Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.169

Скачать PDF ( ) Страницы: 157-162 Выпуск: № 6 (108) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дьяков А. И. ЗАЧЕМ РОССИЙСКИМ ЮРИСТАМ АНГЛИЦЗМЫ / А. И. Дьяков, О. А. Шиляева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 5. — С. 157—162. — URL: https://research-journal.org/languages/zachem-rossijskim-yuristam-angliczmy/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.169
Дьяков А. И. ЗАЧЕМ РОССИЙСКИМ ЮРИСТАМ АНГЛИЦЗМЫ / А. И. Дьяков, О. А. Шиляева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 5. — С. 157—162. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.169

Импортировать


ЗАЧЕМ РОССИЙСКИМ ЮРИСТАМ АНГЛИЦЗМЫ

ЗАЧЕМ РОССИЙСКИМ ЮРИСТАМ АНГЛИЦЗМЫ?

Научная статья

Дьяков А.И.1, *, Шиляева О.А.2

1, 2 Сибирский университет потребительской кооперации, Новосибирск, Россия

* Корреспондирующий автор (anadyakov[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье исследуется значительный пласт английских заимствований, используемых в речевой практике российских юристов. Основными причинами внедрения англицизмов в юридический язык является расширение международных профессиональных контактов, появление новых видов преступлений и преступников, что связано с развитием информационных технологий, законов и практик правозащитной деятельности. Рассматриваемые англицизмы делятся на две группы: англицизмы, относящиеся к различным видам социо-экономической деятельности и позволяющие характеризовать юриста как профессионала в той или иной сфере, и юридические англицизмы-термины, аттестующие человека как грамотного правоведа, знакомого с новыми тенденциями в области юриспруденции.

Ключевые слова: англицизм, право, юрист, юридическая лексика, юридическая терминология, функция, юриспруденция.

WHY DO RUSSIAN LAWYERS NEED ENGLISH LOANWORDS?

Research article

Dyakov A.I.1, *, Shilyaeva O.A.2

1, 2 Siberian University of Consumer Cooperatives, Novosibirsk, Russia

* Corresponding author (anadyakov[at]yandex.ru)

Abstract

The current article examines a significant set of English loanwords used in the speech of Russian lawyers. The main reasons for the introduction of English loanwords in the legal language are the expansion of international professional contacts, the emergence of new types of crimes and criminals, which is associated with the development of information technologies as well as the laws, and practices of human rights activities. The units under study are divided into two groups: those related to various types of socio-economic activity and allow describing a lawyer as a professional in a particular field, and legal term loanwords that certify a person as a competent lawyer who is familiar with new trends in the field of jurisprudence.

Keywords: english loanword, law, lawyer, legal vocabulary, legal terminology, function, jurisprudence.

Введение

Англицизмы составляют обширный пласт заимствованной лексики русского языка. Под англицизмом понимается английское слово или словосочетание (редко морфема-аффиксоид (инг /ing) или фразеологизированное предложение (Ты сделал мой день /Youve made my day), перенесенное в русский язык из английского, прошедшее определенную трансформацию или оставшееся в своем оригинальном облике [1].

Процесс вхождения англоязычной лексики стал особенно интенсивным в конце ХХ начале XXI веков в связи с развитием интернета и ростом экономических, политических и культурных контактов между странами. Все сферы социальной жизни в той или иной степени подверглись влиянию этого процесса, включая образование, здравоохранение, спорт, общественное питание, культуру, транспорт, связь и т.д. Особенно заметен «импорт» англицизмов в экономической области (около 5 тысяч единиц) [2].

Сферы деятельности юристов (правоохранительная, экономическая, политическая, социальная), занимающихся консультированием, ведением дел, выступлением в соответствующих учреждениях, толкованием законов и актов и т.п. [3] также подвержена влиянию процесса заимствования английской лексики, хотя и в меньшей мере, чем, например, латинских языковых единиц как транскрибированных (домицилий, нотариус, сервитут и т.п.), так и трансплантированных в графике языка-донора (ad hoc, inter alia, per se).

Лингвистический анализ языкового и речевого использования англицизмов субъектами юридической деятельности позволяет описать причины заимствования и особенности функционирования англоязычной лексики в этой сфере.

Результаты и обсуждение

Англицизмы, используемые юристами, подразделяются на две группы:

  1. Дискурсивные англицизмы – английские заимствования разной тематической направленности в речи лиц, осуществляющих юридическую деятельность в различных сферах правовой деятельности: работе с коммерческими и некоммерческими организация­ми, работе с государственными органами и органами местного самоуправления, внутрифирменной правовой работе и т.п.
  2. Англицизмы-термины, обозначающие элементы юридической деятельности: объекты, субъекты, юридические действия и операции, средства и результаты действий [4].

Термин «дискурсивный» в нашем случае обозначает «взятый в событийном аспекте», «связанный с различными экстралингвистическими факторами». Такие англицизмы показывают степень осведомленности юриста в той или иной сфере, выполняя профессионально маркирующую функцию.

Если юрист работает в области внешнеэкономических связей, то он обязан знать терминологию этого сегмента экономики, которая включает большое количество английских заимствований, например, наименований условий международной торговли: Инкотермс, ДАФ, ДЕК, ЕХВ, СИФ, ФАС, ФОБ, фри-аут и т.п.

Специалист в области коммерческого права употребляет в своей письменной и устной речи термины-англицизмы, обслуживающие деятельность в сфере торгового оборота. Знание заимствованных слов, обозначающих субъекты экономической деятельности (аутсорсер, старт-ап, франчайзинг), процессы и явления (бартер, дампинг, джоб-оффер), документы и договоренности (бизнес-план, тендер, трипликат), методы работы (брейн-сторминг, кейс-метод, фокус-группа) и т.п. позволяют юристу компетентно и грамотно выражать свои мысли, осознанно участвовать в деловой беседе, строить доверительные отношения с клиентами.

Профессионал-юрист в области финансового права владеет англицизмами, обозначающими наименования ценных бумаг и инструментов (Ай-Пи-О, блючипсы, варрант), страховых документов, процессов и явлений, регулирующих общественные отношения, которые возникают в процессе образования, распределения и использования денежных фондов (дебет-нота, андеррайтинг, вотинг-траст) и т.п.

Юрист, специализирующийся на международном праве, употребляет большое количество политических терминов-англицизмов, подавляющая часть которых является кальками (латентными англицизмами).

Калькой в языкознании считается «слово или выражение, образованное путем буквального перевода иноязычного слова или выражения» [5, C. 107].

Этимологический анализ таких слов и словосочетаний позволяет определить их английское происхождение. Приведем примеры калькированных устойчивых словосочетаний, употребляемых в общественно-политической сфере, которые иногда называются синлексами или синлексемами [6]: дипломатические иммунитеты и привилегии (diplomatic privileges and immunities), челночная дипломатия (англ. shuttle diplomacy), молчаливое большинство (silent majority), провалившиеся государства (fail states), избранный президент (elected president), дорожная карта (road map), конец истории (the end of history) и др.

Полные названия политических международных организаций переведены дословно с английского языка: Международный валютный фонд (International Monetary Fund), Международный альянс защиты интеллектуальной собственности (International Intellectual Property Alliance), Международный патентный институт (International Patent Institute), Европейский суд по правам человека (European Court of Human Rights – ЕСПЧ) и др.

Кальки-англицизмы выполняют компромиссную функцию, являясь средством примирения пуристов (борцов за чистоту русского языка, против иностранного лингвистического влияния) и западников (сторонников толерантного отношения к процессу заимствования).

В письменной речи названия международных организаций наряду с транскрибированным/транслитерированным вариантом оформляются в графике языка-источника: «Хьюман Райтс Вотч» задокументировала случаи нарушений прав человека в 70 странах мира». «Обращение в «Human Rights Watch» было напрасным». «Amnesty International основана в июле 1961 года в Лондоне английским юристом П. Бененсоном. Правозащитная организация «Эмнести Интернешнл» признала его узником совести».

 Наличие англицизмов-трансплантатов в письменной юридической речи – свидетельство профессиональной компетенции пишущего, его принадлежности к определенному социуму (социально аттестующая функция). С другой стороны, изобилие англицизмов в профессиональной речи юристов выполняет «репрессивную» функцию, заставляя собеседника прилагать усилия для понимания передаваемой информации, чувствовать свою неполноценность и некомпетентность.

Перенасыщенность речи английскими заимствованиями усложняет процесс коммуникации. Фраза «Лигал депармент должен осуществлять лигал саппорт через эджайл методики» вызывает недоумение. Английское словосочетание «legal department» имеет русский эквивалент «юридический отдел», «legal support» соотносится с русской фразой «правовая поддержка». Употребление английских двухкомпонентных вместо русских двухсловных словосочетаний не оправдано. Употребление англицизма «эджайл» (agile), обозначающего набор методов и практик для гибкого управления проектами в разных областях и заменяющего громоздкий русский описательный оборот, что отвечает законам экономии речевого пространства и речевого усилия, допустимо в случае, если участникам коммуникации это слово известно.

Неоднозначным представляется использование терминов «имплементация», «пролонгация», «фасилитация» и т.п. Русскоязычными аналогами данных англоязычных терминов являются, соответственно, слова «выполнение», «продление», «облегчение» которые полностью отражают суть соответствующих понятий и подходят для функционирования на официальном уровне. Нецелесообразное использование юристами англицизмов засоряет речь, затрудняет понимание передаваемой информации, вызывает негативные чувства у отдельных участников коммуникации.

В некоторых случаях заимствования используются ошибочно, специалист не знает правильного лексического значения слова, что приводит к коммуникативной неудаче и речевым ошибкам: «Осужденный подал в суд высшей инстанции аннотацию с просьбой о пересмотре дела» [7]. Интернациональная лексема «аннотация» ошибочно употреблена вместо слова «апелляция».

Дискурсивные англицизмы, выполняя номинативные функции, являются свидетельством определенного уровня образования говорящего/пишущего, его социального статуса и культурного фона.

Вторая группа английских заимствований представляет собой термины, номинирующие элементы юридической деятельности (117 лексических единиц).

  1. Субъекты деятельности представлены названиями лиц, занимающихся адвокатской, консультативной, нотариальной, законодательной и другими видами юридической деятельности. Обычно это слова, отображающие западные реалии и номинирующие лиц, которые занимаются непосредственно юридической деятельностью, например, атторнеем (англ. attorney) в англоязычных странах называется доверенное лицо, оказывающее юридические услуги какому-нибудь лицу или компании, а также должностное лицо, выполняющее функции обвинителя или защитника. При этом в Англии Генеральный атторней – это член правительства, выступающий от имени правительства в судебных делах, а в США – глава министерства юстиции, генеральный прокурор. Англицизм демонстрирует определенную степень словообразовательный активности в русском языке (атторнейская контора), что свидетельствует о его определенной ассимилированности в принимающем языке.

Британские адвокаты подразделяются на барристеров (англ. barrister адвокат) – адвокатов высшего ранга, имеющих право выступать во всех судах и солиситоров (англ. solicitor – to solicit ходатайствовать) – адвокатов низшего ранга, не имеющих права вести дела в высших судах. В некоторых странах солиситор – это специальная юридическая должность при правительстве или департаменте, при городском управлении и т. п., а также лицо, исполняющее эту должность.

В эту группу входят следующие англицизмы: атторней-генерал (англ. attorney-general) – в Великобритании, США (генеральный прокурор) и ряде других стран – одно из высших должностных лиц юстиции, являющихся консультантом правительства по вопросам юриспруденции; бейлиф (англ. bailiff) – помощник шерифа или полицейское лицо при судебных органах в англоязычных странах; коронер (англ. coroner) – особый судебный следователь в Великобритании, США и некоторых других странах, в обязанность которого входит выяснение причин смерти, произошедшей при необычных или подозрительных обстоятельствах; лорд-гай-стьюард (англ. Lord High Steward) – верховный судья, одна из высших государственных должностей в Англии; лорд-канцлер (англ. Lord Chancellor) – председатель палаты лордов и высшее судебное должностное лицо в Великобритании; саммонер (англ. summoner) – судебный исполнитель и пристав и другие.

Вовлеченность российских юристов в международную правовую деятельность вызывает потребность в знании таких специальных наименований, что является показателем владения профессиональными навыками и компетенциями.

Использование таких англицизмов затрудняет процесс коммуникации, так как их применение требует дополнительных пояснений в устной речи или ссылок в письменной речи: «Джон Доу был на месте преступления (Джоном Доу в США называют человека, который, по ряду причин, не хочет разглашать свое имя, или в том случае, если оно неизвестно)». «Трастор (учредитель доверительного управления) появился последним».

Наряду с новыми заимствованиями, отражающими появление не существовавших ранее юридических профессий (комплаенс-менеджер, комплаенс-контролёр, комплаенс-офицер, комплаенс-юрист) и номинирующих сотрудников компании, занимающихся контролем соответствия всей деятельности организации законодательным и корпоративным требованиям, функционируют названия субъектов юридической деятельности, хорошо ассимилированные языком-рецепиентом и понятные большинству русскоязычных юристов: верификатор (англ. verificator), декларант (англ. declarant), детектив (англ. detective), жюри (англ., фр. jury), лицензиар (англ. lisenser), профайлер (англ. profiler), регрессант (англ. regressant), регрессат (англ. regressat), фидуциар, фидуциарий (англ. fiduciary), эксперт (англ. expert).

К наименованиям субъектов юридической деятельности относятся англицизмы, номинирующие многочисленные международные правительственные и неправительственные правоохранительные и судебные организации и учреждения, названия которых оформляются в письменной речи при помощи трансплантации (Amnesty International), транскрипции/транслитерации (ФАТФ – англ. FATF сокр. от Financial Action Task Force on Money Laundering) – группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) или калькирования, дословного перевода (Международный Суд ООН – англ. UN International Court of Justice).

Субъектами юридической деятельности являются судебные инны Англии и Уэльса – профессиональные ассоциации юристов, имеющих право выступать в суде, корпорации барристеров и судей: Грейс-Инн (англ. Gray’s Inn), Иннер-Тэмпл (англ. Inner Temple), Иннс-Оф-Корт (англ. Inns of Court), Кингс-Инн (англ. King’s Inn), Линкольнс-Инн (англ. Lincoln’s Inn), Миддл-Тэмпл (англ. Middle Temple). Знание таких англицизмов – свидетельство профессиональной компетентности юриста и его вовлеченности в международную юридическую деятельность.

Ильфами (англ. ILF сокр. от International Law Firm) в русском дискурсе называют иностранные юридические фирмы, работающие в России. По аналогии с этим англицизмом был создан псевдоанглицим «рульф» (англ. RULF сокр. от Russian Law Firm), называющий российскую юридическую фирму: «На рынке юридического рекрутмента есть стереотип: с хэдхантерами работают крупные ильфы, рульфы же как-то обходятся сами».[8].

  1. К объектам правовой деятельности относятся предметы и явления, на которые воздействуют различные типы юридической практики: результаты интеллектуального труда, ценные бумаги, документы и т.п. К ним следует отнести виды преступлений и участников преступлений, раскрытие и обнаружение которых предполагает совершение юридических действий и операций.

Англицизмы-наименования противоправных действий по темпоральному признаку делятся на давно употребляемые, прочно вошедшие в юридический вокабуляр, часто употребляемые в профессиональной среде термины и недавно заимствованные русским языком однословные лексемы, обозначающие изначально реалии западной жизни, но постепенно, в связи с появлением подобных правонарушений в российской практике, получившие статус юридических терминов, пока не кодифицированных в официальных документах.

К словам первой группы относятся косвенные англицизмы, к которым относятся английские слова, созданные на основе греческих, латинских, французских морфем и слов. Маркировать их в качестве англицизмов позволяет этимологический анализ и данные о создателе той или иной лексемы.

Систематическое убийство мужчин по тем или иным причинам называется «андроцидом» (англ. androcide – греч. andros мужчина + лат. caedo убиваю) – термин получил свое значение в работах Адама Джонса, а ранее английские исследователи М.Межерес, Г. и Л. Херсты употребили этот термин, описывая процесс дегенерации эмбрионов мужского пола, встречающийся среди некоторых жесткокрылых, бабочек и двукрылых.

К косвенным англицизмам относятся слова «гендерцид» (англ. gendercide) – систематическое истребление людей по признаку пола, «диффамация» (англ. defamation) – распространение в письменной или устной форме сведений, порочащих то или иное лицо, «инфантицид» (англ. infanticide) – умышленное лишение жизни младенца, совершенное самою матерью вслед за его рождением, «мисдиминор» (англ. misdemeanor) – менее тяжкое преступление, рассматриваемое в рамках административного права, «фелония» (англ. felony) – серьезный проступок, тяжкое уголовное преступление.

К «ранним» англицизмам относятся термины, описывающие реалии западной жизни и известные узкому кругу юристов, занимающихся изучением западной традиции права: брич оф промис (англ. breach of promise) – нарушение обещания жениться, за которое, по решению суда Великобритании, виновный может быть подвергнут штрафу, деликвентность (англ. delinquency) – любое нарушение закона, за которое предусмотрено наказание, ньюснс (англ. public nuisance) – нарушение общественного порядка, омиссив-деликт (англ. omissive delict) – наказуемая халатность, пассинг-оф (англ. passing off) – в англо-американском праве – коммерция под чужим именем; тризн (англ. treason измена) – в уголовном праве Англии – категория наиболее тяжкого преступления, выделявшегося из фелонии в особую категорию и каравшегося смертной казнью.

К группе давно ассимилированных русским языком английских заимствований принадлежат слова: баратрия (англ. barratry) – намеренные действия капитана или команды, причиняющие ущерб судну или грузу; видеопиратство (англ. video piracy) – незаконное копирование и распространение защищённого авторским правом видеопродукции, гангстеризм (англ. gangsterism) – организованная преступность; контрафакт (англ. counterfeit) – нарушение интеллектуальных прав через создание фальсифицированных потребительских товаров; наркотрафик (англ. narcotraffic) – маршрут продвижения курьеров с наркотиками или транспортных средств, перевозящих наркотические вещества; рэкет (англ. racket) – шантаж, вымогательство, осуществляемые путем запугивания и насилия.

Ко второй группе англицизмов, номинирующих правонарушения, относятся недавно заимствованные русским языком слова, появление которых связано либо с отсутствием однословного эквивалента в языке-рецепторе, либо с желанием дифференцировать, уточнить имеющийся русский термин. Например, англицизм «харассмент» (англ. harassment оскорбление, притеснение, агрессия) заменяет двухсловное сочетание «сексуальное домогательство», что отвечает требованиям закона экономии речевого усилия и языкового пространства. В то же время он конкретизирует содержание имеющегося термина, объясняя, какие конкретные действия являются актами причинения беспокойства, приставания, преследования и домогательства.

Появление в русской речевой практике многих англицизмов-наименований противоправных действий по причине их однокомпонентности – явление частое и не всегда обоснованное. Называть мелкое воровство в магазинах под видом обычного покупателя «шоплифтингом» удобнее, чем произносить/печатать большой описательный оборот. Кроме того, использование таких англицизмов имеет прагматический эффект – человек воспринимается слушающими/читающими профессионально подготовленным и интеллектуально развитым. Но появление термина «берглэри» для описания кражи со взломом затрудняет процесс коммуникации, унижает собеседника, не знающего значения слова. Такое неудобопроизносимое несклоняемое существительное имеет низкий потенциал интеграции в русский язык. Не имеет потенциала ассимилирования в русском языке лексема «роббери» (англ. robbery), обозначающая грабеж с насилием или разбой, а также англицизм «пикпокет» (англ. pickpocket), используемый вместо словосочетания «карманная кража». Их функционирование ограничено сферой употребления, например, модные журналы или прагматическими целями говорящего (удивить, рассмешить): «Дженифер совершила роббери и берглэри, но осталась на свободе…».

Англицизмы «киднеппинг» (англ. kidnapping) – похищение людей с целью вымогательства выкупа; «хайджекинг» (англ. hijacking) – захват транспортного средства: самолета, железнодорожного поезда, автомобиля, корабля, и (редко) захват домена в Интернете часто встречаются в средствах массовой информации, демонстрируя словообразовательную активность (киднеппинговый, киднеппинговать). Торговля людьми называется термином «траффикинг» (англ. trafficking), что вводит в заблуждение среднестатистического носителя русского языка, так как «трафиком» номинируется поток информации в компьютерной сети. Такие однокоренные слова приводят к коммуникативным неудачам и трудностям в процессе общения.

Употребление подобных терминов в речи юристов выполняет не только компрессивную (сжимает речевое пространство), но и профессионально аттестующую и социально маркирующую функции.

Отсутствие в российской правоохранительной практике терминов, обозначающих массовый расстрел людей в общественном месте одним или несколькими психически неустойчивыми преступными элементами, явилось причиной появления в русском языке англицизмов «массшутинг» (англ. mass shooting), «колумбайн/коломбина» (англ. Columbine название школы в Денвере), где двое учеников в 1999 году устроили массовое побоище, а потом застрелились) и «скулшутинг» (англ. school shooting), которые использовались, главным образом, для описания событий на Западе, но применяются в настоящее время для номинации подобных случаев в России.

Популярными в настоящее время являются английские заимствования, называющие разнообразные формы психологического и физического насилия: буллинг (англ. bulling), буллицид (англ. bullycide – to bully травить кого-либо + suicide самоубийство), газлайтинг (англ. gas lighting), виктимблейминг (англ. victim blaming – victim жертва + blaming обвинение), кибербуллинг (англ. cyber bulling), столкинг (англ. stalking преследование), хеппислеппинг (англ. happy slapping). Трэш-стримом (англ. trash stream) называют формат интернет-трансляции в прямом эфире, в котором участники выполняют задания зрителей, зачастую приводящие к преступным действиям: насилию, унижению, избиению и т.п. Термин не нашел пока отражения в российском уголовном и административном кодексах, но внимание к такому роду насилия, приводящему часто к смерти человека, позволяет прогнозировать его кодификацию в будущем и уголовное преследование трэш-стримеров.

Развитие Интернета и информационных технологий вызвало рост методов мошенничества, что привело к появлению в русской юридической практике термина-англицизма «фрод» (англ. fraud мошенничество), который номинирует вид мошенничества именно в этих областях. Компактное английское слово заменяет большой описательный оборот, выполняя синонимодифференцирующую функцию. Высокая словообразовательная активность англицизма в русском языке (фродовый, фродоопасный, фродер) свидетельствует о высокой степени ассимиляции английского заимствования, его «принятии» профессиональным сообществом. Названия видов фрода активно функционируют в русском языке, например, мошенничество с картами через интернет передается англицизмами «кардинг/кардщаринг» (англ. card sharing – card карта + sharing совместное пользование) и «скимминг» (англ. skimming снятие сливок). Методы фрода с использованием телефонной коммуникации называются фишингом (англ. phishing – password пароль + fishing рыбная ловля, выуживание), вишингом (англ. vishing сокр. от voice голос + phishing выуживание) и СИМ-фродом (англ. SIM-fraud мошенничество с СИМ-картой). Знание этих терминов позволяет юристу демонстрировать профессиональную компетентность и не требует длинных описательных оборотов для разъяснения темы разговора или сообщения.

Для описания такого вида мошенничества используются и калькированные (переводные) англицизмы, например, плечевым серфингом (англ. shoulder surfing) называется атака на банковский счет, при которой злоумышленник получает личные данные жертвы в результате наблюдения “через её плечо”. Калькированные англицизмы более понятны, их значение можно вывести из смысла содержащихся в них компонентов.

К группе современных правонарушений, относящихся к категории «Хулиганство» (англ. hooliganism), относятся апскертинг (англ. upskirting) –тайное фотографирование сцен “из-под юбки” женщины, своттинг (англ. swatting – SWAT. сокр. от Special Work Assignment Team – название группы специального назначения в полиции) – совершение экстренных ложных вызовов с целью обмануть или отомстить кому-либо, пранкинг (англ. pranking пускать пыль в глаза; троллить) – телефонный розыгрыш, а также розыгрыш по и-мейлу или в соцсетях, стрикинг (англ. streaking – to streak стремительно мчаться) – вид развлечения среди молодежи, когда на спор за деньги люди быстро пробегают в общественных местах в голом виде как форма протеста против “условностей” общества и др. Большинство таких терминов являются окказиональными, т.е. редко используемыми и не известными широкому кругу русскоязычных людей.

Многочисленна группа англицизмов, называющих субъекты противоправной деятельности и одновременно объекты правоохранительной деятельности. К ним относятся производные наименования лиц, соотносящиеся с перечисленными выше преступлениями: кардер (англ. carder – аферист с платёжными картами), киднеппер (англ. kidnapper – похититель людей), пранкер (англ. pranker – телефонный хулиган), трафикер (англ. trafficker – торговец наркотиками и людьми), хайджекер (англ. hijacker – угонщик самолета), шейвер (англ. shaver – человек или компания, обманывающая вебмастеров) и т.п.

Группа англицизмов, номинирующих законы и правовые акты включает в себя заимствования, широко известные в юридических кругах: Хабеас Корпус (англ. Habeas Corpus – сокр. от лат. habeas corpus ad subjiciendum ты должен доставить в суд личность заключённого) – понятие английского, а с XVII века и американского права, которым гарантировалась презумпция невиновности, Биль (англ. bill – законопроект, внесенный на рассмотрение в парламент во многих англоязычных странах или название отдельных законов, например, «Билль о правах», копирайт (англ. copyright – авторское право и его охрана) и другие.

Группа содержит малоизвестные лексемы, описывающие реалии западной правовой практики: Комен Ло (англ. common law – обычное право), джудикэл сепарейшн (англ. judical separation – судебное разлучение), Йорк-Антверпенские правила (англ. York-Antwerp Rules – свод правил, регулирующих отношения сторон, возникающие из общей аварии) и другие.

 Большая группа субстантивных англицизмов с суффиксом -ция со значением процессуальности или результата действия, получила данный суффикс в результате калькирования английского суффикса tion. В результате получились комбинированные англицизмы, одна часть которых подверглась транскрибированию, а суффикс – калькированию. Приведем несколько примеров: аккреция (англ. accretion – увеличение наследства за счет доли других сонаследников), алиенация (англ. alienation – отчуждение имущества), виктимизация (англ. victimization – приобретение статуса потерпевшего; регистрация в качестве потерпевшего), донация (англ. donation – передача в дар, дарение), легализация (англ. legalization – узаконение, придание законной силы), легитимизация (англ. legitimization – процесс обоснования легитимности), натурализация (англ. naturalization – процесс приобретения гражданства), новация (англ. novation – в гражданском праве – соглашение сторон о замене заключенного договора или обязательства другим), нотификация (англ. notification – уведомление или заявление, которое посылается одним государством другому для изложения своей позиции по какому-либо вопросу международного права), пенализация (англ. penalization – процесс назначения уголовного наказания в судебной практике), превенция (англ. prevention – система мер, направленных на предупреждение преступлений), ревалидация (англ. revalidation – придание вновь юридической силы), субституция (англ. substitution – назначение в завещании дополнительного наследника на случай, если первый почему-либо не вступит в права наследства), трансакция (англ. transaction – урегулирование спора путем соглашения сторон или компромисса), эвикция (англ. eviction – отчуждение у покупателя приобретенного им имущества по мотивам, возникшим до продажи) и др. Перечисленные выше заимствования демонстрируют высокую степень словообразовательной активности, образуя адъективные русские дериваты: нотификационный, субститационный, трансакционный и т.п.

 Знание иностранных реалий, описывающих процессы, действия, процедуры на Западе, является показателем компетентности и профессионализма российского юриста. Так, официальное признание на государственном уровне марихуаны легальным, дозволенным к продаже препаратом называется «легалайз» (англ. legalise – официальное признание на государственном уровне марихуаны легальным, дозволенным к продаже препаратом. Англицизмом «легалайз» называется в настоящее время серия обсуждений, посвященная легализации абортов, наркотиков, проституции, однополых браков и т.п.

Английские заимствования «дью-дилидженс» (англ. due diligence) и «индемнити» (англ. indemnity) обозначают, соответственно, процедуру составления объективного представления об объекте инвестирования и правовую конструкцию возмещения потерь.

Заключение

Таким образом, причиной появления большого количества английских заимствований в речи российских юристов является интернационализация юридической терминологии, что связано с расширением международных контактов, появлением новых процессов и понятий в правовой сфере. Английские заимствования выполняют, помимо номинативных, ряд прагматических функций: профессионально аттестующую, социально маркирующую и другие.

 Знание российскими юристами английских заимствований, не являющихся юридическими терминами, является свидетельством их высокого уровня интеллектуального развития, вовлеченности в деятельность, которой они занимаются, что помогает установить деловые контакты и быстро решать поставленные задачи. С другой стороны, умение оперировать терминами-англицизмами способствует повышению доверия клиента к лицу, осуществляющему юридическую деятельность и к компании, которую он представляет.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Дьяков А.И. Современные англицизмы в профессиональной сфере. Монография. / А.И. Дьяков. – Новосибирск, 2015. – С.20.
  2. Дьяков А.И. Словарь англицизмов русского языка. [Электронный ресурс]. / А.И. Дьяков. – URL: http://anglicismdictionary.dishman.ru (дата обращения: 16. 01.21).
  3. Филиппов А.Г. Виды юридической деятельности. [Электронный ресурс]. / А.Г. Филиппов. – URL: https://vidotip.com/jurisprudencija/vidy-juridicheskoj-dejatelnosti/ (дата обращения: 16.11.20).
  4. Юридическая деятельность: понятие, структура. [Электронный ресурс]. – URL: https://studopedia.ru/11_9489_yuridicheskaya-deyatelnost-ponyatie-struktura.html (дата обращения: 16.01.21).
  5. ОжеговС.И. Толковый словарь русского языка – 2-е изд./ С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова– М.: РоссийскаяАкадемия Наук, 1994. – 908 с.
  6. Лукьянова Н.А. Современный русский язык. Лексикология. Фразеология. Лексикография: учебно-методическое пособие для студентов и аспирантов филологических и других гуманитарных специальностей университетов / Н.А. Лукьянова– Новосибирск. 2003. – С. 130.
  7. Туранин В.Ю. Употребление иноязычной лексики и правовой терминологии в речи юриста / В.Ю. Туранин. – Белгород: Современное право, №4, 2009. – С.14.
  8. Дорфман Ю. Мелкие рульфы, если честно, нам не особо интересны / Ю. Дорфман. [Электронный ресурс]. – URL: https://pravo.ru/review/view/68821/ (дата обращения 12.02.21).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Dyakov A.I. Sovremennye anglicizmy v professional’noj sfere. [Modern Anglisisms in professional sphere]. / A.I. Dyakov. – Novosibirsk, 2015. – P.20. [in Russian]
  2. Dyakov A.I. Slovar’ anglicizmov russkogo jazyka. [Dictionary of Russian Language Anglicisms]. [Electronic resource]. / A.I. Dyakov. – URL: http://anglicismdictionary.dishman.ru (accessed : 16. 01.21). [in Russian]
  3. Filippov A.G. Vidy juridicheskoj dejatel’nosti. [Kinds of legal operations] [Electronic resource]. / A.G. Filippov. – URL: https://vidotip.com/jurisprudencija/vidy-juridicheskoj-dejatelnosti/ (accessed : 16.11.20). [in Russian]
  4. Juridicheskaja dejatel’nost’: ponjatie, struktura. [Legal operations: Notion, structure]. [Electronic resource]. – URL: https://studopedia.ru/11_9489_yuridicheskaya-deyatelnost-ponyatie-struktura.html (accessed : 16.01.21). [in Russian]
  5. Ozhegov S.I. Tolkovyj slovar’ russkogo jazyka [Defining dictionary of Russian language] / Ozhegov S.I., Shvedova N.Ju. 2-d edition – M.: Russian Academy of Sciences, 1994. – P. 908. ). [in Russian]
  6. Luk’janova N.A. Sovremennyj russkij jazyk. Leksikologija. Frazeologija. Leksikografija [Modern Russian Language. Lexicology. Phraseology. Lexicography] / N.A. Luk’janova. – Novosibirsk. 2003. – P. 130. [in Russian]
  7. Turanin V.Ju. Upotreblenie inojazychnoj leksiki i pravovoj terminologii v rechi jurist [Usage of English vocabulary and legal terminology in lawyers’ speech] / V.Ju. Turanin. – Belgorod: Modern Law, №4, 2009. – P.14. [in Russian]
  8. Dorfman Ju. Melkie rul’fy, esli chestno, nam ne osobo interesny [Small rulfs, to tell the truth, are not interesting for us] / Ju. Dorfman. [Electronic resource]. – URL: https://pravo.ru/review/view/68821/ (accessed 12.02.21). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.