Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 118-119 Выпуск: № 8 (15) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Нетрусова Е. А. СТОИМОСТЬ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА / Е. А. Нетрусова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (15) Часть 2. — С. 118—119. — URL: https://research-journal.org/law/stoimost-moralnogo-vreda/ (дата обращения: 27.01.2022. ).
Нетрусова Е. А. СТОИМОСТЬ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА / Е. А. Нетрусова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (15) Часть 2. — С. 118—119.

Импортировать


СТОИМОСТЬ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Нетрусова Е. А.

Студент 4 курса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

СТОИМОСТЬ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Аннотация

Статья посвящена анализу судебной практики по искам о взыскании денежной компенсации морального вреда.

Ключевые слова: моральный вред; компенсация вреда. 

Netrusova Е. А.

4th year student of law faculty of St. Petersburg State University

THE COST OF MORAL DAMAGE

Аbstract

The article is devoted to analysis of judicial practice in actions for the recovery of compensation for moral damage.

Keywords: moral damage; compensation of damage.

Институт компенсации морального вреда признан в большинстве развитых стран, в том числе и в России. Введение и применение норм о компенсации породило множество дискуссионных вопросов, служащих основой для возникновения различных проблем в сфере судебной практики. Главным образом, это касается объективной оценки моральных страданий судами в отсутствие какой-либо официальной методики, которая позволила бы корректно определить размер компенсации причиненного вреда.

Истцы в среднем оценивают переживаемые ими страдания в размере 75 000 руб. При этом суды, занижая в этой части размеры исковых требований, взыскивают около 15 000 руб. Суммы варьируются от 20 000 руб. до 100 000 руб. и от 5 000 руб. до 20 000 руб. соответственно. Эти данные были получены в результате анализа каждого пятого дела, рассмотренного Калининским районным судом г. Санкт-Петербург в 2012 г. из категории удовлетворенных исков «о защите прав потребителей (из договоров в сфере торговли, услуг и т.п.)».

В большинстве рассмотренных дел прослеживается тенденция: размеры заявленных требований о компенсации морального вреда рассматриваются судом как завышенные и снижаются. Как правило, требования истца получают удовлетворение в полном объеме лишь в одном из семи случаев, а взыскиваемая по решению суда сумма компенсации морального вреда примерно в 5 раз меньше изначально предъявленного размера. В ряде случаев этот показатель может достигать 10 раз, что скорее свидетельствует не о чрезмерной завышенности исковых требований, а о необоснованно заниженной судебной оценке моральных страданий потерпевших.

Уменьшение размера требований обосновывается судами, как правило, фактом отсутствия и недоказанности истцом реального причинения вреда здоровью. В то время как здоровье должно пониматься не только как состояние физического благополучия, но также и психического. Что же касается факта недоказанности морального вреда, то в соответствии с положениями ст. 55 ГПК РФ, объяснения сторон должны рассматриваться в качестве доказательств по делу.

Получается, что суды фактически игнорируют такие обстоятельства причинения морального вреда, как длительность нарушения ответчиком прав истца, отсутствие надлежащего ответа на неоднократные обращения истца с просьбами и жалобами, а также невыполнение в добровольном порядке заявленных в претензии требований истца со стороны ответчика.

В целом, анализируя судебную практику по взысканию компенсации морального вреда, можно сделать вывод: в большинстве случаев отсутствует мотивированная оценка всех обстоятельств дела, а также доказательств, представленных суду, что означает фактический отказ в осуществлении правосудия, несмотря на то, что формально правосудие состоялось и получило выражение в вынесенном судебном решении. Это проявляется в том, что мотивировочная часть решения содержит, как правило, лишь ссылки на положения законодательства (ГК РФ и Закон РФ «О защите прав потребителей»), а в ряде случаев – ссылки на разъяснения Пленума ВС РФ, но лишена аргументированных выводов суда, которыми бы подтверждалась необходимость взыскания определенного размера компенсации морального вреда, что прямо противоречит нормам ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, в которой прямо указывается на обязательность отражения в судебном решении результатов оценки представленных доказательств.

Возможно, снижение размера взыскиваемой компенсации морального вреда находится в прямой связи с теми имущественными требованиями потерпевшего, которые значительно выше присуждаемой суммы за причинение морального вреда и фактически определяют размер компенсации за перенесенные страдания. Это означает удовлетворение судом требований о компенсации по остаточному принципу и противоречит ч. 3 ст. 1099 ГК РФ, в соответствии с которой компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, на что также указывается в ст. 15 Закона о защите прав потребителей.

Таким образом,  суды руководствуются при определении размера компенсации морального вреда (в нарушение указанного выше положения) размером заявленных имущественных требований (о возмещении материальных убытков, неустойки) и соотносят возможную сумму компенсации с удовлетворяемыми имущественными притязаниями. Это объясняет столь малые размеры денежных сумм за моральные страдания.

Логично предположить, что денежная компенсация за страдания должна рассматриваться как такой вид удовлетворения денежной суммой, при взыскании которой «потерпевший за перенесенные им отрицательные эмоции мог бы приобрести некоторые «радости жизни» (например, позволить себе желаемую поездку в отпуск и т.п.)». [1]

При таком подходе размеры взыскиваемых денежных сумм в целях компенсации морального вреда ничтожно малы. По меткому выражению И.А. Покровского в одной из его работ «Основные проблемы гражданского права», правовая защита в таком случае окажется «простой насмешкой».[2]

При определении размера компенсации морального вреда следует учитывать, что доказывая силу и характер своих переживаний в суде, потерпевший часто испытывает вторичный моральный вред как из-за самого воспоминания о переживаниях, так и из-за необходимости посвящать определенный круг лиц в сферу своего личного сознания.

Необходимо также отметить, что в нашей стране существует особая специфика восприятия судебной власти. Исходя из данных, полученных в результате соцопросов, можно утверждать: большинство населения негативно относится к судебной деятельности.

«Характерной чертой современного российского общества является неготовность многих граждан рассматривать судебную систему как действенное средство защиты своих прав. Российские граждане в случае нарушения их прав зачастую избегают обращения в суд».[3]

Практика показывает, что среднестатистический гражданин-потребитель обращается в суд лишь тогда, когда остальные способы защиты оказываются безрезультатными. Обращение в суд понимается как крайний способ урегулирования конфликта, а сам человек обычно очень переживает из-за  необходимости подачи искового заявления и ведения дальнейшей судебной тяжбы, что также должно влиять на определяемый размер компенсации морального вреда.

На данный момент институт компенсации морального вреда находится только на стадии становления и развития. Его дальнейшее формирование требует, в первую очередь, дачи соответствующих разъяснений со стороны судебных органов по вопросам применения законодательства о компенсации морального вреда. Необходимо также выработать единообразный подход к определению размера компенсации и ориентировать суды на ранее вынесенные ими решения по аналогичным делам. Это, безусловно, позволит избежать чрезмерного разброса взыскиваемых сумм компенсации морального вреда.

Литература

  1. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М., 2000. С. 63.
  2. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 143.
  3. Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2004 г. «Что для гражданина право, то для чиновника долг» от 31 января 2005 г. // http://www.consultant.ru/online/ (2013. 14 февраля).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.