Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 64-65 Выпуск: 5 (5) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бондарев Н. В. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ БРЕДАИ СОВРЕМЕННЫЙ КУЛЬТУРАЛЬНЫЙ ФОН / Н. В. Бондарев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 64—65. — URL: https://research-journal.org/medical/differencialno-diagnosticheskie-kri/ (дата обращения: 19.09.2021. ).
Бондарев Н. В. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ БРЕДАИ СОВРЕМЕННЫЙ КУЛЬТУРАЛЬНЫЙ ФОН / Н. В. Бондарев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 64—65.

Импортировать


ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ БРЕДАИ СОВРЕМЕННЫЙ КУЛЬТУРАЛЬНЫЙ ФОН

Бондарев Н.В.

Кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии и наркологии медицинского факультета

Санкт-Петербургского государственного университета

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНО-ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ

БРЕДАИ СОВРЕМЕННЫЙ КУЛЬТУРАЛЬНЫЙ ФОН

Аннотация

В статье освещаются вопросы разработки дифференциально-диагностических критериев при проведении обследования пациентов принимавших участие  в новых религиозных движениях, осуществлен анализ диагностических ошибок и методологическая база их преодоления. 

 

Ключевые слова: диагностические критерии, психопатология, новые религиозные движения.

Key words: diagnostic criteria, psychopathology, new religious movements.

 

В настоящее время происходит стремительное изменение социо-культурального фона. Существенным  фактором  явилось  то, что  общественный  менталитет  потерял  интеллектуально-критическую  сопротивляемость  восприятия  яв­ной  нелепицы, содержащийся  в  учениях  новых  научно-мистических  направлений  и  верований [7], [3].

Исходя из концепции Ф.В. Кондратьева, личность – ситуация – синдром, для понимания образования психопатологических комплексов, мы видим, что изменение общественного менталитета приводит к трансформации бредообразования.

Смена  научного  мировоззрения  и  широкая  популяризация  мифиче­ских  и  по­лумифических  идей, мистики, оккультных  знаний, псевдонауч­ных  представлений  по­служила  тем  протравливающим  фактором, благо­даря  которому  сознание  людей  стало  подготовленным  к  принятию  лю­бых,  не  поддающихся  логической  проверке  идей. Участие  в  эзотерических  ритуалах  религиозных  «сект», сопровождающихся  активным  гетеро-  и  самовнушением, в  гипнотических  со­стояниях  и  состоянии  самогипноза (медитации)  часто  приводит  к  манифестации, обо­стрению  или  рецидивам  шизофрении, аффективных  и  реактивных  психозов [6], [4], [13].

Стиль  мышления  приобретает групповой  характер  и  включает: иллюзию  неуяз­вимости  и  веры  в   групповую мо­раль, уверенности  рациональности  членства  в  группе  даже в  условиях  стресса, культивируется  принуждение  для  поддержания групповой  одно­родности  с  иллюзией  единодушия, самоцензурой  и  давлением  на  инако­мысля­щих [9], [1], [14], [15]. Принятие  культовой  лексики  и  терминологии  приводит  к  измене­нию стиля  мышления, воспри­ятия  и  оценивания  втиснутых  в  упрощенные  рамки  схем. Устройство  мира  воспри­нимается  исключительно  в  соот­ветствии  с  культовыми  трактовками, деятельность  культа  становится  стержнем  всей  человеческой  истории [2]. Это  достигается  через  религиозный синкретизм, который  яв­ляется  одной  из  характерных  черт  неорелигиозности [8]. Контроль  эмоций  осуще­ствля­ется  через  разрешение  только  тех  чувств,  которые  способствуют  созда­нию  при­влекательного  имиджа  группы. В  культе  одобряемы  те  качества  личности, которые  обеспечивают  тотальный  контроль  над сознанием  и  поведением  адептов [5], [10], [11], [12].

Результаты исследования: в работе, в ходе обследования более чем 300 пациентов, выявлены  две  взаимно  противоположные  тенденции,  связанные  с  вопросами  дифференциальной  диагностики, проводимой   в  отношении   лиц  вовлеченных  в  современные  религиозные  культы.

В  первом  варианте  резкое  социальное  снижение пациента (после вовлечения  в  секту)   в  сочетании  с  высказыванием  нелепых  идей  культа  расценивалось  как  начало  психического  расстройства. Только  учет  вовлеченности  пациента  в  новое  религиозное  движение  позволяло  правильно  расценить  состояние.

Другая  тенденция  отражала  проникновение  в  общественное  сознание  оккультно-мистических  идей  как  некой  «нормы»  повседневной  жизни. Это  приводило  к  квалификации  явно  бредовых идей  пациентов  как  элементов  новых  эзотерических  и  оккультных  знаний, присущих  современному  обществу.

Примером вышесказанного  может  служить  следующее  наблюдение. Больной  Г., 1952 г. р., обвиняется  по  ст.127  ч.2  УК  РФ  в  незаконном  врачевании.

С  1992 «открыл»  у  себя  знахарские  способности. Посещал  занятия  «гуру – целителя  с  Востока», осваивал  методы  самосовершенствования  и  нетрадиционного  лечения. Со  слов  испытуемого, сам  получил  «инициацию  в  гуру». Затем  «понял», что  может  лечить  самостоятельно.

Летом  1995  года, по  объявлению  в  газетах, к  Г. обратилась мать  мальчика    с  раннего  детства  страдающего  бронхиальной  астмой  и  сахарным инсулинозависимым  диабетом. После  однократного  визита  к  Г. у  мальчика  прошли приступы  бронхиальной  астмы. В 1996 году  мать  привезла  сына  к  испытуемому, чтобы  тот  вылечил  сахарный  диабет. Испытуемый  сделал  инъекцию  гамма- глобулина  подкожно, после  чего  сказал, что  диабета  у  К.  нет, инсулин  колоть не  нужно  и  можно  есть  сладкое. После этого мальчику  стало  плохо, началась  рвота, головные  боли. Мать  консультировалась  по  телефону  с  Г., спрашивая,  не  надо  ли  сделать  укол  инсулина, вызвать  врача. Испытуемый  сказал, что  ничего  не  нужно  делать, все так  и  должно  быть. Через день  мальчик  умер. Приехавший  по  вызову  родителей  Г. запретил  им  вызывать  врача, т.к. врачи   увезут  его в  морг, и  он  не  сможет  его  оживить. Г.  каждый  день  приходил  к  ним, «выслушивал  шум  в  сердце», убеждал  родных, что  сын  жив. Через  две  недели, когда  труп  начал  разлагаться, появились  черви, он  запретил  им  входить  в  комнату, т.к.  их  может  парализовать. Говорил  им, что  он  получил  информацию, будто  в  теле  мальчика  образовалась  капсула, а  в  ней  находятся  4  мальчика,  один  из  которых  их  сын. Приехавший с дачи  дедушка мальчика вызвал  милицию и Г. был арестован.  В милиции заявил:     « У  мальчика   будет  заменено  36  атолов, чтобы  отцепить  от  связи  с  Вселенной,  и  он  оживет», после чего был госпитализирован  в  психиатрическую  больницу. При  первичном  осмотре  в  отделении  подробно  изложил  анамнез, сообщил, что  в  течение последних  5-6  лет  испытывает  подсказанные  чужие  мысли. Изложил  свою  теорию  развития  человека: «Человек  состоит  из  14  сшитых  между  собой  пространств, которые  взаимодействуют  друг  с  другом  и  удерживают  человека  в  том  состоянии, в  каком  нужно. Если   человек  умирает, уходит  12  пространств  одновременно, а 13-е  и  14-е  начинают  постепенно  разрушаться. В  отделении  был  спокоен, упорядочен. Выписан  через неделю с  диагнозом: «Реактивное  состояние». После  выписки  испытуемый  продолжал  заниматься  «целительством»  различных  заболеваний. Последствием  этих  противоправных  действий  были  смерть  еще  одной  пациентки  и  потеря  здоровья – другой. Вновь был  арестован и направлен  на  судебно-психиатрическую  экспертизу. Экспертиза  установила, что  Г. во  время  совершения  противоправных  действий  страдал  психическим  расстройством (шизофрения, параноидная  форма), что лишало  его  способности, осознавать  фактический  характер  и  общественную  опасность  своих  действий  и  руководить  ими. В  связи  с  этим  по  решению  суда Г.  был  освобожден  от  уголовной  ответственности  и  направлен  на  принудительное  лечение  в  психиатрический  стационар.

Заключение: представленное  на­блюдение в полной мере иллюстрирует  влияние  культуральных факторов на диагностические подходы и возможные ошибки дифференциальных критериев. В ходе  судебно-психиатрической  экспертизы  диагноз  «реактивное  состояние»  был  справедливо  признан  оши­бочным. В  представленной  на  экспертизу   истории  болезни  Г. имелось  достаточно   сведений, говорящих  в  пользу хронического психического заболева­ния, и,  тем  не  менее,  этот  диагноз  поставлен  не  был. Явно  бредовые  переживания  пациента  были  расценены  как  некая  новая  модель  нетрадиционного  подхода  в  медицине. Это  привело  к не оказанию помощи пациенту и возможности совершения им новых правонарушений. Разбор подобных случаев помогает создать методологическую базу преодоления диагностических ошибок и организовать своевременную помощь пациентам.

Литература

  1. Грановская  Р.М. Психология  веры. – СПб.: «Речь», 2004. – 576  с.
  2. Григорьева  Л.И. Религии  «Нового  века» и  современное  государство. Красноярск: СибГТУ, 2002. – 400 с.
  3. Дмитриева  Т.Б., Иммерман  К.Л., Кондратьев  Ф.В. Социальные  факторы  и  судебная  психиатрия // в  кн.: Руководство  по  социальной  психиатрии. М.: «Медицина», 2001. – с. 315 – 340.
  4. Кабанов  М.М. Проблема  реабилитации  психически  больных  и  качество  их  жизни // Социальная  и  клиническая  психиатрия. – 2001. – № 1. – с. 22 – 27.
  5. Озаренко  Е.Ю. Нравственность  в  традиционных  религиях // Материалы  конф. «Нравственность  в  традиционных  религиях  и  культах». СПб, 2000.  – с. 24 – 34.
  6.   Полищук  Ю.И. Негативное  влияние  оккультизма  и  мистицизма   на  духовное  и  психическое  здоровье  населения  России // Материалы  XII  съезда  психиатров  России, М.: РОП, 1995. – с.101 – 102.
  7. Положий  Б.С. Психическое  здоровье  и  социальное  состояние  общества // в  кн.: Очерки  социальной  психиатрии. М., 1998. – с. 43 – 72.
  8. Сидоров  П.И., Соловьев  А.Г., Бабкин  Р.А. Социально – психологические  аспекты  сектантства // Российский  психиатрический  журнал. –  2001. – № 3. – с. 29 – 33.
  9.  Целикова  В.В. Психологические  механизмы  влияния  на  личность  в  культе // Журнал  практического  психолога. –  1996. – № 5. – с.71 – 75.
  10. Швагирь  И.А. Отношение  к  культам  в  России  и  за  рубежом // «Нравственность  в  традиционных религиях  и  культах». СПб, 2000. – с. 35 – 43.
  11.    Balch R.W., Taylor D. Making Sense of the Heaven’s Gate Suicides // Cults, religion, and violence / edited by David G. Bromley, J. Gordon Melton.CambridgeUniversityPress, 2002. – p. 209 – 228.
  12. Hall J.R. Gone from the provides land. Jonestown in American cultural history. Transaction boors.New BrunswickandOxford, 1987.
  13.  Lifton R. Thought Reform and the Psychology of Totalism. NY: W.W. Norton and Company, Inc., 1961.
  14. McPherson S.B. Death Penalty Mitigation and Cult Membership: The Case of the Kirtland Killings // Behavioral Sciences and the Low. – 1992. – Vol. 10. – No 1. – р. 65 – 74.
  15. Tobias M., Lalich J. Captive Hearts, Captive Minds: Freedom and Recovery Cults and Abusive Relationships. Hunter House, 1994.

 

Опубликовать статью

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.