Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.56.099

Скачать PDF ( ) Страницы: 71-73 Выпуск: № 02 (56) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кемеров В. Е. ПРОБЛЕМА ПАРАДИГМЫ ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ / В. Е. Кемеров // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 1. — С. 71—73. — URL: https://research-journal.org/philosophy/problema-paradigmy-postklassicheskogo-obshhestvoznaniya/ (дата обращения: 13.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.56.099
Кемеров В. Е. ПРОБЛЕМА ПАРАДИГМЫ ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ / В. Е. Кемеров // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 1. — С. 71—73. doi: 10.23670/IRJ.2017.56.099

Импортировать


ПРОБЛЕМА ПАРАДИГМЫ ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ

Кемеров В.Е.

Доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии Уральского федерального университета, руководитель Ведущей научной школы

ПРОБЛЕМА ПАРАДИГМЫ ПОСТКЛАССИЧЕСКОГО  ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ

Аннотация

Статья посвящена анализу социально-философских характеристик современного общества. Автор показывает различия классической, неклассической и постклассической интерпретаций социальности. Постклассическая парадигма продуцирована радикальными изменениями в организации практики. Социально-гуманитарное знание трансформирует тип интеграции знаний об обществе. Возникает новая методология обществознания. Наличествуют потребности в создании новой социальной онтологии.

Ключевые слова: методологический дуализм, теория систем, антиредукционизм, полисубъектность.

 

Kemerov V.E.

PhD in Philosophy, professor of the chair of social Philosophy of the Ural Federal University,

Leading scientific school head

THE PROBLEM OF PARADIGM OF POSTCLASSICAL SOCIAL KNOWLEDGE

Abstract

The article is devoted to the analysis of the social philosophy in contemporary society. The author shows, that types of social science and its classical, non-classical or post-classical character is stipulated by various interpretation of sociality. The post- classical paradigm is produced by radical changes in organization of practice. The social-humanitarian knowledge is transforming traditional forms integration of sciences. The new methodology of investigation society is becoming. There are needs of new forms of social ontology.

Keywords:  methodological dualism, theory of systems, antireductionism, polysubjectness.

 

Проблема обнаруживается уже на уровне терминологии. Науку и философию конца двадцатого/начала двадцать первого века часто называют неклассической, а иногда и постклассической, а то и постнеклассической. Можно было бы это считать терминологической неаккуратностью или капризами вкуса, но дело выходит за границы терминологии.  Терминологическая неясность препятствует определенности и в исследованиях и в преподавании.

В краткой статье трудно решать проблему в общем виде. Но есть возможность рассмотреть пути ее прояснения. Пути эти проходят по линии уточнения характеристик парадигм и историко-методологической их обоснованности.

Чтобы сузить и сконцентрировать их описание, ограничимся областью обществознания. Обществознание за последние двести лет претерпело радикальные изменения. Причем изменения эти не были эволюционными; отчетливо выделяются этапы и, соответственно им, типы работы и бытования социально-гуманитарных наук в общественной жизни.

Точкой отсчета может служить появление научного обществознания. До середины девятнадцатого века дисциплины обществознания не получали научно-методологического обоснования.  Заменой его были общефилософские определения бытия. Эти определения базировались на философских аксиомах или интуициях. В начале девятнадцатого столетия общественные науки пытаются определить собственные методологические подходы. Это приходит в противоречие с общефилософскими образцами описания общества, истории, культуры, бытия людей. Это подрывает общефилософские стандарты понимания человеческого бытия, познания и мышления.    Появление экономической науки, социологии, психологии, научных областей истории совпадает по времени с кризисом классической философии. И это не случайно. Уходит время действия классических, то есть абстрактно-философских образцов. Общественные науки ставят под вопрос прежние представления об единстве познания, исследования, мышления. Иными словами, заканчивается эпоха господства классической парадигмы, на которую явным или неявным образом ориентировались различные виды познания и практики.

Поначалу неклассика заявляет себя как отрицание классики. Перечеркивается значение философской метафизики для определения правил научного познания и мышления. Соответственно под вопросом оказывается философский тезис о единстве познания.

Далее по мере оформления общественных наук выдвигаются положения о методологической самостоятельности каждой из них. Это движение на первых порах сдерживается позитивистской установкой на методологию естествознания. Но срок действия этой установки оказывается довольно коротким. Она превращается в рутинную инерцию, у которой появляется все больше противников.

Возникает методологический дуализм: разделение В.Дильтеем познания на науки о природе и науки о духе, затем разделение Г.Риккертом познавательной деятельности на науки о природе и науки о культуре. Дальше эта тенденция приводит к расколу обществознания на социальные науки и гуманитарное познание. В результате начало двадцатого века становится временем методологического плюрализма.

Третьим важным моментом оказывается обнаружение неклассических объектов. Ключевая установка классической механики и первоначального позитивизма на изучение логики вещей оказывается непродуктивной.  Сомнительным становится уподобление человеческих отношений  взаимодействию вещей. Подрывается авторитет редукционистской методологии, характерной и для классики и для неклассики [ 1,с.77-85].

* * *

В первой четверти двадцатого века появляются предпосылки для смены парадигмы обществознания. И это предпосылки, прежде всего практические. После Первой мировой войны развитые страны переживают полосу кризисов. Прежние установки на экстенсивный рост производства не дают эффекта. Стандартная ориентация на умножение вещей оказывается непродуктивной. Соответственно и установка на построение человеческой деятельности по логике вещей оказывается под сомнением.

Перед общественными науками возникает вопрос о новых ресурсах развития общественной практики. Косвенными свидетельствами поиска ответа оказывается отход социологии от натуралистических и ортодоксально позитивистских определений человеческих взаимодействий. Прямым ответом на этот запрос является переориентация научной организации труда на использование не физических сил работников, а на утилизацию их личностных и собственно социальных качеств. Формируется установка на качество человеческой деятельности и на извлечение экономических эффектов из ее преимуществ.

Сложившаяся традиция противопоставлять естествознание, с одной стороны, как знание объектное, и обществознание, с другой, как знание неизбежно субъектное оказывается чрезмерным упрощением. Чем сложнее проблема, тем явственней усилия субъекта, средства его деятельности, его социальные установки, независимо от того исследуется ли элементарная частица, экологическая система или взаимодействие между культурами. Понятие субъекта вновь возникает в научном знании. А это значит, что философия возвращает свои позиции. Но понятие субъекта переосмысливается: оно теряет свою абстрактность, стационарность и психологичность. Можно сказать, оно теряет и свою гносеологичность, с учетом того, что и гносеология теряет свои традиционные черты, поскольку все более связана с конкретными ситуациями познания и исследования.

Понятие объекта возвращается в методологию познания также в новой роли; это уже не объект-вещь, представляющий «логику вещей», а объект-система, соразмерный субъекту, а возможно и превосходящий его по сложности. Этот объект обладает специфическими формами существования и вынуждает субъекта выстраивать логику взаимодействия с ним. Традиция, разводящая методологию обществознания, как установку на изучение особого и конкретного, и методологию естествознания, как установку на исследование общего и абстрактного, становится анахронизмом.

Переосмысливается проблема стандартов, а, соответственно, и проблема образцов. Последняя возвращается в познание, но в отличие от классики она ставится принципиально иначе. Дело идет не о наложении образцов на конкретную ситуацию, а о выработке образцов для ее определения. Ставится под вопрос сама логика абстрактно-общих определений бытия.

Первые симптомы этого движения проявляются в социологии. Социология Больших структур подвергается критике. Меняется отношение к определению роли социальных взаимодействий в воспроизводстве Больших структур[2]. Возникает вопрос о соотношении макросоциологии и микросоциологии. Это неизбежно ведет к ревизии взглядов на взаимодействие социологии и психологии, социологии и истории. Вопрос о социальной динамике выходит за рамки социологического познания. Укрепляется взгляд на социальную систему как на самоорганизацию общества, ослабевает концепция структурного определения общества.

В области естествознания на первый план выходит проблема системного исследования природных объектов, подкрепленная ростом внимания к экологическим прогнозам.

Вторая мировая война увеличивает интерес к созданию и освоению сложных технических систем.

Определяется системный подход нового типа, акцентирующий внимание на динамике и самоорганизации сложных систем. Причем этот подход с нарастающей силой действует в освоении социальных, природных и технических систем. Формируется новая философия исследования и действия. В отличие от классики, сложное объясняется не через простое, а наоборот, – простое через специфическую сложность системы. Чисто физические характеристики элементов отходят на второй план, на первом – их функциональные, операциональные, а в случае социальных систем – и креативные возможности.

Классические понятия философии оказываются в новой практической и исследовательской среде. Им возвращается смысл, но онтология этого смысла коренится в новом отношении к процессуальности бытия, его освоению и конструированию. Таким образом, возникает постклассическая парадигма, отличающаяся и от классической и от неклассической.

Социология утрачивает лидирующие позиции в обществознании[3]. Доминируют тенденции системного описания и исследования бытия людей. Они наталкиваются на отсутствие новой онтологии социального процесса. Возникает вопрос о новом конструировании концепции общества[4]. Философия пока не справляется с этой работой. Не хватает методологических средств для трактовки общества как процесса.

Понятие глобализации все еще трактуется в абстрактно-философском смысле. На деле определяются разные линии глобализации. В культурном, информационном, транспортном полях эти линии отчетливо просматриваются. В области политики действует прежняя практика борьбы интересов. Фактом становится становление Большого общества, стимулирующего контакты и конфликты разных обществ-государств или блоков, которые могли бы в традиционных философско-исторических схемах располагаться на разных ступенях. Вопрос выработки схем взаимодействия различных систем оказывается главным для меняющегося общества. А вопрос выработки и стандартов взаимодействий между разными социальными общностями становится методологически важнейшим для постклассической парадигмы обществознания.

Список литературы / References

  1. Кемеров В.Е. Общество, социальность, полисубъектность / В. Е. Кемеров. – М. : Академический проект, 2012.
  2. Giddens A. The constitution of society / A. Giddens. – University California Press, Berkley, 1984.
  3. The Coming Crisis of Western Sociology / A. Gouldner. – N.Y. : Basic Books, 1971.
  4. Peter L. Berger and Thomas Luckmann. The Social Construction of Reality / L. Peter. – N.Y. : Penguin books, 1966.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kemerov V.E. Obshhestvo, sotsial’nost’, polisubjektnost’ [Society, sociality, polisubjectness] / V. E. Kemerov. – M. : Akademicheskij Proekt, 2012 [in Russian]
  2. Giddens A. The constitution of society / A. Giddens. – University California Press, Berkley, 1984.
  3. The Coming Crisis of Western Sociology / A. Gouldner. – N.Y. : Basic Books, 1971.
  4. Peter L. Berger and Thomas Luckmann. The Social Construction of Reality / L. Peter. – N.Y. : Penguin books, 1966.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.