Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.78.12.076

Скачать PDF ( ) Страницы: 186-189 Выпуск: № 12 (78) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Давыдова М. А. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В СЕМАНТИКЕ ЗООНИМИЧНЫХ ЕДИНИЦ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, ИТАЛЬЯНСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ) / М. А. Давыдова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 12 (78) Часть 2. — С. 186—189. — URL: https://research-journal.org/languages/reprezentaciya-gendernyx-predstavlenij-v-semantike-zoonimichnyx-edinic-na-materiale-russkogo-italyanskogo-i-anglijskogo-yazykov/ (дата обращения: 21.05.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.78.12.076
Давыдова М. А. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В СЕМАНТИКЕ ЗООНИМИЧНЫХ ЕДИНИЦ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, ИТАЛЬЯНСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ) / М. А. Давыдова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 12 (78) Часть 2. — С. 186—189. doi: 10.23670/IRJ.2018.78.12.076

Импортировать


РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В СЕМАНТИКЕ ЗООНИМИЧНЫХ ЕДИНИЦ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, ИТАЛЬЯНСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ)

 РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В СЕМАНТИКЕ ЗООНИМИЧНЫХ  ЕДИНИЦ  (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, ИТАЛЬЯНСКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ)

Научная статья

Давыдова М.А. *

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова. Факультет иностранных языков и регионоведения. Кафедра теории и методики преподавания иностранных языков и культур.  Москва, Россия.

* Корреспондирующий автор (mdav95[at]mail.ru)

Аннотация

Цель настоящего исследования заключалась в сопоставительном анализе гендерных представлений, содержащихся в зоонимичных единицах рассматриваемых языков. В задачи исследования входило выяснить сущность понятия гендер, рассмотреть данную категорию в общекультурном плане, выявить и проанализировать семантические и коннотативные особенности зоонимичных единиц, отражающих гендерные представления. Результаты данной работы могут быть использованы в преподавании лексикологии и фразеологии итальянского и английского языков.  Зоонимичные единицы распределяются по трем группам на основе таких критериев, как маскулинные представления, фемининные представления, отраженные в устойчивых единицах, а также гендерно-нейтральные характеристики.

Ключевые слова: гендер, зоонимичные единицы, коннотация.

GENDER REPRESENTATIONS IN SEMANTICS OF ZOONYMIC UNITS (ON THE MATERIAL OF RUSSIAN, ITALIAN AND ENGLISH LANGUAGES)

Research article

Davydova M.A. *

Lomonosov Moscow State University. Faculty of Foreign Languages and Area Studies. Department of Theory and Methods of Teaching Foreign Languages and Cultures. Moscow, Russia.

* Corresponding author (mdav95[at]mail.ru)

Abstract

The purpose of this study was to compare gender representations in zoonymic units of the languages in question. The objectives of the study were to clarify the concept of gender, consider this category in general cultural terms, identify and analyze semantic and connotative features of zoonymic units reflecting gender representations. The results of this work can be used in teaching lexicology and phraseology of the Italian and English languages. Zoonymic units are divided into three groups based on such criteria as masculine representations, feminine representations reflected in phraseological units, and gender-neutral characteristics.

Keywords: gender, zoonymic units, connotation.

Терминологической аппарат исследований по зоолексике достаточно обширен. Научная литература располагает следующими терминами: зоосемизмы, зоонимы, зоологизмы (для прямого обозначения животных, однако некоторые исследователи  шире рассматривают термин «зооним», наделяя его также метафорическим смыслом); зоолексемы, зоонимичные единицы, зооморфические элементы, зооморфизмы, зообразы, зоохарактеристики, антропонимы зоонимического типа, зоонимы-метафоры или зоометафоры (с целью метафорического наименования животных, черты которых проецируются на человека) [1].

Анималистические образы находят отражение во фразеологическом фонде многих языков, доказательством чего служат многочисленные научные исследования. [2]. Многообразие исследований продиктовано тем, что «наименования животных – один из самых древних пластов лексики во всех языках. В этнокультуре разных народов фразеологизмы, включающие названия животных – это в первую очередь высказывания о человеке, его духовных и социальных чертах.  Стремясь охарактеризовать свое поведение, чувства, состояние, внешность, человек прибегал к сравнению с тем, что было ближе всего и похоже на него – животным миром» [5, C. 44].

Прежде чем рассмотреть гендерный аспект, отраженный в зоонимичной фразеологии русского и итальянского языков, необходимо дать определение понятия «гендер». Итак,«гендер представляет собой «большой комплекс социальных и психологических процессов, а также культурных установок, порожденных обществом и воздействующих на поведение национальной личности» [3, C. 122, 124]. Гендер строится из бинарной оппозиции маскулинность-фемининность, научный интерес к которой впервые возник в XVIII веке во время бурного развития естественных наук [3].

Говоря о фемининных представлениях в языке и культуре, необходимо отметить, что образу женщины присуща амбивалентность: с одной стороны, она испокон веков является музой Художника, хранительницей домашнего очага, служащей опорой для своего мужа; на нее возложена такая важная функция, как сохранение генофонда. С другой стороны, женщина – это хаос, который призван искоренить именно мужчина. Она нередко отождествляется в социуме с иррациональностью (Аристотель), аморальностью (Шопенгауэр), чувственностью (Кант), творением, обладающим множеством недостатков (Фрейд). Согласно Пифагору, положительный принцип породил порядок, свет и мужчину, а отрицательный – хаос, сумерки и женщину[3].

В проанализированном материале образ женщины показан с помощью единиц, передающих в преобладающем большинстве случаев отрицательные коннотации.  Итак, во-первых, женщина характеризуется противоречивостью натуры: donne e cavalle nulla di migliore, nulla di peggiore (досл. жены и лошади: нет ничего лучше, нет ничего хуже); donne sono sante in chiesa, angelli in strada, diavoli in casa, civette alla finestra, e gaze alla porta (досл. женщины святы в церкви, ангелы на дороге, дьяволы дома, кокетки в окне и сороки-болтушки на пороге. Женщины наделяются и такой чертой, как глупость: donna bella è spesso oca (прекрасна лицом, гусыня умом).  Женщине свойственна ненадежность, лживость: chi piglia languilla per la coda, e la donna per la parola, puo dire di non aver nulla (досл. ловить за хвост угря, а женщину – на слове, – нет речи об улове).  Для нее характерно и коварство: A caval che suda, all’uomo che giura e alla donna piangente, non crederai mai. (не верь мужчине божливому, лошади потливой и женщине слезливой). Женщине присуща и порочность натуры: chi porta sua moglie a ogni festa e dare a bere a cavallo a ogni fontana, alla fine dell’anno il cavallo è bolso e la moglie putana (досл. водить жену на каждой праздник, коня поить у каждого фонтана, глядишь – конь – загнанная кляча, а жена становится путаной); da una mucca a una donna ci par un paio di corna (корова бодает, женщина рога наставляет).  Для образа женщины характерны беззаботность и чрезмерная болтливость: dove son donne e gatti, son più parole che fatti (где женщины да кошки – болтовни много, а дела – крошки); dove son femmine e oche, non vi son parole poche (где женщины и гуси в сборе, там воркотня – не более). Ей также свойственны непокорность и свободолюбие, которые нуждаются в подавлении с помощью силы: donne, asini e noci vogliono le mani atroci (досл. с женщинами, с орехами и ослами сладишь только крепкими руками); è meglio aver cura di un sacco di pulci che d’una donna (досл. легче сладить с роем блох, чем с одной женщиной). Женщина представлена как постоянный источник проблем: chi ha cavallo bianco e bella moglie, non sta mai senza dolori (у кого белый конь и красивая жена, у того жизнь горя полна). Образованность, ум женщин также подвергаются осуждению, так как считается, что такая женщина склонна к неповиновению и строптивости: mula che rigna e donna che sogghigna, quella ti tira e questa ti sgraffigna (мул, что бранится, а женщина ухмыляется, тот тебя тянет, а эта обманет).  Женщина в мужском представлении является его собственностью: moglie, il fucile e il cane non si prestano a nessuno (ружье, собаку и жену не одалживай никому). Идеальную женщину практически невозможно найти: femmine, vino e cavallomercanzia di fallo (женщина, лошадь, вино – не ошибиться очень трудно). Однако наиболее отрицательной характеристикой женщину наделяет следующая паремия: donne, ragazzi e canila dannozione dei cristiani (женщина, собаки и мальчишеская братия – христиан извечное проклятие). Все же нельзя не заметить, что в вышеуказанном примере критике подвергается и противоположный пол. Женская склонность ккапризам и прихотям также является предметом критики: donna capricciosa, cavallo sbrigliato (капризная женщина – что разнузданная лошадь).  Осуждается и женская нерасторопность в процессе подготовки к выходу в свет: donne e gattino non  fanno fretta mentre fanno la toeletta (что женщина, что кошка – займутся туалетом – нисколько не торопятся при этом). Квинтэссенцией вышесказанного является известная итальянская поговорка, которая гласит: moglie e buoi dei paesi tuoi (досл. жену и быков бери из родных краев), то есть если не хочешь ошибиться в выборе жены, выбирай кандидатуру из родных мест, т.к. это служит некоторой гарантией того, что у будущих супругов будут схожие взгляды, представления и интересы.  Внешняя привлекательность женщины также не получает однозначных трактовок: образ женщины-дюймовочки как идеала красоты отражается в таком выражении, как: donne e sardine sono belle, piccoline (женщины и сардины привлекательны, если миниатюрны); однако худоба во многих случаях не одобряется, что заключено в следующей поговорке: tre cose magre sono cattive: oche, femmine e capre (в трех вещах худоба противна: в женщинах, гусях и козах) [4].

Что касается выражений русского языка с компонентом зооним, отражающих представления о женщине и содержащих прямое указание на пол, стоит отметить, что они немногочисленны. Тем не менее, их малочисленность все же позволяет понять, какие представления реализует в себе женщина. Так, были выявлены следующие единицы: не было у бабы хлопот, так купила баба порося; баба с возу – кобыле легче; курица не птица, а баба не человек. Как следует из примеров, образ женщины обнаруживает отрицательные коннотации: в первом случае ей присущи глупость,необдуманность поступков и склонность к принятию поспешных решений, во втором примере она представлена как обуза, нечто обременительное и мешающее, в третьем примере женщина приравнивается к существу, стоящему на более низкой ступени развития, чем человек. Более того, употребление слова «баба» изначально обладает отрицательный коннотацией.

Примечательно, что фемининные представления, заключенные в вышеперечисленных зоонимичных ФЕ, помогают опосредованно понять коннотации, характерные для маскулинного образа. Мужчина выступает и в образе страдальца, который имеет постоянный источник проблем в лице жены; он должен быть терпеливым, так как жена может быть глупой, слишком нерасторопной, капризной. В определенных ситуациях ему приходится прибегать к применению силы с целью укрощения строптивой жены. Наконец, он должен быть проницательным и уметь видеть людей насквозь, так как для его второй половинке нередко присущи ненадежность и лживость.

Однако нередко репрезентация маскулинных представлений реализует и другие коннотации. Так, представитель сильного пола, расточающий комплименты незнакомым женщинам, именуется pappagallo, термин moscone (который постепенно выходит из употребления) характеризует мужчину, ухаживающего за слабым полом в соответствующих ситуациях, galetto обозначает дамского угодника, уверенного в собственном успехе среди женщин. Преданный женой мужчина метафорически обозначается зоонимом becco (козел с длинными рогами). Сладострастие и похотливость, склонность к удовлетворению природных инстинктов находят отражение в следующих единицах: toro, stallone, mandrillo. Как видно их примеров, языковая репрезентация маскулинного образа содержит биологический аспект: мужчина предстает преимущественно в качестве биологического существа, основная цель которого сводится к продолжению рода. Возможно, данное обстоятельство продиктовано тем, что в природе в главную задачу мужской особи какого-либо животного входит оставить после себя потомство, с целью обеспечить сохранение вида. В людском же сообществе по мере развития цивилизации данная биологическая составляющая индивида во многом отошла на второй план, уступив место карьеризму, стремлению к успеху и известности. Таким образом, в особенностях лингвистического выражения маскулинного образа нашло отражение природное (биологическое) начало в человеке, его изначальное предназначение, заключающееся в продолжении рода.

Анализ словарных статей не выявил английских паремиологических единиц, в которых имеется прямое указание на пол. Однако в английском языке имеется ряд выражений, в которых косвенно содержатся гендерные представления. Так, сварливая, вредная женщина пожилого возраста именуется old cat (досл. старая кошка). Нейтральная характеристика женщины преклонного возраста (без указания на особенности характера) содержится в единице old duck (досл. старая утка).  Для обозначения недоброжелательной, злобной женщины существует единица hell cat, в которой пейоративная семантика эксплицитно выражена (hell–ад), привлекательная, но глупая девушка характеризуется как dolly bird (досл. кукольная птичка), модная эффектная женщина метафорически обозначается как glamour puss (значение данной единицы вполне мотивированно: английское слово pussотносится к определенному виду бабочек, которые, как правило, имеют яркий, запоминающийся окрас). Суетливую, вмешивающуюся в чужие дела пожилую женщину нередко характеризуют, как old hen (досл. старая курица), единица foxy lady обозначает привлекательную молодую женщину, horse godmother – тучная неповоротливая женщина, old bat (досл. старая летучая мышь) – несговорчивая, неприятная женщина пожилого возраста.

В английском языке маскулинный образ наиболее эксплицитное выражение получает в зоонимах, употребляющихся автономно (а не в составе устойчивых единиц). Общим же для сопоставляемых языков является содержание гендерных представлений в инвективной зоолексике (корова, жаба, лошадь).

Однако среди примеров устойчивых выражений из зоонимного фонда английского языка, относящихся к мужчине-референту, можно выделить следующие: an ass with two panniers (досл. мужчина с двумя корзинами, т.е. мужчина, идущий под руку с двумя женщинами); old goat (досл. старый козел – о мужчине пожилого возраста, проявляющем интерес к слабому полу), big ox (досл. большой бык) – большой, сильный, но неуклюжий мужчина, hound dog – характеристика никчемного, бесполезного мужчины.

Гендерная оппозиция содержится в выражении It is a sad house where the hen crows louder than the cock, где cock и hen соответственно обозначают фемининный и маскулинный образ (досл. плох тот дом, в котором петух кукарекает громче курицы, т.е. в доме, где правит жена, а не муж, царят хаос и разлад). В этой единице ярко выражены патриархальные представления о распределении ролей: так, женщина призвана быть примерной женой, заботливой и любящей матерью, образцовой хозяйкой, создающей домашний уют и теплую атмосферу. Однако будучи замужем (т.е. «за мужем», в тени мужа), она не должна руководить, оставляя эту прерогативу за супругом. В то время как перераспределение ролей грозит отрицательными последствиями.

Стоит подчеркнуть, что помимо гендерно-маркированной зоолексики, в рассматриваемых языках имеется ряд метагендерных выражений, в которых отсутствует четкое указание на пол, и, как следствие, данная группа устойчивых единиц может употребляться при референции к обоим полам. В английском языке к таким единицам относятся следующие: eager beaver, busy bee, social butterfly, dark horse, copy cat и т.д. В итальянском языке к этой группе выражений принадлежат следующие единицы: essere una mosca bianca, essere una gatta morta, essere uccel di bosco, essere una lince, essere un pulcino nella stoppa и т.д. Среди устойчивых единиц русского языка, относящихся к данной категории, можно выделить следующие: темная лошадка, бумажная крыса, ломовая лошадь, белая воронаи т.д.

Итак, представленный материал свидетельствует о том, что фемининные и маскулинные представления, отраженные в русских, итальянских и английских устойчивых единицах, реализуют в себе в основном отрицательное или нейтральное значение.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Багана Ж. Обзор исследований зоолексики и вопросов терминологии: зооним, фауноним и т.д./ Ж. Багана, В.Р. Галиаскорова// Научные ведомости БелГУ. Выпуск № 12, 2011. – с.13-16.
  2. Бичер О. Зооморфные образы в русских пословицах и поговорках: лингвокультурологический и лексикографический аспекты: дисс. …кандидата филолог. наук. 10.02.01. Смоленск, 2016. – 174 с.
  3. Итальянско-русский фразеологический словарь под ред. Я.И.Рецкера. – М.: «Русский язык», 1982. – 1056с.
  4. Королева Т. Оженщина: итальянско-русские и русско-итальянские пословицы / Т. Королева. М.: – Московский Университет, 2002 – 144 с.
  5. Кузьмин С. С. Русско-английский словарь пословиц и поговорок / С. С. Кузьмин, Н. Л. Шадрин. М.: МИК Лань, 1996. – 353 с.
  6. Кунин А. В. Большой англо-русский фразеологический словарь / А. В. Кунин /. – 5-е изд., перераб. М: «Русский язык Медиа», 2006. – 1210 с.
  7. Лубенская, С. И. Большой русско-английский фразеологический словарь / С. И. Лубенская / – М. «Языки русской культуры», 1997 – 1056 с.
  8. Маслова В. А. Лингвокультурология: Учеб.пособиедля студ. Высш. Учеб. Заведений/ В. А. Маслова. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 208 с.
  9. Располыхина, Н. В. Проблема взаимосвязи разнооформленных знаков прямой и косвенной номинации [Текст]: автореф. дис. канд. филол. наук / Н. В. Располыхина. – М., 1984.
  10. Сакаева Л. Р. Отражение антропоцентризма во фразеологии русского, английского и таджикского языков: дисс. …канд. филолог наук: 02.20 Казань, 2004. – 217 c.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bagana Zh. Obzor issledovaniш zooleksiki i voprosov terminologii: zoonim, faunonim i t.d. [Review of Research on Zoolexics and Terminology Issues: Zoonym, Faunonym, etc] / Zh. Bagan, V. R. Galiaskorova // Nauchnyye vedomosti BelGU [Scientific Statements of BelSU]. Issue No. 12, 2011. – p.13-16. [in Russian]
  2. Bicher O. Zoomorfnye obrazy v russkikh poslovitsakh i pogovorkakh: lingvokulturologicheskii i leksikograficheskii aspekty [Zoomomorphic Images in Russian Proverbs and Sayings: Linguistic and Culturological and Lexicographical Aspects] / Thesis of PhD in Pholology / O. Bicher. 10.02.01. Smolensk, 2016. – 174 p. [in Russian]
  3. Italyansko-russkii frazeologicheskii slovar pod red. Ya. I. Reckera [Italian-Russian Phraseological Dictionary, ed. by Ya.I.Retzker]. – M.: Russian Language, 1982. – 1056p. [in Russian]
  4. Koroleva T. Ozhenshchina: italyansko-russkie i russko-italyanskie poslovitsy [Ozhenshchina: Italian-Russian and Russian-Italian Proverbs] / T. Koroleva. M.: Moscow University, 2002 – 144 p. [in Russian]
  5. Kuzmin S. S. Russko-angliiskii slovar poslovits i pogovorok [Russian-English Dictionary of Proverbs and Sayings] / S. S. Kuzmin. M.: MIK Lan, 1996. – 353 p. [in Russian]
  6. Kunin A. V. Bolshoi anglo-russkii frazeologicheskii slovar [Big English-Russian Phraseological Dictionary] / A. V. Kunin. – 5th, rev. M: “Russian Language Media,” 2006. – 1210 p. [in Russian]
  7. Lubenskaya, S. I. Bolshoi russko-angliiskii frazeologicheskii slovar. [Big Russian-English Phraseological Dictionary] / I. Lubenskaya, – M. “Languages of Russian Culture,” 1997 – 1056 p. [in Russian]
  8. Maslova V. A. Lingvokulturologiya: Ucheb.posobie dlia stud. Vyssh. Ucheb. Zavedenii [Linguoculturology: Textbooks for students. Higher Training Institutions] / V. A. Maslova. – M.: Publishing Center “Academy,” 2001. – 208 p. [in Russian]
  9. Raspolykhina N. V. Problema vzaimosvyazi raznooformlennykh znakov pryamoi i kosvennoi nominatsii [Problem of Interrelation of Different Signs of Direct and Indirect Nomination] [Text]: Thesis abstract o PhD in Philology / N. V. Raspolykhina. – M., 1984. [in Russian]
  10. Sakaeva L. R. Otrazhenie antropotsentrizma vo frazeologii russkogo, angliiskogo i tadzhikskogo yazykov [Reflection of Anthropocentrism in the Phraseology of Russian, English and Tajik languages]: Thesis of PhD in Pholology: 10.02.20 Kazan, 2004. – 217 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.