Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.098

Скачать PDF ( ) Страницы: 63-68 Выпуск: № 1 (103) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бидова Б. Б. КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА / Б. Б. Бидова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 4. — С. 63—68. — URL: https://research-journal.org/law/koncepciya-nacionalnyx-interesov-v-sovremennoj-teorii-gosudarstva-i-prava/ (дата обращения: 07.03.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.098
Бидова Б. Б. КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА / Б. Б. Бидова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 4. — С. 63—68. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.098

Импортировать


КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Научная статья

Бидова Б.Б.*

ORCID 0000-0003-0702-9183,

Чеченский государственный университет, Грозный, Россия

* Корреспондирующий автор (bela_007[at]bk.ru)

Аннотация

На современном этапе развития правовой науки отмечается отсутствие системного и комплексного общетеоретического исследования природы, сущности и содержания национальных интересов, а также механизма обеспечения их реализации, что не может не сказаться отрицательно на позитивном развитии нашего общества и государства, в том числе и на обеспечении реализации национальных интересов. Теория национальных интересов пока не создана, несмотря на потребность в ней науки и практики. Объектом исследования является комплекс общественных отношений, возникающих в сфере формирования и обеспечения реализации национальных интересов посредством соответствующего правового механизма. Предметом исследования выступают: правовые нормы, правовые закономерности и т.д. – правовая основа формирования и реализации национальных интересов, а также научные подходы, правовые категории и понятия теории национальных интересов, официальные документы (стратегии, концепции, договоры, программы, проекты и т.д.) и правоприменительная, включая судебную, практика. Цель исследования заключается в системном и комплексном научном освоении теории национальных интересов, включающей в себя вопросы природы, сущности и содержания национальных интересов, правового механизма обеспечения их реализации, а также выявление проблем и направлений совершенствования и повышения эффективности названного механизма; внесение предложений и рекомендаций по повышению эффективности данного механизма. Для достижения поставленной цели был решен комплекс задач: изучены природа и генезис понятия “национальные интересы”; рассмотрено современное состояние и особенности организационно-правового обеспечения национальных интересов в России; проанализированы научные подходы к понятию национальных интересов; раскрыты сущность и содержание национальных интересов и представлена их классификация.

Ключевые слова: концепция, теории государства и права, интересы, потребности, национальные интересы, теоретико-методологический подход, механизм реализации, защита национальных интересов.

THE CONCEPT OF NATIONAL INTERESTS IN THE CONTEMPORARY THEORY OF STATE AND LAW

Research article

Bidova B.B.*

ORCID: 0000-0003-0702-9183,

Chechen State University, Grozny, Russia

* Корреспондирующий автор (bela_007[at]bk.ru)

Abstract

At the present stage of development of legal science, there is a lack of a systematic and comprehensive general theoretical study of the nature, essence and content of national and a mechanism for ensuring their implementation, which will negatively affect the positive development of society and state, including ensuring the actualization of national interests. The theory of national interests has not yet been created despite the scientific and practical need in this subject. The object of the research is a complex of public relations that arise in the sphere of forming and ensuring the actualization of national interests through the appropriate legal mechanisms. The subject of the research is legal norms, legal regularities, etc., which comprise the legal basis for the formation and actualization of national interests. The study also includes scientific approaches, legal categories and concepts of the theory of national interests, official documents (strategies, concepts, agreements, programs, projects, etc.) as well as the law enforcement and judicial practice. The purpose of the research is to develop the theory of national interests in a systematic, comprehensive and scientific way, including the nature, essence and content of national interests as well as the legal mechanism for ensuring their actualization; to identify problems and directions for improving the effectiveness of this mechanism; to make suggestions and recommendations for improving the effectiveness of this mechanism. To achieve these results, the study completed the following objectives:  to examine the nature and genesis of the concept of a “national interest”; to consider the current state and aspects of the organizational and legal support of national interests in Russia; to conduct an analysis of scientific approaches to the concept of national interests; to explore the essence and content of national interests and to present their classification.

Keywords: concept, theories of state and law, interests, needs, national interests, theoretical and methodological approach, actualization mechanism, protection of national interests.

Введение

Россия является одним из крупнейших государств в мире с развитой экономикой и многонациональным составом населения, что, безусловно, накладывает свой отпечаток на сущность, содержание и необходимость защиты и охраны национальных интересов. Одновременно на процесс успешной реализации национальных интересов серьезное влияние оказывает проблема их правового обеспечения; национальные интересы становятся важными направлениями правовой политики государства. Эти обстоятельства, наряду с другими, составляют основу формирования, определения перспективных направлений реализации национальных интересов, в том числе и путем осуществления приоритетных национальных проектов.

Безусловно, национальные интересы оказывают непосредственное влияние на постановку задач обеспечения национальной безопасности; они взаимосвязаны и взаимообусловлены; национальные интересы входят в содержание национальной безопасности.

Методы и принципы исследования

Теория национальных интересов, включая и механизм обеспечения их реализации, основывается на многочисленных философско-правовых, общетеоретических и отраслевых исследованиях.

Следует также отметить, что отдельные аспекты относительно национальных интересов в последнее время становились объектом рассмотрения на уровне диссертационных исследований. В их числе: Т.А. Ашурбеков – “Правовые и организационные основы деятельности органов прокуратуры по обеспечению национальных государственных интересов Российской Федерации” (Москва, 2003); В.А. Колокольцев – “Обеспечение государственных интересов России в контексте концепции национальной безопасности” (Санкт-Петербург, 2005); И.Д. Борисова – “Правовое обеспечение национальных государственных интересов Советской России и СССР в Центрально-Азиатском и Кавказском регионах в 1917–1929 гг.” (Владимир, 2006); С.В. Студеникина – “Национальные интересы в правовой политике России” (Ростов-на-Дону, 2009); Н.Н. Куняев – “Правовое обеспечение национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере” (Москва, 2010); Д.В. Шепелев – “Проблемы реализации и защиты интересов в праве” (Москва, 2011) и некоторые другие.

Вместе с тем, несмотря на разработанность отдельных аспектов обеспечения национальных, преимущественно государственных, интересов, многообразие научных исследований, посвященных национальной безопасности, проблема понимания природы, сущности и содержания, роли и значения, а также механизма обеспечения реализации национальных интересов современной России в ее именно общеправовом ракурсе по-прежнему остается практически неизученной, что и предопределило цели, задачи и методологию настоящего диссертационного исследования.

Методологическую основу исследования, в первую очередь, составил диалектический метод познания как всеобщий и универсальный базис для формирования наиболее абстрактных выводов при исследовании концепций и тенденций преобразований в той или иной сфере. Весомое значение при проведении исследования занимали и общенаучные методы: метод логического анализа и синтеза, индукции и дедукции, метод абстрагирования и восхождения от абстрактного к конкретному.

В работе использованы и традиционные для юридической науки методы: формально-логический, системно-структурный, моделирования, конкретных социологических исследований, формально-юридический, текстологический, статистический, аналитический. Основу настоящего исследования составили как классические разработки, так и имеющиеся современные исследования в таких научных областях, как философия, социология, политология, общая теория государства и права.

Основные результаты

Область национальных интересов и механизмов их правового осуществления относится, и всегда будет относиться к категории наиболее важных сфер, как научной мысли, так и судебной практики, и правотворчества, безотносительно к существующему государственному строю, политическому устройству и идеологии. Однако понимание сущности, целей и представлений о создании системы интересов, а также методологических основ их определения может отличаться, что особенно явно проявляется в ходе организации теоретического материала данной предметной области, включающей в себя два ключевых уровня. Речь идет об умозрительном (научном) и политико-правовом (практическом) уровнях. Эти два уровня имеют тесную связь между собой и предопределяют друг друга, несмотря на то, что пребывают в состоянии некоей автономности. Для систематизации основных положений на данный момент существующей российской юриспруденции, детерминирующих общенациональные интересы, необходимо прибегнуть к доктринам научного уровня.

Самой априористической доктриной является теория национального интереса, преломляемая в концепции структурного функционализма. В контексте такого соединения имеется в виду, что функционалистское объяснение системы национальных интересов диктует постоянную точку корреляции, иначе говоря, того неизменного, от чего проистекает функционирование права, ориентированного на координацию процесса осуществления, активно формирующихся законных интересов. Имеют значение размышления А. А. Малиновского [1, C.25] по этому вопросу, находящего эту автономную точку корреляции в основных естественных потребностях любого индивидуума. По мнению исследователя, ставший традицией функциональный анализ необходимо дополнить официально утвержденным (институциональным) анализом, предназначенным для вычленения единиц человеческой организации, которые удовлетворяют потребности и обеспечивают осуществление интересов. Наиважнейшим является общественный интерес, а предназначение каких-либо явлений в его поддерживании – это функция. Из этого вытекает структурно-функциональная теория, являющаяся в данном случае отдельной исходной концептуальной схемой. Если следовать этой теории, то выполняемые институтами функции служат объединяющим фактором для культуры и формируют общее пространство свершения интересов, в котором любой может определить и найти для себя персональный интерес. Известно, что интересы бывают контрастными или конкурирующими между собой. Ввиду этого Д.А. Афиногенов подал идею обогатить юриспруденцию новым положением, «социальное равновесие», подразумевающим равновесие интересов групп в социуме и вызванных ими социальных противоречий. Правовое решение такого рода конфликтных ситуаций гарантирует устойчивость, функциональность и постоянное развитие общественного устройства, что в итоге станет фундаментом порядка в обычной жизни социума [2, C.18]. С точки зрения структурного функционализма общественная жизнь – это безграничное обилие ризоморфных связей между людьми, обусловленных общностью взглядов на осуществление интересов или попытки такого осуществления. Имеется мнение, что парадигмальный анализ не может ограничиться выявлением внешней структуры системы и особенностей функционирования субъекта осуществления допустимых законом интересов, в ней совершаемом. Он нуждается в поиске постоянных составляющих в самой системе, которые обозначат главные контуры структуры меняющихся совокупных интересов в обстановке множественных социальных отношений, касающихся их осуществления и защиты.

Следовательно, система национальных интересов является тем же самым, что и социальная система в движении. Структуры интересов, их фиксирование и сохранность не сопряжены с конкретными людьми, но представляют собой позиции участия людей в структуре. Человек в некотором роде вовлекается в уже существующую систему, в которой у него есть возможность выбора маневра исходя из функции структурной составляющей. Функция представляет собой те действия, которые выполняются структурными составляющими. Таким образом, деление системы на структуры и функции имеет несколько условный характер, поскольку то, что из одних соображений исполняет роль структуры, из других – является функцией, и наоборот. Вся комплексная система, состоящая из множественных структур и функций, в пределах государства — это система общенациональных интересов.

Согласно следующей доктрине, источник общенациональных интересов является определителем их разновидностей. Исходя из этого, интересы делятся на материальные и нематериальные (духовно-нравственные). В ходе исследования того, как развивалась система интересов определенного социума в исторической ретроспективе, В.А. Бушуев сделал следующий вывод: «Обнаруживается активность людей, воля индивидуумов и социальных групп, механизмы превращения их истинных интересов в побуждающие к действию аргументы, какими они сами их видят. Однако эти аргументы не всегда есть выразителями их классовых и прочих материальных интересов. Они, в сущности, выступают в роли производных от тех идеальных парадигм, которые уже осознаются человеком как собственные, в результате воздействия культуры, религии, тех или иных традиций». [3, C.180] Следовательно, если государство оставляет без внимания сферу духовно-нравственного воспитания населения, поступается своей ролью в обеспечении осуществления ключевых нравственных интересов и потребностей человека, общественных и национальных сообществ, всего социума вообще, то оно оставляет не заполненным поле влияния, которое занимают теневые структуры, коррупция, преступность и пр. [4, C.133] Таким образом, наряду с защитой экономических, финансовых и прочих материальных интересов, так же важной является защита нематериальных общенациональных интересов.

Следующей к рассмотрению мы представим совокупность концепций, которая включает в себя две контрастные доктрины. Исследуемые модели национальных интересов сопряжены с корреляцией особенностей деятельности высшей власти и правовых инструментов фиксирования, осуществления интересов. Придерживаясь политико-юридического не писаного закона, истоки которого восходят еще к периоду существования Древнего мира и Античности, большое количество ученых расценивают систему интересов социума как итог отображения воли высшей власти, при помощи законодательства – властного для всех обязательного установления. Связано это с тем, что высшее управление является прямым определителем политики, сообразно которой видоизменяется система правосудия. Обретая легитимность, потребности общества оказываются в правовой среде и становятся привязанными к функционирующему правовому механизму совершения и оберегания потребностей при помощи института индивидуальных прав и обязанностей. Корреляция власти и общенациональных интересов подтверждает наличие двух ключевых парадигм взаимодействия института высшего управления и системы общенациональных интересов.

Одна из них сопряжена с интегрированием властей при согласующем слиянии интересов в форму общих, коллективных, социальных. Верховная власть объединяет деятельность трех ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной) и сосредотачивает их работу на обеспечении общенациональных интересов и целей. В этой концепции преимущественными считаются права коллектива и социума. Несмотря на то, что желание объединить власти высказывали многие западноевропейские исследователи (Платон, К. Маркс, Т. Кампанелла и пр.), в своем традиционном исполнении оно смогло воплотиться только в русской самодержавной форме правления, однако подверглось трансформации во времена царствования Петра, тяготевшего к западному образу жизни. Российский специалист в области государствоведения, Н.А. Захаров, имел свою точку зрения по этому поводу. Он считал, что институт верховной власти служит высшим объединителем, гарантом обеспечения согласованности деятельности официальной власти с интересами социума, а также выполняет функцию «прямого проявления собственной воли, зафиксированную, в общем и целом, в фундаментальных законах и не стесненную ограничениями в этой области применения» [5, C.200], в процессе обеспечения человеком собственных обоснованных потребностей. В преувеличенном виде эта система реализовалась в политике Советского Союза, основывающейся на коммунистической идеологии и концепции марксизма. В той системе интерес отдельного гражданина, якобы обладающего правосубъектностью, не учитывался, а осуществить собственные интересы можно было лишь в том случае, если они совпадали с коллективными интересами.

Далее мы рассмотрим концепцию, являющуюся противоположной предыдущей доктрине. Она базируется на принципе дифференциации власти. Первым о необходимости разделения власти заговорил Аристотель [6, C.109]. Эту идею поддержали и развили многие западноевропейские исследователи и ученые. Среди наиболее заметных версий идеи оказалось объяснение концепции, сделанное Ш.Л. Монтескье [7, C.273], нашедшее свое воплощение в ряде конституций современного мира. Например, эта версия была зафиксирована в ныне функционирующем Основном законе России и представляет собой одну из ключевых основ конституционного строя. Согласно этой концепции, система интересов – это общее число индивидуальных, цельных, самоценных и оберегаемых со стороны права интересов. Однако ныне действующая российская научная мысль склоняется к мысли об объединении в единое целое, интересов государства, социума и индивидуальных интересов. Отправной точкой такого объединения можно назвать национальную безопасность страны, заключающуюся в «состоянии защищенности ее полинационального народа, являющегося носителем суверенитета и единственным источником власти в государстве, относительно угроз исходящих извне и имеющихся внутри государства, нанесения ущерба в физиологическом, материальном, нравственном, экологическом, информационном или политическом аспекте, достигающуюся политическими, юридическими, социальными, экономическими и прочими силами и средствами, нацеленными на оберегание и улучшение материальных и моральных ценностей социума, целостности территорий и независимости, жизнедеятельности и улучшение конституционного строя правовой страны, а также сведение опасности подобного ущерба до минимума» [8, C.120].

В свете освещенного выше материала можно привести мнение некоторых мыслителей (А. Фурсова, Х. Дэвида и пр.) о происходящем сейчас «размывании» национального государства и национального права, что, в свою очередь, приводит к «размыванию» структуры общенациональных интересов. Такая тенденция вызвана стремлением перейти к принципиально иному состоянию структуры интересов в странах, отстаивающих либерализм. Для европейских государств она является вполне органичной, поскольку они, по существу, находятся на пути к переходу в состояние однородности, являющегося одним из замыслов образования Евросоюза. Такие же процессы, осуществляющиеся на территории нашей страны, относительно национальных интересов приобрели иную форму. Они заключаются, в частности, в том, что функционеры российского государства, касаясь общенациональных интересов, обращают внимание на интересы транснациональных корпораций с превалированием последних во всех областях жизни страны, в том числе при формировании правовой политики и пересмотре законов. Этот процесс очень опасен тем, что интересы нации замещаются интересами транснациональных корпораций, мало того, последние трактуются как «общенациональные». При этом их направленность – это получение сверхприбыли, а значит, удовлетворение материальных потребностей узких групп лиц, так называемых, кланов олигархов. Так, показательной является точка зрения C.Д. Шаховского, считающего, что «Россия может стать олигархическим государством, так как она уже является инкубаторием, в котором выращиваются олигархи, приступившие к интенсивному осваиванию внутреннего устройства власти» [9, C.45]. Сейчас этот процесс сдерживает только воля высшего руководства государства, которое, в общем, должно посредством политико-правовых инструментов и механизмов привести интересы олигархов в соответствие с потребностями нации. Видимо, мы нуждаемся в бизнес-элите, сумевшей сопоставить собственные интересы, интересы своего бизнеса с интересами государства и поставить перед руководством страны свои задачи, наподобие того, как это происходит в западном мире.

Мы считаем, что в скором времени станет возможным помимо умозрительного, еще и практическое осмысленное соединение интересов государства, коллективов и каждого из граждан, представляющее собой оптимальную схему создания системы интересов нации в современных условиях развития российской государственности. Однако нужно помнить, что «утверждение о приоритетности прав личности над всеми иными конституционными ценностями не нужно воспринимать абсолютно, делая этот тезис нелепым», говорит в свою очередь О.В. Мартышин. [10, C.34], по-видимому, «к решению вопроса комбинирования ценностей следует подходить предметно, стараясь достичь согласованности интересов общества, государства и корпораций», дополняет мысль О.Н. Петюков [11, C.26].

Однако следует особо подчеркнуть важность достижения приоритетного положения интересов семьи в формирующейся системе общенациональных интересов, которого можно добиться за счет приложенных усилий всех институтов: государственных, муниципальных и общественных. Именно в семье закладывается фундамент первоначального воспитания россиян. Поэтому именно на этом этапе человек вдохновляется самым благородным чувством – любовью к Родине, а также приучается к труду, порядку, уважению достоинства и интересов других людей и пр. Сейчас в российском и иностранном правоведении обозначилась направленность поэтапной «социализации» политики либерализма в праве, как в России, так и во многих других странах, что действительно своевременно в существующей обстановке существенных и структурных противоречий, возникших в результате обозначившегося кризисного состояния мировой экономики. Обращение к опыту развития нашей страны и даже тех государств, которые настроены либерально, в последние десять лет становится свидетельством необходимости упрочения социального значения государства и ошибочности концепции его уменьшения в управлении социальными и экономическими отношениями.

Следующим на повестке дня стоит концептуальный комплекс, заключающийся в изучении интересов, относящихся к внутренней жизни государства и геополитике. Внутринациональные и геополитические интересы, подобно интересам в других комплексах, имеют тесную связь между собой. Чтобы система развития социума и государства была устойчивой, требуется реализовать свой потенциал в экономике, культуре, социальной политике, стратегии и геополитике. Однако сделать это можно только при условии упрочения своих позиций во взаимосвязанной системе государств в мире и паритетном сообщничестве в мировых процессах. Наша страна нуждается в поддержке остальных участников международных отношений, которая должна формироваться на дипломатичной, договорной, многосторонней и обоюдной дружеской и партнерской основе. И, в первую очередь, России нужна поддержка пограничных стран. Руководствуясь геополитическими и военно-стратегическими общенациональными интересами, нужно постсоветское пространство считать сферой собственных особо важных национальных интересов, занимающих основное место в области достижения национальной безопасности, культурно-этнической идентичности и геополитической устойчивости.

Интенсивные глобализационные процессы ориентированы на ликвидацию самоопределения структуры национальных интересов. Возобновление державного умонастроения, тотального радения о целостности и процветании национального государства немыслимо без сосредоточенности на воспитании патриотического сознания и у всего народа России, и у общественного и политического истэблишмента. В настоящий момент из-за сложившегося в мире кризисного состояния экономики происходит снижение натиска процессов глобализации. Сейчас нужно усиливать позиции государства и создавать соответствующую реалиям систему национальных интересов. По этой причине правительственная структура, местные органы самоуправления, научные и образовательные институты обязаны сформировать целостное пространство стратегических задач по осуществлению национальных интересов посредством достижения состояния устойчивого социального развития страны с одновременным становлением патриотического сознания народа России, формированием базы морально-нравственного единодушия социума как значимого аспекта осуществления внутринациональных интересов. Эти процессы необходимо официально закрепить в совокупности правовых, организационных и этических директив, сохраняющих общенациональные интересы страны. [12, C.173]

Следствием концепции внутриполитических интересов является доктрина, которая трактует национальные интересы через призму отраслевых характеристик – как составляющих правовой системы. Разумеется, основной отраслью можно назвать конституционный закон, определяющий особенности и методы осуществления национальных интересов и, собственно, сами интересы посредством определения когнитивных признаков субъективных прав и обязанностей. Этому способствует, несомненно, то обстоятельство, что конституционное право – это основа и материального, и процессуального права, точно так же, как и права социального и личного.

Обязанностью государства, признающего многообразие идеологий, является определение собственных приоритетов посредством упорного сличения имеющихся точек зрения и самообогащения мировоззренческими предпочтениями, базирующимися на следующих этических принципах и нравственных установках: достоинство, великодушие, совестливость, основательность, порядочность, человеколюбие, неподкупность, чистосердечность. Поддерживаемые государством идеологии призваны воспитывать в каждом гражданине способность к ограничению своих потребностей в пользу общественных интересов. Это позволит обеспечить реальное и интенсивное противодействие со стороны социума концепциям, которые пропагандируют мизантропический, аморальный и угрожающий образ действий, находящийся в противоречии с общепризнанными цивилизованными нормами.

Исследуемая область национальных интересов имеет прямую связь с администрированием, предполагающим обязательное соблюдение как нормативно-правовых предписаний, так и, в лучшем случае, указаний (предложений) госорганов. Не может не вызвать одобрения позиция Г.C. Беляевой, полагающей, что «государственное управление без поддержки собственной инициативы и собственного интереса граждан не сможет распознать небольшие, но ежедневно осуществляемые правонарушения, составляющие естественное дополнение к функционированию администраций. В этом контексте личная заинтересованность может стать мощной мотивацией защиты интересов государства и объективного права» [13, C.140]. Из этого следует, что реализация общенациональных интересов возможна при условии формирования эффективной общей системы власти и социума в государстве, позволяющей в рамках достижения национальной безопасности обобщить и скоординировать весь спектр интересов.

Мы считаем, что особое место в этом деле занимает сообщество правоведов, поскольку среди наиболее значимых задач их профессии можно назвать защиту закрепленных в законах прав и интересов граждан. В этом состоит сущность правового государства. Такие принципы, как верховенство народного права, объективного законоположения, объединение государства и индивида обоюдными интересами, правами и обязанностями конструируются при помощи профессиональных юристов. Помимо этого, безошибочное и безусловное выполнение юристами своих профессиональных обязанностей служит значимой гарантией осуществления интересов и оберегания прав индивида, что значительно повышает степень ответственности за свои действия сотрудников органов принуждения к закону и прочих юридических органов. [14, C.232]

Стоит отметить, что в условиях современности значение права в жизненных процессах нашего общества очень выросло, утроилась практическая польза от права и правовых институтов, приумножилась масса правовой информации, наметилось развитие новой правовой обстановки. Возросло использование права в решении актуальных вопросов, разрешении конфликтов интересов, спорных ситуаций, защите чести, достоинства и деловой репутации и пр. Стало зримым произошедшее переформатирование в социальном понимании права, имеющее отношение к осознанию гражданами права не только в контексте системы понуждения, но и в смысле метода оберегания собственных интересов, общенационального наследия, обеспечения общественного и политического согласия.

Суть сложившейся картины состоит в том, что правоведы, с одной стороны, оперируют действующим законодательством, с другой – настолько подготовлены, что могут отвлечься до уровня умозрительного постижения существующих законов. Правовая наука призвана проникнуться истинным смыслом и предназначением права, а также его действительной ценностью. По этой причине работа юристов содействует упрочнению социальных отношений и, соответственно, общенациональных интересов.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Малиновский А.А. Кодекс профессиональной этики: понятие и юридическое значение /А.А. Малиновский // Журнал российского права. – – № 3. – С. 22-31.
  2. Афиногенов Д.А. Основные понятия общей и специальных теорий безопасности /Д.А. Афиногенов //Национальная безопасность. – 2020. – № 1. – С.15-20.
  3. Бушуев В.А. Понятие национальной безопасности в отечественном и зарубежном государственно-правовом дискурсе /В.А. Бушуев //Известия Южного федерального университета. – 2020. – № 6 (143). – С. 179 -185.
  4. Бидова Б.Б. Правовой анализ современной уголовной политики по обеспечению экономической безопасности /Б.Б. Бидова //Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2020. – № 2. – С. 130-138.
  5. Захаров Н.А. Система русской государственной власти. – М.: Научный мир, 2012. – 458 с.
  6. Аристотель: Сочинения: в 4-х т. – М.: Наука, 1983. Т. 4. – 593 с.
  7. История политических и правовых учений / Под ред. О.Э. Лейста. – М.: Проспект, 2010. – 481 с.
  8. Труханов В.А. Эволюция понятия «национальная безопасность» /В.А. Труханов //Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук. – 2016. – № 10. – С.119-122.
  9. Шаховский С.Д. Национальная безопасность и национальные интересы /С.Д. Шаховский //Право и практика. – 2019. – № 1. – С. 43-48.
  10. Мартышин О.В. Идейно-политические основы современной российской государственности /О.В. Мартынова //Государство и право. – 2016. – № 10. – С. 31-35.
  11. Петюкова О.Н. Правовое содержание религиозной свободы в России: опыт, проблемы, тенденции /Н.Щ. Петюков // Государство и право. – 2019. – № 4. – С. 22-27.
  12. Саркарова Н.А. Национальные интересы и национализм / Н.А. Саркарова //Манускрипт. – 2017. – № 13(86). – С. 170-174.
  13. Беляева Г.С. К вопросу о механизме обеспечения реализации национальных интересов / Г.С. Беляева // Вестник чеченского государственного университета. – 2020. – № 2 (38). – С. 138-143.
  14. Бидова Б.Б. Правовая политика и правовая политология в России: историко-методологический статус / Б.Б. Бидова //Вопросы национальных и федеративных отношений. – 2020. – № 2. – С. 230-234.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Malinovskij A.A. Kodeks professional’noj etiki: ponyatie i yuridicheskoe znachenie [Code of professional ethics: concept and legal meaning] /A.A. Malinovskij // ZHurnal rossijskogo prava. –2004. – № 3. – P. 22-31. [in Russian]
  2. Afinogenov D.A. Osnovnye ponyatiya obshchej i special’nyh teorij bezopasnosti [Basic concepts of General and special security theories] /D.A. Afinogenov //Nacional’naya bezopasnost’. – 2020. – № 1. – P.15-20. [in Russian]
  3. Bushuev V.A. Ponyatie nacional’noj bezopasnosti v otechestvennom i zarubezhnom gosudarstvenno-pravovom diskurse [The concept of national security in the domestic and foreign state-legal discourse] /V.A. Bushuev //Izvestiya YUzhnogo federal’nogo universiteta. – 2020. – № 6 (143). – P. 179 -185. [in Russian]
  4. Bidova B.B. Pravovoj analiz sovremennoj ugolovnoj politiki po obespecheniyu ekonomicheskoj bezopasnosti [Legal analysis of modern criminal policy to ensure economic security] /B.B. Bidova //Gumanitarnye, social’no-ekonomicheskie i obshchestvennye nauki. – 2020. – № 2. – P. 130-138. [in Russian]
  5. Zaharov N.A. Sistema russkoj gosudarstvennoj vlasti. [The system of Russian state power] – M.: Nauchnyj mir, 2012. – 458 P. [in Russian]
  6. Aristotel’: Sochineniya: v 4-h t. [Essays: in 4 volP.] – M.: Nauka, 1983. Vol. 4. – 593 P. [in Russian]
  7. Istoriya politicheskih i pravovyh uchenij [History of political and legal doctrines] / ed. O.E. Lejsta. – M.: Prospekt, 2010. – 481 P. [in Russian]
  8. Truhanov V.A. Evolyuciya ponyatiya «nacional’naya bezopasnost’» [Evolution of the concept of “national security»] /V.A. Truhanov //Aktual’nye problemy gumanitarnyh i social’no-ekonomicheskih nauk. – 2016. – № 10. – P.119-122. [in Russian]
  9. SHahovskij P.D. Nacional’naya bezopasnost’ i nacional’nye interesy [National security and national interests] /P.D. SHahovskij //Pravo i praktika. – 2019. – № 1. – P. 43-48. [in Russian]
  10. Martyshin O.V. Idejno-politicheskie osnovy sovremennoj rossijskoj gosudarstvennosti [Ideological and political foundations of modern Russian statehood] /O.V. Martynova //Gosudarstvo i pravo. – 2016. – № 10. – P. 31-35. [in Russian]
  11. Petyukova O.N. Pravovoe soderzhanie religioznoj svobody v Rossii: opyt, problemy, tendencii [Legal content of religious freedom in Russia: experience, problems, trends] /N.SHCH. Petyukov // Gosudarstvo i pravo. – 2019. – № 4. – P. 22-27. [in Russian]
  12. Sarkarova N.A. Nacional’nye interesy i nacionalizm [National interests and nationalism] / N.A. Sarkarova //Manuskript. – 2017. – № 13(86). – P. 170-174. [in Russian]
  13. Belyaeva G.S. K voprosu o mekhanizme obespecheniya realizacii nacional’nyh interesov [On the issue of the mechanism for ensuring the implementation of national interests] /G.S. Belyaeva //Vestnik chechenskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2020. – № 2 (38). – P. 138-143. [in Russian]
  14. Bidova B.B. Pravovaya politika i pravovaya politologiya v Rossii: istoriko-metodologicheskij status [Legal policy and legal political science in Russia: historical and methodological status] / B.B. Bidova //Voprosy nacional’nyh i federativnyh otnoshenij. – 2020. – № 2. – P. 230-234. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.