Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ахмеджанова Г. Г. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АВТОХТОННЫХ КАНАДИЗМОВ В КАНАДСКОМ ВАРИАНТЕ АНГЛИЙСКОГО / Г. Г. Ахмеджанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/obshhaya-xarakteristika-avtoxtonnyx-kanadizmov-v-kanadskom-variante-anglijskogo/ (дата обращения: 27.01.2022. ).

Импортировать


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АВТОХТОННЫХ КАНАДИЗМОВ В КАНАДСКОМ ВАРИАНТЕ АНГЛИЙСКОГО

Ахмеджанова Г.Г.

Магистр 2 курса, Кокшетауский Государственный Университет имени Шокана Уалиханова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АВТОХТОННЫХ КАНАДИЗМОВ В КАНАДСКОМ ВАРИАНТЕ АНГЛИЙСКОГО

Аннотация

Сатья посвящена вопросу автохтонных заимствований в канадский вариант английского языка, а также их роли и месту в языковой картине мира носителей канадского английского.

Ключевые слова: автохтонные заимствования, канадизмы, языковая картина мира, канадский вариант английского языка.

Keywords: indigenous loanwords, canadianisms, linguistic picture of the world, Canadian English.

Языки и культура аборигенного населения Канады оказали немаловажное влияние на концептуальную и языковую системы первых англоязычных поселенцев и их потомков. Приток слов коренного населения ныне современной Канады послужил толчком к языковым трансформациям, приведшим в последствии к все большему дистанциированию и отличию канадского английского от британского. [9/с.106] Таким образом, специфичность и самобытность канадского варианта английского языка, обусловлена многочисленными словами из языков коренного населения Канады.

Известно, что каждый национальный язык представляет определенную точку зрения на мир, или языковую модель мира. Под языковой картиной мира вслед за Яковлевой Е.С. понимается, «зафиксированная в языке и специфичная для данного коллектива схема восприятия действительности».[6/c.9] Картина мира «запечатлевает в себе определенный образ мира, который никогда не является зеркальным отражением мира». [5/c.361] А.А. Залевская утверждает, что слово играет важную роль в формировании и функционировании индивидуального знания при построении картины мира. [2/c.215] «Картина мира – то, каким себе рисует мир человек в своем воображении, – феномен более сложный, чем языковая картина мира, т.е. та часть концептуального мира человека, которая имеет «привязку» к языку и преломлена через языковые формы». [4/c.21] Лексика является наиболее чувствительным к изменениям уровнем языковой системы. Не корректно рассматривать ее отдельно от культуры народа, который говорит на этом языке, и для которого эти слова возможно являются ключевыми понятиями. Проникнув в канадский вариант английского языка, слова коренного населения Канады имели разную судьбу и продолжительность своего функционирования в нем. Некоторые слова полностью ассимилировались и стали неотъемлемой частью лексико-семантической системы канадского английского, как например, caribou, tamarack, muskellunge, toboggan и др., а некоторые так и не были усвоены всеми носителями канадского английского, а употребляются лишь на определенных территориях или в определенных этнографических контекстах, другие же и вовсе вышли из употребления. Автохтонные лексические единицы, которые вошли в канадский английский являются  неотъемлемой частью его лексико-семантической системы, образуя вкупе с остальными лексическими единицами, непрерывное семантическое пространство языка и занимают в нем определенную нишу.

Вопрос о сущности процесса заимствования как такового, о роли заимствований в языке-реципиенте до сих пор считается одним из актуальных вопросов современной лингвистики. В данной работе наряду с понятием лексическое заимствование будет употребляться термин «канадизм», так как любое автохтонное заимствование является по сути канадизмом. У. Авис вместе со своими коллегами определяет «канадизм»следующим образом: «…канадизм, в таком случае, это любое слово, выражение, или значение канадского происхождения или характерное для употребления носителей канадского английского, хотя и не обязательно, являющееся исключительной принадлежностью канадского английского языка» [7/c.xiii] или  «любой  лингвистический признак (feature), например, в произношении, морфологии, синтаксисе, лексики, правописании, являющийся характерным для английского языка Канады». [8/ c.23]

В настоящей статье предпринимается попытка путем исследования автохтонных канадизмов в канадском варианте английского языка дать лексикологическое описание данных канадизмов, а именно, определить их удельный вес, проанализировать их по типам и формам заимствований, определить их функциональный аспект  и степень ассимиляции в языке-реципиенте,  а также установить роль и место данных автохтонных единиц в языковой картине мира канадцев. Так как исследование опирается на «Словарь канадизмов» У.Ависа («A Dictionary of Canadianisms on Historical Principles») [7], рассматриваемый языковой материал ограничивается временными рамками с момента прибытия первых англоязычных поселенцев и  до конца XX века.

Канадизмы коренного происхождения занимают довольно значительное место в «Словаре канадизмов» У.Ависа. Среди них  можно выделить два наиболее крупных источника заимствований: языки автохтонного населения,  а именно языки эскимосско-алеутской языковой семьи и языки индейцев Северной Америки, а также заимствования из французского языка Канады. В данной статье рассматриваются только автохтонные канадизмы. Существуют разные типы иноязычных заимствований, которые, в данной работе рассматриваются в соответствии с классификацией Н.Н. Амосовой.

По форме заимствования и его отношению к  исходному языковому материалу Амосова Н.Н. выделяет полные заимствования, т.е.  такие слова, которые остаются равными самим себе в новой для них языковой среде и по внешней форме, и по внутреннему содержанию, в новом языке они являются ощутимо чужеродными элементами, и ограничены в своем употреблении. Наряду с полными заимствованиями существуют относительные заимствования, т.е. такие иноязычные слова, которые в процессе развития заимствовавшего их языка потеряли смысловую связь со своими прототипами в исходном для них языке. Например, такое слово может выступать в особой стилистической функции, передавать особые смысловые оттенки, усваивать неожиданную экспрессивную окраску и т.д. Между полными и относительными заимствованиями в их наиболее совершенном виде располагается основная масса заимствований, находящихся на разных ступенях приближения к типу относительных заимствований. [1/c. 191-198]

С точки зрения грамматических категорий, автохтонные заимствования подтверждают общее правило:  98%  заимствованных слов в канадском варианте английского языка являются именами существительными. 2% –  именами прилагательными и междометиями. Анализируя автохтонные заимствования в канадском варианте английского языка, можно выделить по типам заимствования полные и относительные заимствования. Количество полных автохтонных заимствований в канадском английском составляет –  196 лексических единиц (80%).  Например, nanook “полярный медведь”, quinnat “большой лосось, чавыча”, wapiti “североамериканский олень вапити”, piblokto “форма истерии, встречающаяся среди эскимоссов, особенно женщин, зимой во время  долгих полярных ночей”. Относительных автохтонных заимствований всего насчитывается 49 лексических единиц (20 %). Рассмотрим, к примеру, слово caribou, слово было заимствовано из языка Микмак алгонкинской языковой семьи. Первое упоминание данного иноязычного слова в письменных источниках встречается в 1665 году, и употреблялось оно в значении «североамериканский олень семейства Rangifer, родина которого территория Канады и Аляски». В 1808 слово уже также означает «шкуру оленя карибу», В 1845 году стало известно, что слово caribou является таже этнонимом для группы индейцев племени Абенаки проживающих на территории Маритаймс. Позже заимстование приобрело новые значения: в 1896 году caribou уже употребляется также в значении «мясо оленя карибу», в 1952 году слово приобрело дополнительное значение, которое в данном значении использовальзуется только на территории провинции Квебек, и относится к сленгу «крепкая смесь виски-блан и красного вина». В 1956 году данное слово появляется в связи с упоминанием о двухдвигательном самолете, произведенном в Канаде, и используемым вооруженными силами, а также в качестве недорогостоящего самолета для перевозок пассажиров и  груза.В 1966 году слово caribou стало применяться в отношении группы эскимоссов, проживающих в районе Кеватин, к западу от Хадсон Бэй. Таким образом, заимствование обрастает другими дополнительными значениями, все больше и больше отдаляясь от исходного прототипа в заимствующем языке.

2) С точки зрения функционирования заимствований и их ассимиляции в языке-реципиенте Амосова Н.Н. выделяет «исконообразные» заимствования, специализированные, и «слова местного колорита». [1/с.191-198]

Среди множества автохтонных канадизмов, а это 245 лексические единицы,  определенное количество составляет слова против которых стоит пометка Obs. ( уст.) или  Rare (редк.). Их число составляет 26 лексических единиц (10, 61 %). Жизнь этих слов в канадском английском имела очень непродолжительный характер. Например, устаревшие канадизмы: amote «дикая земляника», jackash «североамериканская норка», savoyan «летнезеленое растение – коптис трехлистный, золотая нить», apakwa «сверток березовой коры, которым покрывают вигвамы или ремонтируют крыши», naygog «острога» и др. Всего одно слово помечено отметкой редк.: achigan «черный морской окунь, Micropterus dolomieu».

Все остальные слова авторы «Словаря канадизмов» относят к активным элементам лексики канадского английского. Однако, стоит отметить, что оставшиеся автохтонные канадизмы за вычетом устарелых и редких слов, также не равноценны по своему удельному весу. Имеется множество слов, сфера употребления которых ограничена каким-то определенным историческим или этнографическим контекстом, например, Сaribou «один из родов индейцев Абенаки, проживающих на территории Maritimes (Мэритаймс)», mamateek «зимние вигвамы», wampum «бусинки раковин, или фарфора, используемые в качестве валюты среди восточных индейцев», igloo «куполообразное сооружение, построенное из блоков твердого снега, снежный дом эскимосов», sachem «вождь североамериканских индейцев, angakok «эскимосский шаман» и др., которые можно определить в качестве «слов местного колорита» по классификации, предложенной Амосовой Н.Н.

Автохтонных канадизмов, которые относятся к истории и употребляются только в историческом контексте, согласно «Словарю канадизмов» составляет 16 лексических единиц (6, 53%), а этнографических канадизмов, в число которых входят бытовые канадизмы, фольклорные и мифологические канадизмы 84 (34,29  %). Таким образом, большая часть автохтонных канадизмов –  51, 43 % , включая устарелые, редкие канадизмы, а  также канадизмы, сфера употребления которых ограничена историческим и этнографическим контекстом, осталась на периферии словарного состава канадского варианта английского языка. Следует также учитывать тот факт, что определенные автохтонные канадизмы распространены и используются носителями канадского варианта английского языка, в зависимости от того,  на какой территории Канады они проживают.

Социолингвистический аспект автохтонных канадизмов представлен в «Словаре канадизмов» в виде ареала распространения конкретных лексических единиц на конкретной территории Канады. Таким образом, автохтонные канадизмы распределены на следующих территориях Канады: Британская Колумбия -7 лексических единиц (2,86 %), Запад и Северо-запад 3 (1,22 %), побережье Тихого океана 19 (7,76%), Маритаймс 2 (0,82%), Арктика 8 (3,27 %), Лабрадор 2 (0,82%), Новая Шотландия 1 (0,41 %), Нью-Брансуик 2 (0,82%), Западное побережье 3 (1,22%), Юкон 1 (0,41 %), Север Канады 10 (4,08 %). Таким образом,  23,69 % автохтонных канадизмов имеют сугубо территориальную принадлежность и тем самым, не являются общим достоянием стандартного канадского варианта английского языка, на долю которого приходятся оставшиеся 24, 88% от общего количества автохтонных канадизмов.

Что касается участия автохтонных единиц в словообразовательном процессе канадского варианта английского языка, то следует отметить, что количество словобразовательных производных насчитывается около 247 единиц.

Отдельно, хотелось бы выделить устойчивые словосочетания номинативного характера с существительным в функции препозитивного определения и словообразовательные дериваты. Например, pemmican house «амбар, кладовая для хранения пемикана», overparka «верхяя одежда с капюшоном из меха или какого-либо другого материала» и др.

Итак, на долю словообразовательных производных, в которых участвуют слова из языков коренного населения Канады, в основном, характерно «классическое словосложение» (moosetongue “язык американского лося употребляемого в пищу”, dirtigloo “дом эскимоса, построенного из камней и дерна, обычно с крышей из сплавного леса”, skunkbear “росомаха”, handtoboggan “тобогган, или сани которые тащат руками, в отличие от саней запряженными собаками или лошадьми”, squawfish “довольно большая рыба, которая обитает в пределах Британской Колумбии, Ptychocheilus oregonense”, squawberry “вид черники, Vaccinium stamineum”), сочетания типа «существительное+существительное» или устойчивые словосочетания, в состав которых в качестве одного из элементов входят слова коренного происхождения состав (teepee pole “шест, используемый при построении каркаса типи”, moccasin rubbers “резиновые галоши, на плоской подошве одеваемые поверх мокасин или  шерстяных носков”,  canoe bark “березовая кора пригодная для изготовления каноэ”), конверсия (Chinook “дуть, веять (о весеннем теплом ветре Чинук)”, tump “тянуть, тащить при помощи налобной или нагрудной обвязки для поддержки груза, переносимого на спине”), аффиксальное словообразование (Caribooite “житель карибу”, tobogganer “человек, который катается на табоггане”, pemmicanize “делать пемикан”, muskegy “болотистая местность”), и усечение производящей основы-сокращение (dickey “верхняя одежда с капюшоном из меха или какого-либо другого материала”, cisco “один из нескольких видов белой рыбы, в особенности Leucichthys artedi , обитающей в водах центральной и северной Канады”, muskie “вид большой сосны, Esox masquinongy, вес которой достигает до 80 фунтов, произрастающий, преимущественно, на территории системы Великих Озер”).  В ниже представленной таблице 1, дается информация в процентном соотношении, относительно автохтонных лексических единиц, участвующих в словообразовании в языке-реципиенте, т.е. канадском английском по типам словообразования.

Таблица 1

Устойчивые словосочетания 76,12%
Словосложение 12,96%
Аффиксальное образование 6,88%
Сокращение 2,83%
Конверсия 1,21%

Л.П. Крысин справедливо отмечает, что словообразовательная активность иноязычного лексического элемента, его способность служить базой для создания производных слов, с помощью аффиксальных средств заимствующего языка – один из показателей укоренения заимствования в этом языке. [3/c.51]

Чтобы дополнить картину следует привести данные отражающие хронологический аспект автохтонных канадизмов. Несмотря на то, что американские Лоялисты, прибывшие на территорию Верхней Канады в конце XVIII века, оказали ключевое влияние на формирование канадского варианта английского языка, слова коренного населения уже в XVI веке проникали в лексикон первых англоязычных поселенцев. Итак, на конец XVI века было зафиксировано 7 автохтонных канадизмов, XVII век-9, XVIII век – 85, XIX век – 118, XX – 47. Семантические характеристики автохтонных заимствований в канадском варианте английского языка показывают, что заимствования из языков коренного населения оказываются задействованными  при номинации всех сфер альтернативной (по отношению к родной) реальности.  Заимствованные слова относятся к следующим семантическим группам: топонимы и этнонимы, исторические канадизмы, географические канадизмы (флора и фауна, особенности рельефа, гидрографические названия, особенности климата), бытовые канадизмы (виды транспорта, одежды, обуви, посуды и др. утвари, мебель, виды жилищ), этнографические канадизмы (фольклорные, мифологические).

Безусловно, чтобы слово полностью ассимилировалось и не воспринималось в качестве чужеродного элемента необходимо достаточно долгое время. Под влиянием экстралингвистических и собственно системных лингвистических факторов,  слова коренного населения Канады прошли проверку, «естественный отбор», в ходе которого  некоторые слова вовсе вышли из употребления, а другим удалось надолго закрепиться в языке и почти полностью раствориться в системе «исконных» единиц канадского варианта английского языка. Вопрос об эквивалентности лексических единиц, явлении синонимии является актуальным даже в рамках одного языка, любой толковый словарь может быстро подтвердить то, что синонимы очень редко полностью совпадают в своих значениях, тем более это касается заимствований. В самом процессе заимствования, в предпочтении исконному слову  автохтонной единицы, как например, английское слово «larch» и индейское «tamarack» в отношении американской лиственницы, лежит предположение о том, что оба этих слова, по выражению Л.П. Крысина, «как бы  делят сферы своего семантического влияния, причем эти сферы могут в большей или меньшей мере пересекаться, но никогда не совпадать полностью». [3/c.28] И таких слов не мало. Очевидно, носители канадского английского заполняли пустые пробелы или лакуны в своем языковом сознании при помощи слов коренного населения или как утверждает Л.П. Крысин, заимствование иноязычного слова может происходить также вследствие тенденции к устранению полисемии исконного слова, упрощению его смысловой структуры, потребности уточнить и детализировать соответствующее понятие, разграничить некоторые смысловые оттенки, прикрепив их к разным словам (ср. эскимосское kayak– при англ. boat, алгонк. moose – при англ. elk, алгонк.toboggan – при англ. sled и т.п.). [3/c.27-28]

Эти изменения в языковой системе неизбежно влекут за собой едва осознаваемые изменения во всем смысловом поле языкового сознания носителей канадского английского, потому что семантическое пространство языка непрерывно, не имеет четких границ и характеризуется изменчивостью. Таким образом, можно сделать вывод о том, что автохтонные канадизмы являются, без сомнения, частью языковой картины мира носителей канадского вариант английского языка, а изменения, затронувшие отдельные семантические сферы канадского английского, привели в итоге к изменениям и, вероятно, к построению новых семантических связей во всем  языке.

Литература

  1. Амосова Н.Н. Этимологические основы словарного состава современного английского языка. М.: 1956, с. 191-198
  2. Залевская А.А. Индивидуальное знание: Специфика и принципы функционирования. – Тверь, 1992.-215 с.
  3. Крысин Л.П. Русское слово, свое и чужое. Языки славянской культуры, М.: 2004, с. 27-28, 51.
  4. Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика – психология – когнитивная наука//ВЯ. – 1994.-№4. – С.21.
  5. Серебренников Б.А. О материалистическом подходе к явлениям языка. М.:1983.- с.361
  6. Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия)// М.: «Гнозис», 1994.-с.9
  7. Avis W.S. A Dictionary of Canadianisms on Historical Principles.-Toronto, 1967.
  8. The Canadian Dictionary 1962// Под ред. Ж.Винэя. Dictionary of Canadian English в 3-х выпусках (1962-1967).
  9. Irwin D. Creating Canadian English: A Systemic Functional linguistic analysis of First Nations loanwords in early Canadian texts//Dissertation, Toronto, Ontario,-2008

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.