Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 100-103 Выпуск: 5 (5) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Обруева Г. Х. О ВНУТРИСИСТЕМНЫХ СВЯЗЯХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С ОНОМАСТИЧЕСКИМ КОМПОНЕНТОМ НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА (МЕТОДИКА АНАЛИЗА) / Г. Х. Обруева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 100—103. — URL: https://research-journal.org/languages/o-vnutrisistemnyx-svyazyax-frazeologicheskix-edinic-s-onomasticheskim-komponentom-na-materiale-anglijskogo-yazyka-metodika-analiza/ (дата обращения: 22.06.2021. ).
Обруева Г. Х. О ВНУТРИСИСТЕМНЫХ СВЯЗЯХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С ОНОМАСТИЧЕСКИМ КОМПОНЕНТОМ НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА (МЕТОДИКА АНАЛИЗА) / Г. Х. Обруева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №5 (5). — С. 100—103.

Импортировать


О ВНУТРИСИСТЕМНЫХ СВЯЗЯХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С ОНОМАСТИЧЕСКИМ КОМПОНЕНТОМ НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА (МЕТОДИКА АНАЛИЗА)

Обруева Г.Х.

к.ф.н преп. СамГИИЯ

 

О ВНУТРИСИСТЕМНЫХ СВЯЗЯХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С ОНОМАСТИЧЕСКИМ КОМПОНЕНТОМ НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА (МЕТОДИКА АНАЛИЗА)

 

Аннотация

Целью  данной статьи является описание фразеологических единиц с именами собственными посредством комплексного словарно – текстового анализа ономастической фразеологии английского языка во всём её объёме,  определение соотношения национального и интернационального в английской ономастической фразеологии, выявление функций имён собственных  –  компонента фразеологических единиц.

 

Ключевые слова: фразеология, фразеологическая единица, фразеобразование, ономастика, имя собственное, имя нарицательное, апеллятивация, коннотация.

 

Для языкознания (общего, сравнительно – типологического, романского, германского, славянского, тюркского и др.) последнего времени характерно быстрое развитие лингвистики текста и словаря, в результате чего «внутрилингвистическая типология текста» получает всё более результативную изученность наряду с развитием такого теоретического направления, как системно – уровневый анализ языка [T. Bushuy, 1996, c. 47].

Так, вопрос об изучении имени собственного [ИС] занимает учёных со времён античности – с момента выделения стоиками собственных имён в качестве самостоятельного класса слов. Своеобразие имени собственного, специфика его семантики делают вопрос о статусе имени собственного одним из наиболее дискутируемых вопросов современной лингвистики. Многие лингвисты [А.М. Бушуй, 1981, с.200; J. Aitchison, 1994, с.114] считают ИС периферийной, «дополнительной» частью словарного запаса. Основное различие между ИС и нарицательными именами (апеллятивами)  они видят в том, что ИС не имеют значения. ИС определяются на основе индивидуальной знаковой условности, а не на основе общего значения, т.е.  основную функцию имён собственных усматривают в идентификации, выражении «предельной единичности» [S. Beans, 2005, с.227-228]. Все исследователи – представители данного направления – объявляют ИС семантически неполноценными [L.A. Dunkling, 2007, c. 114 – 115]. Свои положения они подкрепляют следующими доводами: ИС не выражают понятия, поскольку они, в отличие от ИН не заключают в себе признаков предметов, не обладают свойством обобщения, что, в свою очередь, предопределяет отсутствие у них лексического значения.              Функциональное и языковое своеобразие ИС обусловливает необходимость рассмотрения особенностей проявления его семантической природы  на всех уровнях языка – в том числе и на фразеологическом. Как известно, слова, подвергшиеся фразеологизации, претерпевают сложные семантические сдвиги. Природа компонента в современной фразеологии понимается не однозначно. Одни учёные считают компоненты фразеологической единицы (ФЕ) словами, другие полностью отказывают им  в семантичности. В связи с этим представляется весьма актуальным анализ функционирования в составе ФЕ собственного – единицы, лишённой семантики на уровне языка. Вскрытие семантических трансформаций ИС – компонента ФЕ будет способствовать более точному определению статуса имени собственного, а также решению вопроса о природе слова – компонента ФЕ.

Нерешённость вопроса о статусе ИС на современном этапе развития языкознания побуждает искать критерии определения ИС в исследовании его проявлений на разных уровнях языка и речи, в том числе в анализе функций  ИС в составе ФЕ. Фразеологическая сущность слова, т. е. его функционирование в составе ФЕ отличается от существования того же слова вне фразеологизма. В связи с этим представляется актуальным рассмотрение особенностей функционирования в составе ФЕ такого сложного языкового знака, как имя собственное. Подобный анализ может способствовать не только раскрытию семантических трансформаций самого имени собственного, но и решению вопроса о природе слова – компонента ФЕ.

Имя собственное в составе ФЕ выполняет как особые ономастические (культурно – и социально – информативную), так и общеязыковые функции (дейктическую, экспрессивную, образно-экспрессивную). Доминирующую роль играет культурно-информативная функция, что подтверждается богатством коннотаций данной группы имён, их поликоннотативностью, словообразовательной и фразеообразовательной активностью. Второй экстралингвистической функцией является социально – информативная функция, которая на современном этапе обусловливается не словной дифференциацией гипокористических имён, а другими факторами – степенью распространённости имени, особенностями психолингвистического восприятия его носителей языка и т. п., что сближает актуализируемую в ФЕ социально – информативную функцию с интралингвистическими функциями ИС.

Одним из развитых видов системных отношений, присущих ФЕ, в отличие от структурно-адекватных им ИС в свободном употреблении, является синонимия. Так, некоторые ФЕ исследуемого типа имеют лексические корреляты среди нарицательных существительных (“межуровневая” синонимия). Например, Jack Ketch – a hangman, Jack Tar – a sailor, Tommy Atkins – a soldier. Несмотря на тождество предметно – логического значения каждой пары, между ними нет полного соответствия. Слова “a hangman”, “a sаilor”, “a soldier” стилистически нейтральны, тогда как ФЕ употребляются в фамильярной разговорной речи. Переосмысленные, они более экспрессивны, чем слова. Для ФЕ исследуемого типа свойственна также внутригрупповая синонимия (частный случай “внутриуровневой” синонимии), что подтверждается существованием в английском языке следующих ФЕ: “David and Jonathan”, “Damon and Pythias”, “Pilades and Orestes”. Все они выступают в значении “неразлучные друзья”. Обладая понятийным тождеством, данные ФЕ не содержат никаких семантических различий. Они характеризуются стилистической однородностью, употребляясь как в устной, так и в письменной речи, и способны замещать друг друга во всех конкретных случаях употребления, что подтверждается следующими примерами: “Put up, for shame, put up, and be Pilades and Orestes, what was your quarrel?” [The Stanford Distionary of Anglicised Words and Phrases, 1964, p.   589]. Everybody atNaples remarked the separation of the Damon and Pythias-indeed, Marrowfat had saved my life more than once . He had loved one warm clever boy who was frail in body, a consumptive type. The two had an almost classic friendship David and Jonathan. Будучи равноценными и в отношении употребительности (каждая встретилась в текстах пять раз), ФЕ David and Jonathan  и  Damon and Pythias обнаруживают все признаки абсолютных синонимов. Крайне редкая употребительность ФЕ Pilades and Orestes, равноценной в смысловом отношении ФЕ David and Jonathan и ФЕ Damon and Pythias, не позволяет, однако, признать её абсолютным синонимом последних.

Наложение любой из трёх вышеупомянутых ФЕ на омонимичное ей свободное сочетание (из ИС) является наглядной иллюстрацией их семантической несоизмеримости, оно даёт нам чёткое представление о характере различий между ними. Ср., например, ФЕ David and Jonathan со свободным сочетанием David and Jonathan. Семантические возможности ИС – компонентов ФЕ строго ограничены. Оба выступают в тождественном  значении “верный друг”, реализация которого требует соотнесения ИС с другим именем в том же значении. Смысловое содержание ИС – компонентов свободных сочетаний несравненно богаче. Выполняя свою непосредственную функцию идентификации объекта, собственно ИС в каждом отдельном случае выступает формой закрепления обобщенной совокупности характерных признаков определённого лица. Денотативно реализованные имена David и Jonathan, в отличие от ФЕ, вызывают представление лишь о каких-то конкретных существах мужского пола, вовсе не обязательно связанных узами крепкой дружбы. Эти доводы справедливы также и в отношении характеристики семантических различий ФЕ Damon and Pythias, ФЕ  Pilades and Orestes и соответствующих им свободных сочетаний. Ввиду индивидуального характера семантики компонентов последних, о синонимизации их не может быть и речи.

Номинативные тождество ФЕ с ИС, а также общность эмоционального тона [G. Васкmаnn, 1991,с.109] обеспечивают их взаимозаменяемость, ср.: Not content with his own native religions machinery, the British bourgeois appealed to Brother Jonathan, the greatest organizer of religion as a trade [А.В. Кунин, 1996, с.123].India expects Uncle Sam to give her help without any strings attached to it [D.S. Malhotra. Golden Dictionary of Idioms by D.S. Malhotra,Calcutta, 2002, р.561]. Буквализация значений компонентов ФЕ приводит к утрате ими фразеологического статуса. Свободные сочетания Brother Jonathan и Uncle Sam, не имея между собой ничего общего в семантическом плане, десинонимизируются. Эмоционально – экспрессивный момент, сопровождающий предметно-логическое значение адекватных им ФЕ, здесь также отсутствует. Разновидностью “внутриуровневой”  синонимии являются ФЕ с коррелирующими компонентами – ИС. Ими могут быть “ИС”, этимологически представляющие собой:

а) этнонимы:

It is Greek to me (you, etc.). It is double Dutch to me (you, etc.) – “китайская грамота, тарабарщина, абракадабра, бессмыслица”; I’m a Dutchman if “будь я проклят, если”; I’m a Turk if – “провалиться  мне на этом месте, если; я не я буду, если не; даю голову на отсечение, что”;

To get one’s Dutch up

To get one’s Indian up    =  “разозлиться, выйти из себя”

To get one’s Irish up.

Небезынтересно отметить, что слово Dutch, входя в состав различных устойчивых оборотов, синонимизируется с четырьмя “этнонимами”: Greek, Indian, Irish, Turk, что стало возможным вследствие утраты всеми упомянутыми ИС своей исходной функционально – качественной специфики;

б) топонимы:

fromChinatoPeru            “от Китая до Перу; повсюду, везде”

from Dan toBeersheba      “от Дана до Вирсавии; повсюду, везде”;

в) дни недели:

When two Sundays come together      === “никогда” =”

Whеn two Fridays come together     “после дождичка в четверг”

г) имена:

Queen Ann is dead                    == “открыл Америку!”

Queen Elizabeth is dead

(как ответ сообщающему устаревщую новость).

Некоторые ФЕ с коррелирующими ИС, несмотря на кажущуюся близость значений, нельзя признать синонимами. Ср.:

(as) old as Methuselah “старый как Мафусаил” (т.е.очень старый, древний);

 (as) old as Adam

1) “Старо как мир, быльём поросло”;

2) “Очень старый, древний (как  мир)” ввиду различного характера сочетаемости, препятствующего их взаимозаменяемости.

Так, если компаративная ФЕ as old as Methuselah употребляется по отношению к людям, то компаративная ФЕ as old as Adam используется для характеристики абстрактных понятий и конкретных вещей. Ср.:

The missionary returned toAmericalooking as old Methuselah [Y.F. Ong, Y. I. Yang, 1986, p.723]. That custom is as old as Adam [F.I. Wood, 1969, p.2].

…For that your precious fluid is older than Adam yet strong as the morning dew [Collins Cobuild. Advanced Learner’s English Dictionary, 2009, p.16]. Как видно, эти две компаративная ФЕ являются функционально непересекающимися, т.е. сосуществуют, не взаимодействуя между собой.

Таким образом, фразеологизация ИС (а вместе с ней и расширение его внутрисистемных связей) возможна лишь в том случае, если оно порывает как с общим, так и единичным значением и заключается в преодолении именем собственным своей семантической ограниченности. Важным показателем при выявлении дифференциальных признаков фразеологизированного ИС является антонимия, отсутствие которой у ИС как такового опять – таки обусловлено его спецификой. Следует отметить, что среди ФЕ исследуемого типа антонимия- явление довольно редкое. Однако характерен сам факт противопоставления их компонентов – “ИС”. Приобретение этого семантического свойства именем собственным свидетельствует о его глубоком качественном перерождении и переходе в категорию имени нарицательного, либо в разряд фразеологизмов.

Полными антонимами являются следующие ФЕ: as rich as Croesus  “богат, как Крез, очень богат” и as poor as Lazarus   “беден, как Лазарь, очень беден,” as poor as Job           “бедный, как Иов, очень бедный”. На первый взгляд кажется, что семантическая полярность этих ФЕ создаётся лишь антонимичностью компонентов – прилагательных. Однако, хотя слова rich  и poor существуют как самостоятельные единицы, данные ФЕ обязаны своим существованием не им. Это подтверждается наличием в английском языке таких слов, как Croesus – “богач” и      Lazarus – “нищий”:

Henry did not care for that, at all. The paper’s effort was purely voluntary and although he was no Croesus, he had started off the fund with a hundred guineas of his own [Collins Cobuild. Advanced Learner’s English Dictionary, 2009, p.332]. And now poverty threatened to seize her entirely and to remove this other world far upward like a heaven to which any Lazarus might extend, appealingly, his hands [Th. Dreiser, 1998, p. 373].

В составе ФЕ прилагательные rich  и  poor служат средством экспликации одного из признаков единичного понятия, восходящего к определённому денотату (лицу). В процессе дезинтеграции единичного понятия этот признак подвергается обобщению и типизации и становится понятийным ядром значения ФЕ.

Экспликация значения посредством прилагательного семантически как бы опустошает ИС. Освободившись от смыслового  содержания, оно начинает функционировать в качестве усилителя выражения.  В обобщённом виде значение данных ФЕ можно представить в виде формулы:

ФЕ = very + квалификат (прилагательное)

Ср.:   аs rich as Croesus = very rich.

В словах – антонимах Croesus и Lazarus противопоставление, в отличие от ФЕ, имплицитно. Наличие в языке этих своеобразных “конденсаторов” значения ФЕ служит подтверждением качественной перестройки ИС при переосмыслении. Антонимический контраст самих слов Croesus и Lazarus отнюдь не исчерпывает их функциональных возможностей. Каждое из них, в свою очередь, противостоит ФЕ с антонимичным компонентом – ИС и синонимично ФЕ, абсолютным представителем которого оно само является.

Собственно ИС Croesus и   Lazarus (как реализованные, так и нереализованные) не имеют антонимов и синонимов ни в сфере ИС, ни среди ИН, ни среди ФЕ. Представляет интерес рассмотрение трёх вышеупомянутых ФЕ с соотносительными прилагательными rich и poor (значение ФЕ отличается от значения слова интенсивностью передаваемого признака). Если ФЕ as rich as Croesus, as poor as Lazarus, as poor as Job однозначны, то прилагательные rich и poor обладают развитой системой значений, каждое из которых вступает в синонимические и антонимические отношения с другими прилагательными. В словаре А. Хорнби у каждого из этих прилагательных зафиксировано 7 значений. [См: The Advanced Learner’s Dictionary of Current English by A. S. Hornby, E.V. Gatenby, H. Wakefield, 2007, p. 958 – 559].

Столь широкий диапазон парадигматических возможностей не свойственен ФЕ. Моносемичность ограничивает их внутрисистемные связи. Именно это делает факт соотнесения ФЕ as rich as Croesus с двумя антонимами as poor as Lazarus и  as poor as Job весьма примечательным. Ведь слово rich в своём прямом номинативном значении “богатый” имеет лишь один антоним – слово poor в его основном значении “бедный”. Подобная диспропорция (два полных антонима к одному значению) допустима лишь в сфере ФЕ, где случаи абсолютной синонимии, поддерживаемой различным характером образности, встречаются не так уж редко. Данные имена являются наиболее распространёнными среди других ИС личных. Это обстоятельство сыграло немалую роль в  том, что в процессе исторического развития они приобрели значение “человек вообще”, синонимизировавшись с такими нарицательными существительными, как “a man”, “a person”. Именно в этом значении употребляется ИС Jack в нижеследующей реплике из романа Дж. Сэлинджера “Над пропастью во ржи”. Некая Faith Cavendish, разбуженная среди ночи телефонным звонком неизвестного ей человека, апеллирующего к ней от имени якобы её друга Эдмунда Бирдселла, называет его Джеком. Настоящее же имя лица Holden Caulfield:” I don’t know anybody by that name, Jack. And if you think I enjoy being woke up in the middle -” [J.D. Salinger, 1998, p. 82]. В тех же значениях данные имена выступают и в ФЕ, за исключением случаев денотативного смещения ИС, т.е. там, где они переходят в нормативно несвойственную им номинативную сферу. [Например, poor John (Jack) – сушёная мерлуза; John (Tom) Collins – напиток]. Иная картина отмечается в сфере ИС. Как таковое, оно лишено вариативных потенций в отношении определённого денотата. Употребление разных имён применительно к одному лицу затруднило бы акт коммуникации, оно противоречило бы природе и назначению ИС. В ФЕ такое явление (хотя бы и в известных пределах) вполне допустимо, поскольку здесь ИС участвуют в обозначении целого класса однородных предметов и утрачивают свою ономастическую функцию, подтверждением чего и является возможность варьированных ИС в рамках одной ФЕ.

Следует отметить, что варианты ФЕ равноправны и обладают абсолютным тождеством. We’d had a few John Collinses at dinner [B.H. Lawrence, 1990, c. 160]. She and old Marty were drinking Tom Collinses [J.D. Salinger, 1998, p. 91]. Сигнализатором качественно преобразованного ИС является совместное употребление в пределах данного отрезка высказывания подлинного имени лица и “имени” – характеристики: Eif Stone was a smart aleck with a lot of loose talk coming from his big trap. He wouldn’t need my advice // “What a thorough John Bull you are, Arthur!” (А.В. Кунин, 1996, с. 252).

По итогам вышепроведённых наблюдений можно сделать следующие обобщения:

1. ФЕ исследуемого типа представляют интерес прежде всего с точки зрения изучения особого структурного компонента – ИС.

2. ИС – языковая категория, существование которой обусловлено необходимостью индивидуализации во многом сходных объектов реальной действительности. Узловым пунктом всех противоречий, возникающих при изучении этого сложного явления, является проблема его содержательной интерпретации.

3. В функционально – семантическом плане ИС противостоит как ИН, так и ФЕ, на фоне которых оно получает двойную негативную характеристику по всем показателям.

4. Фразеологизация ИС – (а вместе с ней и расширение его внутрисистемных связей) – возможна лишь в том случае, если оно порывает как с общим, так и с единичным значением и заключается в преодолении именем собственным своей семантической замкнутости.

5. Преобразование имени собственного в составе фразеологизма идёт по линии сближения его с именем нарицательным. Как и последнее, оно приобретает возможность выражать понятие, соответствующее классу однородных предметов. “Апеллятивный” характер фразеологизированного ИС подтверждается как парадигматическими,  так и синтагматическими его свойствами.

Литература

1. Бушуй, А.М.  Имя собственное как компонент тавтологических комплексов // Вопросы ономастики.I. Труды СамГУ №214. – Самарканд, 1981. – С. 138-146.

2. Кунин, А.В. Английская фразеология (Теоретический курс). – М.: Высшая школа, 1970. – 344 с.

3. Кунин, А.В. Курс фразеологии современного английского языка. М.: Высшая школа – Дубна: Феникс, 1996. – 381 с.

4. Aitchison, J. Words in the Mind: An Introduction in the Mental Lexicon. –Oxford;New York: Basil Blackwell, 1994. – 290 p.

5. Backman, G. Meaning by metaphor: An Exploration of Metaphor with a Metaphoric Reading of Two Short Stories by Steven Crane. – Uppsals: (Acta Universitatis Upsaliensis. Studia Anglistica Upsaliensia; 75), 1991. – 203 p.

6. Beans S. Simbolic and Pragmatic Semantics. –Chicago:UniversityofChicagoPress, 2005. – 450 p.

7. Bushuy, T.A. Phraseological Equivalentation as a Problem of Contrastive Lexicography // Contrastive Linguistics.  –Sofia, 1996. – №1. – P. 30-35.

8. Dunkling, Leslie Alan. First names first. –London: Dent, 2007. – 285 p.

 

Словари и тексты 

1. Collins, Cobuild. Advanced Learner’s English Dictionary. New edition -London: Harper, 2009. – 1712p.

2. Dreiser, Theodore. Sister Carrie. –Moscow: Higher School Publishing House, 1998. – 596 p.

3.Lawrence, D.H. Selected Essays. – Hardmonsworth: Penguin Books, 1990. – 351 p.

4. Malhotra, D.S. Golden Dictionary of Idioms by D.S. Malhotra,Calcutta, 2002. – 1594 p.

5. Ong, Y. F., Yang, Y. I. A Complete Dictionary of English Phrases. Shanghai: Commercial Press Ltd., 1986. – 1520 p.

6. Salinger, J. The Catcher in theRye. –New York: Basil Blackwell, 1998. – 448 p.

7. The Stanford Distionary of Anglicised Words and Phrases. –London: Longman, 1964. -1240 p.

8. The Advanced Learner’s Dictionary of Current English by A. S. Hornby, E.V. Gatenby, H. Wakefield.- London: Oxford University Press, 2007. – 1600 p.

9. Wood, F. I. English Colloquial Idioms. –London: Longman, 1969. – 660 p.

Опубликовать статью

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.