Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.051

Скачать PDF ( ) Страницы: 35-39 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ермейчук Н. А. РОЛЬ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ В РЕКОНСТРУКЦИИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ «КНИГИ ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ») / Н. А. Ермейчук // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 35—39. — URL: https://research-journal.org/languages/rol-izobrazitelno-vyrazitelnyx-sredstv-v-rekonstrukcii-yazykovoj-kartiny-mira-na-materiale-knigi-pritchej-solomonovyx/ (дата обращения: 22.10.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.051
Ермейчук Н. А. РОЛЬ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ В РЕКОНСТРУКЦИИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ «КНИГИ ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ») / Н. А. Ермейчук // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 35—39. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.051

Импортировать


РОЛЬ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ В РЕКОНСТРУКЦИИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ «КНИГИ ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ»)

Ермейчук Н. А.

ORCID: 0000-0001-8582-1016, аспирант

Ленинградский государственный университет им. А. С. Пушкина

РОЛЬ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНО-ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ В РЕКОНСТРУКЦИИ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА (НА МАТЕРИАЛЕ «КНИГИ ПРИТЧЕЙ СОЛОМОНОВЫХ»)

Аннотация

В статье исследуется роль изобразительно-выразительных средств в реконструкции языковой картины мира на материале «Книги притчей Соломоновых» англоязычного перевода Библии короля Якова. Под языковой картиной мира понимается зафиксированная в многослойной системе языка совокупность представлений людей о мире на определенном этапе развития человечества с учетом социокультурных и психофизических факторов. В ее реконструкции участвуют неязыковые (невербальные) средства, категоризация и концептуализация, а также языковые средства. Важную роль в ее формировании играют языковые средства. Одним из таких средств являются изобразительно-выразительные средства, но в них находит выражение только часть или фрагмент языковой картины мира. В этой связи изобразительно-выразительные средства трактуются как средства изобразительности и выразительности всех языковых уровней, которые несут коннотативную дополнительную информацию.

Методом сплошной выборки определен перечень изобразительно-выразительных средств в контексте анализируемой книги Библии: метонимия, синекдоха, метафора, персонификация, эпитет, антитеза, сравнение, гипербола. Их роль в формировании языковой картины мира определяется, исходя из функций, которые они выполняют в библейских притчах. Проведенный анализ 1360 примеров изобразительно-выразительных средств показал, что к основным функциям относятся: аппелятивная, волюнтативная и экспрессивная.

Ключевые слова: языковая картина мира; изобразительно-выразительные средства; Книга притчей Соломоновых; аппелятивная, волюнтативная и экспрессивная функции.

Yermeichiuk N. A.

ORCID: 0000-0001-8582-1016, postgraduate student

Pushkin Leningrad State University

ROLE OF FIGURES OF SPEECH AND EXPRESSIVE MEANS IN RECONSTRUCTION OF LINGUISTIC IMAGE OF THE WORLD (BASED ON “BOOK OF PROVERBS”)

Abstract

The article considers the role of expressive means in the reconstruction of the linguistic image of the world based on the “Book of Proverbs” in the English translation of King James. The linguistic image of the world is understood as the set of people’s world representations fixed in a multilayer system of a language at a certain stage of human development with regard to socio-cultural and psychophysical factors. Non-linguistic (non-verbal) means also take part in its reconstruction, categorization and conceptualization, along with linguistic means. An important role is played by language means. One of these means is expressive, but it reflects only a fragment of the linguistic image of the world. In this regard, expressive means are treated as a means of representativeness and expressiveness which carry additional connotative information at all language levels.

The method of continuous sampling helped the author to identify a list of figures of speech and expressive means in the context of the Bible: Metonymy, synecdoche, metaphor, personification, epithet, antithesis, comparison, and hyperbole. Their role in the formation of the linguistic image of the world is determined based on the functions they perform in biblical parables. The analysis of 1360 examples of expressive means showed that the main functions performed by expressive means are appealing, voluntative and expressive.

Key words: linguistic image of the world; figures of speech and expressive means; Book of proverbs; appealing, voluntative and expressive functions.

 

С 60-х годов 20 века в России (Московская семантическая школа), Польше (Естественный семантический метаязык), Украине (Черновицкая фоносемантическая школа) интенсивно развивается теория языковой картины мира (далее – ЯКМ). За последние двадцать лет интерес к изучению данного феномена сохранился, даже усилился. В этой связи в современной лингвистике находят место многочисленные и разнообразные трактовки понятия ЯКМ, но четкого определения до сих пор не существует. Рассмотрим некоторые из них.

  • Широкое распространение получило определение В. А. Масловой, которая идентифицирует ЯКМ как совокупность знаний о мире, запечатленных в языковой форме [1, С. 48].
  • А. А. Зализняк в монографии «Многозначность в языке и способы ее представления» следующим образом интерпретирует ЯКМ: «…совокупность представлений о мире, заключенных в значении разных единиц данного языка <…>, которые складываются в некую единую систему взглядов, или предписаний…» [2, С. 188].
  • Следующая дефиниция ЯКМ связана с именами З. Д. Поповой и И. А. Стернина. Они предлагают трактовку ЯКМ, ограниченную временными рамками: ЯКМ – это «…совокупность зафиксированных в единицах языка представлений народа о действительности на определенном этапе развития народа» [3, С. 6].
  • Определение ЯКМ, предложенное А. Б. Михалевым, является наиболее полным и продуктивным. Считая, что картина мира должна выглядеть как многослойное образование, которое проявляется на различных уровнях языка, автор предлагает следующее определение ЯКМ: «это – многоярусная семантическая система языка, сложившаяся под действием социокультурных факторов» [4].
  • Профессор Люблинского университета Е. Бартминьский в статье «Понятие ЯКМ и методы его операционализации» объясняет термин ЯКМ как интерпретацию действительности, содержащейся в языке, которая может быть рассмотрена в виде набора паттернов мышления о мире, людях, предметах и событиях, действующей как результат субъективного восприятия и осмысления действительности пользователями конкретного языка [5, P. 263].
  • В трактовке Е. А. Дзюбы ЯКМ характеризуется как «знания и представления об окружающем мире, упорядоченные в человеческом сознании с помощью категорий языка и его же средствами «опредмеченные» (вербализованные)» [6, С. 17].

Проанализировав данные определения, можно утверждать, что ЯКМ – это зафиксированная в многослойной системе языка совокупность представлений людей о мире на определенном этапе развития человечества с учетом социокультурных и психофизических факторов. В ее формировании участвуют несколько средств, а именно:

  • неязыковые (невербальные) средства;
  • категоризация и концептуализация;
  • языковые средства.

На наш взгляд, самую важную роль в реконструкции ЯКМ играют языковые средства. На их изучение направлено все возрастающее внимание ученых в современной лингвистике. Однако общая тенденция к выделению языковых способов образования ЯКМ все еще находится в стадии разработки. Отметим, что большинство исследователей делают акцент на исследовании и описании отдельных языковых способов реконструкции ЯКМ. В контексте данной работы ставится цель исследовать роль изобразительно-выразительных средств в реконструкции ЯКМ. Так как в них находит выражение только часть или фрагмент ЯКМ, под изобразительно-выразительные средства будем понимать средства усиления изобразительности и выразительности всех языковых уровней, которые указывают, как отмечает И. В. Арнольд, на «коннотативную дополнительную информацию» [7, С. 127].

 В «Книге притчей Соломоновых» методом сплошной выборки определен следующий перечень наиболее частотных изобразительно-выразительных средств, включая синекдоху, как разновидность метонимии (по классификации В. И. Арнольд [7, С. 127]) и персонификацию (олицетворение) как вид онтологической метафоры (по классификации Дж. Лакоффа [8, С. 59]):

  • метонимия

A naughty person, a wicked man, walketh with a froward mouth. (6:12)

  • синекдоха

For their feet run to evil, and make haste to shed blood. (1:16)

  • метафора

The mouth of a righteous man is a well of life: but violence covereth the mouth of the wicked. (10:11)

  • персонификация

Wisdom crieth without; she uttereth her voice in the streets (1:20)

  • эпитет

Scornful men bring a city into a snare: but wise men turn away wrath. (29:8)

  • антитеза

Hatred stirreth up strifes: but love covereth all sins. (10:12)

  • сравнение

As a roaring lion, and a ranging bear; so is a wicked ruler over the poor people. (28:15)

  • гипербола

The simple believeth every word: but the prudent man looketh well to his going. (14:15)

В общей сложности выявлено 1360 примеров употребления изобразительно-выразительных средств (табл. 1).

Таблица 1 – Количественный анализ изобразительно-выразительных средств

№ п/п Изобразительно-выразительные средства Частотность Процентное соотношение
1 метонимия (+синекдоха) 509 37,4 %
2 метафора (+персонификация) 375 27,6 %
3 эпитет 163 12 %
4 антитеза 144 10,6 %
5 сравнение 95 7 %
6 гипербола 74 5,4 %
  Итого 1360 100 %

Роль данных стилистически-маркированных лексических единиц можно представить, исходя из функций, которые они выполняют. О.Р. Якобсон, считая, что «язык следует изучать во всем разнообразии его функций» [9, С. 197] выделяет шесть функций: коммуникативную (референтивную), аппелятивную, поэтическую, экспрессивную, фатическую, метаязыковую [10, С. 203]. К. Бюлер в своем труде «Теория языка» указывает на следующие функции языка: экспрессии, аппеляции и репрезентации [11, С. 34]. И. В. Арнольд разделяет функции языковых единиц на две группы в зависимости от типа информации. К первому типу информации, составляющей сам предмет сообщения, автор относит интеллектуально-коммуникативные функции, а ко второму типу информации, которую называет прагматической или дополнительной, – эмотивную, волюнтативную, аппелятивную, контактоустанавливающую, эстетическую функции. [7, С. 15]. Учитывая классификации функций языка, в ходе анализа выявлены основные функции изобразительно-выразительных средств в библейских притчах: аппелятивная, волюнтативная и экспрессивная.  Рассмотрим, как проявляются эти функции на конкретных примерах.

В первую очередь, обратимся к аппелятивной функции, под которой, вслед за И. В. Арнольд, будем понимать привлечение внимания адресата, побуждение его к восприятию сообщения [7, С. 192]. Реализация данной функции прослеживается в следующем примере:

And they lay wait for their own blood; they lurk privily for their ownlives. (1:18)

Использование анатомической синекдохи «blood» со значением «люди» заставляет не только специфическим образом осмыслить передаваемую информацию, но и насторожиться. Такой тип анатомических изобразительно-выразительных средств широко представлен в «Книге притчей Соломоновых» (табл. 2).

Таблица 2 – Количественный анализ анатомических изобразительно-выразительных средств

Название части тела/органа Количество примеров
mouth 33
lip/lips 1/42
foot/feet 6/10
tongue 19
eye/eyes 7/30
blood 7
hand/hands 20/14
neck 5
heart 80
head 7
Итого 281

Анализ показал, что анатомические изобразительно-выразительные средства составляют 21% от общего количества изобразительно-выразительных средств в контексте анализируемой книги Библии. Они позволяют человеку, как отмечает Д. С. Малюкова, «упорядочить свои представления о мире, перенося на него принципы структурирования форм собственного организма <…>, своей личности» [11, С. 50]. Таким образом, анатомические изобразительно-выразительные средства следует также рассматривать как прием повышения концентрации внимания реципиента.

Другим приемом усиления аппелятивной функции является конвергенция изобразительно-выразительных средств. Вслед за И. В. Арнольд под данным стилистическим явлением будем понимать «пучок стилистических приемов, объединенных общностью функции» [12, С. 17]. Обратимся к следующему высказыванию:

Pleasant words are as an honeycomb, sweet to the soul, and health to the bones. (16:24)

Конвергенция здесь создается сравнением «Pleasant words are as an honeycomb», в котором красноречие уподобляется меду, и синекдохой «soul» и «bones» со значением «человек».

Еще одним примером конвергенции изобразительно-выразительных средств может служить следующее предложение:

So shall they be life unto thy soul, and grace to thy neck. (3:22)

Когнитивная структура метафоры содержит две сферы-цели (термин Дж. Лакоффа [8, С. 9]) «life» и «grace». В первую из них включена синекдоха «soul», во вторую «neck». Несомненно, такое сочетание изобразительно-выразительных средств способствует привлечению внимания адресата и указывает ему на ценность таких качеств, как здравомыслие и рассудительность, а также побуждает во всех ситуациях сохранять трезвое суждение и не поддаваться эмоциям. Следовательно, в данном примере имеет место и волюнтативная функция.

Волюнтативная функция ставит своей целью призвать, побудить и убедить адресата совершать положительные и правильные действия и поступки с точки зрения религии.

Обратимся к репрезентативным примерам функционирования эпитета:

To deliver thee from the way of the evil man, from the man that speaketh froward things. (2:12)

The wicked desireth the net of evil men: but the root of the righteous yieldeth fruit. (12:12)

В предложениях (2:12) и (12:12) употребляется эпитет с отрицательной семантикой «evil», обозначающий постоянное негативное качество неверующего, что заставляет адресата задуматься о вере.

Использование гиперболы в следующем примере задает спектр ценностного отношения к наставлениям, заповедям и, соответственно, инициируют человека следовать им:

For length of days, and long life, and peace, shall they add to thee (3:2)

Прекрасным воздействующим потенциалом обладает и персонификация, что можно проиллюстрировать следующим высказыванием:

The desire of the slothful killeth him; for his hands refuse to labour. (21:25)

Персонификация основана на сочетании глагола «killeth» с отрицательной коннотацией и неодушевленного существительного «desire», относящегося к ленивому человек. В рамках такой персонификации желание ленивца воспринимается как враг ему самому, который может уничтожить и убить его.  Это побуждает адресата обратить внимание на свою бездеятельность и бороться с ней.

Употребление сравнения также позволяет оказать на адресата влияние и наставить его на праведный путь, например:

The wicked flee when no man pursueth: but the righteous are bold as a lion. (28:1)

Праведник сравнивается со львом, который является «символом силы, власти, величия» [13, С. 305]. Это свидетельствует о том, что праведный человек будет идти по жизни без страха и боязни чего-либо. Таким образом, использование сравнения в приведенном примере побуждает реципиента пересмотреть свои религиозные взгляды.

Проанализируем функциональную реализацию антитезы, которая также является важным изобразительно-выразительным средством, «усиливающим выразительность за счет столкновения в одном контексте прямо противоположных понятий» [7, С. 65]. В составе антитезы превалируют противопоставления следующих контрастирующих пар: «wise» и «fool», «righteous» и «wicked», «hate» и «love», «war» и «peace» и других, например:

The wise shall inherit glory: but shame shall be the promotion of fools.(3:35)

Оппозицию в данном случае составляет антонимичная пара «wise» и «fools», использование которой привлекает внимание реципиента и информирует о важности стремления к знаниям.

В следующем примере с помощью антитезы представлена вербализация такой общечеловеческой ценности, как любовь, соответственно в структуре антитезы отмечается оппозиция лексем «hatred» и «love»:

Hatred stirreth up strifes: but love covereth all sins (10:12)

И, наконец, последней, но не менее важной, является экспрессивная функция. Она заключается в том, что изобразительно-выразительные средства указывают на повышенное проявление характеристик Всевышнего или каких-либо человеческих ценностей.  Например, использование эпитета «Lord» к Всевышнему идентифицирует его как владыку и повелителя:

Let not thine heart envy sinners: but be thou in the fear of the Lord all the day long. (23:17)

Проанализируем еще один пример:

He layeth up sound wisdom for the righteous: he is a buckler to them that walk uprightly. (2:7)

Интерпретируя метафоризацию в терминах А. П. Чудинова, отметим, что она основана на взаимодействии одной ментальной сферы (сферы-источника) «Lord» и другой сферы (сферы-магнита) – «buckler» [14, С. 70]. Используя формулу метафоры «X подобен Y», предложенную А. П. Чудиновым [Там же, С. 70], отношение между компонентами анализируемой метафоры можно представить следующим образом: «Бог подобен щиту». Следовательно, Бог характеризуется как защитник и опора для человека.

Обратимся к другим ярким примерам:

She is a tree of life to them that lay hold upon her: and happy is every one that retaineth her. (3:18)

The fruit of the righteous is a tree of life; and he that winneth souls is wise. (11:30)

Hope deferred maketh the heart sick: but when the desire cometh, it is a tree of life. (13:12)

A wholesome tongue is a tree of life: but perverseness therein is a breach in the spirit. (15:4)

Метафоры информируют реципиента о ценности мудрости (3:18), поступков праведника (11:30), исполнившегося желания (13:12), кротости (15:4) и подчеркивают значимость, называя их деревом жизни «tree of life», которое «восходит к библейскому сюжету о произраставшем в Эдемском саду, в раю, дереве познания добра и зла, есть плоды которого Адаму было запрещено Господом под страхом смерти» [15, С. 180].

Таким образом, проведенный анализ позволяет утверждать, что изобразительно-выразительные средства играют важную роль в формировании ЯКМ с точки зрения их участия в передаче стилистической коннотации языковых единиц. К таким изобразительно-выразительным средствам в «Книге притчей Соломоновых» относятся метонимия, синекдоха, метафора, эпитет, антитеза, сравнение, гипербола, персонификация. Как показал анализ, они выполняют три основные функции: аппелятивную, волюнтативную и экспрессивную.

Список литературы / References

  1. Маслова В. А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / В. А. Маслова. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 208 с.
  2. Зализняк А. А. Многозначность в языке и способы ее представления: дис. … д-ра филол. наук: 10.02.19: утв. 19.12.03 / Зализняк Анна Андреевна. – М., 2003. – 432 с.
  3. Попова З. Д. Язык и национальная картина мира / З. Д. Попова, И. А. Стернин. – изд. 3-е., перераб. и доп. – Воронеж: «Истоки», 2007. – 61 с.
  4. Михалев А. Б. Языковая картина мира и фоносемантика [Электронный ресурс] / А. Б. Михалев // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Материалы Международной школы-семинара (V Березинские чтения). – Вып. 15. – М.: ИНИОН РАН, МГЛУ, 2009. – URL: http://mirrorref.ru/ref_ujgpolqasotr.html (дата обращения: 15.02.2017).
  5. Bartminski J. Der Begriff des sprachlichen Weltbildes und die Methoden seiner Operationalisierung / J. Bartminski. – Lublin. – 2012. – P. 261 – 289.
  6. Дзюба Е. Б. Лингвокогнитивная категоризация в русском языковом сознании: монография / Е. Б. Дзюба; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2015. – 286 с.
  7. Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык: учебник для вузов / И. В. Арнольд. – 4-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 384 с.
  8. Лакофф Дж, Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем: Пер. с англ. / Под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.
  9. Якобсон Р. О. Лингвистика и поэтика / Р. О. Якобсон // Структурализм: «за» и «против». – Сборник статей. – М.: Прогресс, 1975. – 469 с.
  10. Бюлер К. Л. Теория языка: Репрезентативная функция языка / К. Бюлер. – Москва: Прогресс, 1993. – 501 c.
  11. Малюкова Д. С. Антропоморфные метафоры в современном политическом дискурсе / Д. С. Малюкова // Язык и культура. – Томск, 2009. – №4 (8). – С. 50-54
  12. Арнольд И. В. Стилистика декодирования: Курс лекций / И. В. Арнольд. – Л.: Ленинградский государственный педагогический институт (ЛГПИ им. А. И. Герцена), 1974. – 78 с.
  13. Терра-Лексикон: Иллюстрированный энциклопедический словарь /под ред. С. Новикова. – М: ТЕРРА, 1998. – 672 с.
  14. Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации: монография / А. П. Чудинов; Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2003. – 248 с.
  15. Дубровина К. Н. Энциклопедический словарь библейских фразеологизмов / К. Н. Дубровина. – М.: Флинта: Наука, 2010. – 808 с.
  16. Book of Proverbs // King James Bible [Электронный ресурс]. – URL: http://quod.lib.umich.edu/cgi/k/kjv/kjv-idx?type=DIV1&byte=2453471 (дата обращения: 30.01.2017).

Список литературы на английском / References in English

  1. Maslova V. A. Lingvokul’turologija [Cultural linguistics]: Ucheb. posobie dlja stud. vyssh. Ucheb. Zavedenij [Textbook for students of higher educational institutions] / V. A. Maslova. – M.: Izdatel’skij centr «Akademija» [Publishing Center «Academy»], 2001. – 208 p. [in Russian]
  2. Zaliznjak A. A. Mnogoznachnost’ v jazyke i sposoby ee predstavlenija [The ambiguity in the language and methods of its presentation]: dis. … of PhD in Philology: 10.02.19 approved 19.12.03 / Zaliznjak Anna Andreevna. – M., 2003. – 432 p. [in Russian]
  3. Popova Z. D. Jazyk i nacional’naja kartina mira [Language and national picture of the world] / Z. D. Popova, I. A. Sternin. – izd. 3-e., pererab. i dop. – Voronezh: «Istoki», 2007. – 61 p. [in Russian]
  4. Mihalev A. B. Jazykovaja kartina mira i fonosemantika [Linguistic picture of the world and phonosemantics] [Electronic resource] / A. B. Mihalev // Jazykovoe bytie cheloveka i jetnosa: psiholingvisticheskij i kognitivnyj aspekty. Materialy Mezhdunarodnoj shkoly-seminara (V Berezinskie chtenija) [Linguistic human being and ethnicity: psycholinguistic and cognitive aspects.Proceedings of the International Summer School (V Berezinskaya reading)]. – V. 15. – M.: INION RAN, MGLU, 2009. – URL: http://mirrorref.ru/ref_ujgpolqasotr.html (accessed: 15.02.2017). [in Russian]
  5. Bartminski J. Der Begriff des sprachlichen Weltbildes und die Methoden seiner Operationalisierung [Linguistic picture of the world and the methods of its operationalization] / J. Bartminski. – Lublin. – 2012. – P. 261 – 289. [in German]
  6. Dzjuba E. B. Lingvokognitivnaja kategorizacija v russkom jazykovom soznanii: monografija [Linguo-cognitive categorization in the Russian language consciousness: a monograph] / E. B. Dzjuba; Ural. gos. ped. un-t. – Ekaterinburg, 2015. – 286 p. [in Russian]
  7. Arnol’d I.V. Stilistika. Sovremennyj anglijskij jazyk: Uchebnik dlja vuzov [Stylistics. Modern English: Textbook for high schools]. – 4-e izd., ispr. i dop. – M.: Flinta: Nauka, 2002. – 384 p. [in Russian]
  8. Lakoff Dzh, Dzhonson M. Metafory, kotorymi my zhivem: Per. s angl. [Metaphors we live by: Trans. from English.] / Pod red. i s predisl. A. N. Baranova. – M.: Editorial URSS, 2004. – 256 p. [in Russian]
  9. Jakobson R. O. Lingvistika i pojetika [Linguistics and Poetics] / R. O. Jakobson // Strukturalizm: «za» i «protiv». – Sbornik statej [Structuralism “for” and “against.” – Digest of articles]. – M.: Progress, 1975. – 469 p. [in Russian]
  10. Bjuler K. L. Teorija jazyka: Reprezentativnaja funkcija jazyka [Language Theory: Representative function of language] / K. Bjuler. – Moskva: Progress, 1993. – 501 p. [in Russian]
  11. Maljukova D. S. Antropomorfnye metafory v sovremennom politicheskom diskurse [Anthropomorphic metaphors in modern political discourse] / D. S. Maljukova // Jazyk i kul’tura [Language and culture]. – Tomsk, 2009. – №4 (8). – P. 50-54. [in Russian]
  12. Arnol’d I. V. Stilistika dekodirovanija: Kurs lekcij [Stylistics decoding: lectures] / I. V. Arnold. – L.: Leningradskij gosudarstvennyj pedagogicheskij institut (LGPI im. A. I. Gercena), 1974. – 78 p. [in Russian]
  13. Terra-Leksikon: Illjustrirovannyj jenciklopedicheskij slovar’ [Illustrated Encyclopedic Dictionary] /Pod red. S.Novikova. – M: TERRA, 1998. – 672 p. [in Russian]
  14. Chudinov A. P. Metaforicheskaja mozaika v sovremennoj politicheskoj kommunikacii: monografija [Metaphorical mosaic in modern political communication: monograph] / A. P. Chudinov/ Ural. gos. ped. un-t. – Ekaterinburg, 2003. – 248 p. [in Russian]
  15. Dubrovina K. N. Jenciklopedicheskij slovar’ biblejskih frazeologizmov [Encyclopedic Dictionary of Biblical phraseologisms] / K. N. Dubrovina. – M.: Flinta: Nauka, 2010. – 808 p. [in Russian]
  16. Book of Proverbs // King James Bible [Electronic resource]. – URL: http://quod.lib.umich.edu/cgi/k/kjv/kjv-idx?type=DIV1&byte=2453471 (accessed: 30.01.2017)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.