Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.107.5.094

Скачать PDF ( ) Страницы: 154-157 Выпуск: № 5 (107) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Иванова И. Б. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ, ВЫРАЖАЮЩИХ РОСТ ЧЕЛОВЕКА В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ / И. Б. Иванова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 5 (107) Часть 3. — С. 154—157. — URL: https://research-journal.org/languages/reprezentaciya-frazeologicheskix-edinic-vyrazhayushhix-rost-cheloveka-v-yakutskom-yazyke/ (дата обращения: 22.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.094
Иванова И. Б. РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ, ВЫРАЖАЮЩИХ РОСТ ЧЕЛОВЕКА В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ / И. Б. Иванова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 5 (107) Часть 3. — С. 154—157. doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.094

Импортировать


РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ, ВЫРАЖАЮЩИХ РОСТ ЧЕЛОВЕКА В ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ, ВЫРАЖАЮЩИХ РОСТ ЧЕЛОВЕКА
В
ЯКУТСКОМ ЯЗЫКЕ

Научная статья

Иванова И.Б.*

ORCID: 0000-0003-0361-5708,

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, Якутск, Россия

* Корреспондирующий автор (imenaotglagola[at]rambler.ru)

Аннотация

В статье объектом исследования послужили фразеологические единицы (далее – ФЕ), которые считаются специфическими средствами выражения функционально-семантического понятия роста человека. Материалом исследования послужили наиболее распространенные ФЕ, обозначающие рост человека. С целью наиболее полного раскрытия лексико-семантической и грамматической структуры якутских фразеологизмов мы использовали метод поморфемного глоссирования, основанного на Лейпцигских правилах репрезентации текстов. Нами выявлены ФЕ, выражающие рост человека; описан компонентный состав исследуемых единиц; рассмотрена и описана семантическая структура качественно-обстоятельственных единиц. На материале исследуемых единиц установлено, что фразеологизмы, репрезентирующие понятие роста выражают не только информацию о конкретном росте человека, но и определенное отношение говорящего о человеке.

Ключевые слова: якутский язык, лингвистика, лексика, фразеология, функциональная грамматика, поморфемное глоссирование.

REPRESENTATION OF PHRASEOLOGICAL UNITS EXPRESSING HUMAN HEIGHT
IN THE YAKUT LANGUAGE

Research article

Ivanova I.B.*

ORCID: 0000-0003-0361-5708,

Institute for Humanities Research and Indigenous Studies of the North of the Siberian branch
of the Russian Academy of Sciences, Yakutsk, Russia

* Corresponding author (imenaotglagola[at]rambler.ru)

Abstract

The article focuses on phraseological units (hereinafter referred to as FU), which are considered to be specific means of expressing the functional and semantic concept of human height. The most common phraseological units referring to a person’s height served as the main material of the study. In order to fully determine the lexical, semantic, and grammatical structure of the Yakut phraseological units, the authors utilized the method of morphemic interlinear gloss based on the Leipzig glossing rules. The authors identify those phraseological units that express human height; describe the component composition of the units under study; examine and describe the semantic structure of qualitative and adverbial units. Based on the units under study, it is established that phraseological units that represent the concept of height express not only information about the height of a particular person but also a certain attitude of the speaker about that person.

Keywords: Yakut language, linguistics, vocabulary, phraseology, functional grammar, morphemic interlinear gloss.

Введение

Изучение функционирования ФЕ в роли средств передачи информации о росте человека в якутском языке до сих пор не было предметом специального исследования.

В настоящее время в отечественном языкознании наблюдается интерес к системному исследованию фразеологии в семантическом, грамматическом, стилистическом и функционально-семантическом аспектах. Данное направление достаточно глубоко исследовано в русистике и тюркологии, среди которых известны работы В. М. Мокиенко, B. П. Жукова, А. М. Чепасовой [12], В.Г. Лебединской, Т. Г. Боргояковой, Х. Я. Хертек, А. Э. Чумакаева, Р. А. Аюповой, Е. В. Тюнтешевой [11] и других. Также и в якутском языкознании особое внимание уделяется изучению ФЕ, их лексического и грамматического строя [5], [8], [4]. Вместе с тем следует отметить, что для создания общей теории устойчивых сочетаний якутского языка необходимо предварительное изучение многих частных вопросов, как изучение отдельных классов фразеологизмов, в том числе и количественных ФЕ якутского языка.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью получения знаний о семантических свойствах ФЕ, выражающих рост человека в якутском языке. Существует потребность в определении специфики семантической организации, компонентного состава, функционирования исследуемых единиц. Объектом исследования являются ФЕ меры, которые характеризуются особыми семантическими свойствами и функционированием в речи. Материалом исследования послужили ФЕ, отбранные методом сплошной выборки из фразеологических словарей якутского языка, русско-якутского, якутско-русского словарей, толкового словаря якутского языка, из художественной литературы, фольклорных текстов.

Данная статья нацелена на описании структурных и семантических особенностей фразеологизмов, выражающих информацию о росте человека, в установлении особенностей функционирования исследуемых единиц. В ней представлен анализ функционирования конструкций одного семантического типа. Достижению указанной цели служит решение следующих задач: дать описание компонентного состава (как семантических элементов, образующих фразеологическое значение) исследуемых единиц; исследовать и описать семантическую структуру фразеологизмов со значением меры; представить семантическую классификацию указанных единиц, выделив типы, семантические группы. Метод поморфемного глоссирования якутского языка, основанного на Лейпцигских правилах репрезентации текстов, предложенный Н. И. Винокуровой [3, С. 85-99] явялется основным приемом репрезентации моделей конструкций.

Основная часть

Мера и величина – это отдельная от количественности языковая семантическая категория, которая представляет собой языковую интерпретацию мыслительной категории измерения величины, в число которого входят пространственные понятия высоты, глубины, длины, площади, возраста, времени, массы и т.д. Понятие рост человека входит в функционально-семантическую группу вертикального параметра уровня, и среди языковых средств его выражения особое внимание требуется фразеологическим единицам.

Основными признаками ФЕ являются в различных комбинациях целостность значения, метафоричность, образность, устойчивость, раздельнооформленность, воспроизводимость в готовом виде, экспрессивность, идиоматичность и т.п. ФЕ в лингвистике определяют как “раздельнооформленную номинативную единицу языка, которая выражает одно понятие и соотносится со словом семантически и грамматически” [12, С. 74].

Постулируется, что общая мера, используемая в ежедневной жизни человека, по сути антропоцентрична, поскольку человек изучает окружащий мир через свое внутреннее состояние, свое тело и физиологическое ощущение. Но описание роста человека в большинстве случаев выражается через сравнение с окражающим миром: низкие предметы (растения, предметы домашнего обихода и т.д.) / высокие предметы (деревья, скалы горы, здания и т.д.), которые служат эталоном для сравнения.

Компаративные ФЕ, которые в своем составе имеют послелог сравнения курдук ʻкакʼ или саҕа ʻсʼ, являются самым популярным способом описания человеческого роста. Фразеологизмы о ʻневысоком, коренастом, полном человекеʼ говорят: лаҕычах курдук, ласхах курдук, мотоҕоно курдук ʻнизкорослый, полный человекʼ, абааһы олоппоһун саҕа ʻкак стульчик чертаʼ и т.д. Лексема лаҕычах имеет общую корень с наречием лаҕыччы ʻплотно, крепко, надолго (усесться на что-л.)ʼ [1, С. 75], ласхах от глагола ласхай ʻбыть, казаться широким и полным при маленьком ростеʼ [2, С. 86], мотооччох от глагола мотой ʻбыть, казаться полноватым, округлым, с выпуклой грудьюʼ [1, С. 299]. При этом перечисленные лексемы, служащие в роли объектов для уподобления, не используются в языке самостоятельно в функции имени существительного.

Структурная модель анализируемых конструкций выглядит так:

Ласхах          курдук

Adj                  Postp

ʻПолный       какʼ.

В представленной модели Adj (адъектив) это субстантивированное образное прилагательное, выражающее рост и внешний вид человека. Вместо адъектива данную позицию эталона может занять любое имя, обозначающее эталон для сравнения, в данном случае как уровень вертикального параметра представлены маленькие низкие предметы.

Postp – послелоги при именах используются обычно без падежных аффиксов или каких-либо морфологических показателей. В составе собственно послелогов путем этимологических изысканий можно выделить основы: курдук ‘как, около, подобно’ > көр ‘смотреть’ + аффикс –лык >көр-дүк>курдук и саҕа ‘с, как, вровень’ >сах ‘время, мера’ + аффикс принадлежности –а >саҕа [3, С. 420-421]. Послелоги с аналогичной семантикой уподобления дылы ‘подобно’, кэриэтэ ‘словно, вроде’ в текстах олонхо встречаются редко. Но послелоги курдук и саҕа имеют между собой семантические отличия, например, саҕа ʻс, вровеньʼ является инструментом для уподобления именно размеров сравниваемых предметов. Видимо, в этом проявляется его корень сах ʻмера, времяʼ. А собственно послелог курдук ʻкакʼ используется в общем сравнении предметов по их общему визуальному, эмоциональному впечатлению, то есть не только размерами или внешним видом, но и внутренними качествами.

На примере олонхо покажем, как описывается высокий рост человека:

(Уоллара) Үрдүгэ үрдүк тиити

Төргүү мутугунан холобурдаах,

Намыһах тиити

Кылаан чыпчаххайынан холобурдаах

ʻ(Паренек) Ростом стал

До нижних ветвей Высоких деревьев,

Или до верху кроны Низких лиственницʼ [10, C. 102-103].

Если из приведенного эпизода вычленить именную конструкцию с -нан, то получим нарицательное предложение с предикативной частью холобурдаах ʻс примеромʼ:

Үрдүгэ үрдүк тиити

төргүү мутугунан холобурдаах

 

Үрдүг-э                                         үрдүк                                    тиит-и                

Высота-poss.3sg                  высокий                          лиственница-ACC         

Высота (его)                               высокая                               лиственниц-у

төргүү          мутуг-унан                         холобур-даах

нижний       ветка-3sg.INSTR          пример-PROP

нижний         ветка-ми                              пример-лаах

в текстах олонхо

Для справедливости отметим, что в текстах олонхо нами зафиксированы около 10 разноструктурных конструкций, которых мы не можем демонстрировать в рамках одной статьи. Выявлено, что в них, в основном, для художественного описания роста богатыря Айыы или абаасы (дьявол) в качестве эталона часто используются деревья (лиственница), горы, скалы и их тень.

В образных выражениях типа фразеологического оборота речь идет не только о точных параметрах человека, но и об его целом образе как человека, об его красоте, силе духа, важности, т.е. содержится описание всего внешнего вида, а не только его роста. Например, саар тэгил уҥуохтаах ʻвыше среднего роста, плотный, кряжистый, коренастый (о человеке)ʼ [1, С. 83] говорит, что речь о таком положительном приятном человеке, а не только о человеке выше среднего роста.

Саар              тэгил                                    уҥуохтаах

Adj                                                                  Noun-Poss (-лаах)

ʻплотный, кряжистый                              имеющий ростʼ

Определение саар тэгил содержит в себе архаизм саар, устарелое слово, небольшой по высоте, но с широким основанием (напр., о сосуде). Саар ыаҕас ʻбольшой берестяной сосуд (вмещает до 5 ведер)ʼ. Саар тымтай ʻбольшая берестяная посудинаʼ. Саар булгунньах ʻбольшой,внушительного вида кургаʼ [13, С. 305] . Иногда используется по отношению к человеку: саар киһи ʻ выше среднего роста; среднего возрастаʼ. Фольклорное выражение Саар бараан дойду ʻсредний мир; место проживания человекаʼ [1, С. 83]. Также содержит прилагательное тэгил ʻдалекий, отдаленный (о остране)ʼ: тэгил дойду ʻдалекая странаʼ. [2, С. 454], [13, С. 424].

Заключение

Таким образом, нами были исследованы типичные фразеологические единицы, которые используются в качестве описания роста человека, заодно и его внешнего вида. Вышеизложенный анализ структурной и семантической организаций конструкций, выражающих рост человека в якутском языке позволяет констатировать следующее:

ФЕ, обозначающие понятие роста человека, по лексико-грамматическому составу относятся к адъективным и адвербиальным, т.е. в предложении выступают в роли определения или наречия. Компонентный состав состоит из сочетаний имени существительного, прилагательного и послелогов.

Конструкции имеют самые разнообразные модели, простая из них компаративная структурная организация Аdj + Рostр. Семантика конструкций обусловлена морфологическим и семантическим типом задействованной в нее именной части, т.к. основную семантическую нагрузку несет субстантивированное имя прилагательное или существительное. Высота упомянутых предметов служит эталоном для сравнения. Это могут быть либо низкие, либо высокие предметы.

Специфической особенностью фразеологизмов, номинирующих рост человека, является то, что в них содержатся экспрессивно-оценочное отношение говорящего к объекту речи: сочувствия, жалости, любви, глубокого уважения, восхищения и т.д.

ACC – accusative / винительный падеж

Adj – adjective / прилагательное

DAT – dative / дательный падеж

INSTR– instrumental / орудный падеж

Noun – nominativ / имя

Poss– possessive / посессив / форма принадлежности

Postp − послелог 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Большой толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта: в 15 т. Т. VIII: Буква C − cөллөҕөр / Под ред. П.А. Слепцова. − Новосибирск: Наука, 2011. − 572 с.
  2. Большой толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта: в 15 т. Т. XI: (Буква Т: төтөллөөх – тээтэҥнээ) / Под ред. П.А. Слепцова. − Новосибирск: Наука, 2014. − 528 с.
  3. Винокурова Н.И. Глоссирование как метод репрезентации текстов в якутском языке / Н.И. Винокурова // Северо-Восточный гуманитарный вестник. − Якутск, 2016. − № 4 (17). − С. 85-99
  4. Готовцева Л.М. Взгляд на природу фразеологических единиц якутского языка / Л.М. Готовцева // Северо-Восточный гуманитарный вестник. − 2016. − №1 (14). − С. 74-83
  5. Григорьев Н.С. Саха тылын сомоҕо домоҕун тылдьыта (Фразеологический словарь якутского языка) / Н.С. Григорьев. − Якутск: Якутское книжное издательство, 1974. − 126 с.
  6. Данилова Н.И. Каузативные конструкции в олонхо “Ньургун Боотур Стремительный” / Н.И. Данилова // Фольклор и литература народов Сибири: традиции и новации. – Якутск, 2010. – С. 182-187.
  7. Иванова И.Б. Компаративные конструкции эпических формул олонхо со значением размера предмета / И.Б. Иванова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2020. Том 13. Выпуск 6. С. 170-174. DOI: 1030853/filnauki.2020.6.30
  8. Нелунов А.Г. Глагольная фразеология якутского языка / А.Г. Нелунов. − Якутск: Як. кн. изд-во, 1981. − 125 с.
  9. Нелунов А.Г. Якутско-русский фразеологический словарь / А.Г. Нелунов. Т.II. – Новосибирск: Изд-во СО РАН. Филиал “Гео”, 2002. – 420 с.
  10. Ньургун Боотур Стремительный: Богатырский эпос якутов. Выпуск первый.. − Якутск: ГОСИЗДАТ ЯАССР, 1947. − 410 с.
  11. Тюнтешева Е.В. Человек и его мир в зеркале фразеологии (на материале тюркских языков Сибири, казахского и киргизского) / Е.В. Тюнтешева. − Новосибирск: Институт филологии СО РАН, 2006. − 225 с.
  12. Чепасова А.М. Семантические и грамматические свойства фразеологизмов / А.М. Чепасова. – Челябинск: ЧГПИ, 1983. – 94 с.
  13. Якутско-русский словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1972. – 605 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bol’shoj tolkovyj slovar’ jakutskogo jazyka [Large explanatory dictionary of the Yakut language = Sakha tylyn byhaaryylah ulakhan tyldyt]: in 15 vols. Vol. VIII: Letter C-solloҕor / Ed. by P. A. Sleptsov. – Novosibirsk: Nauka, 2011. – 572 p. [in Russian]
  2. Bol’shoj tolkovyj slovar’ jakutskogo jazyka = Saha tylyn byһaaryylaah ulahan tyld’yta [The Great explanatory dictionary of the Yakut language = Sakha tylyn byhaaryylah ulakhan tyldyt]: in 15 vols. T. XI: (Letter T: tot’llooh-teeteҥnee) / Edited by P. A. Sleptsov. – Novosibirsk: Nauka, 2014. – 528 p. [in Russian]
  3. Vinokurova N. I. Glossirovanie kak metod reprezentacii tekstov v jakutskom jazyke [Glossing as a method of text representation in the Yakut language] / N. I. Vinokurova // Severo-Vostochnyj gumanitarnyj vestnik [North-Eastern Humanitarian Bulletin]. – Yakutsk, 2016. − № 4 (17). − Pp. 85-99 [in Russian]
  4. Gotovtseva L. M. Vzgljad na prirodu frazeologicheskih edinic jakutskogo jazyka [View on the nature of phraseological units of the Yakut language] / L. M. Gotovtseva // Severo-Vostochnyj gumanitarnyj vestnik [North-Eastern Humanitarian Bulletin]. − 2016. − №1 (14). − Pp. 74-83 [in Russian]
  5. Grigoriev N. S. Saha tylyn somoҕo domoҕun tyld’yta (Frazeologicheskij slovar’ jakutskogo jazyka) [Sakha tylyn somoоo domoунun tyldyt (Phraseological dictionary of the Yakut language)] / N. S. Grigoriev. Yakutsk: Yakut Book Publishing House, 1974. – 126 p. [in Russian]
  6. Danilova N. I. Kauzativnye konstrukcii v olonho “N’urgun Bootur Stremitel’nyj” [Causative constructions in olonkho “Nyurgun Bootur Stremitelny”] / N. I. Danilova // Fol’klor i literatura narodov Sibiri: tradicii i novacii [Folklore and literature of the peoples of Siberia: traditions and innovations]. – Yakutsk, 2010. – p. 182-187. [in Russian]
  7. Ivanova I. B. Komparativnye konstrukcii jepicheskih formul olonho so znacheniem razmera predmeta [Comparative constructions of epic formulas of olonkho with the value of the object size] / I. B. Ivanova // Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki [Philological Sciences. Questions of theory and practice]. – Tambov: Gramota, 2020. Volume 13. Issue 6. pp. 170-174. DOI: 1030853 / filnauki. 2020.6.30 [in Russian]
  8. Nelunov A. G. Glagol’naja frazeologija jakutskogo jazyka [Verb phraseology of the Yakut language] / A. G. Nelunov. Yakutsk: Yak. kn. ed., 1981. – 125 p. [in Russian]
  9. Nelunov A. G. Jakutsko-russkij frazeologicheskij slovar’ [Yakut-Russian phraseological dictionary] / A. G. Nelunov. Vol. II. – Novosibirsk: Publishing House of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences. Branch “Geo”, 2002 – – 420 p. [in Russian]
  10. N’urgun Bootur Stremitel’nyj: Bogatyrskij jepos jakutov. Vypusk pervyj [Nyurgun Bootur the Swift: The Heroic Epic of the Yakuts. Issue one].. – Yakutsk: GOSIZDAT YaASSR, 1947 − – 410 p. [in Russian]
  11. Tyuntesheva E. V. Chelovek i ego mir v zerkale frazeologii (na materiale tjurkskih jazykov Sibiri, kazahskogo i kirgizskogo) [Man and his world in the mirror of phraseology (based on the material of the Turkic languages of Siberia, Kazakh and Kyrgyz)] / E. V. Tyuntesheva. – Novosibirsk: Institute of Philology SB RAS, 2006. – 225 p. [in Russian]
  12. Chepasova A.M. Semanticheskie i grammaticheskie svojstva frazeologizmov [Semantic and grammatical properties of phraseological units] / A.M. Chepasova. – Chelyabinsk: CHSPI, 1983. – 94 p. [in Russian]
  13. Jakutsko-russkij slovar’ [Yakut-Russian dictionary]. – M.: Soviet Encyclopedia, 1972. – 605 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.