Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 71-73 Выпуск: № 9 (16) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Велибекова И. М. СТРАТЕГИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА В ЯЗЫКОВОЙ ПАРЕ «НЕМЕЦКИЙ – РУССКИЙ» / И. М. Велибекова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 9 (16) Часть 2. — С. 71—73. — URL: https://research-journal.org/languages/strategii-yuridicheskogo-perevoda-v-yazykovoj-pare-nemeckij-russkij/ (дата обращения: 24.10.2021. ).
Велибекова И. М. СТРАТЕГИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА В ЯЗЫКОВОЙ ПАРЕ «НЕМЕЦКИЙ – РУССКИЙ» / И. М. Велибекова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 9 (16) Часть 2. — С. 71—73.

Импортировать


СТРАТЕГИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА В ЯЗЫКОВОЙ ПАРЕ «НЕМЕЦКИЙ – РУССКИЙ»

Велибекова И.М.

Магистрант Волгоградский государственный университет

СТРАТЕГИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА В ЯЗЫКОВОЙ ПАРЕ «НЕМЕЦКИЙ – РУССКИЙ»

Аннотация

Данная статья посвящена выявлению проблем перевода юридических текстов, а также описанию стратегий, используемых при решении данных проблем. Автором раскрываются основные характеристики юридического дискурса, рассматриваются переводческие проблемы с учетом трех аспектов: прагматического, конвенционального, языкового.

Ключевые слова: юридический дискурс, проблема перевода, стратегия перевода.

Velibekova I.M.

Master’s degree student, Volgograd State University

STRATEGIES OF LEGAL TRANSLATION IN THE GERMAN-RUSSIAN LANGUAGE COMBINATION

Abstract

The present article is devoted to introduction of problems of legal translation as well as strategies used by solving of these problems. The author considers the main characteristics of legal discourse, describes translation problems in accordance with following aspects: pragmatic, conventional, and language.

Keywords: legal discourse, translation problem, translation strategy.

Интенсивная международная интеграция во многих сферах социального взаимодействия, растущая мобильность человеческих ресурсов в международном поликультурном пространстве, а также необходимость правового регулирования взаимоотношений субъектов международного сотрудничества обусловливают значимость юридического перевода, выполняющего функции инструмента, обеспечивающего права граждан различных государств. Так, вследствие расширения сферы экономического сотрудничества требуются переводы договоров и соглашений различных видов, в случаях возникновения споров и невыполнения обязательств по договору необходимы переводы судебных документов, при создании совместных предприятий или филиалов иностранных компаний выполняется перевод учредительной документации. В связи с возросшей мобильностью российских граждан большим спросом пользуется перевод юридической документации физических лиц (документы об образовании, различные свидетельства и справки и др.).

Стратегии перевода юридических текстов определяются основными особенностями юридического дискурса.

Юридический дискурс является разновидностью институционального дискурса. Конститутивным признаком институционального дискурса как особого типа общения является выполнение социальной потребности общества организовывать свои социальные связи, упорядочивать их, регулировать и управлять ими. Юридический дискурс как разновидность институционального дискурса представляет собой статусно-ориентированное взаимодействие его участников в соответствии с системой ролевых предписаний и норм поведения в определенных правом ситуациях институционального общения.

В современной науке юридический дискурс рассматривается как «результат когнитивной деятельности человека в сфере права, как вербальный итог классификации мира, требующий упорядоченности правовой информации и ее адекватной интерпретации, связанной со способностью участников дискурса к осмыслению правовых положений, их анализу и синтезу» [3].

В условиях межкультурного взаимодействия специалистов из различных областей объектом теории специального перевода становятся различные виды институционального дискурса, в том числе юридический дискурс. Выделение юридического перевода в качестве направления специальной теории перевода имеет важное социально-гуманитарное значение, поскольку данная сфера профессиональной деятельности способствует укреплению законности и правопорядка в условиях международного сотрудничества государственных структур, коммерческих организаций, отдельных граждан, а также содействует обеспечению прав человека в поликультурном социуме» [1].

Под юридическим переводом мы понимаем перевод текстов, относящихся к области права и используемых для обмена юридической информацией между людьми, говорящими на разных языках. Поскольку право является предметной областью, связанной с социально-политическими и культурными особенностями страны, юридический перевод представляет собой непростую задачу. Для адекватной передачи юридической информации язык юридического перевода должен быть особо точным, ясным и достоверным.

Как отмечает У. Даум, еще совсем недавно перевод юридических текстов приравнивали к  переводу других специальных текстов. Однако в данном случае происходит не только перевод со специального ИЯ (исходного языка) на специальный ПЯ (язык перевода), но еще и, как правило, передача содержания одной правовой системы для использования в другой правовой системе, имеющей совершенно иную организацию [5].

Таким образом, важнейшим, даже, пожалуй, основополагающим моментом адекватного перевода юридических текстов, является знание правовых систем ИЯ и ПЯ [5]. Как справедливо подчеркивает З. Купш‐Лозерайт, именно владение специальными знаниями позволяет создать перевод, максимально точно передающий специфику правовых норм ИЯ, поскольку юридические понятия на ИЯ передаются в основном функциональными аналогами правовой системы ПЯ [6].

Учитывая все особенности юридического дискурса, переводчик должен руководствоваться определенными стратегиями. Вслед за К. Норд мы определяем стратегию перевода как многоуровневую программу переводческих действий, нацеленных на создание текста ПЯ с учетом таких аспектов, как условия коммуникативной ситуации (прагматический уровень), нормы коммуникации (конвенциональный уровень) и языковые нормы (языковой уровень) [7].

Для эффективного достижения цели перевода на каждом из указанных уровней действия переводчика должны быть направлены на решение соответствующих переводческих проблем:

1) прагматических, возникающих из-за различий между факторами коммуникативной ситуации ИЯ и ПЯ;

2) конвенциональных, связанных с несовпадением конвенций культуры ИЯ и культуры ПЯ (под конвенциями подразумеваются общие коммуникативные нормы, структурно-жанровые конвенции типов текстов, принятые единицы измерения и др.);

3) языковых, возникающих из-за различий между структурами ИЯ и ПЯ на лексическом, грамматическом и синтаксическом уровнях.

При этом переводческие решения, касающиеся отдельных аспектов, должны быть согласованными и единообразными в рамках целого текста.

Материалом нашего исследования послужили юридические тексты на русском языке и их переводы на немецкий язык общим объемом около 30 000 печатных знаков. Были проанализированы следующие разновидности текстов: нормативно-правовые документы; документы, определяющие правовой статус субъектов; документы, фиксирующие волеизъявление субъектов права.

По нашему мнению, несовпадение правовых систем можно считать как прагматической, так и конвенциональной проблемой перевода юридических текстов. С одной стороны, в данном случае наблюдается несовпадение характеристик получателя текста ИЯ с характеристиками получателя текста ПЯ, являющимися представителями разных правовых систем. Таким образом, переводческая проблема возникает из-за несовпадения факторов коммуникативной ситуации ИЯ и ПЯ. В то же время это конвенциональная проблема перевода, поскольку связана с несовпадением конвенций культуры ИЯ и культуры ПЯ (под конвенциями подразумеваются общие коммуникативные нормы, структурно-жанровые конвенции типов текстов, принятые единицы измерения и др.)[4].

Для передачи реалий могут быть использованы следующие приемы:

а) транслитерация (передача графической формы слова ИЯ средствами ПЯ): Районный совет народных депутатов – der Bezirksrat der Volksdeputierten; Собрание законодательства РФ – Sammlung der Gesetzgebung der Russischen Föderation.

б) калькирование слова (замена составных частей слова их прямыми соответствиями в ПЯ): Кремль – der Kreml; ИНН – INN

в) приближенный перевод (подбор аналога – ближайшего по значению соответствия в ПЯ для лексической единицы ИЯ): Совет Федерации – der Bundesrat; Код подразделения – die Behördenkennzahl.

г) использование приемов калькирования и транслитерации для передачи одной реалии: Верховный совет РФ – der oberste Sowjet; Государственная дума – die Staatsduma.

Одна из конвенциональных проблем перевода юридических текстов заключается в несовпадении употребления имен существительных, обозначающих лицо по профессии, должности, роду деятельности, ученому или почетному званию и т. п. В русском языке в официально-деловом стиле большинство таких имен существительных сохраняют свою форму и в тех случаях, когда относятся к лицам женского пола, например: нотариус, президент, представитель и т.д. В немецком языке от таких существительных принято образовывать форму женского рода, например: VerterterVertreterin, KollegeKollegin и т.д.

К конвенциональной проблеме перевода юридических текстов можно отнести также передачу имен собственных: фамилий, имен, отчеств людей, названий городов и других населенных пунктов, а также названий фирм, организаций и т. д.

Как отмечается во многих пособиях по переводу, при передаче фамилий и имен известных личностей (ученых, государственных деятелей и др.) следует руководствоваться установившейся практикой, поскольку традиционное написание их фамилий и имен может не соответствовать фонетическому принципу, например: Carl Friedrich Weizsacker – Карл Фридрих Вейцзеккер.

Проблема перевода имен собственных встречается чаще всего в документах, фиксирующих факты, определяющие правовой статус субъектов (паспорт, военный билет, документы об образовании, различные удостоверения – участника войны, пенсионера, инвалида, документы, удостоверяющие служебное положение, свидетельство о рождении, о браке, об усыновлении и т.д.) и в документах, фиксирующие факты-волеизъявления субъектов права (сделки, доверенности, договоры, заявления, жалобы и т.д.).

При решении данной переводческой проблемы переводчики используют чаще всего международный стандарт ISO 9:1995, определяющий правила транслитерации кириллических алфавитов славянских и неславянских языков посредством латиницы. Например: Першукова Юлия Владимировна – Peršukova Ûliâ Vladimirovna, Г.И. Леонтьевская – G.I. Leont´evskaâ

Языковые проблемы перевода являются результатом структурных различий между системами ИЯ и ПЯ. [7]. Проблемы такого рода затрагивают внутритекстовые факторы: лексику, синтаксис, стиль и др. [8].

Рассмотрим ряд переводческих проблем:

  1. Перевод юридической терминологии.

В процессе анализа текстов ИЯ и ПЯ мы выяснили, что юридические  термины переводятся в основном однозначными эквивалентами, зафиксированными в юридическом словаре, что свидетельствует о том, что юридическому языку присуща точность, недвусмысленность. Терминологические словосочетания на ИЯ выражаются чаще всего на ПЯ сложным словом: книга регистрации актов о расторжении брака – der Standesregister

  1. Перевод клишированных выражений в юридических текстах осуществляется в основном подбором аналогичных клише в ПЯ. Например: От моего имени – In meinem Namen; После расторжения брака присвоены фамилии – Die Familiennamen nach der Ehescheidung.

Среди языковых проблем также нужно отметить перевод предложений с модальными глаголами в составе составного глагольного сказуемого. Данные констркции передаются чаще всего

– конструкцией haben +zu+Inf.: Устав общества должен содержать –  Die Gesellschaftssatzung hat folgendes zu enthalten:);

– модальным и простым глаголом: На территории Российской Федерации могут находиться…Auf dem Staatsgebiet der Russischen Föderation können sichbefinden.

Еще одной переводческой проблемой является передача глаголов в повелительном наклонении. Такие предложения передаются чаще всего посредствам конструкций в пассивном или реже активном залоге. Например: Признать утратившими силу с 1 января 2004 года – : Ab dem 1. Januar 2004 werden folgende Rechtsvorschriften außer Kraft gesetzt; В части первой Налогового кодекса Российской Федерации: пункт 4 статьи 6 изложить в следующей редакции – Im ersten Teil des Steuerkodexes der Russischen Föderation:- erhält Artikel 6 Punkt 4 folgende Fassung.

В заключении данной статьи отметим, что в практической переводческой деятельности необходимо учитывать лингвистические характеристики юридического дискурса в целом и сложившиеся в национальной правовой системе жанрово-стилистические особенности конкретных юридических текстов. Значительное внимание необходимо уделять также особенностям переводческих технологий применительно к разным жанрам юридических текстов с учетом статуса участников общения и условий его реализации в рамках совмещения конкретных национальных правовых культур и законодательных систем.

Литература

  1. Атабекова А.А. Юридический перевод в междисциплинарном контексте: монография. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011. – 131 c.
  2. Кожина М.А. Жанр судебной речи в полидискурсивной структуре романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» // Вестник Томского государственного университета. – Изд-во ТГУ – 2011. – № 353. – С. 22–25.
  3. Колесникова Л.В. Юридический дискурс как результат категоризации и концептуализации действительности: на материале предметно-терминологической области «Международное частное право»: дис. … канд. филол. наук. – Ставрополь, 2007. – 166 с.
  4. Махортова Т.Ю. Проблемы перевода юридических текстов // Homo Loquens: (Вопросы лингвистики и транслятологии): Сб. ст. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2012. – Вып. 5. – С. 30–39.
  5. Шамне Н.Л. Язык и культура в аспекте межкультурной коммуникации// Языки и транснациональные проблемы: Материалы 1 Международной конференции. – Москва – Тамбов, 2004. – Т. 1.-  С. 398-405.
  6. Daum U. Übersetzen von Rechtstexten // Schubert K. (Hrsg.) Übersetzen und Dolmetschen: Modelle, Methoden, Technologie. – Tübingen: Narr, 2003. – S. 33–46.
  7. Kupsch‐Losereit S. Gerichtsurteile // Snell‐Hornby M., Hönig H. G., Kußmaul P., Schmitt P. A. (Hrsg.) Handbuch Translation. – Tübingen: Narr, 2005. – S. 225‐
  8. Nord C. Fertigkeit Übersetzen. Ein Selbstlernkurs zum Übersetzenlernen und Übersetzenlehren. – Alicante: Editorial Club Universitario, 2002.
  9. Stolze R. Hermeneutisches Übersetzen. Linguistische Kategorien des Verstehens und Formulierens beim Übersetzen. – Tübingen: Narr, 1992.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.