние власти и общества никем не оспаривалось.

Профессор МГУ, психолог Елена Шестопал утверждает, что «ценности демократии усваиваются россиянами ровно в той степени, в какой они соответствуют нашей культуре. Ценности, которые нам органичны, принимаются, а чуждые по духу — отбрасываются. Происходит своего рода естественный отбор элементов демократии, предлагаемых населению властью. …Мы видим сегодня очень серьезный авторитарный запрос со стороны населения»[6]

Вполне возможно допустить, что в этом процессе была заложена системная ошибка со стороны власти- желание ускорить естественный ход времени, побыстрее приобщить всех к демократическим ценностям. Просто еще раз пришлось убедиться, что обмануть объективные законы природы невозможно, время, необходимое для совершенствования власти, повышения ее компетентности и влияния, очевидно, должно быть использовано  одновременно и для воспитания гражданского общества, без которого немыслимо решение задач модернизации, осознания основных требований цивилизованного демократического общества.

Конечно же роль воспитателя в данном случае должно взять на себя государство. Для достижения цели, оно должно использовать все доступные для этого средства от пропагандистских материалов в СМИ до принуждения, предусмотренного Законом. Общеизвестно, что наиболее устойчивые и быстрые результаты дает воспитательный процесс, в котором воспитатель и воспитуемый честны друг с другом, слушают и слышат друг друга.

Очевидно, что такой подход будет с пониманием воспринят и в процессе постижения основ демократии. Успех демократий западного образца, их способность ставить и решать сложные задачи, связанные с модернизацией и переходом на новый уровень развития, на наш взгляд в значительной степени обусловлены тем, что за долгие годы, взаимоотношения власти и общества, они обретают некий баланс. Нельзя считать этот баланс устойчивым- это переменная величина, но ее поиск- это чаще всего предмет компромисса между участниками процесса.

Попробуем проанализировать цели и задачи модернизации политической системы России в настоящее время с точки зрения вышеизложенного, если предположить, что приведенные тезисы верны. Следует констатировать, что попытки политической и экономической модернизации, предпринятые в период, предшествующий современному, не привели к намеченной цели – созданию демократического государства с рыночной экономикой. Общество, пережившее «синдром потерянной страны», было дезориентированным. В отсутствие какой-либо демократической традиции и при крайне негативном отношении населения к псевдолиберальному опыту 1990-х годов, люди были настроены жестко антиреформаторски и желали только одного: чтобы власть навела порядок.

Для выхода из политического тупика, на первый план была выдвинута задача  консолидации общества и создания действенной структуры управления. В качестве стратегической, ставилась задача становление России как великого государства, экономически сильного, влиятельного,  пользующегося уважением мирового сообщества.

Если конечной целью модернизации определить создание именно такого государства, то следует уточнить направление векторов будущих трансформаций на этом пути.

Стратегической целью следует определить построение в нашей стране индустриального общества, поскольку догоняющее развитие обречет нас на перманентное отставание от развитых стран. А рецепт достижения этой цели известен и испытан во многих странах. Принимая во внимания некоторые наши специфические особенности, можно  обозначить главные направления.

  1. Разработка властью(элитой) понятной модели перехода к индустриальному обществу, которая могла контролироваться обществом и была бы этому обществу подотчетна.
  2. Систематизация отбора и воспитания элиты общества, которая сочетала бы в себе глубокую компетентность с патриотизмом и честью.
  3. Последовательное внедрение принципов демократического общества:

создание полноценного гражданского общества

реальное разделение ветвей  власти и их функционирование в строгом соответствии с законом.

развитие экономики на основе цивилизованного рынка

  1. Создание действенной конструкции местного самоуправления

Если учитывать исторический опыт нашей страны, ее особенности и характер политических и экономических проблем, которые следует решать, становится очевидным, что нет простых и  быстрых путей модернизации, но их поиск и реализация необходимы в том числе и для возрождения России как великой державы.

[1] Яковлев А. Н. Реформация в России / / Общественные науки и современность . 2 0 0 5 . № 2. С. 8.

[2]  Гуторов В. А. Современная российская идеология как система и политическая реальность. Методологические аспекты / / Полис. 2001. № 3. С. 80.

[3] Ровдо В. Сравнительная политология. Вильнюс: Европейский гуманитарный университет, 2007, с. 155-156.

[4] Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005. С. 264.

[5] Грановский С. А. Прикладная политология: Учебное пособие. М., 2004. С. 100.

[6] Шестопал Е. Б. Авторитарный запрос на демократию, или Почему в России не растут апельсины / / Полис. 2004. № 1. С. 28.

Литература

  1. Грановский С. А. Прикладная политология: Учебное пособие. М., 2004. С. 100.
  2. Гуторов В. А. Современная российская идеология как система и политическая реальность. Методологические аспекты / / Полис. 2001. № 3. С. 80.
  3. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005. С. 264.
  4. Никонов   В .  Путинизм  // Современная  российская  политика: Курс лекций / Под ред.  В . Никонова . М., 2006. стр.2
  5. Ровдо В. Сравнительная политология. Вильнюс: Европейский гуманитарный университет, 2007, с. 155-156.
  6. Шестопал Е. Б. Авторитарный запрос на демократию, или Почему в России не растут апельсины / / Полис. 2004. № 1. С. 28.
  7. Яковлев А. Н. Реформация в России / / Общественные науки и современность . 2 0 0 5 . № 2. С. 8.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.