Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.038

Скачать PDF ( ) Страницы: 30-38 Выпуск: № 11 (101) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Максимова А. А. ВЛИЯНИЕ ДИСФУНКЦИИ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И ДИСБАЛАНСА КОРТИЗОЛА НА КОГНИТИВНОЕ И ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВОМ АУТИЧНОГО СПЕКТРА / А. А. Максимова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 11 (101) Часть 2. — С. 30—38. — URL: https://research-journal.org/medical/vliyanie-disfunkcii-shhitovidnoj-zhelezy-i-disbalansa-kortizola-na-kognitivnoe-i-psixicheskoe-razvitie-detej-s-rasstrojstvom-autichnogo-spektra/ (дата обращения: 13.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.038
Максимова А. А. ВЛИЯНИЕ ДИСФУНКЦИИ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И ДИСБАЛАНСА КОРТИЗОЛА НА КОГНИТИВНОЕ И ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВОМ АУТИЧНОГО СПЕКТРА / А. А. Максимова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 11 (101) Часть 2. — С. 30—38. doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.038

Импортировать


ВЛИЯНИЕ ДИСФУНКЦИИ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И ДИСБАЛАНСА КОРТИЗОЛА НА КОГНИТИВНОЕ И ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ С РАССТРОЙСТВОМ АУТИЧНОГО СПЕКТРА

ВЛИЯНИЕ ДИСФУНКЦИИ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И ДИСБАЛАНСА КОРТИЗОЛА
НА КОГНИТИВНОЕ И ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ
С РАССТРОЙСТВОМ АУТИЧНОГО СПЕКТРА

Научная статья

Максимова А.А.*

Медицинский центр “Миракулум”, Тбилиси, Грузия

* Корреспондирующий автор (aleksandra-krasn[at]mail.ru)

Аннотация

Установлены причинно-следственные связи и статистически доказаны корреляции между, с одной стороны, гипотиреозом и/или дисбалансом кортизола у детей с расстройством аутичного спектра и, с другой стороны, их негативным поведением и нарушениями психического и когнитивного развития. Показано, что коррекция гормональных нарушений приводила к уменьшению негативного поведения и заметному улучшению психического состояния и когнитивных функций. Предложены успешные терапевтические стратегии по всем типам рассмотренных гормональных нарушений.

Врачам-клиницистам рекомендовано обращать внимание на субклинические формы гормональных нарушений у детей с расстройством аутичного спектра. Родителям и коррекционным специалистам, работающим с детьми, рекомендовано иметь в виду, что негативное поведение и задержка в развитии ребенка может быть напрямую связана с нарушениями его гормонального фона.

Ключевые слова: аутизм, гипотиреоз, когнитивные нарушения, кортизол, обсессивно-компульсивное расстройство, РАС, тревожность, щитовидная железа.

EFFECTS OF THYROID DYSFUNCTION AND CORTISOL IMBALANCE ON THE COGNITIVE
AND MENTAL DEVELOPMENT OF CHILDREN WITH AUTISM SPECTRUM DISORDER

Research article

Maximova A.A.*

“Miraculum” medical center, Tbilisi, Georgia

* Corresponding author (aleksandra-krasn[at]mail.ru)

Abstract

The article establishes causal relationships and statistically proves correlations between hypothyroidism and/or cortisol imbalance in children with autism spectrum disorder, and between their negative behavior and mental and cognitive development disorders. The paper illustrates that the correction of hormonal disorders leads to a decrease in negative behavior and a noticeable improvement in mental state and cognitive functions, and proposes successful therapeutic strategies for all types of hormonal disorders.

The paper advises clinicians to pay attention to subclinical forms of hormonal disorders in children with autism spectrum disorder. Parents and special educator working with children are advised to keep in mind that negative behavior and delay in the development of a child may be directly related to hormonal imbalance.

Keywords: autism, hypothyroidism, cognitive deterioration, cortisol, obsessive-compulsive disorder, ASD, anxiety, thyroid.

Цель исследования: идентифицировать и систематизировать патологические изменения в гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси. Установить причинно-следственные связи между ними и нарушениями психического состояния и когнитивного развития детей с расстройством аутичного спектра (далее РАС).

Задачи исследования:

  1. Изучить зависимость нарушений когнитивного развития, межличностного взаимодействия и коммуникаций детей с РАС от развития гипотиреоза и/или дисбаланса кортизола.
  2. Описать патологические изменения в гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (далее HPA – hypothalamic-pituitary-adrenal axis) у детей с РАС
  3. Предложить варианты терапевтической стратегии стабилизации уровня кортизола и восстановления/поддержки функции щитовидной железы.

Материалы исследования

Исследование воздействия дисбаланса HPA на поведение, психическое состояние и когнитивные функции детей проводилось в течение 16 месяцев на базе Центра интегративной медицины «Miraculum» (Тбилиси, Грузия; www.facebook.com/autism.ge). Оно проводилось в рамках общего исследования зависимости негативного поведения детей с РАС от разнообразных патологических состояний. Всего в исследовании приняло участие 86 пациентов в возрасте от 3 до 16 лет. Диагнозы: детский аутизм (F.84) и атипичный аутизм (F.84.1).

Для настоящей статьи рассмотренная выборка была ограничена только пациентами с подтвержденным дисбалансом HPA. Это 37% от всей выборки или 32 человека. При этом в этой группе гипотиреоз был диагностирован у 8 детей, дисбаланс кортизола – у 17, в том числе у 9 – низкий уровень кортизола, у 8 – высокий. У 7 детей гипотиреоз сочетался с дисбалансом кортизола.

Методы исследования

  1. Изучение анамнеза заболевания и жизни пациента.
  2. Оценка физического развития.
  3. Осмотр неврологом, клиническим психологом, педиатром и эндокринологом.
  4. Лабораторная диагностика:

Измерение TSH, T3,T4, кортизола в слюне – утро/вечер (Лаборатория Mrcheveli; Тбилиси, Грузия).

  1. Оценка уровня развития ребенка по основным навыкам. В качестве инструмента оценки использовалась “Вайнлендская шкала адаптивного поведения” (Vineland Adaptive Behavior Scale Classroom Edition). 

Результаты исследования

Установлено, что:

(1) гипотиреоз в отсутствии дисбаланса кортизола приводил, прежде всего, к нарушениям, в сфере когнитивного развития и приобретения моторных навыков,

(2) дисбаланс кортизола не приводил к значимому замедлению когнитивного развития, но вызывал негативное поведение с нарушениями в коммуникациях и социализации. При этом воздействие дисбаланса высокого или низкого кортизола отличалось своими особенностями и проявлялось по-разному.

(3) высокий уровень кортизола приводил к высокой тревожности, нарастанию повторяющихся, устойчивых и навязчивых мыслей (обсессии), повторению стереотипных действий, низкой концентрации внимания, нарушению межличностного взаимодействия и в целом к нарушению коммуникации. Отметим, что высокий уровень кортизола постепенно может довести психическое состояние детей данной группы до пограничного состояния обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).

(4) низкий уровень кортизола также приводил к негативному поведению, но одновременно способствовал развитию депрессии, высокой тревожности и артериальной гипотонии [1].

(5) Сочетание гипотериоза с дисбалансом кортизола приводило к самым тяжелым и системным нарушениям, причем как в сфере поведения, так и когнитивного развития.

Коррекция дисфункции щитовидной железы и/или дисбаланса кортизола приводила к улучшению поведения, психического и когнитивного развития ребенка.

Установлена устойчивая зависимость (в том числе статистически высокая степень положительной или отрицательной корреляции) между:

(1) дисфункцией щитовидной железы и нарушением когнитивного развития детей с РАС;

(2) дисбалансом кортизола и нарушениями в сфере психического состояния, коммуникации и социализации.

В свою очередь, коррекция гормональных нарушений (наряду с коррекцией нарушений в других основных системах организма) приводит к уменьшению или устранению негативного поведения, улучшению психического состояния и когнитивного развития.

В силу вышесказанного врачам клинической практики, педиатрам, родителям и коррекционным специалистам, работающим с детьми, рекомендуется обращать внимание на возможные нарушения гормонального фона у детей с РАС как причину негативного поведения и задержки психического и когнитивного развития. 

Введение

В отличие от других основных систем детского организма детей с РАС (желудочно-кишечный тракт, иммунная система, нервная система, генетические заболевания и полиморфизмы генов), нарушения в работе HPA относительно редко становились предметом самостоятельных исследований. К настоящему времени стоит отметить лишь немногие работы, выполненные в последние годы по следующим направлениям

– дисфункция щитовидной железы и задержка развития ребенка [4], [6], [8];

– исследования функции щитовидной железы у матерей детей с РАС, показавшие, что у женщин с диагностированным гипотиреозом рождались дети, у которых довольно часто в возрасте 14 месяцев появлялись признаки аутизма с нарушением интеллекта и задержкой когнитивного развития [10], [11];

– дисбаланс уровня стероидных гормонов, особенно кортизола, у детей с РАС по сравнению с нейротипичными детьми [12];

– дисбаланс тестостерона и окситоцина у детей с РАС в сравнении с нейротипичными детьми [5];

– сравнительные исследования уровня кортизола, мелатонина и окситоцина у нейротипичных детей и детей с РАС, которые подтвердили часто встречающийся дисбаланс уровней этих гормонов именно у детей с расстройством аутичного спектра [3].

Отсутствие внимания медицинской науки к проблемам HAP оси у детей с РАС приводит к игнорированию нарушений этой системы в клинической практике. Так, например, за последнее десятилетие появилось огромное количество исследований и публикаций, проведены сотни конференций, где доказывалось существование тесной зависимости микробиоценозиса кишечника и детского мозга. Благодаря этому в последние годы как врачи-клиницисты, так и психологи с родителями стали обращать внимание на приоритетную необходимость диагностирования и коррекции патологических изменений в желудочно-кишечном тракте детей с РАС. И такой подход постепенно становится необратимой тенденцией.

Однако совершенно иная ситуация в области эндокринологии детей с РАС. Доказательных публикаций очень мало, и врачи-клиницисты очень редко прибегают к исследованию уровня гормонов у детей с аутизмом. Тем более, они не связывают и не пытаются связать изменения гормонального фона с когнитивным развитием и психическим состоянием детей с РАС.

Настоящая статья, описывающая выполненное исследование, призвана внести свой вклад в изменение ситуации. Ее задача – показать врачам клинической практики, педиатрам, родителям и коррекционным специалистам, работающим с детьми, что в ряде случаев негативное поведение, задержка психического и когнитивного развития могут быть связаны с нарушением гормонального фона у детей с РАС. При этом коррекция гормональных нарушений (наряду с коррекцией нарушений в других основных системах организма) приводит к уменьшению или устранению негативного поведения, улучшению психического состояния и когнитивного развития. Если после успешной коррекции микробиома кишечника у ребенка не происходит улучшения поведения и когнитивных способностей, не следует немедленно прибегать к психотропным препаратам. Прежде всего, необходимо проверить работу HPA, а при необходимости провести ее последующую коррекцию.

Методика оценки поведения

Предметом нашего исследования было изучение влияния снижения функции щитовидной железы, высокого или низкого уровня кортизола на когнитивный статус детей, уровень социализации, коммуникации, моторных и бытовых навыков.

Для оценки поведения и состояния детей в исследовании была использована «Вайнлендская шкала адаптивного поведения». Этот оценочный тест был выбран в силу того, что наша выборка пациентов преимущественно состояла из детей с тяжелой формой аутизма, которые, как правило, не поддаются детальному тестированию и оценке. Шкала Вайленда хороша тем, что получаемые результаты основаны на проведенных беседах с людьми из ближайшего окружения ребенка и его родителями. К ближайшему окружению относились учителя, воспитатели (тьюторы) и родственники, проживающие совместно с ребенком. Сам же ребенок, если он не предоставлял такой возможности, не принимал участия в диагностическом исследовании.

Исследование было основано на балловой системе интерпретации данных. За каждый имеющийся навык ребенку начислялся “1” балл, при отсутствии оного, соответственно, “0” баллов. При этом для целей настоящего исследования тест «Вайлендской шкалы адаптивного поведения» был разделен на 3 самостоятельных блока (см. рисунок 1):

 

m_merged12

Рис. 1 – Содержание трех блоков теста “Вайлендской шкалы адаптивного поведения”

 

Результаты исследования

Нами были установлены следующие причинно-следственные связи между дисфункцией щитовидной железы, дисбалансом кортизола и нарушениями в психическом состоянии, поведении и когнитивном развитии детей с РАС (см. рис. 2).

 

24-11-2020 17-11-56

Рис. 2 – Внешние симптомы гормональных нарушений у детей с РАС
(по результатам исследования Центра “Миракулум”)

 

Гипотиреоз в отсутствие дисбаланса кортизола приводил к нарушениям, прежде всего, в сфере когнитивного развития и приобретения моторных навыков. Это подтверждается статистической обработкой данных исследования (см. рис. 4). Отрицательная корреляционная связь означает, что при повышении уровня TSH, т.е. при высоком уровне дефицита гормонов щитовидной железы у детей ухудшается коммуникация, социализация, когнитивные функции, а также нарушение мелкой и крупной моторики. Следует отметить, что наиболее сильно гипотиреоз влияет на мелкую и крупную моторику, вероятно, это обусловлено общим снижением тонуса и обмена веществ при гипотиреозе (см. рис. 3).

 

24-11-2020 17-12-09

Рис. 3 – Уровень корреляции между гормональными нарушениями и нарушениями в поведении и способностях
детей с РАС к обученю, коммуникации, социализации и развитию бытовых навыков

 

 

В свою очередь, высокий уровень кортизола приводил к высокой тревожности, нарастанию повторяющихся, устойчивых и навязчивых мыслей (обсессии) и повторению стереотипных действий и движений. Такая группа нарушений позволяет констатировать, что высокий кортизол может довести психическое состояние этой группы детей до пограничного состояния обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР).

Статистическая обработка данных (см. рис. 5) показала, что наиболее сильно высокий уровень кортизола влияет на уровень социализации и общения (см. рис. 3). Это, скорее всего, обусловлено высоким уровнем тревоги и эмоциональной лабильностью, фиксируемыми при высоком уровне кортизола [2].

Низкий уровень кортизола также приводил к проявлениям негативного поведения, но одновременно способствовал развитию депрессии, высокой тревожности и гипотонии (артериальной гипотензии). При низком уровне кортизола у детей фиксировались значительные нарушения в области когнитивной сферы, коммуникации, социализации и бытовых навыков (см. рис. 6). Это обусловлено значительными физиологическими изменениями, происходящими в организме человека во всех системах при низком уровне кортизола (гипотония, депрессия либо высокий уровень тревоги и другие) [4]. При этом при низком уровне кортизола статистическая обработка показала самые высокие корреляционные зависимости по всем трем блокам (см. рис. 3).

Сочетание гипотиреоза с дисбалансом кортизола приводило к самым тяжелым и системным нарушениям, причем как в сфере поведения, так и когнитивного развития. Статистическая обработка в этом случае не могла быть проведена в силу множественности разнонаправленных показателей, однако для подобного вывода было достаточно и клинических наблюдений. 

Статистическая обработка данных

В качестве статистической обработки данных использовался метод непараметрической обработки, а именно коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Для оценки силы корреляционных связей между переменными использовали шкалу Чеддока, с помощью которой проводили интерпретацию величины коэффициента. В ходе исследования выявлялись и статистически оцениались следующие прямые корреляционные связи:

– отрицательная корреляция между уровнем TSH (дефицит гормонов щитовидной железы) и уровнем навыков в блоке 1 (коммуникации и когнитиное развитие), в блоке 2 (моторные навыки) и блоке 3 социальные и бытовые навыки);

– положительная корреляция между низким уровнем кортизола и уровнем навыков в блоках 1, 2, 3;

– отрицательная корреляция между высоким уровнем кортизола и уровнем навыков в блоках 1, 2, 3.

 

24-11-2020 17-13-40

Рис. 4 – Влияние высокого уровня TSH на блоки по шкале адаптивного поведения

Примечание: коэффициент корреляции по Спирмену составляет:

  • TSH и 1 блок – 0,5923 (отрицательная корреляция средней силы)
  • TSH и 2 блок – 0,7419 (отрицательная корреляция высокой силы)
  • TSH и 3 блок – 0,5725 (отрицательная корреляция средней силы)

 

24-11-2020 17-13-55

Рис. 5 – Влияние высокого уровня кортизола на блоки по шкале адаптивного поведения

Примечание: коэффициент корреляции по Спирмену составляет:

  • Высокий уровень кортизола и 1 блок – 0,6340 (отрицательная корреляция средней силы)
  • Высокий уровень кортизола и 2 блок – 0,6069 (отрицательная корреляция средней силы)
  • Высокий уровень кортизола и 3 блок – 0, 8875 (отрицательная корреляция высокой силы)

 

24-11-2020 17-14-09

Рис. 6 – Влияние низкого уровня кортизола на блоки по шкале адаптивного поведения

Примечание: коэффициент корреляции по Спирмену составляет:

  • Низкий уровень кортизола и 1 блок 0,9941(положительная корреляция высокой силы)
  • Низкий уровень кортизола и 2 блок 0,9879 (положительная корреляция высокой силы)
  • Низкий уровень кортизола и 3 блок 0, 9468 (положительная корреляция высокой силы)

 

 Терапевтические стратегии, использованные в исследовании. Гипотиреоз

Данной группе детей проводилась гормонально заместительная терапия L-тироксином c добавлением ко-факторов: селена, хрома, йода. Подчеркнем, что стабилизацию уровня гормонов щитовидной железы начинали со стабилизации работы желудочно-кишечного тракта [12]. Последнее является абсолютно необходимым условием для успешной коррекции нарушений гормонального фона.

При диагностике пациентов обращал на себя внимание низкий уровень железа в крови – у 7 из 8 пациентов общий уровень железа и ферритина были значительно ниже нормы. Коррекцию уровня железа проводили препаратом Ferropol. Коррекция проводилась от 1 до 1,5 месяцев под контролем лабораторных показателей. Но следует отметить, что коррекцию уровня железа также начинали со стабилизации работы желудочно-кишечного тракта.

После стабилизации уровня железа снижался и уровень TSH, то есть функция щитовидной железы улучшалась. Соответственно, доза L-тироксина также могла быть уменьшена. Подчеркнем, что связь низкого уровня железа в организме и снижения функции щитовидной железы также необходимо учитывать при коррекции функции щитовидной железы.

У всех 8 детей с гипотиреозом фиксировался латентный (субклинический) гипотиреоз, т.к. на фоне высокого уровня TSH (от 5 и выше), T4 оставался относительно нормальным. Врачам – клиницистам важно учитывать это при диагностике и лечении данной когорты пациентов. Подчеркнем, что даже при латентном гипотиреозе начинают отмечаться нарушения, связанные, в первую очередь, с когнитивным развитием и моторикой у детей с аутизмом.

Гормонально-заместительная терапия проводилась в течение нескольких месяцев при постоянном контроле уровня гормонов в крови. По истечении примерно двух месяцев родители и специалисты начинали отмечать заметное улучшение когнитивного развития детей: ускорение темпа обучения новым навыкам и генерализации навыков, рост активности и расширение круга интересов, развитие экспрессивной и понимание вербальной речи.

Высокий уровень кортизола коррелировал с ожирением, низкой концентрацией внимания и усилением тревоги. Коррекция высокого уровня кортизола проводилась с помощью:

– палео-протокола питания, направленного в том числе на стабилизацию работы гипоталамо-гипофизарной оси;

– про/пре/симбиотиков, подобранных на основании результатов исследования микробиома;

– биологически активных добавок – в частности, магния сульфат, мелатонина (как антагониста кортизола), омега-3, и витаминов группы В, Q10;

– в том случае, если фиксировался тревожно-депрессивный эмоциональный фон у ребенка, применялся чай из зверобоя в качестве антидепрессанта.

Лечение проводилось длительное, как минимум, 3 месяца. Во всех случаях родители отмечали положительную динамику примерно через 1,5 месяца от начала лечения: снижение веса, увеличение концентрации внимания, снижение уровня тревоги.

Низкий уровень кортизола коррелировал с сильнейшей мышечной дистонией, саркопенией, вспышками агрессии и нарушениями сна. Низкий уровень кортизола поддавался коррекции значительно труднее. Коррекция осуществлялась постоянно в течение нескольких месяцев (минимум 3 месяца) и включала в себя:

– противовоспалительный протокол питания,

– применение витаминов группы В, в частности – витамина В5, прием липосомального витамина С,

– адаптогенов, в частности, солодки, зверобоя, элеутерококка и женьшеня.

Примерно через 3-4 месяца от начала лечения родители отмечали улучшение в поведении: уменьшение повторяющегося поведения и зацикленности, улучшение психического статуса. Однако в части мышечной дистонии и саркопении изменений не было или улучшения были незначительными.

Гипотиреоз в сочетании с дисбалансом кортизола

Это были наиболее сложные с точки зрения физического состояния и динамики изменений пациенты. У них наблюдались все группы нарушений – в когнитивном развитии, психическом статусе, в области коммуникации, социализации и моторики. С данной группой пациентов также проводилась работа по стабилизации баланса желудочно-кишечного тракта, гормонально-заместительная терапия, диетотерапия и коррекция уровня кортизола. Лечение проводилось длительное – от нескольких месяцев. Следует также отметить, что в первую очередь при проведении лечения отмечалась стабилизация эмоционального фона и психического статуса – примерно через 2 месяца, затем начиналось постепенное улучшение когнитивных и моторных функций.

Проведенное исследование позволяет настоятельно рекомендовать проверять у детей с РАС вероятность гормональных сбоев. При этом ни в коем случае не закрывать вопрос, если обнаруженные показатели не вызывают у эндокринолога особой тревоги, поскольку находятся на границе нормы.

К сожалению, многие клиницисты не обращают внимания на субклинические формы гипотиреоза и, тем более, на пограничные показания по кортизолу. Однако для детей с РАС необходимо делать исключение. У многих из них на самой границе нормы могут находиться показатели не по одной, а по нескольким основным системам организма. По отдельности пограничное состояние может быть не так опасно. Но, когда речь идет о взаимодействии нескольких систем, то вялотекущий процесс патологических изменений в детском организме в итоге может привести к катастрофическим последствиям. Чем раньше обратить на них внимание, тем более эффективной будет коррекция существующих или назревающих нарушений.

При этом трудно переоценить роль гормональной системы в запуске этого патологического процесса. Все, что связано с нарушениями работы гормонов, часто наносит непоправимый вред не только мозгу, но и всему организму. Гормональная система как система, поддерживающая гомеостаз, обеспечивает баланс стабильной работы всего детского организма.

Естественно, что нельзя ограничиваться только констатацией зависимости психического и когнитивного развития детей от гипотиреоза, дисбаланса кортизола и других гормонов. Нужны новые системные исследования для дальнейшего поиска и изучения патофизиологических механизмов запуска нарушений развития вследствие гормональных сбоев. В будущем это позволит создавать и повышать эффективность как точечной фармакологической терапии, так и своевременной диагностики нарушений во избежание повреждений и/или задержки развития коры головного мозга.

Выводы

Рассмотренные гормональные нарушения приводили к следующим последствиям в развитии детей:

(1) гипотиреоз в отсутствие дисбаланса кортизола приводил к задержке когнитивного развития и моторных навыков,

(2) дисбаланс кортизола существенно не замедлял когнитивного развития, но вызывал негативное поведение с нарушениями в коммуникациях и социализации.

(3) высокий уровень кортизола приводил к высокой тревожности, нарастанию повторяющихся, устойчивых и навязчивых мыслей (обсессии), повторению стереотипных действий, низкой концентрации внимания, нарушению межличностного взаимодействия и коммуникации.

(4) низкий уровень кортизола также приводил к негативному поведению, но одновременно способствовал развитию депрессии, высокой тревожности и артериальной гипотонии [1].

(5) Сочетание гипотериоза с дисбалансом кортизола приводило к самым тяжелым и системным нарушениям, причем как в сфере поведения, так и когнитивного развития.

Коррекция дисфункции щитовидной железы и/или дисбаланса кортизола приводила к улучшению поведения, психического и когнитивного развития ребенка. С одной стороны, необходимым условием успешной коррекции гормональных нарушений была нормализация микробиоценоза кишечника. С другой стороны, коррекция работы желудочно-кишечного тракта без последующей коррекции гормонального фона отличалась нестабильностью и была чревата возможностью рецидивов. Это относится и к другим основным системам детского организма, если их нарушения имеют место.

При диагностике гормональных проблем детей с РАС нельзя игнорировать субклинические формы гипотиреоза и дисбаланса кортизола. Также обязательно следует обращать внимание на возможно низкий уровень железа в крови.

Психологам, психиатрам и другим специалистам, работающие с детьми с диагнозом РАС и другими сопутствующими диагнозами, стоит иметь в виду, что негативное поведение и другие нарушения развития, являющиеся основанием для диагноза “аутизм”, могут иметь медицинские причины, в том числе и гормональные. Не рекомендовано прибегать к психотропным средствам при негативном поведении детей прежде, чем проверено их гормональное состояние.

Заявления о согласии пациентов

Все опекуны пациентов подписывали соглашение об участии в данном исследовании. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Максимова А.А. Связь соматических патологических изменений с негативным поведением детей с расстройством аутичного спектра / А.А. Максимова // Universum: медицина и фармакология. 2020. № 7 (69). [Электронный ресурс] URL: https://7universum.com/ru/med/archive/item/9814 (дата обращения: 08.10.2020).
  2. Максимова А. А. Влияние патологических изменений микробиоценоза кишечника на появление или усиление негативного повеления детей с РАС / А.А. Максимова // Международный научно-исследовательский журнал. 2020. №9 [Электронный ресурс] URL: https://research-journal.org/wp-content/uploads/2020/09/9-1-99.pdf. (дата обращения: 08.10.2020).
  3. Abdulamir H.A. Low oxytocin and melatonin levels and their possible role in the diagnosis and prognosis in Iraqi autistic children / H.A. Abdulamir, O.F. Abdul-Rasheed, E.A. Abdulghani // Saudi Med J. 2016 Jan;37(1):29-36.
  4. Ames J.L. Neonatal Thyroid Stimulating Hormone and Subsequent Diagnosis of Autism Spectrum Disorders and Intellectual Disability / J.L. Ames, G.C. Windham, K. Lyall et al. // Autism Res. 2020;13(3):444-455.
  5. Bakker-Huvenaars M.J. Saliva oxytocin, cortisol, and testosterone levels in adolescent boys with autism spectrum disorder, oppositional defiant disorder/conduct disorder and typically developing individuals / M.J. Bakker-Huvenaars, C.U. Greven, P. Herpers et al. // EurNeuropsychopharmacol.2020;30:87-101.
  6. Becker S.P. Preliminary Investigation of the Relation Between Thyroid Functioning and Sluggish Cognitive Tempo in Children / S.P. Becker, A.M. Luebbe, L. Greening et al. // J AttenDisord. 2017;21(3):240-246.
  7. Bitsika V. Background cortisol versus social anxiety as correlates of HPA-axis recovery from stress in boys with Autism Spectrum Disorder / V. Bitsika, C.F. Sharpley, M.E. McMillan et al. // Int J Dev Neurosci. 2018;71:52-60.
  8. Cheng L.H. Psychobiotics in mental health, neurodegenerative and neurodevelopmental disorders / L.H. Cheng, Y.W. Liu, C.C. Wu et al. // J FoodDrugAnal. 2019;27(3):632-648.
  9. Getahun D. Association between maternal hypothyroidism and autism spectrum disorders in children / D. Getahun, S. J. Jacobsen, M.J. Fassett et al. // Pediatr Res. 2018;83(3):580-588.
  10. Levie D. Thyroid Function in Early Pregnancy, Child IQ, and Autistic Traits: A Meta-Analysis of Individual Participant Data / D. Levie, T.I.M. Korevaar, S.C. Bath et al. // J ClinEndocrinolMetab. 2018;103(8):2967-2979.
  11. Majewska M.D. Marked elevation of adrenal steroids, especially androgens, in saliva of prepubertal autistic children / M.D. Majewska, M. Hill, E. Urbanowicz et al. // Eur Child Adolesc Psychiatry. 2014;23(6):485-498.
  12. Muscatello R.A. Exploring Key Physiological System Profiles at Rest and the Association with Depressive Symptoms in Autism Spectrum Disorder / R.A. Muscatello, J. Andujar, J.L. Taylor et al. // J AutismDevDisord. 2020;10.1007/s10803-020-04516-1.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Maksimova A. A. Svjaz’ somaticheskih patologicheskih izmenenij s negativnym povedeniem detej s rasstrojstvom autichnogo spektra [Connection of somatic pathological changes with negative behavior of children with autism spectrum disorder] / A. A. Maksimova // Universum: medicina i farmakologija [Universum: medicine and pharmacology]. 2020. No. 7 (69). [Electronic resource] URL: https://7universum.com/ru/med/archive/item/9814 (accessed: 08.10.2020). [in Russian]
  2. Maksimova A. A. Vlijanie patologicheskih izmenenij mikrobiocenoza kishechnika na pojavlenie ili usilenie negativnogo povelenija detej s RAS [Influence of pathological changes in intestinal microbiocenosis on the appearance or strengthening of negative behavior in children with ASD] / A. A. Maksimova // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International research journal]. 2020. No. 9 [Electronic resource] URL: https://research-journal.org/wp-content/uploads/2020/09/9-1-99.pdf. (accessed: 08.10.2020) [in Russian]
  3. Abdulamir H.A. Low oxytocin and melatonin levels and their possible role in the diagnosis and prognosis in Iraqi autistic children / H.A. Abdulamir, O.F. Abdul-Rasheed, E.A. Abdulghani // Saudi Med J. 2016 Jan;37(1):29-36.
  4. Ames J.L. Neonatal Thyroid Stimulating Hormone and Subsequent Diagnosis of Autism Spectrum Disorders and Intellectual Disability / J.L. Ames, G.C. Windham, K. Lyall et al. // Autism Res. 2020;13(3):444-455.
  5. Bakker-Huvenaars M.J. Saliva oxytocin, cortisol, and testosterone levels in adolescent boys with autism spectrum disorder, oppositional defiant disorder/conduct disorder and typically developing individuals / M.J. Bakker-Huvenaars, C.U. Greven, P. Herpers et al. // EurNeuropsychopharmacol.2020;30:87-101.
  6. Becker S.P. Preliminary Investigation of the Relation Between Thyroid Functioning and Sluggish Cognitive Tempo in Children / S.P. Becker, A.M. Luebbe, L. Greening et al. // J AttenDisord. 2017;21(3):240-246.
  7. Bitsika V. Background cortisol versus social anxiety as correlates of HPA-axis recovery from stress in boys with Autism Spectrum Disorder / V. Bitsika, C.F. Sharpley, M.E. McMillan et al. // Int J Dev Neurosci. 2018;71:52-60.
  8. Cheng L.H. Psychobiotics in mental health, neurodegenerative and neurodevelopmental disorders / L.H. Cheng, Y.W. Liu, C.C. Wu et al. // J FoodDrugAnal. 2019;27(3):632-648.
  9. Getahun D. Association between maternal hypothyroidism and autism spectrum disorders in children / D. Getahun, S. J. Jacobsen, M.J. Fassett et al. // Pediatr Res. 2018;83(3):580-588.
  10. Levie D. Thyroid Function in Early Pregnancy, Child IQ, and Autistic Traits: A Meta-Analysis of Individual Participant Data / D. Levie, T.I.M. Korevaar, S.C. Bath et al. // J ClinEndocrinolMetab. 2018;103(8):2967-2979.
  11. Majewska M.D. Marked elevation of adrenal steroids, especially androgens, in saliva of prepubertal autistic children / M.D. Majewska, M. Hill, E. Urbanowicz et al. // Eur Child Adolesc Psychiatry. 2014;23(6):485-498.
  12. Muscatello R.A. Exploring Key Physiological System Profiles at Rest and the Association with Depressive Symptoms in Autism Spectrum Disorder / R.A. Muscatello, J. Andujar, J.L. Taylor et al. // J AutismDevDisord. 2020;10.1007/s10803-020-04516-1.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.