Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.109.7.076

Скачать PDF ( ) Страницы: 48-51 Выпуск: № 7 (109) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Коптева Г. Г. ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВ. «СЛОВО О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ» / Г. Г. Коптева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 48—51. — URL: https://research-journal.org/languages/vasilij-fedorov-slovo-o-sergee-esenine/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.076
Коптева Г. Г. ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВ. «СЛОВО О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ» / Г. Г. Коптева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 7 (109) Часть 3. — С. 48—51. doi: 10.23670/IRJ.2021.109.7.076

Импортировать


ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВ. «СЛОВО О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ»

ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВ. «СЛОВО О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ»

Научная статья

Коптева Г.Г.*

ORCID: 0000-0002-0173-3586,

Сибирский государственный университет путей сообщения, Новосибирск, Россия

* Корреспондирующий автор (galla-2[at]mail.ru)

Аннотация

В данной работе анализируется статья Василия Федорова о другом великом русском поэте – Сергее Есенине. Она примечательна, прежде всего, тем, что автор выстраивает здесь, с глубокой убежденностью, апологию творчества и ключевых моментов биографии Сергея Есенина. Значение и место Сергея Есенина в русской литературе известны каждому русскому человеку. Его поэзию любят. Талантливые произведения Есенина – это, по сути, отражение эпохи, без них наше представление об известном историческом периоде было бы неполным. Данное убежденное мнение В. Федорова остается справедливым и сегодня. Есенин, несмотря на его беспредельную любовь к русской деревне, осознавал себя подлинно русским поэтом на все времена, и статья «Слово о Сергее Есенине» убеждает читателя в том, что именно таким он и был, в чем видит главную заслугу этого поэта Василий Федоров.

Ключевые слова: русский поэт, революция, деревня, природа, трагизм, противоречия, лирика, фольклорная основа, любовь к родине.

VASILY FEDOROV. “A WORD ABOUT SERGEI YESENIN”

Research article

Kopteva G.G.*

ORCID: 0000-0002-0173-3586,

Siberian State Transport University, Novosibirsk, Russia

* Corresponding author (galla-2[at]mail.ru)

Abstract

The current paper analyzes an article by Vasily Fedorov about another great Russian poet, Sergei Yesenin. The article under study is noteworthy for the fact that the author builds an apologia for the work and key points in the biography of Sergei Yesenin. Russian people are very familiar with the meaning and place of Sergei Yesenin in Russian literature, while his poetry is highly praised. Yesenin’s talented works are, in fact, a reflection of the epoch, and without them, our idea of this famous historical period would be incomplete. This convinced opinion of V. Fedorov still remains fair. despite his boundless love for the Russian countryside, Yesenin was aware of himself as a truly Russian poet, and the article “A Word about Sergei Yesenin” (Slovo o Sergee Yesenine) convinces the reader that this is exactly what he was, and, in the opinion of Vasily Fedorov, in which it is his main merit.

Keywords: Russian poet, revolution, village, nature, tragedy, contradictions, lyrics, folklore basis, love for the motherland.

Введение

Трехтомное собрание сочинений известного сибирского поэта ХХ века Василия Федорова включает в себя не только его стихи и поэмы. В третий том указанного собрания, изданного в 1976 году, были также включены его литературно-теоретические работы – о путях развития литературы и о творчестве классиков, об уроках поэзии и поиске прекрасного, о современниках и кумирах. Среди достаточно большого количества статей Федорова, вошедших в последний том, есть одна весьма значимая – о другом великом русском поэте. Она примечательна, прежде всего, тем, что автор статьи выстраивает, с глубокой убежденностью, апологию творчества и ключевых моментов биографии Сергея Есенина. В наше время этим никого не удивишь. Однако отношение к творчеству Есенина в советский период не было всегда однозначным, и эти факты нашли свое подтверждение в работе Федорова. Обратимся к статье.

В самом ее начале автор сравнивает поэтов с реками, текущими «в своих берегах», где у каждой – свои определенные размеры и глубина. Особенный, с такой точки зрения, – поэт Сергей Есенин. И потому, что он «огромен в своих берегах», и потому, что эти берега при глубоком проникновении в его поэзию – раздвигаются еще шире, и еще глубже становится русло. За кажущейся ясностью его стихов В. Федоров провидит загадку. «Загадочен источник чувств, их глубина, а значит, и сами стихи» [9, C. 256]. Так в чем же загадка? Не в том ли, что Есенин знал ту тайную «тропку» – «правдивую тропинку мудрости, на которой каждый шаг словесного образа делается так же, как узловая завязь самой природы»? [5, C. 64].

Основные результаты

Великие события, революционные потрясения рождают великих поэтов. Автор статьи упоминает в связи с этим безымянного автора «Слова о полку Игореве», Пушкина и Лермонтова, Блока и Маяковского. И конечно, Есенина. Критики определяли его поэтом Руси советской и Руси уходящей. Сергей Есенин, поэт феноменального дара, оказался, притом, поэтом «действительных и кажущихся противоречий» [9, C. 257]. Но прежде всего, он был поэтом умного и обнаженного сердца, проникновенного ума и большой нравственной чистоты – при всех его душевных срывах. Так почему же мы любим его все больше? Почему культурный читатель находит в его произведениях все больше работы для ума и сердца? Такие вопросы ставит Василий Федоров в своей статье, и в попытке ответить на них проводит сравнение с Лермонтовым. В отличие от последнего, блага культуры и литературы Есенину пришлось осваивать «на ходу», и свою положительную роль здесь сыграли петербургские литературные салоны, которые посещал молодой Есенин. В его ранних стихах слегка прослеживается «влияние Кольцова и Надсона», однако оригинальный поэтический дар ощутим в них с первых же строк: «клененочек белый у матки зеленое вымя сосет»
[1, C. 496]. Песенная природа стихов Есенина – фольклорная, утверждает Федоров, и таким образом, молодой поэт быстро находит свой путь к темам общечеловеческим.

Выткался на озере алый свет зари.

На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.

Только мне не плачется – на душе светло [1, C. 497].

Автор статьи усматривает здесь аллюзию на пушкинские строки – «печаль моя светла». Годом рождения Сергея Есенина как «оригинального поэта» он считает 1915. При очевидной краткости, непродолжительности творческого и жизненного пути – им создано весьма большое количество прекрасных, очень оригинальных поэтических произведений. Известно, что непреходящий предмет поклонения для данного поэта – природа. «Коренное» стихотворение – «Гой ты, Русь, моя родная…». Из него потом «родятся многие другие стихи – размашистые, пахнущие хлебом и землею, наполненные нежностью и пронзительной любовью» [9, C. 259] к родине, к ее природе.

Для ряда есенинских произведений также характерна религиозная тематика. Те, что связаны с православием, Федоров объясняет поиском значительности стиха, которая «заведомо присутствует» в религиозной теме. Данная тема в произведениях Есенина – как некий «романтический блеф» [9, C. 258], по его мнению. Да и сам он писал в Предисловии к Собранию сочинений: «Я вовсе не религиозный человек и не мистик. … Я просил бы читателей относиться ко всем моим Иисусам, божьим матерям и Миколам, как к сказочному в поэзии» [4, C. 653]. Произведения Есенина, пожалуй, говорят об обратном, и сегодняшний исследователь едва ли воспримет эти слова как абсолютно искренние, но у Василия Федорова они, очевидно, сомнения не вызывали, опять же по причине принадлежности данных поэтов к определенному историческому периоду. Он также отмечает, уже в ранних стихах молодого Есенина, много тоски, печали, ощущения невозвратимой утраты. Информированным читателям и литературоведам XXI века, вероятно, намного легче сегодня понять и объяснить подобные мотивы и настроения, нежели В. Федорову – поэту советской эпохи, но он вполне способен был их чувствовать и констатировать.

Трагическая тема возникает в стихах Сергея Есенина очень рано. Несмотря на молодость. Его талант развивается стремительно и логически, вместе с ростом самосознания и понимания своего места в мире. Его быстро признают оригинальным, и он извещает «об этом тревожном и радостном событии» такими строчками: «Говорят, что я скоро стану знаменитый русский поэт» [9, C. 261]. Талант Есенина развивался, пишет Федоров, «как талант крестьянский и русский. Имя родины присутствует в его стихах как мера всему» [9, C. 261]. Своими учителями молодой Есенин называл Кольцова и Клюева, Брюсова и Блока. Не случись тогда в России огромных социальных потрясений, он, будучи прекрасным национальным поэтом, остался бы в ряду других почитаемых русских «поэтов деревни», уровня Николая Клюева. Но он (благодаря Октябрьской революции, в том числе) поднялся гораздо выше. Об этом писала в свое время исследователь А. Марченко: «усвоив сам принцип сложного, многофигурного слова, Есенин применяет его с недоступным Клюеву артистизмом, с тем инстинктивным вкусом, которого у Клюева не было» [5, C. 25]. Вероятно поэтому, именно Есенин – «самый читаемый в России поэт» [5, C. 3], Клюева же знают преимущественно литературоведы.

Талантливые произведения Есенина – суть отражение эпохи. Без него «наше представление о революционном времени было бы далеко не полным» [9, C. 262], – обоснованно утверждает В. Федоров. Так, поэма «Анна Снегина» написана в 1925 году. Это – редкий поэтический документ революционной эпохи, подлинный и неоспоримый. Никто из поэтов тех лет не оставил нам такого «полотна о жизни русского мужика» [9, C. 274] в дни великого социального перелома, – подчеркивает Федоров. «Уже позади военный коммунизм с его продразверсткой и хлебными реквизициями, с шатаниями крестьян и самого Есенина, писавшего трагические стихи о том, что он последний поэт деревни, которую давят каменные руки шоссе, на которую черной гибелью надвигается паровоз.

Вместе с гибелью деревни ему чудится и собственная гибель» [9, C. 262]. Однако, словно «наступая на горло собственной песне», поэт провозглашает:

Полевая Россия! Довольно

Волочиться сохой по полям!

Нищету твою видеть больно

И березам и тополям.

Я не знаю, что будет со мною…

Может, в новую жизнь не гожусь,

Но и все же хочу я стальною

Видеть бедную, нищую Русь [1, C. 604].

И в этом – его неизжитое внутреннее смятение, его «действительные и кажущиеся» противоречия. Ему, в поисках опоры и оснований собственного мировоззрения, пришлось долго «разбираться в своем укладе» [3, С. 648]. Русскому же читателю в этом талантливом поэте особенно дорога его «беспредельная» любовь к исконной русской деревне, не стальной, не индустриальной, деревне старинного уклада.

 Несмотря на «ложные толкования критики и простое непонимание» (этих противоречий – Г.К.), несмотря на имевшую место «групповую неприязнь» по отношению к поэту, мы теперь «знаем о Есенине много» [9, C. 264], – пишет В. Федоров. Особую ценность представляет для автора статьи переписка С. Есенина с Г. Панфиловым – другом детства. В данных письмах нашел свое отражение «нравственный кодекс» юного поэта. Вот некоторые его устои:

«В жизни должно быть искание и стремление, без них – смерть и разложение».

«Гений для меня – человек слова и дела…»

«Живи так, как будто сейчас же должен умереть, ибо это есть лучшее стремление к истине».

«Зачем завидовать тому, кто обладает талантом, – я есть ты, и мне доступно все, что доступно тебе» [9, C. 264].

 Эти цитаты приводит в своей статье Василий Федоров, аргументируя таким образом тезис о нравственной чистоте Есенина. Утверждает: «В стихах притвориться чистым нельзя, так же как глупцу нельзя притвориться мудрым, а бездарному – талантливым» [9, C. 266]. Вообще, поэт, по мнению Федорова, – «это организатор гармонии» [9, C. 270], он нередко открывает не замечаемые прежде связи вещей и явлений:

Розу белую с черною жабой

Я хотел на земле повенчать…[1, C. 547].

В периоды социальных перемен нелегко всем, а творческим личностям – особенно. Взаимосвязанность всего происходящего в мире находит свое глубоко драматическое отражение в том, что на таком человеке незримо скрещиваются «все противоречия мира». Василий Федоров пишет: «В эпохи расколов души поэтов подвергаются многократным перегрузкам. … Душа поэта могла изнемочь в желании соединить несоединимое: Русь уходящую с Русью советской. Душевно поэт (Сергей Есенин – Г.К.) пережил раскол, приняв сторону Руси советской, но перегрузки, видимо, потом сказались…» [9, C. 270]. В данной цитате можно усмотреть глубокий смысловой подтекст, вполне понятный исследователям творчества и обстоятельств смерти Есенина, знатокам того исторического периода. Василий Федоров обоснованно рассматривает произведения Есенина как классические. По всей своей сути «Сергей Есенин – лирик» [9, C. 271], но именно поэтому, возможно, он также «неповторимо оригинален в эпическом жанре» [9, C. 271], близок к русским классикам Пушкину и Лермонтову, о чем особенно свидетельствуют его поэмы, являющиеся, в то же время, «синтезом лирической темы» [9, C. 271] – такие как «Анна Снегина», «Черный человек», «Гуляй-поле» и др. Наконец, «Персидские мотивы», в которых, по мнению В. Федорова, просматривается душевная просветленность. В статье Федоров анализирует характеры произведения «Анна Снегина», пишет о глубине трагизма поэмы «Черный человек». Наконец, подчеркивает самую главную для него мысль:

«Он любил Родину,

Он очень любил Родину» [9, C. 276].

Есенин открыто манифестировал эту любовь в своей «Исповеди хулигана»:

Я очень люблю родину! [1, C. 534].

Благодаря этой огромной любви родились у поэта Есенина известные строки:

Но и тогда,

Когда во всей планете

Пройдет вражда племен,

Исчезнет ложь и грусть, –

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь» [1, C. 568].

А мы, утверждает В. Федоров, любим этого поэта «за его глубокое понимание природы, за проникновение в ее глубинные тайны» [9, C. 266]. Мы также любим его за то, что «будучи поэтом крестьянским, он был вместе с тем поэтом широких национальных и общечеловеческих интересов. Этим он выгодно отличался от всех поэтов деревни» [9, C. 267-268]. И любовь к деревне, и любовь к природе, и любовь к женщине, и любовь к самой поэзии – «все слилось в его душе, в его творчестве в одну огромную любовь, которая обостряла его чувства, поднимала над сутолокой литературных школ и школок, формировала его как поэта и человека» [9, C. 276]. Автор статьи цитирует: «У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова, поэтому у них так и не согласовано все. Поэтому они так и любят диссонанс, который впитали в себя с удушливыми парами шутовского кривлянья (выделено мной – Г.К.) ради самого кривляния» [9, C. 276]. Здесь четко обозначена позиция зрелого поэта Сергея Есенина. И не менее очевидно, что это – убежденная позиция самого автора статьи. Подлинные чувства и подлинное творчество для них обоих неразрывно ассоциированы с прекрасным, с тишиной, гармонией. С тем, к чему стремится в творчестве большой талант. Вот что писал по этому поводу Есенин, когда работал над «Персидскими мотивами»: «Только одно во мне сейчас живет. Я чувствую себя просветленным, не надо мне этой глупой шумливой славы, не надо построчного успеха. Я понял, что такое поэзия» [9, C. 271]. Несмотря на крестьянское происхождение, Есенин зрелого периода творчества осознавал себя не просто крестьянским, а именно русским поэтом, и сказал о себе так: «Не хочу отображать крестьянские массы, не хочу надевать хомут Сурикова или Спиридона Дрожжина… Я просто русский поэт» [6, C. 164]. Иначе говоря, поэт для русского народа.

Вероятно, в этом и кроется разгадка народной любви к нему: «Его стих рассчитан как бы на индивидуальное восприятие и адресован, как давно замечено, единственному другу… Этим единственным другом оказывается каждый, кто возьмет в руки томик поэта и останется наедине с ним. Небывалая искренность тона, редкий дар непосредственного видения мира, способность смотреть на явления и вещи непредвзятым взглядом, неожиданно извлекать красоту и радость из предметов, давно стершихся бытом, особое умение выражать чувства человека и простого и сложного – вот что характеризует Есенина-поэта» [7, C. 11].

Заключение

Для современного молодого человека поэзия Есенина, возможно, не столь близка, как для старшего поколения нынешнего исторического момента. Однако имя Есенина знакомо каждому, благодаря, в том числе, школьной программе. Имя Василия Федорова не столь популярно, оно в большей мере известно любителям поэзии. Но эти поэты в определенной степени близки друг другу. А их имена значимы сегодня, еще и потому, что «в искусстве прошлого мы ищем применений к опыту современности или адекватного выражения исторических эпох» [2, C. 291]. Но это уже – тема для другого исследования.

Некоторые литературоведы сравнивали Василия Федорова с Сергеем Есениным. И по некоторому внешнему сходству, и по совпадавшей в ряде ключевых моментов направленности творчества. Думается, такое сравнение нельзя считать неправомерным. Достаточно привести в пример даже такую цитату, чтобы услышать перекличку настроений: «Родная земля, она и кормилица, и поилица, она и нянька, и воспитательница, она и раскрытая книга природы»
[8, C. 6]. И тон и характер статьи «Слово о Сергее Есенине» позволяют читателю ощутить глубоко неравнодушное отношение Федорова к старшему собрату по перу, глубокое уважение к его творческим достижениям и к его личностным противоречиям, которые, в значительной степени, отразили противоречия общественной жизни России в определенный исторический период.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. А. Блок, В. Маяковский, С. Есенин. Избранные сочинения. – М.; «Художественная литература», 1991. – 702 с.
  2. Гинзбург Л. Я. О лирике / Л. Я. Гинзбург. – М.; Интрада, 1997. – 415 с.
  3. Есенин С. «О себе» / С. Есенин // А. Блок, В. Маяковский, С. Есенин. Избранные сочинения. – М.; «Художественная литература», 1991. – С. 647-648
  4. Есенин С. Предисловие (к Собранию сочинений) / С. Есенин // А. Блок, В. Маяковский, С. Есенин. Избранные сочинения. – М.; «Художественная литература», 1991. – С. 653-654
  5. Марченко А.М. Поэтический мир Есенина / А.М. Марченко. – М.; Советский писатель, 1989. – 304 с.
  6. Мусатов В.В. История русской литературы первой половины ХХ века (советский период) / В.В. Мусатов. – М.; Изд. центр Академия, 2001. – 310 с.
  7. Смола О. «Всю душу выплещу…» / О. Смола // А. Блок, В. Маяковский, С. Есенин. Избранные сочинения. – М.; «Художественная литература», 1991. – С. 3-20
  8. Федоров В.Д. Признание в любви / В.Д. Федоров // Собрание сочинений. В 3-х тт. – М., «Молодая гвардия», 1975. – Т. 3 – С. 5-8
  9. Федоров В.Д. Собрание сочинений / В.Д. Федоров. В 3-х тт. – М., «Молодая гвардия», 1975. – Т. 3 – 624 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Blok, V. Mayakovsky, S. Yesenin. Izbrannye sochinenija [A. Blok, V. Mayakovsky, S. Yesenin. Selected works] – M.; “Khudozhestvennaya literatura”, 1991 – 702 p. [in Russian]
  2. Ginsburg L. Ya. O lirike [About the lyrics] / L. Ya. Ginsburg. – M.; Intrada, 1997 – 415 p. [in Russian]
  3. Yesenin S. About Myself / S. Yesenin / A. Blok, V. Majakovskijj, S. Yesenin. Izbrannye sochinenija [A. Block, V. Mayakovsky, S. Yesenin. Selected works]. – M.; “Khudozhestvennaya literatura”, 1991. – p. 647-648 [in Russian]
  4. Yesenin S. Predislovie (k Sobraniju sochinenijj) [Preface (to the Collected Works)] / S. Yesenin // A. Blok, V. Majakovskijj, S. Esenin. Izbrannye sochinenija [A. Blok, V. Mayakovsky, S. Yesenin. Selected works]. – M.; “Khudozhestvennaya literatura”, 1991, pp. 653-654 [in Russian]
  5. Marchenko A.M. Poehticheskijj mir Esenina [The Poetic World of Yesenin] / A. M. Marchenko. – M.; Sovetskiy pisatel, 1989 – 304 p. [in Russian]
  6. Musatov V. V. Istorija russkojj literatury pervojj poloviny XX veka (sovetskijj period) [History of Russian Literature of the first half of the twentieth century (Soviet period)] / V. V. Musatov. – M.; Akademija, 2001 – 310 p. [in Russian]
  7. Smola O.«Vsju dushu vypleshhu…» / O. Smola // A. Blok, V. Majakovskijj, S. Esenin. Izbrannye sochinenija. [A. Blok, V. Mayakovsky, S. Yesenin. Selected works]. – M.; “Khudozhestvennaya literatura”, 1991, pp. 3-20 [in Russian]
  8. Fedorov V. D. Priznanie v ljubvi [A declaration of love] // V. D. Fedorov // Sobranie sochinenijj. V 3-kh tt. [A collection of works. In 3 volumes]. – M., “Molodaja gvardija”, 1975. – Vol. 3, pp. 5-8 [in Russian]
  9. Fedorov V. D. Sobranie sochinenijj. V 3-kh tt. [A collection of works. In 3 volumes] / V. D. Fedorov. – M., “Molodaja gvardija”, 1975. – Vol. 3-624 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.