Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 75-76 Выпуск: №4 (35) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Прозерский В. В. ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ ЭСТЕТИКА ЛАНДШАФТОВ / В. В. Прозерский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №4 (35) Часть 2. — С. 75—76. — URL: https://research-journal.org/philosophy/topologicheskaya-estetika-landshaftov/ (дата обращения: 30.06.2022. ).
Прозерский В. В. ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ ЭСТЕТИКА ЛАНДШАФТОВ / В. В. Прозерский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №4 (35) Часть 2. — С. 75—76.

Импортировать


ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ ЭСТЕТИКА ЛАНДШАФТОВ

Прозерский В.В.

Профессор, доктор философских наук,

Институт философии Санкт-Петербургского государственного университета

ТОПОЛОГИЧЕСКАЯ ЭСТЕТИКА ЛАНДШАФТОВ

Аннотация

В статье намечены пути исследования эстетических топосов ландшафта. Топосы ландшафта настолько насыщены символикой, что разделение их среды на «натуру» и «культуру» представляется невозможным: единое социоприродное начало выступает как исходно данное. Для полноценного восприятия эстетических ценностей ландшафта  необходима образованность, владение определенным запасом гуманитарных и естественно-научных знаний.

Ключевые слова: экология, культура, символы, эстетика, топосы.

Prozersky V.V.

Professor, Doctor of Philosophy,

Institute of Philosophy, St. Petersburg State University

THE TOPOLOGCAL AESTHETICS OF LANDSCAPES

Abstract

The paper deals with the problem  of the topological  investigation of landscape aesthetics. Landscape topoi are so full of symbolism that the division of their environment on the “nature” and “culture” is impossible because of their undividable socio-natural origin. For the profound perception of the aesthetic values of the landscape a person needs a certain quantity of  humanitarian and scientific knowledge.

Keywords: ecology, culture, symbols, aesthetics, topoi.

В XX веке наметились новые пути изучения эстетики ландшафта и решения философских вопросов, связанных с экологией природы и социальных экосистем. Они были проложены концепцией ноосферы В.И.Вернадского  и учением П.А.Флоренского о пневматосфере; в этих теориях человеческий дух, мышление рассматривалось в непосредственной связи с природой как компонент единой среды, соединяющей в себе естественные и гуманитарные ценности.

Пространство социо-природной среды не является пустым объемом, предшествующим вещам, наоборот, пространство конструируется вещами, организуется вещами.[1, с. 227–284]  Только тогда в нем появляются топосы  – своеобразные качественно определенные «молекулы», из которых складывается его структура.  Пространственная структура иерархична – над физическим (природным) уровнем надстраивается социальный, а над ним – ценностно-смысловой и семиотический.

Каждый образ места – топос культурного ландшафта –  имеет свою чувственную информационную систему – визуальную, звуковую, ароматическую, тактильную. Как считал Дж.Гибсон, окружающая среда предоставляет зрителю такие объекты, которые привлекают его внимание и вызывают импульс к действию. Он называл это свойство среды «аффорданс».[2]  Именно через комплекс этих чувственных качеств природной среды, целостно воздействующий на человека, задается неповторимый, остающийся на всю жизнь, вызывающий ностальгию,  образ Родины, родной природы,  родного уголка.

В результате  деятельности по превращению естественной природной среды  в часть глобальной семиосферы и созданию на ее территории ценностно-символического порядка возникает локальный текст. Вместе с ним рождается историческая память места и «образ места» со своим  «гением места» (genius loci) и близко лежащими к нему понятиями «дух места»  (spirit of place), «чувство места» (sense of place), «любовь к месту» (topophilia). Ландшафтная символика архетипична. Как считал М.Элиаде, человек бессознательно воспроизводит в земном пространстве пространство космоса; стремясь приобщиться к священному, находит в профанном черты сакрального («иерофания»).[3] В каждой большой реке начинает видеться образ  мировой реки, в каждой горе – мировая гора, в каждом городе – мировой город, окруженный легендами. Топос ландшафта оказывается настолько насыщен символикой, что разделение его среды на «натуру» и «культуру» представляется невозможным: единое социоприродное начало выступает как исходно данное.

Обратим внимание на семиотику пространства ландшафта, входящего в семиосферу. Пространство ландшафтной коммуникации, включенное в семиосферу (термин, предложенный Ю.М. Лотманом), заполнено  тем же набором знаков, что и  пространства других видов коммуникации (индексы, иконы, конвенциональные знаки, символы), но когда оно заряжено эстетическим потенциалом, в нем возрастает роль дейктических знаковых элементов, авторефлексивных знаков, всех чувственных невербальных составляющих речи, ее пара-лингвистических компонентов. Так рождается многомерный пространственный текст ландшафта. Представитель новой науки – «культурной географии» – В. Л. Каганский говорит о том, что ландшафт нужно уметь читать, хотя и несколько иначе, чем мы читаем плоскую карту или литературный текст.[4]

В наибольшей мере способность читать текст ландшафта дана  человеку, наделенному остротой всех чувств, наблюдательностью и воображением – натуралисту, следопыту-охотнику (легендарный Дерсу Узала), поэту… Словом,  «человеку, говорящему с природой на одном с ней языке» (on its own terms) по выражению японской исследовательгницы эстетических качеств среды Ю. Сайто. [5, p.239 – 251]. Среди тех, кто обладал такими способностями,  присутствует фигура  И.Гете. Его сродство с природой хорошо выразил Е.Баратынский в посвященных ему словах: «Одною он жизнью с природой дышал, ручья разумел лепетанье, и говор древесных листов понимал, и чувствовал трав прозябанье. Была ему звездная книга ясна и с ним говорила морская волна»…

К настоящему времени в России достигли высокого уровня  направления  эстетических исследований экосистем, как  биоэстетика и эстетика ландшафтов.  В первой половине XX века проблематикой эстетики  природы и  биоэстетики занимались такие выдающиеся ученые, как В.В. и В.П. Семеновы-Тянь-Шанские, А.А.Любищев, Л.С.Берг, изучавшие эстетические варианты ландшафтов. Сегодня в рамках экологической эстетики ведутся исследования ландшафтов, как со стороны естественных наук (главным образом – географии), так и гуманитарных. Методы двух видов наук здесь не просто сотрудничают, а тесно переплетаются. В работах по биоэстетике разрабатываются такие темы, как биостилистика (С.В.Чебанов),[6, с.125-126],эстетика и биополитика, стилеметрия, идентификация природных стилей, значимость естественных и гуманитарных ресурсов природы для интенсификации деятельности социальных экосистем, методика количественной оценки (рейтинг) видовых возможностей различных локальных ландшафтов.

Особого внимания заслуживает эстетика культурных ландшафтов, в которых четко обозначился процесс  перехода биосферы в ноосферу, природы – в культуру. По словам Ю.А. Веденина, культурный ландшафт представляет собой  «природно-культурный территориальный комплекс, сформировавшийся в результате эволюционного взаимодействия природы и человека»[7, с. 3-17]  Изучение культурных ландшафтов ведется как со стороны естественных наук (главным образом – географии), так и гуманитарных. Слияние двух начал – природного и культурного в некоторых ландшафтах оказывается настолько прочным, что географическое пространство, насыщенное знаками природы, можно рассматривать как природное, а семиотизированное природное – как культурное. Рукотворные и естественные компоненты культурного ландшафта являются частью нашей истории, сохраняют память о значимых исторических событиях когда-то происходивших на их территориях.

Как считают экологи, для полноценного восприятия эстетических качеств ландшафта необходимо присутствие  хотя бы минимального знания естественных наук: геологии, ботаники, зоологии, метеорологии (науки о строении и свойствах атмосферы). Усиленно настаивает на этих требованиях канадская экологическая школа. Наиболее известный ее представитель А.Карлсон заявляет: уже давно признано, что глубокий и квалифицированный подход к искусству требует гуманитарных знаний. Для того чтобы адекватно воспринять художественное произведение, помимо эмоциональной восприимчивости нужно обладать знанием истории искусства, особенностей различных стилей, наконец, эпохи, когда произведение было создано.  Почему же мы отказываемся от этих принципов, когда речь заходит о красоте природы? Считается, что эстетические свойства природы воспринимаются легче, чем эстетические качества искусства. Но это заблуждение: эстетическое восприятие природы будет полноценным только тогда, когда зритель вооружится определенными знаниями, ибо понимание языка природы дается только образованному человеку [8]. Сходной точки зрения придерживаются и отечественные экологи. Для глубокого восприятия и переживания эстетической  ценности ландшафта  необходимо владение определенными знаниями о природе, понимание особенностей флоры и фауны региона: «Эстетическая оценка и семантика элементов художественного образа природного пейзажа строятся на основе понимания физикогеорафического и экологического значения попадающих в поле зрения элементов – рельефа, воды, биоты и закономерностей пространственной организации фаций, урочищ, местностей, полностью или частично раскрывающихся с той или иной смотровой площадки или в движении по маршруту»[9].

Подводя итог, можно отметить, что между экологическими и эстетическими факторами среды существует прямая зависимость Активность (или стагнация) эстетических элементов среды являются индикаторами ее жизненной устойчивости (или неустойчивости). Среда требует, чтобы жесткое утилитарное отношение к ней со стороны человеческого фактора обязательно смягчалось эстетической созерцательностью и креативностью.

Литература

  1. Топоров, В. Н. Пространство и текст // Текст : семантика и структура. М. : Наука, 1983. С. 227–284.
  2. Гибсон Дж. Дж. Экологический подход к зрительному восприятию.– М.: Прогресс, 1988
  3. Элиаде М. Космос и история. Избранные работы .М.: Прогресс 1987 312 с.
  4. Каганский В.Л. Культурный ландшафт // Гуманитарная география. Вып. 5. М.: Институт Наследия,  2008
  5. Saito Y. The Japanese Appreciation of Nature // British Journal of Aesthetics. 1985. Vol. 25, No. 3.
  6. Чебанов С.В. Эстетика ландшафта и биоэстетика. // Актуальная эстетика II  Материалы международного форума. СПб.- 2014
  7. Веденин Ю.А. Информационная парадигма культурного ландшафта // Культурный ландшафт как объект наследия. М.: Институт Наследия; СПб.: Дмитрий Буланин, 2004.
  8. Carlson A. The Aesthetics of Environment. Philadelphia: Temple University Press, 1999. 268 p.
  9. Абалаков А.Д., Медведев Ю.О. О соотношении экологических и эстетических достоинств местности URL http://info.irk.ru/kbrr/papers/tezis/tezis6.htm (дата обращения 13.03.2015)

References

  1. Toporov, V. N. Prostranstvo i tekst // Tekst : semantika i struktura. M. : Nauka, 1983. S. 227–284.
  2. Gibson Dzh. Jekologicheskij podhod k zritel’nomu vosprijatiju. – M.: Progress, 1988
  3. Jeliade M. Kosmos i istorija. Izbrannye raboty .M.: Progress 1987 312 s.
  4. Kaganskij V.L. Kul’turnyj landshaft // Gumanitarnaja geografija. Vyp. 5. M.: Institut Nasledija,  2008
  5. Saito Y. The Japanese Appreciation of Nature // British Journal of Aesthetics. 1985. Vol. 25, No. 3.
  6. Chebanov S.V. Jestetika landshafta i biojestetika. // Aktual’naja jestetika II  Materialy mezhdunarodnogo foruma. SPb.- 2014
  7. Vedenin Ju.A. Informacionnaja paradigma kul’turnogo landshafta // Kul’turnyj landshaft kak ob#ekt nasledija. M.: Institut Nasledija; SPb.: Dmitrij Bulanin, 2004.
  8. Carlson A. The Aesthetics of Environment. Philadelphia: Temple University Press, 1999. 268 p.
  9. Abalakov A.D., Medvedev Ju.O. O sootnoshenii jekologicheskih i jesteticheskih dostoinstv mestnosti URL http://info.irk.ru/kbrr/papers/tezis/tezis6.htm (data obrashhenija 13.03.2015)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.