Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2015.41.057

Скачать PDF ( ) Страницы: 100-102 Выпуск: №10 (41) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Трошина Е. Н. УНИФИЦИРОВАННЫЕ ПРАВИЛА ДЛЯ БАНКОВСКИХ ПЛАТЕЖНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В МЕЖДУНАРОДНЫХ РАСЧЕТАХ / Е. Н. Трошина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 1. — С. 100—102. — URL: https://research-journal.org/law/unificirovannye-pravila-dlya-bankovskix-platezhnyx-obyazatelstv-v-mezhdunarodnyx-raschetax/ (дата обращения: 29.07.2017. ). doi: 10.18454/IRJ.2015.41.057
Трошина Е. Н. УНИФИЦИРОВАННЫЕ ПРАВИЛА ДЛЯ БАНКОВСКИХ ПЛАТЕЖНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В МЕЖДУНАРОДНЫХ РАСЧЕТАХ / Е. Н. Трошина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 1. — С. 100—102. doi: 10.18454/IRJ.2015.41.057

Импортировать


УНИФИЦИРОВАННЫЕ ПРАВИЛА ДЛЯ БАНКОВСКИХ ПЛАТЕЖНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В МЕЖДУНАРОДНЫХ РАСЧЕТАХ

Трошина Е.Н.

Магистрант, Тюменский государственный университет

УНИФИЦИРОВАННЫЕ ПРАВИЛА ДЛЯ БАНКОВСКИХ ПЛАТЕЖНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В МЕЖДУНАРОДНЫХ РАСЧЕТАХ

Аннотация

Статья посвящена юридической и технической составляющих Унифицированных правил для банковских платежных обязательств (Uniform Rules for Bank Payment Obligations), принятых Исполнительным комитетом МТП, вступивших в силу с 1 июля 2013 года. (Публикация МТП № 750) [URBPO/BPO] [1].

Ключевые слова: банковское платежное обязательство, банковский документ МТП (URBPO), международные расчеты.

Troshina E.N.

Undergraduate, Tyumen state University

UNIFORM RULES FOR BANK PAYMENT OBLIGATIONS IN INTERNATIONAL PAYMENTS

Abstract

The article is devoted to the legal and technical components of the Uniform Rules for bank payment obligations (Uniform Rules for Bank Payment Obligations), adopted by the Executive Committee of the ICC entered into force on 1 July 2013. (ICC publication number 750) [URBPO / BPO] [1].

Keywords: the bank payment obligations, bank document ICC URBPO, international payments.

BPO – это инструмент для операций финансирования цепочек поставок, которые управляются платежными международными сделками обязательств банков во всем мире. Из текста публикации МТП №750 следует: BPO инновационный способ обеспечения и финансирования торговых операций за счет обслуживающих их банков. Между тем это не совсем новый инструмент.

«Банковское платежное обязательство.., согласно научному толкованию, основанному на абз. 2 ст. 3 URBPO, представляет собой безотзывное обязательство обязывающегося банка [им будет банк, обслуживающий импортера (Buyer’s Bank), либо третий – посторонний как импортеру, так и экспортеру – банк (обобщающий термин – Obligor Bank)]… заплатить банку-получателю [банку, обслуживающему экспортера (Recipient Bank)]… сумму в соответствии с условиями обязательства, если представленные в межбанковскую систему для сопоставления данные по торговой транзакции соответствуют ранее установленным банками базовым условиям (установленному базису) или выявленные по результатам сопоставления несоответствия акцептованы обязывающимся банком» [2].

По мнению профессора МГУ В.А. Белова, финансово-юридической новизны в BPO нет. «Вместо того, чтобы финансировать покупателя (импортера) напрямую, банк, его обслуживающий, обязывается предоставить необходимое финансирование банку, обслуживающему продавца (экспортера) [3]. Деньги из банковской системы не выбывают не только при BPO, но и при межбанковском рамбурсировании, когда подкрепляется аккредитивное обязательство банка-эмитента (документ МТП URR №725 Правила межбанковского рамбурсирования по документарным аккредитивам).

Банковское платежное обязательство исключает возможность представления или пересылки банком экспортера или уполномоченным представляющим банком бумажных или электронных документов, как это имеет место в аккредитивной практике. Поэтому разделяем взгляд В.А. Белова на новизну только технической составляющей BPO. Ее материальное выражение заключается в специальной межбанковской электронной системе загрузки, извлечения и обработки в виде автоматического сопоставления данных по торговым операциям – «Trade Services Utility» (TSU) [3].

Банк, обслуживающий импортера, по его просьбе «закачивает» в систему TSU данные о документах, необходимых покупателю для производства платежа (База). Банк, обслуживающий экспортера, по запросу экспортера извлекает Базу и представляет ее данные экспортеру. После представления экспортером обслуживающему банку документов по факту отгрузки, банк экспортера данные документов загружает в систему в машиночитаемом виде (Набор данных). Если данные Базы и Набора данных совпадают, система рассылает отчет всем вовлеченным в операцию банкам, согласно которому банк-эмитент BPO должен платить – кредитовать экспортера (п. (с), подп. (i) п. (е) ст. 10 BPO).

Исправление документов к аккредитиву является очень трудоемким и длительным процессом, когда начинается длительная и сложная переброска документами между банком и клиентом. Помимо всего прочего, это также увеличивает стоимость комиссии банка. Кроме того, следует учесть еще один фактор, являющийся неявным. Работа через аккредитив в «давящей среде», является достаточно сильным стрессовым фактором для всего предприятия. От аккредитива зависит прибытие корабля, поскольку тот должен достигнуть покупателя в назначенную дату, так как его ожидает в определенный день получатель. Работая с использованием ВРО, про несовпадения, как таковые, можно забыть, ведь анализ и сравнение данных электронной системой обработки данных занимает не более 20 минут [4].

Следует отметить, что банковское платежное обязательство не сможет полностью заменить аккредитив, так как оно было специально разработано для обслуживания контрагентов, постоянно работающих на условиях открытого счета, что подразумевает наличие положительной истории торгового сотрудничества и установившейся степени доверия между контрагентами.

Банковское платежное обязательство, как и документарный аккредитив, не защищает покупателя от риска мошенничества со стороны продавца и (или) его банка, что возлагает на покупателя ответственность за выбор контрагента.

Таким образом, как считают разработчики BPO от МТП, банковское платежное обязательство для покупателя является более рискованным инструментом расчетов, чем документарный аккредитив. Однако и для продавца ВРО может быть менее привлекательным инструментом по сравнению с аккредитивом, поскольку банковское платежное обязательство выпускается не в пользу продавца, а в пользу его банка [5].

Правила для Банковского платежного обязательства содержат определения общего характера, определения, связанные с сообщением, определения «данных», «документов, товаров, работ и услуг». Четко рассматриваются такие аспекты, как применение, толкование, ответственность за достоверность данных, форс-мажор, применимое право, уступка выручки, закрытость программы транзакций и прочее.

Правила определяют сферу деятельности и использования Приложения сопоставления транзакций между покупателем и продавцом, в отношении которых привлекаемые банки согласились участвовать с официальным основанием. Что касается области применение Правил к банковскому платежному обязательству, это четко определяется в ст. 2, когда каждый вовлечённый Банк соглашается в отдельном соглашении, что BPO является предметом их Правил.

Применение TSU, непосредственно обязывает использовать всемирное координированное время, то есть UTC – по Гринвичу, что позволяет работать в постоянном режиме. Банки – участника, их отделения, филиалы находящихся в разных странах, будут рассматриваться, и считаться, как отдельные Банки.

Что же касается, сроков банковского платежного обязательства, то существует дата истечения срока для Представления наборов данных. Когда весь набор данных представлен, только тогда происходит сравнение и параллельная отправка отчетов всем вовлеченным банка.

Для юристов значение имеют положения ст. 6, 7 и 16 BPO.

Согласно заключению эксперта, ст. 6 устанавливает независимость BPO от финансируемых с их помощью международных торговых контрактов: « (а) BPO самостоятельно и независимо от продажи или другого договора, на котором оно может быть основано. Принятие банком на себя BPO никоим образом не связано с таким договором или обязательствами из него, несмотря на любую ссылку на таковые, хотя бы и включенную в Утвержденную Базу. Следовательно, в связи с обязательством Банка-должника не могут быть предъявлены требования или возражения, вытекающие из его отношений с любым другим Вовлеченным Банком или покупателем. (b) Банк-получатель не может ни в каком случае ссылаться на договорные отношения, существующие между покупателем и Банком-должником. – (с) Исполнение обязательств Банка-должника по BPO не зависит от получения им средств от любой другой стороны» [3].

Ст. 7 содержит принцип, согласно которому вовлеченный банк имеет дело не с товарами, услугами, иными актами предоставления, либо с имеющими к ним отношение документами, а с характеризующими товары, услуги, работы данными.

Пункт (а) ст. 16 устанавливает подчинение BPO по умолчанию закону государства банка – должника. Правила дополняют применимое право, «не вступая с ним в коллизию», то есть действуют в части, не противоречащей ему.

Кроме этого, установлено, что Банк-плательщик не несет ответственность за неисполнение обязательств по BPO, если исполнению этих обязательств препятствует «местное законодательство или нормативные акты». Тем самым подчеркивается значимость императивных норм банковского и валютного законодательства страны местонахождения банка-плательщика.

В случае форс–мажорных обстоятельств Унифицированными правилами предусматривается освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение Вовлеченным банком своих обязательств по BPO, к которым, помимо прочего, относится техническая невозможность доступа к TSU и иные случаи невозможности ведения банком своей деятельности. Но, после возобновления своей деятельности, у Вовлеченного банка остаются все денежные обязательства перед банком получателя, так же обязанности предоставления всех данных требуемых для проведения операции.

В случае отсутствия TSU, не зависимо, по какой причине, Вовлеченный банк не несет ни какой ответственности за вытекающие последствия. И так же Вовлеченный банк не несет ответственности за предоставленные данные (точность, подлинность, описание и прочее), полученные от продавца или покупателя.

При всех преимуществах банковское платежное обязательство пока не сможет заменить существующие финансовые инструменты. Его можно рассматривать только как дополнение к ним, что способствует повышению эффективности международных расчетов и развитию международных торговых отношений.

Насколько эффективным и скорым будем внедрение данного продукта на российском рынке банковских услуг, мы полагаем, сказать достаточно сложно, так как данная услуга только начала использоваться в международном обороте. Требуют учета и факторы накопления опыта для решения спорных ситуаций в случаях обращения в суд и менее осязаемые психологические факторы.

Многие крупные компании в России исповедуют подход традиционализма. Компании, десятилетиями работавшие посредством использования аккредитива, скорее всего, вначале с подозрением и настороженностью отнесутся к этому новшеству. То же самое можно сказать и о кредитных организациях.

Далеко не каждый банк будет готов расширять свои подразделения для ВРО операций. Поэтому говорить о скором внедрении данного продукта на территории Российской Федерации, пока не приходится. Хотя, предполагается, что со временем ВРО обязательно займет достойную нишу и на Российском рынке, при условии, если будут отменены необоснованные санкции против РФ. [4].

Литература

  1. Унифицированные правила для банковских платежных обязательств: публикация ICC №750E =Uniform Rules for Bank Payment Obligations: ICC Publication №750. М., 2013.
  2. Шакирова Э. Банковское платежное обязательство (BPO): новый инструмент торгового финансирования [Электронный ресурс]  URL: http://www.tfpro.ru/tfpro/index.php/columns/102-factoring-torgovlie-otnosheniya/2370-bpo
  3. Белов В.А. Международное торговое право и право ВТО. В 2 т. Том 2. Акты международной частноправной унификации. Право ЕС. Право ВТО: учебник для бакалавриата и магистратуры / В.А. Белов. – М.: Издательство Юрайт, 2015. С. 313 – 317 – Серия: бакалавр и магистр. Академический курс.
  4. Савинов Ю.А. Эволюция платежных инструментов в международной торговле / Ю.А. Савинов, К.Д. Кривоножкин, Т.Д. Масюкова // Российский внешнеэкономический вестник. – 2014, №8, С. 29-44.
  5. На пути к новому стандарту в торговом финансировании: интервью с Андре Кастерманом (Andre Casterman), сопредседателем Рабочей группы ICC-BPO: // Международные банковские операции. – 2011, №4 (42), С. 8–14.

 

References

  1. Unificirovannye pravila dlja bankovskih platezhnyh objazatel’stv: publikacija ICC №750E =Uniform Rules for Bank Payment Obligations: ICC Publication №750. M., 2013.
  2. Shakirova Je. Bankovskoe platezhnoe objazatel’stvo (BPO): novyj instrument torgovogo finansirovanija [Jelektronnyj resurs]  URL: http://www.tfpro.ru/tfpro/index.php/columns/102-factoring-torgovlie-otnosheniya/2370-bpo
  3. Belov V.A. Mezhdunarodnoe torgovoe pravo i pravo VTO. V 2 t. Tom 2. Akty mezhdunarodnoj chastnopravnoj unifikacii. Pravo ES. Pravo VTO: uchebnik dlja bakalavriata i magistratury / V.A. Belov. – M.: Izdatel’stvo Jurajt, 2015. – S. 313 -317 – Serija: bakalavr i magistr. Akademicheskij kurs.
  4. Savinov Ju.A. Jevoljucija platezhnyh instrumentov v mezhdunarodnoj torgovle / Ju.A. Savinov, K.D. Krivonozhkin, T.D. Masjukova // Rossijskij vneshnejekonomicheskij vestnik. – 2014, №8, S. 29-44.
  5. Na puti k novomu standartu v torgovom finansirovanii: interv’ju s Andre Kastermanom (Andre Casterman), sopredsedatelem Rabochej gruppy ICC-BPO: // Mezhdunarodnye bankovskie operacii. – 2011, №4 (42), S. 8–14.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.