Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.76.10.029

Скачать PDF ( ) Страницы: 24-28 Выпуск: № 10 (76) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гордеев С. А. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХО-СОЦИАЛЬНУЮ АДАПТАЦИЮ ПАЦИЕНТОВ С ПАНИЧЕСКИМИ АТАКАМИ / С. А. Гордеев, Е. А. Черемушкин, Н. Е. Петренко и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 10 (76) Часть 2. — С. 24—28. — URL: https://research-journal.org/medical/faktory-vliyayushhie-na-kachestvo-zhizni-i-psixo-socialnuyu-adaptaciyu-pacientov-s-panicheskimi-atakami/ (дата обращения: 18.12.2018. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.76.10.029
Гордеев С. А. ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХО-СОЦИАЛЬНУЮ АДАПТАЦИЮ ПАЦИЕНТОВ С ПАНИЧЕСКИМИ АТАКАМИ / С. А. Гордеев, Е. А. Черемушкин, Н. Е. Петренко и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 10 (76) Часть 2. — С. 24—28. doi: 10.23670/IRJ.2018.76.10.029

Импортировать


ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХО-СОЦИАЛЬНУЮ АДАПТАЦИЮ ПАЦИЕНТОВ С ПАНИЧЕСКИМИ АТАКАМИ

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА КАЧЕСТВО ЖИЗНИ И ПСИХО-СОЦИАЛЬНУЮ АДАПТАЦИЮ ПАЦИЕНТОВ С ПАНИЧЕСКИМИ АТАКАМИ

Научная статья

Гордеев С.А.1, Черемушкин Е.А.2, *, Петренко Н.Е.3, Алипов Н.Н.4

1 ORCID: 0000-0002-2254-9534,

1, 4 Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н. И. Пирогова Минздрава России, Москва, Россия;

2 ORCID: 0000-0001-6902-8077;

3 ORCID: 0000-0003-3639-8957,

2, 3 Институт высшей нервной деятельности Российской Академии Наук, Москва, Россия;

4 ORCID: 0000-0002-5874-2934

* Корреспондирующий автор (khton[at]mail.ru)

Аннотация

Исследовались психометрические характеристики и показатели качества жизни у мужчин и женщин с паническими атаками (ПА). У женщин с ПА эмоциональная лабильность выражена достоверно больше, чем у мужчин. Главным фактором ухудшения качества жизни у пациентов с ПА являются снижение социальной активности и самооценка психического здоровья, которые влияют друг на друга. В меньшей степени на качество жизни влияют ограничения в повседневной деятельности из-за ухудшения физического состояния здоровья. Все эти факторы приводят к психо-социальной дезадаптации больных. У пациентов с ПА необходимо в первую очередь повышать их социальную активность, что является задачей не только лечащего врача, но и социальных институтов.

Ключевые слова: панические атаки, психо-социальная адаптация, качество жизни.

FACTORS AFFECTING QUALITY OF LIFE AND PSYCHO-SOCIAL ADAPTATION OF PATIENTS WITH PANIC ATT

Research article

Gordeev S.A.1, Cheryomushkin E.A.2, *, Petrenko N.E.3, Alipov N.N.4

1 ORCID: 0000-0002-2254-9534,

1, 4 Russian National Research Medical University named after N.I. Pirogov of the Ministry of Health of Russia, Moscow, Russia;

2 ORCID: 0000-0001-6902-8077;

3 ORCID: 0000-0003-3639-8957,

2, 3 Federal Publicly Funded Institution of Science Institute of Higher Nervous Activity of the Russian Academy of Sciences, Moscow, Russia;

4 ORCID: 0000-0002-5874-2934

* Correspondent author (khton[at]mail.ru)

Abstract

The article studies psychometric characteristics and indicators of quality of life in men and women with panic attacks (PA). Emotional liability of women with PA is much more pronounced than that of men. The main factor in the deterioration of the quality of life of patients with PA is a decrease in social activity and self-esteem of mental health, which affect each other. To a lesser extent, quality of life is affected by restrictions in daily activities due to deterioration in physical health. All these factors lead to psycho-social maladjustment of patients. Patients with PA first of all require the increase of social activity, which is the task of not only the attending physician but also of social institutions.

Keywords: panic attacks, psycho-social adaptation, quality of life.

Паническая атака (ПА) характеризуется кратковременным выраженным приступом страха или паники и достаточно продолжительным межприступным периодом, протекающим с признаками тревожных расстройств. Данное заболевание поражает в основном лиц трудоспособного возраста, приводя к их социальной дезадаптации, что наносит огромный социально-экономический ущерб как пациентам, так и их семьям, сильно отражаясь на качестве жизни больных [4].

Панические атаки, в качестве клинически выявленного заболевания, встречаются у 2.4 – 5% населения [13]. Однако от 20% до 46% популяции хотя бы раз в жизни испытывали паническую атаку [10]. У женщин панические расстройства встречаются в 2-3 раза чаще, чем у мужчин [8].

Исследования влияния панического расстройства на качество жизни (КЖ) пациента, особенно в западных работах, пользуются большой популярностью [9, 11 – 12]. Среди отечественных исследований анализ влияния качества жизни на разнообразные заболевания приведен в работах [2], [3], [6], [7]. К сожалению, исследованиям именно панических атак уделено слишком мало внимания. В.В. Русая и О.В. Воробьева показали, что у больных с ПА по сравнению со здоровыми отмечены низкие показатели общего КЖ за счет снижения как физического, так психического компонента здоровья [5].

Целью работы было выявление психологических факторов, влияющих на качество жизни и психо-социальную адаптацию больных паническими атаками, а также половую специфичность этих факторов у больных с ПА.

Методика / Methods

В исследовании принимали участие 60 человек. Группа пациентов с паническими атаками состояла из 40 человек (20 мужчин и 20 женщин). В контрольную группу вошли 20 практически здоровых испытуемых (10 мужчин, 10 женщин).  Диагностика панических атак проводилась на основании критериев, разработанных Американской психиатрической ассоциацией (DSM–IV), и соответствовала критериям международной классификации болезней МКБ–10. У 80% мужчин и 75% женщин с паническими атаками присутствовала агорафобия. Критериями отбора служили следующие параметры: возраст 20–40 лет; отсутствие текущей соматической, неврологической и психической патологии; праворукие; отсутствие приема психотропных и вегетотропных препаратов в течение 2 недель до исследования. Исследование соответствовало этическим нормам Хельсинской декларации Всемирной медицинской ассоциации “Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека” с поправками 2000 г. и “Правилами клинической практики в Российской Федерации”, утвержденными Приказом Минздрава РФ от 19.06.2003 г. № 266.

Определялся уровень ситуативной и личностной тревожности (тест Спилбергера), депрессии (по опроснику Бека), оценивались темперамент (по личностному опроснику EPI, методика Айзенка) и качество жизни (SF–36).  Также обследуемыми заполнялась анкета балльной оценки субъективных характеристик качества сна Левина.

Для сопоставления групп больных ПА и здоровых испытуемых, а также для выявления половых различий использовался критерий Манна-Уитни. Различия считали значимыми при p<0.05.  К данным по шкалам SF–36, по которым между здоровыми и пациентами с ПА были получены различия, применяли факторный анализ.  Для дальнейшего анализа использовали факторы с собственными значениями больше 1, их подвергали вращению по методу Varimax. Далее считали значимыми факторные нагрузки больше 0.7. Статистическую обработку проводили с помощью пакета программ “Statistica, v.10”.

Результаты исследования / Results

Психометрические характеристики здоровых обследуемых и пациентов с ПА приведены на рис. 1. По всем приведенным на рисунке показателям они различаются (как в целом, так и по отдельности по группам мужчин и женщин), за исключением шкал EPI “экстраверсия/интроверсия” и “нейротизм” (эмоциональная устойчивость)  – только у мужчин.

02-11-2018 14-31-39

Рис. 1. – Психометрические характеристики здоровых исследуемых и пациентов с паническими атаками (ПА), усл. ед. А – депрессия (1), качество сна (2), ситуативная и личностная тревога (3 и 4 соответственно), показаны уровни для нормы: 1, 3 и 4–  норма  – ниже уровня, 2 – выше; Б – шкалы теста EPI:  экстраверсия/интроверсия (1), эмоциональная устойчивость (2),  показаны верхняя и нижняя границы средних показателей темперамента; синие столбики – здоровые, красные  – пациенты с ПА; незаштрихованные – мужчины, заштрихованные – женщины. Знак “*” – P<0.05. Показаны ошибки среднего

 

На рис. 2 приведены средние значения шкал теста “Качество жизни” (SF–36) по которым группы здоровых и пациентов с ПА достоверно (р<0.05) отличаются (как в целом, так и по отдельности по группам мужчин и женщин).

02-11-2018 14-33-24

Рис. 2. – Качество жизни  групп здоровых исследуемых и пациентов с ПА по опроснику SF–36. PF – физическое функционирование, RP – ролевое физическое функционирование,  SF – социальное функционирование,  MH – психическое здоровье. Уровень нормы в целом по выборке, а также у здоровых мужчин и женщин обследуемых возрастов, колеблется около 50 баллов [1]. Остальные обозначения, как на рис. 1

 

Результаты факторного анализа, в котором использовали значения достоверно различающихся по этим группам шкал, показаны на рис. 3.

У пациентов с ПА на первом месте стоит связь социальной активности и ее ограничения, вызванные заболеванием, с самооценкой своего психического здоровья, и в меньшей степени с влиянием физического состояния на исполнение повседневных обязанностей. У здоровых испытуемых наоборот: качество жизни в первую очередь определяется связью  социального функционирования с отсутствием физических ограничений при выполнении повседневной работы, а во вторую – физического функционирования с оценкой своего психического здоровья.

02-11-2018 14-35-36

Рис.3. – Результаты факторного анализа значений шкал теста “Качество жизни” (SF–36) у групп здоровых испытуемых и пациентов с ПА. Столбцы на схеме – факторы, строки – группы, синий цвет – здоровые, красный – пациенты. Фигурные скобки между шкалами (признаками) в столбцах указывают на включенность их в тот или иной фактор (факторная нагрузка – больше 0.7). Внутри скобок указан % общей дисперсии, описываемой фактором

 

Пациенты с ПА отличаются от здоровых более выраженной ситуативной и личностной тревожностью, депрессией и ухудшением качества сна. У них наблюдается повышенная неустойчивость эмоциональной сферы, при этом у женщин она достоверно больше, чем у мужчин. На фоне всего этого отмечается снижение социальной и физической активности, ограничение повседневной деятельности и сниженная самооценка психического состояния. При этом на первый план выходит снижение социальной активности и связанное с ним ухудшение эмоционального состояния пациентов, что приводит к психосоциальной дезадаптации больных.

Таким образом, у пациентов с ПА необходимо в первую очередь повышать их социальную активность, что является задачей не только лечащего врача, но и социальных институтов. В реабилитационные мероприятия также должны включаться психологическая помощь и психотерапия, чтобы формировать у пациентов адекватные представления о своих расстройствах и тем самым улучшать их собственное состояние, устранять внутренние ограничения во взаимоотношениях с близкими людьми и социумом в целом.

Финансирование

Статья подготовлена по результатам работы, выполненной при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект №16-06-00945-ОГН “Факторы психосоциальной дезадаптации у лиц с различными формами психовегетативных расстройств”).

Funding

The article was prepared based on the results of work carried out with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research (Project No. 16-06-00945-OGN “Psychosocial Maladjustment Factors in Persons with Various Forms of Psycho-Vegetative Disorders”).

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Амирджанова В.Н. Популяционные показатели качества жизни по опроснику SF–36 (результаты многоцентрового исследования качества жизни “МИРАЖ”) / В.Н. Амирджанова, Д. В. Горячев, Н.И. Коршунов, и др. // Научно-практическая ревматология. – 2008. – № 1. – С. 36–48.
  2. Ахмадеева Л.Р. Влияние социальных факторов, клинических характеристик и коморбидных нарушений на качество жизни пациентов с головной болью напряжения / Л.Р.Ахмадеева, Э.Н. Закирова, В.А. Воеводин и др. // Бюллетень сибирской медицины. – 2008. – № 5. – С.34–40.
  3. Земченков А.Ю. Качество жизни пациентов с хронической почечной недостаточностью, корригируемой заместительной терапией / А.Ю. Земченков, С.В. Кондуров, С.Л. Гаврик и др. // Нефрология и диализ. – 1999. – Т. 1. – № 2–3. – С.118–126.
  4. Краснов В.Н. Расстройства аффективного спектра. М.: Практическая медицина. — 2011.—406с.
  5. Русая В.В. Качество жизни больных паническим расстройством и факторы, его определяющие / В.В. Русая, О.В. Воробьева // Фарматека. – 2011. –N – С.96–100.
  6. Сахаутдинова Г. М. Оценка качества жизни пациентов с диагнозом ИБС и наличием ХСН 2А стадии, находящихся на амбулаторном учете в поликлиниках кировского и советского районов г. Уфы / Г. М. Сахаутдинова, А. М. Акимбетова, Л. З Аюпова и др. // Международный научно-исследовательский журнал. – –  Т.74. –  №08. –  С. 105–108.
  7. Черемушкин Е.А. Особенности организации опознания лицевой экспрессии у молодых людей в возрасте 18–19 лет с признаками личностной тревожности / Е.А. Черемушкин, Н.Е. Петренко, И.А. Яковенко и др.//Международный научно-исследовательский журнал. – 2017. – Т.55. – №1. – С. 174–178.
  8. Barzega G. Gender-related di™erences in the onset of panic disorder / G. Barzega, G. Maina, S. Venturello and others // Acta Psychiatr. Scand. – 2001. – V. l. – №103. – P. 189–195.
  9. Davidoff J. Quality of life in panic disorder: looking beyond symptom remission / J. Davidoff, S. Christensen, D. N. Khalili et all // Qual Life Res. – 2012. – V. 21. – P.945–959.
  10. Kessler R.C. The epidemiology of panic attacks, panic disorder, and agoraphobia in the National Comorbidity Survey replication / R.C. Kessler, W.T. Chiu, R. Jin et all // Arch. Gen. Psychiatry – 2006. – V. 63. – P. 415–424.
  11. Ogawa S. The relationships between symptoms and quality of life over the course of cognitive‐behavioral therapy for panic disorder in Japan / S. Ogawa, M. Kondo, J. Okazaki et all. // Asia‐Pacific Psychiatry. – 2016. – P. 1–3.
  12. Srivastava Sh. Dwivedi Sh. Quality of Life in Patients with Coronary Artery Disease and Panic Disorder: A Comparative Study / Sh. Srivastava, S .Shekhar, M. Singh Bhatia, Sh .Dwivedi //Oman Medical Journal. – 2017. – V. 32 (1). – P. 20–26.
  13. Wittchen H.-U. The epidemiology of panic attacks, panic disorders and agoraphobia / H.-U. Wittchen, C.A. Essau; In: J.R. Walker, G.R. Norton, C.A. Ross (eds.). Panic Disorder and Agoraphobia. – Belmont, C.A.: Brooks/Cole, I991. – P.103–149.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Amirdzhanova V.N. Populyacionnye pokazateli kachestva zhizni po oprosniku SF–36 (rezul’taty mnogocentrovogo issledovaniya kachestva zhizni «MIRAZh»)[Population indicators of quality of life according to the questionnaire of SF–36 (results of a multicenter research of quality of life “MIRAGE”)] / V.N. Amirdzhanova, D. V. Goryachev, N.I. Korshunov and others // Nauchno-prakticheskaya revmatologiya [Scientific and practical rheumatology]. – 2008. – № 1. – p. 36–48.[in Russian]
  2. Ahmadeeva L.R. Vliyanie social’nyh faktorov, klinicheskih harakteristik i komorbidnyh narushenij na kachestvo zhizni pacientov s golovnoj bol’yu napryazheniya [Influence of social factors, clinical characteristics and comorbid violations on quality of life of patients with tension] / L.R.Ahmadeeva, E.N. Zakirova, V.A. Voevodin and others.// Byulleten’ sibirskoj mediciny [Bulletin of the Siberian medicine]. – 2008. – № 5. – p. 34–40. [in Russian]
  3. Zemchenkov A.Yu. Kachestvo zhizni pacientov s hronicheskoj pochechnoj nedostatochnost’yu, korrigiruemoj zamestitel’noj terapiej [Quality of life of patients with a chronic renal failure, korrigiruyemy replacement therapy]/ A.Yu. Zemchenkov, S.V. Kondurov, S.L. Gavrik and others. // Nefrologiya i dializ [Nephrology and dialysis]. – 1999. – T. 1. – № 2–3. – p. 118–126. [in Russian]
  4. Krasnov V.N. Rasstrojstva affektivnogo spektra [Frustration of an affective range]. M.: Prakticheskaya medicina. – 2011. – 406 p. [in Russian]
  5. Rusaya V.V. Kachestvo zhizni bol’nyh panicheskim rasstrojstvom i faktory, ego opredelyayushchie [Quality of life of patients with panic disorder and the factors that determine it]/ V.V. Rusaya, O.V. Vorob’eva // Farmateka [Pharmateka]. – 2011. – №19. – p.96–100. [in Russian]
  6. Sahautdinova G. M. Ocenka kachestva zhizni pacientov s diagnozom IBS i nalichiem HSN 2A stadii, nahodyashchihsya na ambulatornom uchete v poliklinnikah kirovskogo i sovetskogo rajonov g. Ufy [Life quality evalyation of patients with CHD diagnosis and CHF 2A stage, in ambulatory files in in policlinics of the Kirov and Soviet region of Ufa.] / G. M. Sahautdinova, A. M. Akimbetova, L. Z. Ayupova and others. // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International Scientific and Research Journal]. – 2018. – T.74. – №8. – P. 105–108. [in Russian]
  7. Cheremushkin E.A. Osobennosti organizacii opoznaniya licevoj ekspressii u molodyh lyudej v vozraste 18–19 let s priznakami lichnostnoj trevozhnosti [Peculiarities of facial expression recognition among young people aged 18–19 years old with signs of personal anxiety] / E.A. Cheremushkin, N.E.Petrenko, I.A. Yakovenko and others.//Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal. – 2017. – T.55. – №1. – P. 174–178. [in Russian]
  8. Barzega G. Gender-related dierences in the onset of panic disorder / G. Barzega, G. Maina, S. Venturello and others // Acta Psychiatr. Scand. – 2001. – V. l. – №103. – P. 189–195.
  9. Davidoff J. Quality of life in panic disorder: looking beyond symptom remission / J. Davidoff, S. Christensen, D. N. Khalili et all // Qual Life Res. – 2012. – V. 21. – P.945–959.
  10. Kessler R.C. The epidemiology of panic attacks, panic disorder, and agoraphobia in the National Comorbidity Survey replication / R.C. Kessler, W.T. Chiu, R. Jin et all // Arch. Gen. Psychiatry – 2006. – V. 63. – P. 415–424.
  11. Ogawa S. The relationships between symptoms and quality of life over the course of cognitive‐behavioral therapy for panic disorder in Japan / S. Ogawa, M. Kondo, J. Okazaki et all. // Asia‐Pacific Psychiatry. – 2016. – P. 1–3.
  12. Srivastava Sh. Dwivedi Sh. Quality of Life in Patients with Coronary Artery Disease and Panic Disorder: A Comparative Study/ Sh. Srivastava, S .Shekhar, M. Singh Bhatia, Sh .Dwivedi //Oman Medical Journal. – 2017. – V. 32 (1). – P. 20–26.
  13. Wittchen H.-U. The epidemiology of panic attacks, panic disorders and agoraphobia / H.-U. Wittchen, C.A. Essau; In: J.R. Walker, G.R. Norton, C.A. Ross (eds.). Panic Disorder and Agoraphobia. – Belmont, C.A.: Brooks/Cole, I991. – P.103–149.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.