Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.65.042

Скачать PDF ( ) Страницы: 132-135 Выпуск: № 11 (65) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Жариков А. А. ПРЕДПОСЫЛКИ И СУЩНОСТЬ ПРАВОПОНИМАНИЯ РОССИЙСКИХ НАРОДНИКОВ / А. А. Жариков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 11 (65) Часть 1. — С. 132—135. — URL: https://research-journal.org/law/predposylki-i-sushhnost-pravoponimaniya-rossijskix-narodnikov/ (дата обращения: 20.11.2018. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.65.042
Жариков А. А. ПРЕДПОСЫЛКИ И СУЩНОСТЬ ПРАВОПОНИМАНИЯ РОССИЙСКИХ НАРОДНИКОВ / А. А. Жариков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 11 (65) Часть 1. — С. 132—135. doi: 10.23670/IRJ.2017.65.042

Импортировать


ПРЕДПОСЫЛКИ И СУЩНОСТЬ ПРАВОПОНИМАНИЯ РОССИЙСКИХ НАРОДНИКОВ

Жариков А. А.

ORCID: 0000-0001-5647-1627, кандидат юридических наук, Северо-Западный институт (филиал) Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

ПРЕДПОСЫЛКИ И СУЩНОСТЬ ПРАВОПОНИМАНИЯ РОССИЙСКИХ НАРОДНИКОВ

Аннотация

Целью данного исследования является изучение предпосылок и сущности естественно-правого подхода к правопониманию народников в дореволюционной России. В связи с этим решаются следующие задачи исследования: анализируются предпосылки понимания права народниками – взгляды на общинный социализм и взгляды на народную правовую культуру (на основе собранных и описанных народниками юридических обычаев), а также сущность правопонимания народников с учетом  критики господствовавшего в России правопонимания с нравственных позиций. Особое внимание уделено взглядам народника П.Л. Лаврова и  критическому анализу с либеральных позиций правопонимания народников авторами сборника «Вехи» в начале ХХ века. Практическое значение результатов исследования состоит в социальном предостережении об опасности для правопорядка сочетания нравственного правопонимания с активными насильственными действиями заговорщиков.

Ключевые слова: дореволюционная Россия, народники, народная правовая культура, правопонимание, правопорядок.

Zharikov A.A.

ORCID: 0000-0001-5647-1627, PhD in Jurisprudence, North-Western Institute (branch) of the Kutafin Moscow State Law University (MSLU)

PREREQUISITES AND ESSENCE OF THE LAW UNDERSTANDING OF RUSSIAN PEOPLE

Abstract

The purpose of this study is to investigate the prerequisites and the essence of the natural-right approach to the low understanding of the populists in pre-revolutionary Russia. In connection with this, the following research tasks are being solved: the prerequisites of the populists understanding of the law are analyzed: views on communal socialism and views on the people’s legal culture (based on the legal customs collected and described by the populists), and the essence of the populists low understanding, taking into account the criticism of the rule of law prevailing in Russia from the moral positions. Particular attention is paid to the views of the populist P.L. Lavrov and critical analysis from the liberal positions of the populists’ low understanding by the authors of the “Milestones” collection in the early twentieth century. The practical significance of the results of the research is the social caution about the danger to the rule of law of the combination of moral low understanding with the active violent actions of conspirators.

Keywords: pre-revolutionary Russia, populists, people’s legal culture, low understanding, law and order.

Предлагаемое исследование общих предпосылок и сущности понимания права народниками характеризуется системным подходом, в основе которого методы исторического и сравнительного правоведения. Правопонимание народников достойно внимания в связи с  возрождением философско-правовых исследований в современной России. Ранее в юриспруденции главное внимание уделялось изучению идейных истоков правовых взглядов представителей российского народничества. До настоящего времени в правовой литературе практически не отражено понимание права народниками. В данном исследовании впервые анализируется  подход к правопониманию российских народников. Статья посвящена ответам на вопросы: каковы предпосылки правопонимания народников – их взгляды на идеальное общество и на народную правовую культуру, и в чем сущность подхода народников к правопониманию.

Движение российских народников ХIX века является сложным и многогранным явлением, менявшимся по мере изменения общественно-экономических условий. Его ключевая идея состояла в обязанности интеллигенции идти в народную массу, в первую очередь крестьянства,  стараясь выразить и защитить его сокровенные представления. В условиях недовольства итогами крестьянской реформы 1 ноября 1861 г. в «Колоколе» А.И. Герцен выдвинул лозунг «В народ!», ставший на десятилетия призывом для прогрессивной молодежи [1, С. 170].

Представителям всех направлений народничества  присущи некоторые общие свойства. Это признание особенности, «самобытности» российского экономического строя и крестьянской общины и артели. Все будущее России, ее внутренний порядок, свобода и прогресс виделись народникам в правильном и справедливом решении аграрного вопроса [2, С. 273]. Общинный уклад жизни русского крестьянства характеризовался уравнительным землепользованием, систематическими  переделами земли под контролем общины, общими работами и традицией взаимной помощи.

Русский народ жил только общинной жизнью, свои права и обязанности он понимал лишь по отношению к общине. Вне ее он не признавал обязанностей и видел только насилие,  подчинение которому подрывало в народе уважение к закону [1, С. 118]. Народники считали, что право культурного и личностного развития следует распространить на самые широкие народные массы.

Правовые представления народников имели несколько истоков – собственно народные представления, распространенные в крестьянской массе, а также и привносимые извне образованными представителями общества. Эти представления включали в себя устойчивую совокупность обычно-правовых и религиозно-доктринальных суждений о добром и справедливом, что совпадало с представлениями о неком идеальном строе будущего у отечественных социалистов. С учетом того, что основной формой относительно равноправных социальных связей и взаимной помощи являлась крестьянская община, российские проекты идеального справедливого устройства  с ориентацией на социализм  совершенно естественно воплотились в виде крестьянского общинного социализма, открытого опыту более развитой Европы, но с явным отвержением капиталистических отношений.

Вплоть до распространения взглядов Маркса на социализм доминирующей версией народнических представления оставался русский общинный социализм. Противоположными ему социальными направлениями оставались правительственный самодержавный и сословно-бюрократический  консерватизм с деспотической или сословно-либеральной окраской.

Организация «Земля и Воля» в программе 1876 г. провозглашала девиз «земля и воля»  наилучшим отражением народных взглядов на владение землей и устройство общественной жизни,  а развитие капитализма угрозой разрушения общины и искажения крестьянского миросозерцания [3, С. 264]. В программе акцент делался на правовые народные воззрения, вступившие в трудноразрешимое противоречие с государственными требованиями. Так как правовые народные воззрения признавали несправедливым тот порядок, при котором земля отчуждается в частную собственность (по народному понятию «земля Божья»), то внушалась мысль о необходимости перехода всей земли в руки «сельского рабочего сословия» и равномерного ее распределения [1, С. 24].

Подобные воззрения соответствуют естественно-правовому пониманию права. Право в данном случае коренится в природе внутри общинных и межобщинных отношений.  Различные элементы правовых народных воззрений (например, мысли о воле, о справедливом землепользовании, справедливом разрешении споров и конфликтов в суде и т.д.) приобретали книжную и устную форму выражения и распространения. При устной форме представления о праве и справедливости закреплялись обычаем, обычным правом, точнее, речь идет о народных юридических обыкновениях. Эти обыкновения правового значения дольше всего удерживались на селе вследствие устойчивой неизменности господствующих здесь общественных связей. Крестьянин в массе его семейных и общественных отношений не знал постановлений законодательства, а определял свои отношения к семье и общине представлениями о праве, регулировавшими семейные и общественные отношения народа возможно сотни лет.

Собирание и описание народных юридических обычаев началось с 1847 г. благодаря усилиям Русского географического общества, в деятельности которого активно участвовали К.Д. Кавелин, К.М. Бэр, Н.И. Надеждин, Н.В. Калачев. Кавелин указывал на необходимость изучать народные обычаи в их тесной взаимосвязи со всей историей народа. При собирании народных юридических обычаев учитывались запросы государственной судебной и правотворческой практики по отношению к обычному праву. Даже после крестьянской реформы регулирование в области общинного устройства и суда для крестьян все еще находилось под воздействием местных правовых обычаев. Ряд статей Положения 19 февраля 1861 г. (статьи 21, 38, 107) позволяли крестьянам руководствоваться своими обычаями при разрешении наследственных имущественных споров и дел, связанных с опекунством и попечительством.

Большой интерес проявили народники к изучению обычного права в отдельных местностях России. В «Программе для изучения народа» (1878 г.), включавшей в себя 16 разделов, раздел «Обычное право» самый обширный и детализированный.

Представление о народных юридических обычаях изменило понятие о самом народе. Народом – носителем своеобразных юридических воззрений – считали  не одних крестьян, но также и другие слои населения. Они отличались от дворян и других господствующих слоев общества особым содержанием и степенью развитости правовой культуры (по сути все тех же правовых воззрений). Мещане и лица, занимавшиеся торговлей, нередко обладали теми же взглядами и обыкновениями, что и сельское население. Да и собственно сельское население не было однородным – здесь имелось разнообразие среди категорий крестьянства, составляющего преобладающую группу населения Российской империи.

Правовая культура простого населения России второй половины ХIX века  представляла собой обширный и разнородный набор воззрений, в котором народные юридические обычаи играли на первый взгляд малозаметную, но в то же время весьма прочную и практически значимую роль в системе социального регулирования и саморегулирования, распространяясь преимущественно среди сельского населения в местностях, где общегосударственные правовые установления имели слабую гарантированность.  Правовая культура помещиков все еще испытывала влияние крепостничества как особого способа подчинения крестьянского сословия при весьма условной ответственности господствующих за произвол по отношению к зависимому сельскому населению [4, С. 257].

Взгляды народников на общинный социализм и взгляды на народную правовую культуру (на основе собранных и описанных народных юридических обычаев) представляют собой предпосылки понимания права российскими народниками.

Сущность правопонимания народников проявляется в нравственной идее права.   Важной разновидностью социальной критики господствующего правопонимания стала критика его народниками с нравственных позиций. Необходимо отметить, что для народников было характерно противопоставление традиционного представления о праве и возможности нравственного развития, поиска истинной справедливости и свободы морального выбора личности. Причём критически мыслящая личность сама выбирает путь морального творчества, поэтому мораль – это главный социальный регулятор, критически осмысленный и точный. Однако из вышеизложенного также следует, такая недооценка права, в императивном смысле более значимого для жизни общества, приводит отнюдь не к моральному прогрессу, а к постепенной трансформации самого понятия о нравственности, а в дальнейшем к правовому нигилизму и имморализму [5, С. 9].

Возникшая в августе 1879 г. организация «Народная воля» перешла к насильственным действиям по захвату власти, опираясь на революционное меньшинство. Постепенно из-за отсутствия реальных сил террор  становится ее главным методом борьбы. Несколько покушений на Александра II завершились убийством царя 1 марта 1881 г., что не привело к крушению самодержавия и не дало необходимой поддержки российского общества

Среди народников 70 – 80-х годов XIX века вопросам природы права много внимания уделял П. Лавров – большой знаток практической философии права Гегеля. Он одобрительно относился к признаваемому Гегелем естественному праву граждан и сословий принимать участие в обсуждении общественных дел. В результате выявления вопросов природы прав и свобод человека Лаврова делает довольно парадоксальные определения [6, С.45]. Так, например, собственность трактуется им как «продолжающаяся свобода», как «расширение личности на вещь».

П.Л. Лавров утверждает, что каждый не знающий о справедливости, о праве, о юридическом начале, стремится получить наслаждение за счет всего окружающего. Следствием этого является присвоение всего, что доступно личности, причем не только того, что служит или может служить к наслаждению, но даже стремление удержать в своем владении подобные предметы [7, С.299]. Это стремление присвоить и удержать есть источник собственности, которая, следовательно, не заключает в себе ничего относящегося к юридическому началу, к вопросу о справедливости. Но из этого же источника в личности, не признающей чужого исключительного права собственности, следует кража [8, С. 37].

Лучшим он считал общество, где закон воспринимается как результат взаимного договора сознательно принятого всеми, допускающего изменения по взаимному согласию сторон и обязательный для тех, кто его принял. Лавров считал, что общественная жизнь в своем непрерывном естественном развитии неизбежно перерастает условия, при которых закон написан, а значит и букву закона.

Право для П.Л. Лаврова не норма и не возможность определённого социального действия, это в первую очередь возможность критики, поиска истины и справедливости. Лавров считал, что существование права, возможно, как результат личной борьбы за справедливость, но не как само воплощение справедливости.

Следует отметить, что народническое правопонимание всегда пребывало в мало систематизированном виде [9, с. 77]. В 1909 г. в сборнике работ «Вехи» религиозные и либеральные мыслители подвергли критическому анализу правопонимание российской интеллигенции, в том числе народников. Народнической интеллигенции было предъявлено два серьезных упрека – низкий уровень философской культуры и низкий уровень правосознания [10, С. 112]. Б.А. Кистяковский в статье «В защиту права» зафиксировал отсутствие интереса к правовым идеям, сформировавшимся в правовой жизни других народов, указывая, что повинны в этом не только сами интеллигенты, но и отсутствие всякого правового порядка в повседневной жизни русского народа. По мнению Кистяковского основу прочного правопорядка должна составлять свобода личности и ее полная неприкосновенность.

Таким образом, выступая в качестве предпосылки правопонимания, идеальное общество воплотилось для народников в виде крестьянского общинного социализма, основанного на равноправных социальных связях крестьянской общины. Крестьянский социализм был открыт опыту более развитой Европы, но с явным отвержением капиталистических отношений. Правовая народная культура как другая предпосылка правопонимания народников основывалась на обычно-правовых и религиозно-доктринальных представлениях о добре и справедливости (мысли о воле, о справедливом землепользовании, справедливом разрешении споров и конфликтов в суде и т.д.). Несправедливым признавался тот порядок, при котором земля отчуждается в частную собственность, и предполагался переход всей земли в руки «сельского рабочего сословия» и равномерного ее распределения.

Подходы к праву народников основывались на устойчивой совокупности, как народных правовых обычаев, так и привносимых образованными представителями общества суждений о добром и справедливом, соответствовавших представлениям об идеальном строе будущего. Сущность правопонимания народников проявляется в первичности нравственной идеи права.   Подобные воззрения соответствуют естественно-правовому  пониманию права.

Народники видели особый путь России, которая  должна была на их взгляд стать основой для преобразования всего человечества и построения совершенного общества по законам справедливости, братства, гуманизма.

Народники пытались, но без успеха, сочетать нравственное правопонимание с привычным поведением заговорщиков. Положения высказанные ими в ходе теоретических дискуссий по вопросам  правопонимания выполняют функцию своего рода социального предостережения, демонстрируя опасность для правопорядка сочетания нравственного правопонимания с активными  насильственными действиями.

Список литературы / References

  1. Графский В.Г. Политические и правовые взгляды русских народников (истоки и эволюция). – М.: Наука, 1993. – 319 с.
  2. Малахов В.П. История политических и правовых учений. Хрестоматия / В.П. Малахов – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2008. – 479 с.
  3. Астырев Н.М. В волостных писарях. Очерки крестьянского самоуправления / Н.М.Астырев. – Воронеж.: Центр духовного возрождения Черноземного края, 2016. – 272 с.
  4. Коцонис Я. Как крестьян делали отсталыми: Сельскохозяйственные кооперативы и аграрный вопрос в России 1861 – 1914 /Автор. пер. с англ. В. Макарова. – М.: Новое литературное обозрение, 2006. – 320 с.
  5. Чаянов А.В. Организация крестьянского хозяйства. – М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2015. – 363 с.
  6. Сабурова Т., Эклоф Б. Дружба, семья, революция: Николай Чарушин и поколение народников 1870-х годов / Татьяна Сабурова, Бен Эклоф. – М.: Новое литературное обозрение, 2016. – 448 с.
  7. Ляшенко Л.М. Декабристы и народники. Судьбы и драмы русских революционеров / Леонид Ляшенко. – М.: Вече, 2016.– 464 с.
  8. Медушевский А.Н. Российская правовая традиция – опора или преграда? : Доклад и обсуждение / Андрей Медушевский. – М.: Фонд «Либеральная миссия», 2014.– 136 с.
  9. Фролова Е.А. Методология и философия права: от Декарта до русских неокантианцев : монография. – М.: Проспект, 2017.– 304 с.
  10. Вехи. Сборник статей о русской революции. Репринтное издание. – М.: Новости, 1990.– 216 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Grafskiy V.G. Politicheskiye i pravovyye vzglyady russkikh narodnikov (istoki i evolyutsiya). [Political and legal views of the Russian narodniks (origins and evolution]. – М.: Nauka, 1993. – 319 p. [in Russian]
  2. Маlаhоv V.P. Istoriya politicheskikh i pravovykh ucheniy. Khrestomatiya [History of political and legal doctrines. Reader] / V.P. Маlаhоv– М.: UNITI – DANA, 2008. – 479 p. [in Russian]
  3. Аstyrev N.M. V volostnykh pisaryakh. Ocherki krest’yanskogo samoupravleniya [In volost clerks. Essays of peasant self-government] / N.M.Аstyrev. – Voronezh.: Tsentr dukhovnogo vozrozhdeniya Chernozemnogo kraya, 2016. – 272 p. [in Russian]
  4. Коtsonis Y. Kak krest’yan delali otstalymi: Sel’skokhozyaystvennyye kooperativy i agrarnyy vopros v Rossii 1861 – 1914 [Making peasants backward: Agricultural cooperatives and agrarian question in Russia, 1861 – 1914] / Avtor. per. s angl. V. Маkаrova. – М.: Novoye literaturnoye obozreniye, 2006. – 320 p. [in Russian]
  5. Chayanov A.V. Organizatsiya krest’yanskogo khozyaystva [Organization of peasant farming]. – М.: Akademicheskiy proyekt; Yekaterinburg: Delovaya kniga, 2015. – 363 p. [in Russian]
  6. Saburova T., Eklof B. Druzhba, sem’ya, revolyutsiya: Nikolay Charushin i pokoleniye narodnikov 1870-kh godov [Friendship, family, revolution: Nikolai Charushin and the generation of narodniks of the 1870s] / Tat’yana Saburova, Ben Eklof. – M.: Novoye literaturnoye obozreniye, 2016. – 320 p. [in Russian]
  7. Lyashenko L.M. Dekabristy i narodniki. Sud’by i dramy russkikh revolyutsionerov [Decembrists and narodniks. Fates and dramas of Russian revolutionaries] / Leonid Lyashenko. – M.: Veche, 2016. – 464 p. [in Russian]
  8. Medushevskiy A.N. Rossiyskaya pravovaya traditsiya – opora ili pregrada? : Doklad i obsuzhdeniye [Is the Russian legal tradition a pillar or a barrier? : Report and discussion] / Andrey Medushevskiy. – M.: Fond «Liberal’naya missiya», 2014. – 136 p. [in Russian]
  9. Frolova Ye.A. Metodologiya i filosofiya prava: ot Dekarta do russkikh neokantiantsev : monografiya [Methodology and philosophy of law: from Descartes to Russian neokantians: monograph]. – M.: Prospekt, 2017. – 304 p. [in Russian]
  10. Sbornik statey o russkoy revolyutsii. Reprintnoye izdaniye [Milestones. Collection of articles on the Russian revolution. Reprint edition]. – M.: Novosti, 1990. – 216 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.