Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 108-109 Выпуск: № 05(5) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тибинько Н. Д. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ДИСКУРСА / Н. Д. Тибинько // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — № 05(5) Часть 2. — С. 108—109. — URL: https://research-journal.org/languages/teoreticheskie-aspekty-v-issledovanii-diskursa/ (дата обращения: 21.09.2021. ).
Тибинько Н. Д. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ДИСКУРСА / Н. Д. Тибинько // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — № 05(5) Часть 2. — С. 108—109.

Импортировать


ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ДИСКУРСА

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ В ИССЛЕДОВАНИИ ДИСКУРСА

Научная статья

Тибинько Н.Д.

Челябинский государственный университет, Челябинск, Россия

Аннотация

В статье рассмотрены различные аспекты в исследовании дискурса. Под  «дискурсом» понимается процесс порождения «текста», который, в свою очередь, выступает уже как «результат». Также рассматривается контекст дискурса, который моделируется в форме «фреймов».

Ключевые слова: дискурс, текст, фрейм, сценарий, контекст.

Keywords: discourse, text, frame, script, context.

Понятие «дискурс» существует относительно недолго, однако оно (так же как и понятие «текст») многозначно и многопланово. Само понятие «дискурс» пришло к нам вместе с понятием «дискурс-анализ», когда внимание исследователя стало переключаться с текста на «затекст». Наиважнейшим становится контекстное поле, в частности социальный контекст, а затем и знаковый контекст (интертекстуальность – текстовые поля и текстовые секвенции). В результате понадобилось включить в анализ текстов такие категории, как жанр, нарратив, сценарий (литературоведческая парадигма), фрейм, миф (эпистемическая парадигма), аудитория, роль, статус (социологическая парадигма), интерпретация (герменевтическая парадигма). Как мы видим, дискурс-анализ игнорирует не только границы каждого конкретного текста, но и дисциплинарные разграничения, приобретая статус междисциплинарного исследовательского направления [1].

По мнению Арутюновой, термин «дискурс» используется для обозначения разных видов речи и речевых произведений (например, педагогический, компьютерный, ораторский дискурс), связность и осмысление которых воссоздается с учетом всей совокупности не собственно языковых факторов [2].

Так, например, В.И. Карасик считает, что:

  1. Социолингвистический подход к исследованию дискурса предполагает анализ участников общения как представителей той или иной социальной группы и анализ обстоятельств общения в широком социокультурном контексте
  2. С позиций психолингвистики дискурс интересен как развертывание переключений от внутреннего кода к внешней вербализации в процессах порождения речи и ее интерпретации с учетом социально-психологических типов языковых личностей, ролевых установок и предписаний.
  3. Лингвокультурное изучение дискурса имеет целью установить специфику общения в рамках определенного этноса, определить формульные модели этикета и речевого поведения в целом, охарактеризовать культурные доминанты соответствующего сообщества в виде концептов как единиц ментальной сферы, выявить способы обращения к прецедентным текстам для данной лингвокультуры.
  4. С позиций лингвостилистики дискурс сориентирован на выделение регистров общения, разграничение устной и письменной речи в их жанровых разновидностях, определение функциональных параметров общения на основе его единиц.
  5. Структурно-лингвистическое описание дискурса предполагает его сегментацию и направлено на освещение собственно текстовых особенностей общения.
  6. С позиций прагмалингвистики дискурс представляет собой интерактивную деятельность участников общения, установление и поддержание контакта, эмоциональный и информационный обмен, оказание воздействия друг на друга, переплетение моментально меняющихся коммуникативных стратегий и их вербальных и невербальных воплощений в практике общения, определение коммуникативных ходов в единстве их эксплицитного и имплицитного содержания. [3].

Дискурс также определяется как коммуникативное событие, происходящее между говорящим и слушающим в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и прочем контексте [4]. Так, дискурс, понимаемый в лингвистике как коммуникативное действие, характеризуется особым набором лингвистических средств и экстралингвистических факторов. Окружающая среда, в которой происходит формирование или зарождение дискурса, выступает как экстралингвистический фактор, а происходящее коммуникативное событие в этом случае и есть дискурс.

То есть, таким образом, под дискурсом понимается процесс порождения «текста», который, в свою очередь, выступает уже как «результат». Так как дискурс – это процесс порождения текста, то есть понятие, касающееся речи, то текст – это результат дискурса (коммуникативного действия), понятие, касающееся системы языка и коммуникативной компетенции.

По мнению И.Б. Руберт важным представляется положение о том, что жизненный контекст дискурса моделируется в форме «фреймов» (типовых ситуаций) или «сценариев» (делающих акцент на развитии ситуаций). Разработка фреймов и сценариев важная часть теории дискурса. Другой своей стороной дискурс обращен к ментальным процессам участников коммуникации: этнографическим, психологическим и социокультурным правилам порождения и понимания речи в тех или иных условиях.

В структуре дискурса выделяют три компонента, соответствующих:

1. когнитивной модели содержания, т.е. обобщенной модели референтной ситуации;

2. репрезентациям знаний о социальном (прагматическом) контексте, с учетом специфики которого осуществляется социальное взаимодействие посредством текстов;

3. лингвистическим знанием об организации дискурса на макроуровне, т.е. нарративных схемах построения текста, и на  микроуровне, под которым подразумеваются семантико-синтаксические знания [5].

Согласно Т.А. ван Дейку,  когнитивный фрейм дискурса выступает в виде иерархии элементов (концептуальных падежей), основными из которых являются: «агенс», «пациенс», «средство», «результат», «объект», «причина», «условие», «время», «место», «цель» и пр., и отношений этих элементов, устанавливаемых представлением о «действии» («акте»). Фрейм содержания текста является более абстрактной схемой в сравнении с денотативным уровнем представления смысла. Верхний уровень когнитивного фрейма составляет схематический каркас денотатов. Вершиной когнитивного фрейма является макропозиция, в основе которой лежит тип отображаемой в тексте деятельности. Элементами фрейма верхнего уровня являются семантические «падежи», составляющие схему эпистемической модели, которая отражается в содержании речевых произведений [4].

Когнитивный компонент текста репрезентируется в виде многоуровневой структуры. Верхним интегральным уровнем является крайне обобщенная схема когнитивного содержания, инвариантного относительно речевых манифестаций. Далее следует уровень эпистемических моделей, совокупное представление которых очерчивает тематику жанра. В процессе декодирования текста актуализируются, прежде всего, эпистемические модели, соотносимые с тематическим репертуаром. Уровень частных моделей, узловыми элементами которых являются номинации тематических разделов или тем определенных групп текстов имеет переменную характеристику, а сами модели получают статус констант в конкретных текстах. Семантическая база текста (когнитивный фрейм) в дискурсивном процессе становится основой текстовой макроструктуры, которая формально воплощается в определенной последовательности коммуникативных блоков текста (заглавие, зачин, основной корпус, заключение), образующих суперструктуру или суперсхему текста. Данные термины, предлагаемые, в частности, Т.А. ван Дейком соотносятся с принятыми в отечественной лингвистике терминами «композиция» и «архитектоника». Фреймы иллокутивного и препозитивного компонентов дискурса на уровне типа дискурса абстрагируются до понятий когнитивных и контекстуальных компонентов. Выделение ситуативной модели как когнитивного коррелята референта из общего коммуникативно-прагматического контекста вполне оправдано. Это соответствует принятой в современной прикладной лингвистике категоризации знаний на семантические и прагматические [4].

Последовательно к моделированию прагматических знаний дискурса  подошел Т.А. ван Дейк. Автор выделяет общий и частный  прагматический контексты. Фрейм общего прагматического контекста описывается в категориях верхнего уровня (личное, общественное, институциональное, неформальное). Сюда же входят репрезентации общекультурных знаний, социально-групповые   конфигурации. Частные модели социального взаимодействия описываются при помощи релевантных характеристик участников коммуникации, куда входят: позиции, роли, статусы, свойства (пол, возраст и пр.), отношения (превосходство, авторитет, равноположенность), функции (временные позиционные характеристики) [6]. Так, канонизированные представления структуры дискурса соотносятся с дискретными эпистемическими моделями и образуют своеобразный гиперфрейм когнитивных представлений, имеющийся в сознании коммуникантов. Детерминанты коммуникативного контекста и релевантные составляющие когнитивного содержания, отражаясь в языковом оформлении сообщения, определяют специфику вертикальной модели развертывания текстов. Замечено, что в различных типах дискурсов соотношение прагматической и когнитивной составляющих дискурса проявляется по-разному, что объясняется различием дискурсивных стратегий. Так, в диалоге сценарий коммуникативной ситуации намного отчетливей фиксируется в тексте, в то время как в письменном, например, научно-техническом тексте доминируют представления фреймовой структуры референтной ситуации.

Список литературы / References

  1. Ухванова-Шмыгова И.Ф. Операционализация коммуникативных стратегий с позиций каузально-генетической теории / И.Ф. Ухванова // Методология исследования политического дискурса: Актуальные проблемы содержательного анализа общественно-политических текстов: сб. науч. трудов / Белгосуниверситет; под общ. ред. И.Ф. Ухвановой-Шмыговой. – Вып. 2. – Минск, 2000. – С. 198-202.
  2. Арутюнова Н.Д. Аксиология в механизмах жизни и языка // Проблемы структурной лингвистики. – М.: Наука, 1984. – 248 с.
  3. Карасик В.И. О типах дискурса // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. – Волгоград: Перемена, 2000. – С. 5-20.
  4. Teun van Dijk Discoursive analizes of news/ A Handbook of qualitative methodologies for mass media research/Edited by K.Bruhn Jensen, London:Longman,1999.vol. 5. p.32-37.
  5. Руберт И.Б. Текст и дискурс: к определению понятий//Текст и дискурс.Проблемы экономического дискурса.СПб:Изд-во СПб гос.унив.экономики и финансов,2001.-С.23-38
  6. Teun A.van Dijk Elite Discourse and Racism. London: SAGE Publications, 1985. vol. 6.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.