Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Хакимова О. Б. МОРАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ МОДИФИКАЦИИ ЧЕЛОВЕКА / О. Б. Хакимова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2014. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/philosophy/moralnye-i-eticheskie-granicy-modifikacii-cheloveka/ (дата обращения: 19.07.2019. ).

Импортировать


МОРАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ МОДИФИКАЦИИ ЧЕЛОВЕКА

Хакимова О.Б.

Доцент, кандидат философских наук, Уфимский филиал ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарный университет имени М.А. Шолохова»

МОРАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ ГРАНИЦЫ МОДИФИКАЦИИ ЧЕЛОВЕКА

Аннотация

Вопрос модификации человека весьма актуален, поскольку объектом проектирования и модификации оказывается сам человек.  В современном мире формируется новое сознание, готовое к самой жизни подходить с точки зрения индивидуальных прав и личных желаний. На первом месте оказывается проблема границы, рубежа вторжения в процессы рождения, жизни, болезни, умирания и смерти. Существует биоэтическая осторожность по отношению к фенотипической модификации, какими бы технологиями она не достигалась, так как сегодня придаётся исключительное значение умственному и физическому совершенству, физической красоте, эффективности тела в ущерб другим аспектам человеческого бытия, за которыми в обществе постмодерна перестали признавать ценность.

Ключевые слова: биоэтика, модификация человека, постмодерн, новые технологии, техносфера.

Khakimova O.B.

Docent, candidate of philosophical sciences, Ufa branch office VPO “Moscow State University for the Humanities named after M.A. Sholokhov “

MORAL AND ETHICAL BOUNDARIES OF HUMAN MODIFICATION

Abstract

The question is highly relevant human modification as object design and modification of the person himself . In today’s world formed a new consciousness , ready for life itself is approached from the perspective of individual rights and personal desires . In first place is the problem of the border, foreign invasion processes of birth, life , illness, dying and death . There bioethical caution towards phenotypic modification , whatever technology it was not achieved as today attaches great importance to the mental and physical perfection, physical beauty , the efficiency of the body to the detriment of other aspects of human existence , for which in postmodern society ceased to recognize the value.

Keywords: bioethics, human modification, postmodern, new technologies, technosphere.

Модификация – это существенное изменение, связанное с  прогрессом биомедицинских технологий и их применением к человеку, модификация человека вопрос не новый, однако до сих пор до конца не понятый. Существуют две ценностные установки: понимание человека как «потенциальности» с большим спектром возможностей и понимание его как «проектного человека», созданного по замыслу, посредством высоких технологий, способствующих такому роду проектов.

Таким образом, сегодня объектом конструирования, проектирования и модификации оказывается сам человек. Вопрос модификации человека весьма актуален, более того в своей генетической составляющей становится острее, и на уровне социального приятия отражается в терминах, несущих негативную окраску: «генетическая интервенция», «генетическая деконструкция», «мутация человечества».

Сегодня философия вошла в постантропологическую эпоху, для которой характерен отказ от метафизической идеи человека, напрямую связанный с успехами биотехнологий и генной инженерии, рассматривающих человека исключительно как организм, как цепь генетических кодов и молекул, вне его личности как субъекта и объекта этических определений.

В современном мире, изобилующем новыми технологиями, способными кардинально влиять на телесность человека, формируется новое сознание, готовое к самой жизни подходить с точки зрения индивидуальных прав и личных желаний. На первом месте оказывается проблема границы, рубежа вторжения в процессы рождения, жизни, болезни, умирания и смерти. Грань между поддержанием жизни и продлением умирания становится очень тонкой, что даже смерть в свете высоких технологий, может оказаться длительным механизированным процессом умирания, который можно продлить до десяти лет. По М. Хайдеггеру, «техническое, в самом широком смысле слова, есть ничто иное, как план, созданный человеком, но который, в конце концов, вынуждает человека к действию, независимо от того, желает он того, или уже нет» [1; 75] .

В современном мире наблюдается следующая тенденция: придаётся исключительное значение умственному и физическому совершенству, физической красоте, эффективности тела в ущерб другим аспектам человеческого бытия, за которыми в обществе постмодерна перестали признавать ценность. «С одной стороны, знания структуры ДНК явно недостаточно, для того чтобы ответить на вопрос: что такое жизнь? – пишут В.П. Реутов, А.Н. Шехтер. – С другой стороны, именно это открытие позволило подойти к пониманию того абсолютного, общезначимого, инвариантного, что заложено в каждой живой системе» [2; 401].

То, что проблематика нежелательных побочных следствий высоких технологий до последнего времени не была в центре внимания научных и общественных дискуссий, имеет два основания.

Во-первых, негативные последствия использования новых технологий первоначально рассматривались как очень малые по сравнению с явными преимуществами. Сегодня уже активно используются такие генетические технологии, как пренатальная диагностика, результаты которой влияют на репродуктивное поведение семьи: происходит «отбор» детей, создаётся «дитя проекта».  Утилизация или использование «лишних» человеческих эмбрионов после искусственного оплодотворения, не были до недавнего времени первостепенной темой, так как всё внимание было привлечено к количеству семей, у которых появилась возможность стать родителями здорового потомства.

Во-вторых, негласно предполагалось, что побочные негативные последствия научного прогресса могут быть решены с его же помощью, следовательно, решение этих проблем может быть передвинуто из настоящего в будущее. Однако будущие техника и технологии не способны разрешить морально-этические проблемы и апокалипсические прогнозы, связанные с будущим человечества как вида.

Сегодня общество будущего не вызывает доверия и требует создания и осознания новых отношений между наукой, техникой, технологиями и обществом, выдвигаются новые вопросы, такие как «социальные последствия», «преднамеренное злоупотребление технологиями», «последствия модификации человека», «социальные последствия разрешения эвтаназии», «коммерциализация трансплантации» и многие другие.

Исследователи выделяет различные технологические риски в современном обществе:

  • обширный спектр неблагоприятных последствий;
  • возрастание длительности технологического воздействия;
  • увеличение числа людей, подверженных возможным опасностям;
  • отсроченные эффекты – ощутимый эффект может появиться через несколько лет;
  • отсутствие способности воспринимать опасность с помощью органов чувств человека;
  • трудности с выяснениями причинной связи ввиду трудновоспроизводимой цепи событий;
  • необратимость рисков;
  • отсутствие точного знания о масштабах возможного ущерба.

 Генетическая модификация человека – вопрос времени и технологии, методы которой стремительно развиваются. Результаты различных модификаций человека стали предметом обсуждения междисциплинарного движения трансгуманизма.

Технологии современного бессмертия нашли отклик среди интеллектуалов: английский биолог Д. Хаксли вводит в 1957 году новый термин – трансгуманизм. Основное положение трансгуманизма – неотъемлемое право человека продлевать собственную жизнь, например, организовать крионическое хранение тела, трансплантировать органы, сдать на хранение стволовые клетки и т.д. В России идейными предшественниками этого течения  были представители русского космизма в лице Н.Ф. Фёдорова, В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского. На становление трансгуманизма как течения современной культуры, оказали большое влияние идеи представителей различных областей научного знания, среди которых биолог Дж. Б.С. Холдейн, физик Дж. Д. Бернал, палеонтолог П. Тейяр де Шарден и др.

Многие исследователи сходятся во мнении, относительно того, что, вполне возможно, человек обречён на исчезновение в результате биологической деградации. Либо в результате телесных трансформаций, либо под воздействием наукотехники или интеграции человека и техники, человек переродится в иное состояние, что приведёт к коренному изменению его биосоциальной природы.

Техносфера – огромное искусственное окружение, искусственный вещественно-предметный мир, который трансформирует человека.  В эту трансформацию входит изменение физических и биологических процессов в человеке, перестройка его организма, расширение социальных качеств и свойств, а также изменение потребностей и интересов.

В целом нами выделено несколько основных направлений трансформации человека в обществе постмодерна:

  1. Природно-биологическое, которое мы видим как потерю природных свойств, присущих биосферному человеку. Сформированные миллионами лет природно-биологические свойства человека подрываются сегодня «болезнями цивилизации»: появлением мутаций, изменением генофонда, онкологией, генно-модифицированными продуктами питания и т.д. Негативные изменения в человеческом организме, появление всё новых и новых «болезней цивилизации» показывают, что их стремительный количественный и качественный рост вызван новой бесприродной средой обитания человека.
  2. Нравственно-психологическое: потеря индивидуальности и самосознания, зарождение новых форм морали, некоторые из которых можно назвать постчеловеческими, кризис духовности, порождённый необратимыми изменениями в физической природе и сознании человека, деградация его собственно «человеческих» качеств, потребительская психология, ведущая к истощению биосферы, неадекватное восприятие окружающего мира, потеря реальности и т.д. Коренное изменение биосоциокультурной природы человека, его экотехнологическая трансформация порождает новую общечеловеческую цивилизацию, «техноноосферный» тип материальной и духовной культуры, с подчёркнутой искусственностью и весомой ролью онаученного разума в её формировании.
  3. Биосоциокультурное: непрерывный поток инноваций, ускоренное изменение условий жизни и социального времени, лавинообразный рост потребностей, которые удовлетворяются за счёт биосферы, новая ментальность (особое отношение к технике), интеграция человеческого стремительный качественный рост сознания, образования и профессий, отсутствие предела новизны и т.д.

Сегодня мы можем говорить о том, что в общественном мнении изменилось восприятие технологий, произошёл переход к новой технологической действительности: общество начинает понимать, что технологии – это не только утопия манипуляции, но и неисследованные опасности. Современное состояние высоких технологий характеризуется серьёзными проблемами: от больших ожиданий потенциальной выгоды от их использования, до доказательств отсутствия достоверных знаний о возможных побочных последствиях,  как с технико-технологической, так и с морально-этической стороны.

По мнению профессора Армина Грунвальда, нанобиотехнология является результатом комбинирования молекулярной биологии с генной инженерией и нанотехнологией, что открывает новые возможности для создания новых функций живых систем с помощью модификации биомолекул, проектирования клеток и искусственных живых существ. Эти возможности трансформируют биологию в техническую науку, которая имеет двойственную направленность – на познание и проектирование. И здесь возникает множество философских, социальных и этических проблем которым пытается дать оценку биоэтика [3; 44].

Человек эпохи постмодерна балансирует на краю реальности и виртуальности, испытывая подсознательный страх перед сведением его личности к ДНК, которую можно сформировать, нарезать и склеить. Осознание подобных перспектив ведёт к отчуждению человека от древнего сценария его воспроизводства: воспроизводства не только тела, но и его сущности, трансцендентальный импульс целостного «я» может легко исказиться. Современный сценарий воспроизводства переплетается с высокими технологиями: зачатие в пробирке, суррогатное материнство, замороженные эмбрионы, генная инженерия – все они ведут к трещине идентичности человека. Нельзя не предвидеть возможного сценария – в недалёком будущем человек, зачатый обычным путём, а не через пробирку, будет восприниматься как аномалия или как человек, не следящий за своим генетическим здоровьем.

Тело человека становится потребительским товаром – можно продать многое: клетки, ткани, кровь, сперму, яйцеклетки, биохимические элементы и т.д. Человечество способно «перекроить» и «переделать» себя, но оно не знает, что теперь с этим делать. Человек превращается в «запчасть», возникает политика тела, никто не хочет утратить свою индивидуальность и стать собственной тенью, «техноидом», не располагающим человеческими признаками.

Можно утверждать, резюмируя сказанное, что последствия развития высоких технологий могут не только видоизменять первоначальные цели, но и приходить к прямо противоположным результатам, вопрос только в том насколько современное общество способно влиять на технико-технологическое развитие, происходящее с точки зрения технологического детерминизма, по собственным законам.

В потоке постмодерна происходит преображение ценностных и практических установок человека, реализуется всё большее количество возможностей через технологии и интеллектуальные системы, однако человек попадает в парадоксальное состояние –  его личность подвергается различным дефектам, он утрачивает «самость», теряет чувство «укоренённости» себя в мире и пока не осознаёт, что процесс вытеснения биосферного человека, его естественной личности уже запущен.

Литература

  1. Хайдеггер М. Закон тождества. Разговор на просёлочной дороге. – М.: Высшая школа, 1991. – С. 75.
  2. Реутов В.П., Шехтер А.Н. Как в XX веке физики, химики и биологи отвечали на вопрос: что есть жизнь? // Успехи физических наук. – 2010. – Т. 180, № 4. – С. 401.
  3. Грунвальд А. Техника и общество: западноевропейский опыт исследования социальных последствий научно-технического развития / Пер. с нем. – М.: Логос, 2011. – С. 44.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.