Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.64.049

Скачать PDF ( ) Страницы: 105-107 Выпуск: № 10 (64) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Файзуллин А. Ф. ДУХОВНОЕ И ТЕЛЕСНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЙ ЗАПАДА И ВОСТОКА / А. Ф. Файзуллин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 10 (64) Часть 1. — С. 105—107. — URL: https://research-journal.org/philosophy/duxovnoe-i-telesnoe-zdorove-cheloveka-v-kontekste-filosofskix-koncepcij-zapada-i-vostoka/ (дата обращения: 21.01.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.64.049
Файзуллин А. Ф. ДУХОВНОЕ И ТЕЛЕСНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЙ ЗАПАДА И ВОСТОКА / А. Ф. Файзуллин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 10 (64) Часть 1. — С. 105—107. doi: 10.23670/IRJ.2017.64.049

Импортировать


ДУХОВНОЕ И ТЕЛЕСНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЙ ЗАПАДА И ВОСТОКА

Файзуллин А.Ф.

ORCID: 0000-0002-2376-9010, кандидат философских наук,

ООО «Научно-исследовательский центр тибетской медицины»

ДУХОВНОЕ И ТЕЛЕСНОЕ ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ФИЛОСОФСКИХ КОНЦЕПЦИЙ ЗАПАДА И ВОСТОКА

Аннотация

В статье рассматривается духовное и телесное здоровье как  состояние гармонии с миром, анализируются представления и знания о здоровье человека, а также  средства, ведущие к его обретению. Исследуются источники и причины появления болезней и их трактовка с философских позиций Запада и Востока. Определяются характерные черты философских концепций Юго-Восточной Азии (индуизма, буддизма, даосизма). Осмысливаются творчество и целительство, служащие в данных философских концепциях цели воздаяния добра, любви и блага всему живому, а также духовные знания, накопленные тибетским буддизмом, которые сегодня активно используются на пути духовного развития человека и сохранения его здоровья. Отмечено, что человек, представленный в многомерности своего духовного бытия, в западных и восточных философских концепциях, должен быть понят как культурный и творческий процесс, обеспечивающий креативную составляющую общественного организма. 

Ключевые слова: Здоровье, духовное здоровье, телесное здоровье, медицина Тибета,  болезнь, целительство, творчество.

Faizullin A.F.

ORCID: 0000-0002-2376-9010, PhD in Philosophy, LLC “Scientific Research Centre of Tibetan Medicine”

SPIRITUAL AND PHYSICAL HEALTH OF A PERSON IN THE CONTEXT OF THE PHILOSOPHICAL CONCEPTS OF THE WEST AND THE EAST

Abstract

The article deals with the spiritual and physical health as a state of harmony with the world, analyzes the representations and knowledge about human health, as well as the means leading to its acquisition. The sources and causes of the emergence of diseases and their interpretation from the philosophical point of view of the West and the East are explored. Characteristic features of the philosophical concepts of Southeast Asia (Hinduism, Buddhism, and Taoism) are determined. The art and the healing are considered. They serve as the purpose of sharing good and love with all living beings in these philosophical concepts. The spiritual knowledge, accumulated by Tibetan Buddhism, actively used for man’s spiritual development and preservation of health nowadays is also considered. It is noted that a person represented in the multidimensionality of their spiritual being, both in Western and Eastern philosophical concepts, should be treated as a cultural and creative process that ensures a creative component of the social organism.

Keywords: health, spiritual health, body health, medicine, Tibet, disease, healing, creativity.

Тибетский буддизм и тибетская медицинская наука видят любое творение совершенным лишь в момент его создания, непосредственно вслед за образованием совершенной формы, следует необходимость поддержания гармонии, поскольку хорошее здоровье заключается в гармонии всех элементов. Средства и методы, ведущие к приобретению и сохранению здоровья, мыслятся в современных обществах по-разному, в зависимости от основных мировоззренческих принципов, выраженных в философских концепциях Запада и Востока. Западная традиция стремится «понять и познать», во главу угла ставит человеческую личность с её притязаниями, восточная же стремиться «накопить и передать», поскольку в восточных философских системах личность никогда не рассматривалась как «чистая доска», только как ежесекундное порождение Вселенной, наделённое всеми её потенциями. Выделим наиболее характерные черты религий и философских концепций Юго-Восточной Азии (индуизма, буддизма, даосизма):

а) признание всеобъемлющего космического принципа, мирового закона, предвосхитившего существование природы и человека, для обозначения которого введены такие понятия как: «Брахма», «Рита», «Дао» и др.;

б) роль конкретных богов относительно «космического закона» не существенна и сводима, в принципе, к индивидуализированному воплощению его принципов и зависимости от оного, отсюда и необязательность веры в богов, создающих мир и им управляющих;

в) индо-буддийской традиции не присуща западная идея линейности мирового процесса, подчёркивающая важнейшую и священную роль прихода Спасителя;

г) для индо-буддийской традиции характерна идея вечного повторения, идея скоротечности и ничтожности человеческой жизни относительно Вселенной и Космоса. Сансара – извечно изменчивый земной мир – подчеркивает статику, постоянство, неизменность и вечность божественного мира, представленного в обезличенном облике «мирового закона»;

д) «мировой закон» осуществляется через моральное поведение человека, карма (действия и помыслы) определяет его посмертную судьбу: тут нет Бога, которого можно просить, умалять, обещать; покаянием не вымолишь помилование, нельзя «забыть» собственные грехи – есть только личная карма и неумолимый закон. Однако в данной религиозной традиции нет вечной смерти: только вечная жизнь, цепь рождений, смертей и бесконечное вращение колеса Становления или колеса Сансары и такое же бесконечное вращение всех живых существ в кругу перерождений;

е) индо-буддийской традиции свойственны также идеи:

 –иллюзорности видимого мира и реальности непознаваемого абсолюта,

– отношения к бытию как страданию,

–понимания нирваны как к блаженства, состояния инобытия, недеяния, наивысшего, пикового умолкания, погашения желаний и стремлений, эмоций и движений; усиления и концентрации духовной энергии, создания внутреннего пространства, очищенного от всего несущественного.

Тибетская мудрость говорит нам о том, что не нужно оплакивать ни живых, ни мёртвых, ведь буддисты считают, что Будда Шакьямуни открыл способ «успокоения дхарм» и поведал о нём своим ученикам, прервав цепь перерождений. Индо-буддийское учение о личном спасении, прежде всего, – это учение о путях духовного просветления: «Если бы меня попросили определить индусское вероисповедание, – писал Махатма Ганди, – я сказал бы просто: поиски истины» [4, С. 114]. Чжуан-цзы рассуждал в духе логики Целого: «Мир внешний и Я – одно целое», так как нет границ между земным и небесным, духовным и материальным, практическим и теоретическим [10, С. 197]. В философской традиции Востока не идет речь о философии как о «науке мышления в понятиях», а  только как об «особом символическом переживании действительности» [3, С. 19], именно поэтому в Китае и Индии не было чисто философских, умозрительных школ, например, Духовное, душевное и телесное здоровье в своём единстве выражается в «облике», и если он усматривается как красота, то за ним допускают гармоничное духовно-телесное состояние.

Таким образом, в культурах, имеющих в основании принцип космоцентризма, дух был не отделим от материи, человек рассматривался как единица Универсума, а его здоровье рассматривалось как состояние вселенской гармонии с Природой и  Космосом, следовательно, болезнь – это дисгармония и исправить её можно только посредством восстановления телесного, душевного и духовного здоровья, возродив и исправив утраченное единство.

Здоровье должно осмысливаться и «переживаться» каждым человеком и в этом плане творчество и целительство, безусловно, служат цели воздаяния добра, любви и блага всему живому, а духовные знания, находящиеся и бережно хранимые тибетским буддизмом, сегодня активно используются на пути духовного развития человека и сохранения его здоровья. В Тибетском буддизме, например, творчество и целительство, являясь двумя разделами знания из десяти, призваны нести благо всем живым существам, «при этом творчество следует поставить на первое место, поскольку благодаря ему человек обучается мастерству, которое впоследствии он станет применять, совершенствуясь в остальных областях знания» [6, С. 16]. Совершенствуясь в любом искусстве, созидая и творя материальные объекты, сотрудничая со своим окружением, человек способен обрести гармонию, так как только совершенное творение может обладать совершенной формой, поэтому тибетские ламы видят конечное совершенство в выразительности самой Вселенной.

В телесном облике человека мы также можем рассмотреть проявление уравновешенных, либо неуравновешенных причин: если физические формы находятся в равновесии и не испытывают избытка или недостатка в чём-либо, то можно говорить об их гармонии между собой. Хорошее здоровье можно также определить посредством гармонии элементов, поскольку любое творение совершенно только в момент его создания, то возникает необходимость постоянного поддержания гармонии и совершенства, иначе неизбежен распад. Поэтому тибетское медицинское знание, говоря об искусстве исцеления, прежде всего, обращает своё внимание на проблему поддержания баланса, то есть исцеления, а задачу целителя видит в предотвращении потери гармонии.

Духовное и телесное здоровье человека связано с естественным объединением единичного и единого, неповторимого и непреходящего, где самопознание оказывается неотъемлемым от сопричастности социальной, культурной жизни. Например, язык искусства равен духовному и телесному смыслам, можно сказать, что идея, суть здесь представлены чувственными образами, телесной формой, где внешнее в конечном счете является внутренним. Мы не можем не заметить, что мир и ощущения, данные нам в нём имеют символическую природу и эти символы отражают «нечто спрятанное в самом субъекте, в его собственной транссубъективной реальности» [7, С. 27-28].

В отличие от восточных духовных практик, средневековое христианское мировоззрение строится на совершенно иных принципах. Теоцентризм, сместивший античный космоцентризм, имеет иные мировоззренческие установки: он иначе относится к феномену здоровья и средствам его достижения: за основу принят принцип духовного добролюбия, относящийся к трансцендентному началу исключительно посредством веры. Отсюда понимание того, что всякая болезнь заставляет человека страдать не только телесно, но и духовно, поэтому мы спрашиваем себя  «Как скоро мы выздоровеем? Почему заболел именно я? За что мне это? В чём моя вина?». Болезнь напоминает нам, что физическое здоровье преходяще, а тело наше бренно: «болезнь практически всегда ставит под вопрос главные принципы, основы и характер нашего бытия, его гармоничность…»[2, С.10]. На смену доктрине освобождения приходит понятие спасения: человек не способен себя освободить, его может спасти только Бог, а для спасения важны величие духа, человеческое достоинство и вера: «Человек не может не быть тем, чем он создан: он не может не быть домом, не быть жилищем, не быть сосудом. Не дано ему пребывать единственно с самим собою, вне общения; это ему неестественно. Он может быть с самим собою только при посредстве Божественной благодати, в присутствии её, при действии её; без неё он делается чуждым самому себе…»[5, С. 31]. Н.А. Бердяев видел спасение в наступлении эпохи Святого Духа: «Божественная мистерия Жизни и есть мистерия Троичности…Бытие было бы в состоянии нераскрытости и безразличия, если был бы один…» [1, С. 136]. Ницше в своих работах высказал протест онтологическому дуализму, единство мира неразделимо и сама жизнь создаёт эту целостность, его слова «Бог мёртв» означают, по мысли М. Хайдеггера, что «сверхчувственный мир лишился своей действенной силы. Он не подает уже жизнь. Пришёл конец метафизике…» [8, С. 18].  Трансцендентный мир, не отражающий мир человека, согласно философу, лишь выдумка метафизиков: есть только натура, с её настоящей и пластичной телесностью.

Для индо-буддийского учения отрицание бога вполне приемлемо и ведомо, но для него неведомо отрицание Истины, путей приближения к которой великое множество: столько же, сколько есть людей на Земле, но чтобы познать Истину, нужно слиться с «космическим законом», не только осмыслить, но и пережить единение с миром, проникнуть в ритм Вселенной, пропустить сквозь себя. Патриарх китайского чань-буддизма Линь Цзи (IX в.) считал, что за бледной плотью человека скрывается истинный человек, который входит и выходит через органы чувств, его только следует найти в себе. Для этого нужно очистить своё сознание и своё тело, что доступно каждому человеку – это смирение, мудрость, каждодневный труд, сила воли, т.е. основной источник спасения – наше собственное Я.

Целостный взгляд на мир, где «одно во всём и все в одном» – основной принцип буддизма, индуизма и даосизма, именно этот принцип является самым труднодоступным для представителей западной культуры, воспитанных на иных типах связи, например таких, как «одно и другое». Поэтому в философской традиции Востока не могла возникнуть философская антропология, так как человек здесь не мог стать предметом изучения, вследствие того, что его пришлось бы изъять из окружающего мира, а отторгнутая дхарма – есть ложная дхарма, потерявшая свою суть и природу.

Задача тибетской медицинской науки, понять, как не нарушая «мирового закона», излечить болезнь. Медицина Тибета может дать нам представление о том, что такое болезнь, и что такое лекарство: истинное лечение вскрывает неправильные условия существования, которые нужно устранить и постоянно поддерживать благоприятные условия. Если человек живёт в гармонии, то процесс умственного и физического оздоровления идёт сам собой: дисгармония физическая исцеляется только путём восстановления гармонии.

В современном мире, «формируется новое сознание, готовое к самой жизни подходить с точки зрения индивидуальных прав и личных желаний» [9, С. 95], но стоит всегда помнить о том, что человеческое тело способно жить, вероятно, и много более чем век, но оно может быть уничтожено в единый миг, в зависимости от условий существования. Именно тогда наступает дисгармония в виде болезни и смерти, т.е. болезни может и не случиться, но вероятность заболевания есть всегда. Согласно тибетской медицине, человек может сохранить, развить или в корне изменить условия своего существования, настолько, насколько ему позволит внутренний баланс сил. Следовательно, если мы говорим о здоровье человека с позиций тибетской медицины, то мы должны помнить, что для буддистов каждый человек включён как часть в постоянно изменяющийся ритм природы, имеющей над ним власть, такую же, как и над всем вообще. Поэтому буддист говоря о своём здоровье, говорит и о речном потоке, и о снеге в горах, и ритме собственного дыхания.

Применение знаний тибетской медицины позволяет поддерживать и восстанавливать баланс в теле до момента наступления непрекращающейся гармонии. Поддержание гармонии в мыслях и теле, поможет человеку установить гармонию и в относительном мире, обрести понимание абсолютного ума. Для формирования верного, подлинного пути к настоящему здоровью, необходимо помнить о наставлениях по врачебному искусству Будды Медицины, изложенных в Сутре медицины. Для поиска гармоничного существования в мире, где царит дисгармония, важно переживать собственное единение с миром и развивать неделимое мировоззрение, основанное на единении и обобщении различных философских традиций и культур. Принцип тибетской медицинской науки – неразделение единого и освобождение человека от его духовной слепоты – сегодня видится особенно актуальным.

Список литературы / References

  1. Бердяев Н.А. Философия свободного духа. – М.: Республика, 1994. – 480 с.
  2. Ларше Жан-Клод. Болезнь в свете православного вероучения / Пер. с фр. С. Кузнецовой. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2016. – 176 с.
  3. Мистерия Дао. Мир «Дао дэ цзина» /Сост., перевод, исслед. и примеч. А.А.Маслова. – М.: Издательство «Сфера» Российского Теософского Общества, 1996. – 512 с. – (Серия «Источники»).
  4. Неру Дж. Открытие Индии. Книга первая (пер. с англ). – М.: Политиздат, 1989.
  5. Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово о Человеке. С.-Петербург: Изд-во Прихода святителя Игнатия Брянчанинова, 2010. –718 с.
  6. Тибетский буддизм / Тай Ситупа XII. Пер. с англ. С. Хос. – М.: Издательство Медков С.Б., 2016. – 256 с.
  7. Тибетская «Книга Мёртвых». Бардо Тхёдол. – Москва: Издательство «Э», 2016. –384 с.
  8. Хайдеггер М. Ницше и пустота / Мартин Хайдеггер; [сост. О.В. Селин]. – М.: Алгоритм; Эксмо, 2006. – 304 с.
  9. Хакимова О.Б. Моральные и этические границы модификации человека / Международный научно-исследовательский журнал. Часть 2. 1 (20). – Екатеринбург, 2014. – С. 95-97.
  10. Essays in Zen Buddhism. First Series, by D.T. Suzuki. N.Y. 1968. P. 197.

Список литературы на английском языке / References in Englis

  1. Berdyayev N.A. Filosofiya svobodnogo dukha. [Philosophy of the Free Spirit] – : Respublika, 1994. – 480 p.
  2. Larchet Jean-Claude. Bolezn v svete pravoslavnogo veroucheniya [Disease in the Light of the Orthodox Dogma] / Trans. from French by S. Kuznetsova. – M.: Publishing House of the Sretensky Monastery, 2016. – 176 p.
  3. Misteriya Dao. Mir “Dao dje tszina” [Tao Mystery. The World of “Tao Te Ching”]/ Comp., translated, studied by A.A. Maslova. – M.: Publishing house “Sphera” of the Russian Theosophical Society, 1996. – 512 p. – (“Sources” Series).
  4. Neru Dzh. Otkrytie Indii. Kniga pervaya (per. s angl). [Discovery of India. Book One (translated from English)] – M.: Politizdat, 1989.
  5. Sviatitel Ignatii Brianchaninov. Slovo o Cheloveke. [Prelate Ignatius Brianchaninov. The Word of Man] St. Petersburg: Publishing House of St. Ignatius Brianchaninov, 2010.-718 p.
  6. Tibetskii buddizm [Tibetan Buddhism] / Tai Situpa XII. Trans. from English. S. Khos. – M.: Medkov Publishing House S.B., 2016. – 256 p.
  7. Tibetskaya “Kniga Miortvykh.” BardoThiodol. [Tibetan Book of the Dead. Bardot Tehydol] – Moscow: “E” Publishing House, 2016. – 384 p.
  8. Haidegger M. Nitsshe i pustota [Nietzsche and the Emptiness] / Martin Heidegger; [comp. by O.V. Celine]. – M.: Algorithm; Eksmo, 2006. – 304 p.
  9. Khakimova O.B. Moralnye i eticheskie granitsy modifikatsii cheloveka [Moral and Ethical Boundaries of Human Modification] / International Scientific and Research Journal. Part 2. 1 (20). – Ekaterinburg, 2014. – P. 95-97.
  10. Essays in Zen Buddhism. First Series, by D.T. Suzuki. N.Y. 1968. P. 197.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.