Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.048

Скачать PDF ( ) Страницы: 73-78 Выпуск: № 6 (108) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Аракельян Р. С. РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ОБСЕМЕНЕННОСТИ ЯЙЦАМИ И ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ / Р. С. Аракельян, Г. Л. Шендо, Т. А. Рудчик и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 2. — С. 73—78. — URL: https://research-journal.org/medical/retrospektivnyj-analiz-obsemenennosti-yajcami-i-lichinkami-gelmintov-i-cistami-patogennyx-kishechnyx-prostejshix-obektov-okruzhayushhej-sredy/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.048
Аракельян Р. С. РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ОБСЕМЕНЕННОСТИ ЯЙЦАМИ И ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ / Р. С. Аракельян, Г. Л. Шендо, Т. А. Рудчик и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 2. — С. 73—78. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.048

Импортировать


РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ОБСЕМЕНЕННОСТИ ЯЙЦАМИ И ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ОБСЕМЕНЕННОСТИ ЯЙЦАМИ И ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ОБЪЕКТОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Научная статья

Аракельян Р.С.1, *, Шендо Г.Л.2, Рудчик Т.А.3, Исаева Л.А.4, Киселева А.А.5, Черкашина Д.А.6,
Давлеказиева А.Х.7, Гребнев Р.Д.8, Болатова Д.М.9, Бабичева С.В.10

1 ORCID: 0000-0001-7549-2925;

2 ORCID: 0000-0002-0969-8543;

3 ORCID: 0000-0001-8706-6501;

4 ORCID: 0000-0001-6633-057Х;

5 ORCID: 0000-0001-5398-9244;

6 ORCID: 0000-0002-1113-2127;

7 ORCID: 0000-0002-3120-9451;

8 ORCID: 0000-0001-7662-7553;

9 ORCID: 0000-0002-6530-6065;

10 ORCID: 0000-0002-7523-689X;

1, 3-10 Астраханский государственный медицинский университет Минздрава России, Астрахань, Россия;

2 Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области», Астрахань, Россия

* Корреспондирующий автор (rudolf_astrakhan[at]rambler.ru)

Аннотация

Цель исследования: изучить и провести ретроспективный анализ санитарно-паразитологическое состояние объектов окружающей среды (почва, вода, смывы с твердых поверхностей) на территории Астраханской области за 2014 – 2018 гг.

Материалы и методы. За анализируемый период было исследовано 39674 пробы с объектов окружающей среды (почва, вода, смывы), из которых не отвечало санитарно-паразитологическим нормативам 1,2% (457 проб).

Результаты исследования. За период с 2014 по 2018 гг. в Лабораторию было доставлено и исследовано 2928 проб воды, из которых 4,2% (123 пробы) не отвечали норме – были обнаружены яйца и личинки гельминтов, а также цисты патогенных кишечных простейших.

В большинстве случаев в Лабораторию доставлялись пробы воды, отобранной из плавательных бассейнов – 33,5%, из поверхностных водоемов – 29,1% и питьевая вода – 25,1%. Также на исследование доставлялись пробы сточной воды – 11,4% и осадок сточных вод – 0,9%.

Также исследовался осадок сточных вод. На его долю пришлось 0,9% (27 проб), из которых 37,0% (10 проб) были контаминированы паразитами.

Кроме проб воды, были проведены исследования 4740 проб почвы (11,9%). Процент проб, не отвечающих норме, составил 7,0% (332 пробы). В положительных находках, в основном были обнаружены яйца Toxocara canis, личинки Strongyloides stercoralis, яйца Ascaris lumbricoides, Enterobius vermicularis, Opisthorchis felineus, цисты Entamoeba histolytica и онкосферы тениид.

Также, за анализируемый период проводились исследования проб смывов, отобранных с твердых поверхностей – 32006 проб (80,7%). Число проб, не отвечающих норме, составило 0,01% (2 пробы). Во всех пробах были обнаружены яйца Enterobius vermicularis (2014 и 2015 гг.).

Выводы: Максимальное число проб, исследованных на паразитарную чистоту и положительных находок отмечалось в 2014 и 2018 гг. Наличие личинок Strongyloides stercoralis и яиц Toxocara canis на объектах окружающей среды (вода и почва), свидетельствует о загрязнении данных объектов фекалиями животных. Наличие яиц Enterobius vermicularis в смывах свидетельствует о заболевании работников предприятий энтеробиозом и загрязнивших данные объекты. Наличие яиц гельминтов (аскариды, описторхис, лентец широкий, онкосферы тениид) и цист патогенных кишечных простейших (дизентерийная амеба) в почве и воде свидетельствует о загрязнении данных объектов фекалиями человека либо канализационными водами.

Ключевые слова: яйца и личинки гельминтов, цисты патогенных кишечных простейших, токсокары, личинки стронгилид, окружающая среда.

A RETROSPECTIVE ANALYSIS OF THE CONTAMINATION OF ENVIRONMENTAL OBJECTS
WITH EGGS AND LARVAE OF HELMINTHS AND CYSTS OF PATHOGENIC INTESTINAL PROTOZOA

Research article

Arakelyan R.S.1, *, Shendo G.L.2, Rudchik T.A.3, Isaeva L.A.4, Kiseleva A.A.5, Cherkashina D.A.6,
Davlekazieva A.Kh.7, Grebnev R.D.8, Bolatova D.M.9, Babicheva S.V.10

1 ORCID: 0000-0001-7549-2925;

2 ORCID: 0000-0002-0969-8543;

3 ORCID: 0000-0001-8706-6501;

4 ORCID: 0000-0001-6633-057Х;

5 ORCID: 0000-0001-5398-9244;

6 ORCID: 0000-0002-1113-2127;

7 ORCID: 0000-0002-3120-9451;

8 ORCID: 0000-0001-7662-7553;

9 ORCID: 0000-0002-6530-6065;

10 ORCID: 0000-0002-7523-689X;

1, 3-10 Astrakhan State Medical University, Astrakhan, Russia;

2 Federal Hygienic and Epidemiological Center in the Astrakhan Region, Astrakhan, Russia

* Corresponding author (rudolf_astrakhan[at]rambler.ru)

Abstract

The aim of the study is to conduct a retrospective analysis of the sanitary and parasitological state of environmental objects (soil, water, swabs from hard surfaces) on the territory of the Astrakhan region for the period from 2014 to 2018.

Materials and methods. During the analyzed period, 39,674 samples from environmental objects (soil, water, swabs) were examined, of which 1.2% (457 samples) did not meet sanitary and parasitological standards.

Results. In the period from 2014 to 2018, 2,928 water samples were delivered to the laboratory and examined, of which 4.2% (123 samples) did not meet the norm since they contained the eggs and larvae of helminths as well as cysts of pathogenic intestinal protozoa.

In most cases, 33.5% of water samples were taken from swimming pools, 29.1% from surface reservoirs, and 25.1% from drinking water, all of which were then delivered to the laboratory. Also, samples of wastewater amounted to 11.4%, while sewage samples equaled 0.9%.

Sewage sludge was also investigated, which accounted for 0.9% (27 samples), of which 37.0% (10 samples) were contaminated with parasites.

In addition to water samples, 4,740 soil samples (11.9%) were examined. The percentage of samples that did not meet the norm was 7.0% (332 samples). The parasites found included Toxocara canis eggs, Strongyloides stercoralis larvae, Ascaris lumbricoides, Enterobius vermicularis, Opisthorchis felineus eggs, Entamoeba histolytica cysts, and taeniidae oncospheres.

Also, during the analyzed period, the research included the analysis of swabs from hard surfaces – 32006 samples (80.7%). The number of samples that did not meet the norm was 0.01% (2 samples). Enterobius vermicularis eggs were found in all samples (2014 and 2015).

Conclusions: The maximum number of samples both positive and negative for the presence of parasites was observed in 2014 and 2018. The presence of Strongyloides stercoralis larvae and Toxocara canis eggs on environmental objects (water and soil) indicates contamination of these objects with animal feces. The presence of Enterobius vermicularis eggs in the swabs indicates that these objects were polluted by enterprise employees with enterobiosis. The presence of helminth eggs (ascarididae, opisthorchis, Diphyllobothrium latum, taeniidae oncosphere) and cysts of pathogenic intestinal protozoa (dysentery amoeba) in the soil and water indicates contamination of these objects with human feces or sewage water.

Keywords: helminth eggs and larvae, cysts of pathogenic intestinal protozoa, toxocars, Strongylidae larvae, environment.

Введение

Паразитарные болезни, имея большую социальную и экономическую значимость, являются в настоящее время одной из наиболее актуальных проблем здравоохранения. Ежегодный показатель заболеваемости гельминтами в России, по данным паразитологического мониторинга, составляет 1400 случаев на 100 тысяч населения [1].

Проблема загрязнения окружающей природной среды в настоящее время имеет глобальное значение. Существенную роль играют объекты окружающей среды, способствующие реализации риска заражения населения паразитарными болезнями. Значимыми являются результаты наблюдений за качеством воды поверхностных водных объектов паразитарными патогенами как при контрольно-надзорных, так и при мониторинговых исследованиях [12].

Из всех объектов окружающей среды почва наиболее часто и интенсивно загрязняется возбудителями кишечных паразитарных заболеваний: гельминтозы, лямблиоз, амебиаз и др. Почва для яиц геогельминтов является неотъемлемой средой прохождения их цикла развития и местом временного пребывания для яиц биогельминтов. Наиболее часто загрязнение почв города возбудителями паразитарных болезней обнаруживается на территории дворов, детских дошкольных и школьных учреждений, улиц около мусоросборников, вокруг туалетов, в местах выгула домашних животных, скверах, бульварах, парках и лесопарках. Из загрязненной почвы возбудители паразитарных болезней могут попадать на овощи, фрукты, ягоды, столовую зелень, руки, одежду, в водоемы, что создает условия для повышенного риска заражения людей и животных [11].

Для многих паразитозов основным фактором передачи является почва, контаминированная фекалиями. Данный тип передачи инвазии характерен, в первую очередь, для ряда гельминтозов, вызываемых геогельминтами. К ним относятся такие возбудители паразитозов человека, как аскариды, трихоцефалы, стронгилоидесы и др., а также многие виды гельминтов домашних, сельскохозяйственных и диких животных. Особую группу паразитозов, заражение которыми может происходить через почву, составляют зоонозные инвазии, т.е. инвазии общие для человека и животных. К их числу относятся токсокароз, эхинококкоз, альвеококкоз, анкилостомидозы, стронгилоидоз и др. [11].

По данным Роспотребнадзора РФ в структуре гельминтозов на долю аскаридоза приходится 90,2%, токсокароза – 8,7%, трихоцефалеза – 1,0%, на долю других геогельминтозов (стронгилоидоза, анкилостомидозов) – 0,1%. Ежегодно в РФ регистрируется до 40 тыс. случаев аскаридоза. В результате несоблюдения правил содержания домашних собак, а также большой численности бездомных собак остается не решенной проблема загрязнения в крупных городах [4].

В последнее время в городах России значительно увеличилось количество бродячих собак и кошек. Многие гельминты, паразитирующие у животных, служат источником заражения человека, который также может являться причиной контаминации окружающей среды и источником инвазии для определенных видов животных [3].

Несоблюдение правил содержания собак, отсутствие дезинвазии их экскрементов приводит к контаминации возбудителем токсокароза среди обитания человека. Загрязнённая фекалиями животных внешняя среда становится мощным путем передачи инвазии [5].

Наличие собак в общественных местах (парки, игровые площадки для детей, придомовые территории) создает условия повышенного риска заражения из-за загрязнения фекалиями зараженных животных почвы. Загрязнение объектов окружающей среды возбудителями паразитозов является показателем санитарно-эпидемиологического неблагополучия [10].

Распространение паразитарных болезней среди населения во многом зависит от эколого-паразитологического состояния среды его обитания. Всемирная организация здравоохранения относит к влиянию водного фактора треть фиксируемых заболеваний человека. Практически все поверхностные водные объекты подвергаются антропогенному и техногенному воздействию с различной степенью выраженности [2].

Цель исследования: изучить и провести ретроспективный анализ санитарно-паразитологическое состояние объектов окружающей среды (почва, вода, смывы с твердых поверхностей) на территории Астраханской области за 2014 – 2018 гг. по материалам ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области».

Материалы и методы

За анализируемый период паразитологической лабораторией ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» (далее Лаборатория) было исследовано 39674 пробы с объектов окружающей среды (почва, вода, смывы), проведено 47342 исследования. Число проб, не отвечающих санитарно-паразитологическим нормативам составило 1,2% (457 проб), в т.ч. личинки Strongyloides stercoralis и яйца Toxocara canis – составили по 43,1% (по 197 проб), оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и цисты Entamoeba histolytica – по 3,9% (по 18 проб), яйца Opisthorchis felineus – 2,2% (10 проб), яйца Diphyllobothrium latum и Enterobius vermicularis – по 1,8% (по 8 проб) и онкосферы тениид – 0,2% (1 проба).

Работа проводилась на базе паразитологической лаборатории ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» и на базе кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» Минздрава России.

В работе применялись паразитологические методы исследования согласно нормативной документации [6], [8], [9].

Статистическая обработка результатов проводилась при помощи программы Microsoft Office Excel (Microsoft, США) и BioStat Professional 5.8.4. Определяли процентное выражение ряда данных (%).

Результаты исследования

Как было отмечено ранее, за анализируемый период, нами были проведены исследования 39674 проб, отобранных с различных объектов окружающей среды; выполнено 47342 исследования. Число проб, не отвечающих нормативным показателям, составило 457 проб (1,2%) (таблица 1).

 

Таблица 1 – Количество проб, исследованных в 2014 – 2019 гг.

Объект 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. 2018 г. Всего
Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол Всего Пол. Всего Пол.
Вода 621 25 547 14 744 15 498 32 518 17 2928 123
Почва 1062 68 943 62 1046 91 785 42 904 69 4740 332
Смывы 6841 1 6441 1 5736 4601 8387 32006 2
Всего 8524 94 7931 77 7526 106 5884 74 9809 86 39674 457

 

За период с 2014 по 2018 гг. в Лабораторию было доставлено и исследовано 2928 проб воды (выполнено 5856 исследований), из которых 4,2% (123 пробы) не отвечали норме – были обнаружены яйца и личинки гельминтов, а также цисты патогенных кишечных простейших.

Наибольшее число проб воды, отобранных и доставленных в Лабораторию, отмечалось в 2016 г. – 744 пробы (25,4% от числа всех исследованных проб воды). В предыдущие и последующие годы, в Лабораторию также доставлялись пробы воды: 2014 г. – 621 проба (21,2%), 2015 г. – 547 проб (18,7%), 2017 г. – 498 проб (17,0%) и 2018 г. – 518 проб (17,7%).

В большинстве случаев в Лабораторию доставлялись пробы воды, отобранной из плавательных бассейнов – 33,5%, пробы воды из поверхностных водоемов – 29,1% и пробы питьевой воды – 25,1%. Также на исследование доставлялись пробы сточной воды – 11,4% и осадок сточных вод – 0,9%.

Так, пробы воды, отобранные из различных плавательных бассейнов г. Астрахани и Астраханской области, составили 981 пробу, было выполнено 1962 исследования. Процент проб, не отвечающих нормативным показателям, составил 0,3% (3 пробы) – были обнаружены яйца Enterobius vermicularis, личинки Strongyloides stercoralis и цисты Entamoeba histolytica – по 1 пробе. В частности, положительные находки отмечались в 2017 г. (исследована 171 проба, не отвечали нормативам 2 пробы (1,2%) – были обнаружены яйца Enterobius vermicularis и цисты Entamoeba histolytica) и в 2018 г. (исследовано 219 проб, не отвечала нормам 1 проба (0,5%) – были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis. В предыдущие годы в Лабораторию доставлялись пробы воды (2014 г. – 178 проб, 2015 г. – 191 проба, 2016 г. – 222 пробы) – все отвечали нормативным показателям.

Кроме воды из плавательных бассейнов, в лаборатории были проведены исследования воды, отобранной из поверхностных водоемов Астраханского региона – 851 проба, из которых 55 проб (6,5%) не соответствовали норме. Были обнаружены оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides, яйца Toxocara canis и Opisthorchis felineus – по 5 проб, яйца Diphyllobothrium latum – 3 пробы, личинки Strongyloides stercoralis – 32 пробы и цисты Entamoeba histolytica – 5 проб.

Наибольшее число положительных находок отмечалось в 2016 г., когда было исследовано 228 проб (26,7% от числа всех исследованных проб поверхностных водоемов), из которых 8,8% (20 проб не отвечали норме) – были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis – 14 проб, яйца Toxocara canis – 4 пробы, оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и яйца Opisthorchis felineus – по 1 пробе.

В 2014 г. было исследовано 216 проб (25,4%), из которых в 12-ти пробах (5,6%) отмечались положительные находки: оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides, Diphyllobothrium latum и Opisthorchis felineus – по 3 пробы, личинки Strongyloides stercoralis – 2 пробы и 1 проба цисты Entamoeba histolytica.

В 2015 г. также, была исследована 161 проба (18,9%), из которых в 3,1% (5 проб) не отвечали норме – в 4-х пробах были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis и в одной пробе – яйца Opisthorchis felineus.

В 2017 г. исследовано 123 пробы (14,5%), из которых 9,8% (12 проб) не отвечали норме. Так, были обнаружены: личинки Strongyloides stercoralis – 8 проб, цисты Entamoeba histolytica – 2 пробы, оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и яйца Toxocara canis – по 1 пробе.

В последующем 2018 г., также, как и в 2017 г., было исследовано 123 пробы (14,5%), из которых 4,9% (6 проб) не отвечали норме. В данном году в 4-х пробах были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis и в 2-х пробах – цисты Entamoeba histolytica.

Также были проведены исследования проб питьевой воды, которые составили 25,1% (736 проб), из которых 0,5% (4 пробы) не соответствовали норме. Положительные находки среди данных проб отмечались в 2014 г.: исследовано 142 пробы (19,3%), выполнено 284 исследования. Число проб, не отвечающих норме составляло 0,7% (в одной пробе были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis). В 2016 г. в Лаборатории было исследовано 225 проб питьевой воды (30,6%), из которых в 3-х пробах были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis (1,3%). В остальные годы: 2015, 2017 и 2018 гг. пробы питьевой воды исследовались (131 проба, 125 и 113 проб соответственно). Все пробы соответствовали норме.

Пробы сточной воды за анализируемый период составили 11,4% (333 пробы) от числа всех исследованных в Лаборатории проб. Количество проб, не отвечающих нормативным показателям, составило 51 пробу (15,3%)
(таблица 2).

 

Таблица 2 – Число проб сточной воды, исследованных на паразитарную чистоту

Сточная вода 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. 2018 г. Всего
Всего Пол Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол Всего Пол.
Проб 85 12 64 9 69 12 68 11 47 7 333 51

 

Так, наибольшее число проб сточной воды было исследовано в 2014 г. – 85 проб (25,5% от числа всех исследованных проб сточной воды), из которых 14,1% (12 проб) не отвечали норматива: были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis – 4 пробы, яйца Toxocara canis – 3 пробы, оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и цисты Entamoeba histolytica – по 2 пробы и яйца Enterobius vermicularis – 1 проба.

В 2015 г. исследовано 64 пробы (19,9%), из которых 14,1% (9 проб) не соответствовали санитарно-паразитологическим показателям – были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis и яйца Toxocara canis – по 3 пробы, яйца Diphyllobothrium latum – 2 пробы и оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides – 1 проба.

В 2016 г. исследовано 69 проб (20,7%), не отвечали нормам 17,4% (12 проб): личинки Strongyloides stercoralis – 6 проб, яйца Toxocara canis и Diphyllobothrium latum – по 2 пробы, оплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и яйца Opisthorchis felineus – по 1 пробе.

В 2017 г. исследовано 68 проб (20,4%), не отвечало нормам 16,2% (11 проб): были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis – 6 проб, цисты Entamoeba histolytica – 3 пробы, яйца Opisthorchis felineus и Diphyllobothrium latum – по 1 пробе.

В 2018 г. исследовано 47 проб (14,2%), не отвечало норме 14,9% (7 проб), в т.ч. цисты Entamoeba histolytica – 3 пробы, личинки Strongyloides stercoralis – 2 пробы, яйца Toxocara canis и Opisthorchis felineus – по 1 пробе.

Также исследовались пробы осадка сточных вод. На их долю пришлось 0,9% (27 проб), из которых в 37,0% (10 проб) были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis (4 пробы), яйца Toxocara canis (3 пробы), цисты Entamoeba histolytica (2 пробы) и яйца Opisthorchis felineus (1 проба).

Так, в 2017 г. было проведено исследование 11 проб (40,7%) осадка сточных вод, из которых 63,6% (7 проб) не соответствовали норме. В данных пробах были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis, яйца Toxocara canis и цисты Entamoeba histolytica – по 2 пробы и яйца Opisthorchis felineus – 1 проба.

В 2018 г. было исследовано 16 проб (59,3%), из которых 18,8% (3 пробы) не соответствовали норме. В данном случае отмечались такие положительные находки, как личинки Strongyloides stercoralis – 2 пробы и яйца Toxocara canis – 1 проба.

Кроме проб воды, были проведены исследования 4740 проб почвы (11,9%) (выполнено 9480 исследований). Процент проб, не отвечающих норме составил 7,0% (332 пробы). В положительных находках, в основном были обнаружены яйца Toxocara canis – 180 проб и личинки Strongyloides stercoralis – 135 проб. В остальных случаях были обнаружены яйца Ascaris lumbricoides – 9 проб, яйца Enterobius vermicularis – 4 пробы, цисты Entamoeba histolytica – 2 пробы и онкосферы тениид, яйца Opisthorchis felineus – по 1 пробе (таблица 3).

 

Таблица 3 – Число проб почвы, исследованных на паразитарную чистоту

Почва 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. 2018 г. Всего
Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол. Всего Пол.
Проб 1062 68 943 62 1046 91 785 42 904 69 4740 332

 

Также, за анализируемый период проводились исследования проб смывов, отобранных с твердых поверхностей – 32006 проб (80,7%). Число проб, не отвечающих норме составило 0,01% (2 пробы). Во всех пробах были обнаружены яйца Enterobius vermicularis (2014 и 2015 гг.).

Выводы

  1. Максимальное число проб, исследованных на паразитарную чистоту и положительных находок отмечалось в 2014 и 2018 гг.
  2. Наличие личинок Strongyloides stercoralis и яиц Toxocara canis на объектах окружающей среды (вода и почва), свидетельствует о загрязнении данных объектов фекалиями животных.
  3. Наличие яиц Enterobius vermicularis в смывах свидетельствует о заболевании работников предприятий энтеробиозом и загрязнивших данные объекты.
  4. Наличие яиц гельминтов (аскариды, описторхис, лентец широкий, онкосферы тениид) и цист патогенных кишечных простейших (дизентерийная амеба) в почве и воде свидетельствует о загрязнении данных объектов фекалиями человека либо канализационными водами.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Багаева, У.В. Изучение санитарно-гельминтологического состояния песка и почвы на территории детских дошкольных учреждений и дворовых игровых площадок / У.В. Багаева, Г.С. Качмазов, А.Т. Базырова и др. // Российский паразитологический журнал. – 2017. – № 2. – С. 150-154.
  2. Болатчиев, К.Х. Санитарно-паразитологический мониторинг сточных вод в Карачаево-Черкесской республике / К.Х. Болатчиев, Ф.К. Цекапибзева, Л.А. Ермакова // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. – 2016. – № 17. – С. 89-91.
  3. Горчакова, Н.Г. Показатели паразитарного загрязнения пищевых продуктов и объектов внешней среды / Н.Г. Горчакова // Научно-исследовательские публикации. – 2015. – № 10 (30). – С. 20-25.
  4. Кузнецова, Т.Н. Санитарно-паразитологический контроль почвы / Т.Н. Кузнецова, Н.Ю. Сысоева // Наука и технологии в современном обществе. – 2015. – № 1 (2). – С. 3-5.
  5. Моськина, О.В. Изучение обсеменённости почвы, сточных вод и их осадков яйцами геогельминтов (Toxocara spp.) в г. Нижневартовск Хмао-Югры / О.В. Моськина, Н.С. Малышева, Т.М. Гузеева и др. // Российский паразитологический журнал. – 2017. – Т. 42. – Вып. 4. – С. 354–357.
  6. МУК 4.2.1884-04 «Санитарно-микробиологический и санитарно-паразитологический анализ воды поверхностных водных объектов».
  7. МУК 4.2.2314-08 «Методы санитарно-паразитологического анализа воды.
  8. МУК 4.2.2661-10 «Метод контроля. Биологические и микробиологические факторы. Методы санитарно-паразитологических исследований».
  9. МУК 4.2.2661-10.4.2 «Метод контроля. Биологические и микробиологические факторы. Методы санитарно-паразитологических исследований».
  10. Панова, О.А. Санитарно-паразитологическое исследование смывов с лап собак и обуви людей / О.А. Панова, А.В. Хрусталев // Труды Всероссийского НИИ экспериментальной ветеринарии им. Я.Р. Коваленко. – 2018. – Т. 80. – № 2. – С. 283-287.
  11. Тэн, А.Э. Санитарно-паразитологическое исследование почвы территории города Москвы / А.Э. Тэн, Н.Ю. Сысоева, О.А. Панова // В сборнике: Сельскохозяйственные науки и агропромышленный комплекс на рубеже веков Сборник материалов XIX Международной научно-практической конференции. Под общей редакцией С.С. Чернова. – 2017. – С. 141-147.
  12. Хроменкова, Е.П. Особенности загрязнения воды водоемов паразитарными патогенами на Юге России / Е.П. Хроменкова, Л.Д. Димидова, О.С. Думбадзе // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. – 2014. – № 15. – С. 337-339.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bagaeva, U. V. Izucheniye sanitarno-gel’mintologicheskogo sostoyaniya peska i pochvy na territorii detskikh doshkol’nykh uchrezhdeniy i dvorovykh igrovykh ploshchadok [Study of the sanitary-helminthological state of sand and soil on the territory of preschool institutions and yard playgrounds] / U. V. Bagaeva, G. S. Kachmazov, A. T. Bazyrova et al. // Rossiyskiy parazitologicheskiy zhurnal [Russian Parasitological Journal]. – 2017. – No. 2. – pp. 150-154. [in Russian]
  2. Bolatchiev, K. Kh. Sanitarno-parazitologicheskiy monitoring stochnykh vod v Karachayevo-Cherkesskoy respublike [Sanitary-parasitological monitoring of wastewater in the Karachay-Cherkess republic] / K. Kh. Bolatchiev, F. K. Tsekapibzeva, L. A. Ermakova // Teoriya i praktika bor’by s parazitarnymi boleznyami [Theory and practice of combating parasitic diseases]. – 2016. – No. 17. – pp. 89-91. [in Russian]
  3. Gorchakova, N. G. Pokazateli parazitarnogo zagryazneniya pishchevykh produktov i obyektov vneshney sredy [Indicators of parasitic contamination of food products and objects of the external environment] / N. G. Gorchakova // Nauchno-issledovatel’skiye publikatsii [Research publications]. – 2015. – № 10 (30). – P. 20-25. [in Russian]
  4. Kuznetsova, T. N. Sanitarno-parazitologicheskiy kontrol’ pochvy [Sanitary-parasitological control of the soil] / T. N. Kuznetsova, N. Yu. Sysoeva // Nauka i tekhnologii v sovremennom obshchestve [Science and Technology in modern society]. – 2015. – № 1 (2). – Pp. 3-5. [in Russian]
  5. Moskina, O. V. Izucheniye obsemenёnnosti pochvy, stochnykh vod i ikh osadkov yaytsami geogel’mintov (Toxocara spp.) v g. Nizhnevartovsk Khmao-Yugry [Studying the contamination of soil, wastewater, and their sediments with geohelminth eggs (Toxocara spp.) in Nizhnevartovsk, Khmao-Yugra] / Moskina, O. V., Malysheva, N. S., Guzeeva, T. M. et al. // Rossiyskiy parazitologicheskiy zhurnal [Russian Parasitological Journal]. – 2017. – Vol. 42. – Issue 4. – p. 354-357. [in Russian]
  6. MUK 4.2.1884-04 «Sanitarno-mikrobiologicheskiy i sanitarno-parazitologicheskiy analiz vody poverkhnostnykh vodnykh ob”yektov» [“Sanitary-microbiological and sanitary-parasitological analysis of water of surface water bodies”]. [in Russian]
  7. MUK 4.2.2314-08 «Metody sanitarno-parazitologicheskogo analiza vody» [“Methods of sanitary-parasitological analysis of water”].[in Russian]
  8. MUK 4.2.2661-10 «Metod kontrolya. Biologicheskiye i mikrobiologicheskiye faktory. Metody sanitarno-parazitologicheskikh issledovaniy» [“Control method. Biological and microbiological factors. Methods of sanitary-parasitological research”].[in Russian]
  9. MUK 4.2.2661-10.4.2 «Metod kontrolya. Biologicheskiye i mikrobiologicheskiye faktory. Metody sanitarno-parazitologicheskikh issledovaniy» [“Control method. Biological and microbiological factors. Methods of sanitary-parasitological research”].[in Russian]
  10. Panova, O. A. Sanitarno-parazitologicheskoye issledovaniye smyvov s lap sobak i obuvi lyudey [Sanitary-parasitological study of washes from the paws of dogs and shoes of people] / O. A. Panova, A.V. Khrustalev // Trudy Vserossiyskogo NII eksperimental’noy veterinarii im. YA.R. Kovalenko [Proceedings of the All-Russian Research Institute of Experimental Veterinary Medicine named after Ya. R. Kovalenko]. – 2018. – Vol. 80. – No. 2. – pp. 283-287. [in Russian]
  11. Ten, A. E. Sanitarno-parazitologicheskoye issledovaniye pochvy territorii goroda Moskvy [Sanitary-parasitological study of the soil of the territory of the city of Moscow] / A. E. Ten, N. Yu. Sysoeva, O. A. Panova //V sbornike: Sel’skokhozyaystvenn·yye nauki i agropromyshlennyy kompleks na rubezhe vekov Sbornik materialov XIX Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. [In the collection: Agricultural sciences and agro-industrial complex at the turn of the century Collection of materials of the XIX International Scientific and Practical Conference. Under the general editorship of S. S. Chernov]. – 2017. – p. 141-147. [in Russian]
  12. Khromenkova, E. P. Osobennosti zagryazneniya vody vodoyemov parazitarnymi patogenami na Yuge Rossii [Features of water pollution of reservoirs by parasitic pathogens in the South of Russia] / E. P. Khromenkova, L. D. Dimidova, O. S. Dumbadze // Teoriya i praktika bor’by s parazitarnymi boleznyami [Theory and practice of combating parasitic diseases]. – 2014. – No. 15. – pp. 337-339. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.