Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.49.123

Скачать PDF ( ) Страницы: 73-74 Выпуск: № 7 (49) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Васильев В. С. ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ КАК СТАДИЯ РАЗВИТИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА / В. С. Васильев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 7 (49) Часть 1. — С. 73—74. — URL: https://research-journal.org/law/prinuditelnoe-ispolnenie-kak-stadiya-razvitiya-obyazatelstva/ (дата обращения: 18.04.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.49.123
Васильев В. С. ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ КАК СТАДИЯ РАЗВИТИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА / В. С. Васильев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 7 (49) Часть 1. — С. 73—74. doi: 10.18454/IRJ.2016.49.123

Импортировать


ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ КАК СТАДИЯ РАЗВИТИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Васильев В.С.

Бакалавр юриспруденции СПбГУ, магистр юриспруденции по направлению гражданский процесс, арбитражный процесс СПбГУ.

ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ КАК СТАДИЯ РАЗВИТИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Аннотация

В статье рассмотрен достаточно спорный вопрос о том, меняется ли правовая природа обязательства на стадии исполнительного производство, предметом которого является соответствующее обязательства. Постановка данного вопроса обуславливается тем, что в отличие от обычного развития материального правоотношения, принудительная реализация материального правоотношения лишает должника волевой свободы.

Ключевые слова: исполнительное производство, обязательство, исполнение.

Vasilyev V.S.

Bachelor of Law, Master of law, SPBU

ENFOCEMENT AS A STAGE OF OBLIGATION

Abstract

The article deals with quite a controversial question of whether to change the legal nature of the obligation at the stage of enforcement proceedings, the subject of which is a corresponding obligation. This question is conditioned by the fact that in contrast to the usual development of material legal, enforcement of legal material deprives the debtor’s willful freedom.

Keywords: executory process, obligation, performance of obligation.

Регулирование обязательственных правоотношений предполагает определенное распределение рисков между кредитором и должником. В случае изъятия вещи судебным приставом риски возможного неисполнения обязательства связываются непосредственно с процедурой принудительного исполнения, что означает возможность возложения указанных рисков, как на взыскателя, так и на должника.

Принудительный характер исполнительного производства позволяет кредитору «игнорировать» волю должника, поскольку должник не может воспрепятствовать принудительному изъятию. Соответственно все риски исполнительного производства после изъятия имущества у должника должны лежать на кредиторе. Одновременно исполнительное производство существует в «бесспорной» сфере, поскольку спор о праве уже был разрешен соответствующим судом, следовательно, должник не способен противостоять принудительному характеру исполнительного производства. Должник и не имеет ординарных способов препятствования реализации принудительного характера исполнительного производства. Общее правило в качестве невозможности должника «остановить» передачу имущества и предопределяет тот факт, что в момент изъятия имущества, имущество находится в определенной сфере «контроля» кредитора.

Однако принудительный характер исполнительного производства не носит «спонтанного» и неограниченного характера. Принудительность в исполнительном производстве, есть следствие возможности принудительной реализации права требования в материальном, обязательственном правоотношении. Во-первых, поскольку обязательственное правоотношение есть правоотношение относительное, то единственным субъектом в отношении которого распространяется принудительность исполнительного производства, является должник. Во-вторых, поскольку обязательство предполагает четкие границы права кредитора, следовательно, принудительная власть в исполнительном производстве также ограничена этим самым обязательством.

В связи с тем, что общее правило возложения рисков на взыскателя в ходе принудительного изъятия и передачи имущества взыскателю, основано на принудительном характере соответствующего изъятия и отсутствии ординарных средств влияния на исполнительное производство со стороны должника, то исключение из принудительного характера соответствующего изъятия должны влиять и на перераспределение рисков в исполнительном производстве.

Можно предположить два варианта действий должника, которые принципиально способны соответствовать критериям «исключения из принудительного характера изъятия»: Обеспечение гражданского иска должника в уголовном процессе; иск против исполнения.

Обязательство, представляет собой такое явление, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, либо воздержаться от определенного действия, а кредитор вправе требовать от должника исполнения его обязанности (ст.309 ГК РФ). Исполнение обязательства является ординарным способом прекращения обязательства. Обязательство имеет своей целью прекращение обязательства именно исполнением. Исполнение – это та цель, которую преследуют стороны соответствующего обязательства. С другой стороны, исполнение обязательства есть действие, определенное в этом обязательстве, которое должен совершить должник в силу данного обязательства.

Действие, с точки зрения классификации юридических фактов, является таким обстоятельством, которое происходит по воле человека, совершающего это действие. Обязательство, само по себе, не предполагает его автоматического исполнения. Волевой характер исполнения обязательства подтверждается в том числе и возможностью неисполнения обязательства. Гражданско-правовое регулирование не исключает неисполнение обязательства, таким образом у должника есть возможность выбора: исполнять обязательство или не исполнять и понести соответствующие негативные последствия такого неисполнения. Соответственно исполнение, как волевой акт должника, возможно только при наличии воли должника. Восприятие субъективного гражданского права, как позволяющего требовать принудительного исполнения без соответствующего решения суда, привело бы к тому, что кредитор мог бы без решения суда сразу обращаться к специализированным государственным органам, которые способны преодолевать волю должника или самоуправно принуждать должника к исполнению обязательства, что очевидно недопустимо в цивилизованном и демократическом обществе.

Принудительное осуществление гражданских обязанностей, которое имеет место в исполнительном производстве, нельзя считать исполнением обязательства в смысле ГК РФ, поскольку отсутствует воля должника.

Если воспринимать обязательство как власть кредитора над волей должника, что является следствием наличия у кредитора права требования, обеспеченного возможностью воспользоваться принудительным механизмом, то в исполнительном производстве имеет место выражение воли должника, над которой «господствует» кредитор.

Однако вне и до исполнительного производства соответствующая власть кредитора над волей должника является «потенциальной», поскольку кредитор имеет лишь возможность воспользоваться механизмом господства над волей должника. Господство кредитора над волей должника до и вне исполнительного производства выражается лишь в возможности кредитора при определенных обстоятельствах воспользоваться «управлением» волей должника в соответствующем обязательстве. Вне исполнительного производства кредитор не обладает возможностью «управлять» волей должника, то есть должник исполняет обязательство своими волевыми действиями. Следовательно, «управление» волей должника, с одной стороны, является выводом, основанным на обязательственном правоотношении. С другой стороны, «управление» волей должника предполагают ситуацию отличную от обычного исполнения, поскольку изменяются условия, при которых достигается результат, предусмотренный обязательством.

Право требование включает в себя возможность воспользоваться механизмом принуждения, однако реализация данного механизма принуждения представляет собой иной способ прекращения обязательства, поскольку волевое содержание соответствующих действий является отличным от исполнения в смысле ГК РФ.

Моментом прекращения обязательства на основании принудительного исполнения обязательства является момент передачи имущества кредитору. Если предположить, что обязательство прекращается в момент изъятия имущества у должника, то отсутствуют основания для того, чтобы возлагать на должника имущественные последствия в ситуации его вмешательства в принудительное исполнение; а также распределять возникающие риски.

Несмотря на то, что обязательство прекращается лишь в момент передачи имущества взыскателю, право собственности следует признать перешедшим в момент изъятия имущества судебным приставом-исполнителем. Таким образом, в момент «передачи» вещи судебному приставу-исполнителю, право собственности переходит к взыскателю, что означает и переход рисков. Однако, обязательство не прекращается, а изменяется, предполагая, что риск гибели сохраняется за должником в случаях, когда должник реализуется юридические инструменты для препятствования передаче.

Литература

  1. Володарский Д.Б. К вопросу о воздействии судебного акта на осуществленное через суд материально-правовое притязание [Электронный ресурс] – СПС «Консультант Плюс»
  2. Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. – Ленинград, Издательство Ленинградского университета, 1958. – 495 с.
  3. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. – Москва, Государственное издательство юридической литературы, 1958. – 192 с.

References

  1. Volodarskij D.B. K voprosu o vozdejstvii sudebnogo akta na osushhestvlennoe cherez sud material’no-pravovoe pritjazanie [Jelektronnyj resurs] – SPS «Konsul’tant Pljus»
  2. Ioffe O.S. Sovetskoe grazhdanskoe pravo. Kurs lekcij. – Leningrad, Izdatel’stvo Leningradskogo universiteta, 1958. – 495 s.
  3. Krasavchikov O.A. Juridicheskie fakty v sovetskom grazhdanskom prave. – Moskva, Gosudarstvennoe izdatel’stvo juridicheskoj literatury, 1958. – 192 s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.