Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.91.1.033

Скачать PDF ( ) Страницы: 57-58 Выпуск: № 1 (91) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тойчиев М. Т. О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ ЯЗЫКОВОЙ МОДАЛЬНОСТИ / М. Т. Тойчиев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 1 (91) Часть 2. — С. 57—58. — URL: https://research-journal.org/languages/o-terminologicheskoj-problematike-yazykovoj-modalnosti/ (дата обращения: 09.08.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.91.1.033
Тойчиев М. Т. О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ ЯЗЫКОВОЙ МОДАЛЬНОСТИ / М. Т. Тойчиев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 1 (91) Часть 2. — С. 57—58. doi: 10.23670/IRJ.2020.91.1.033

Импортировать


О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ ЯЗЫКОВОЙ МОДАЛЬНОСТИ

О ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ ЯЗЫКОВОЙ МОДАЛЬНОСТИ

Научная статья

Тойчиев М.Т. *

Хорогский государственный университет имени М.Назаршоева, Хорог, Республика Таджикистан

* Корреспондирующий автор (shaa-merchem[at]list.ru)

Аннотация

В статье автор полемизирует по поводу точности термина «объективно – относительная модальность» предлагаемого вместо термина «объективная модальность». Он пытается исследовать процесс реализации объективной модальности в «специально смоделированных условиях» т. е. в «привязке с понятием достоверность». В результате делается вывод о том, что онлайн режим не является достаточным условием для реализации объективной модальности при изустной репрезентации реально происходящего события.

Ключевые слова: модальность, объективность, субъективность, достоверность, относительность, репрезентация, настоящее время, реальная действительность.

ON TERMINOLOGICAL PROBLEMATICS OF LANGUAGE MODALITY

Research article

Toichiev M.T. *

Khorog State University named after M. Nazarshoev, Khorog, Republic of Tajikistan

* Corresponding author (shaa-merchem[at]list.ru)

Abstract

In this work, the author polemicizes on the accuracy of the “objective-relative modality” term proposed instead of the “objective modality” term. He is trying to investigate the process of realization of objective modality in “specially modeled conditions”, that is, in “binding to the concept of reliability”. As a result, it is concluded that the online mode is not a sufficient condition for the implementation of objective modality with an oral representation of a real-life event.

Keywords: modality, objectivity, subjectivity, reliability, relativity, representation, present time, reality. 

Исследователи языковой модальности оперируют такими категориями, как возможность / невозможность, уверенность / сомнение, достоверность / кажимость, реальность / мнимость… и.т.д. которые взаимопроникая в свете и бесчисленных преломлениях осознания радости / горечи, восхищения / презрения, любви / ненависти,  воодушевления / разочарования, сострадания / злорадства… и.т.д. отражают саму сущность феноменального разнообразия отношений, имеющих место быть в том космосе, который бывает у каждого индивида неповторимо-собственным. Поэтому до сих пор «не выработано представление о сущности модальности как таковой» [1, C.53] и «трудно найти двух авторов, которые понимали бы модальность одинаково» [2, C.67].

«Одни авторы модальность определяют как семантическую категорию (В.Г. Адмони, Г.В. Колшанский), другие – как синтаксическую (Л.С. Ермолаева, О.В. Зревева), а часть языковедов считает ее грамматической (В.В. Гуревич, Ф.М. Березин, В.В. Виноградов), логико-грамматической (В.З. Панфилов), логической (С.М. Амелина, Е.Я. Мороховська), функционально-семантической (О.В. Бондарко, В.М. Ткачук, В.Д. Шинкарук)» [3, С.110].

На сегодняшний день более или менее обобщённым признаётся такое её определение: «Модальность – функционально-семантическая категория, выражающая разные виды отношения высказывания к действительности и разные виды субъективной квалификации сообщаемого» [4, С.303]. И в силу того, что эти разные отношения и разные квалификации реализуемы в рамках противопоставлений не только категориального уровня, но также и в плане межкатегориально – междисциплинарном, возник чрезвычайно широкий спектр интерпретаций , каждая из которых по отдельности может восприниматься адекватной только с определённого ракурса  обозрения.

Например, большинством исследователей поддерживается членение языковой модальности на объективное и субъективное [4, С.303] составляющие:

– объективная модальность выражает отношение сообщаемого к действительности в плане реальности (осуществляемости и осуществлённости) и ирреальности (неосуществлённости) – такой признак обязательно наличествует в любом предложении;

– субъективная модальность представляет собой отношение говорящего к сообщаемому, что указывает на факультативность (необязательность) данного признака для предложения.

В то же время трудно возразить, когда утверждают , что «все языковые процессы осуществляются с точки зрения коллективного языкового сознания, в конечном счете – с точки зрения говорящего» [5, С.7], т.е.: «Говорящий не может никак не выражать своего отношения к сообщению…» [6, С.131] и настаивают  на неточности термина «объективная модальность», взамен предлагая термин «объективно-относительная модальность». Термин, на наш взгляд, требует осмысления, что и попытаемся сделать в предлагаемой работе.

Как известно, понятие объективности «растяжимое», оно распространяется на плоскости как действительного так и возможного (потенциального). Ради облегчения задачи осмысления, приглашаем читателя наблюдать процесс реализации объективной модальности (исходя из данного определения) при самых идеальных условиях т.е. лишь в плоскости действительного, в привязке с понятием достоверность, при всей механистичности такого подхода. Для этого понятие достоверность рассмотрим более фокусировано чем обычно, т.е. в пределах локации на «оси координат Я – ЗДЕСЬ – СЕЙЧАС » [6, С.128] с условием, что сообщение признаётся объективным лишь только при полном и безусловном (унилатеральном) отражении реальной действительности в сознании собеседника (слушателя). В таком случае, любой рассказ, описывающий реально происходящее событие в онлайн режиме мог бы соответствовать понятию «объективная модальность» для данного момента при условии, если он:

1) точно и полно отражал бы реальную действительность;

 2) говорящий не употреблял бы слов, указывающих на его личные восприятие и трактовку сообщаемого.

Однако, ясно, что соблюдение этих условий (особенно первого) можно допустить лишь теоретически, а на практике его вероятность ничтожно мала; следя за событием, сопровождаемым онлайн радиокомментарием, пусть даже самым качественным и подробным, мы всегда осознаём, что остается ещё немало деталей происходящего, которых мы обречены домысливать, т.к. комментатор при всей глубине своего профессионализма не способен добиться абсолютной полноты изустной репрезентации реально происходящего события. Кроме того, процесс репрезентации, степень её достоверности полностью зависит от субъективных характеристик (интонация, психологическая предрасположенность, уровень знания, воля, навыки и.т.д.) комментатора и слушателей. Несомненно, в таком случае объективность сообщения приобретает характер относительности т.е. оно перестаёт быть объективным в полном смысле и реальная объективность временного плана реализации (настоящее время, он-лайн режим) оказывается недостаточным основанием для того, чтобы признать такое сообщение объективным. Следовательно, приходится констатировать невозможность «идеально объективного» описания (изустной репрезентации) события – если невозможна реализация полной объективности при «специально смоделированных условиях» т.е. лишь в плоскости действительного, то очевидно, что исключена её реализация в плоскости возможного.

В случаях описания в настоящем времени событий, относящихся к прошлому (например, в исторических романах) или к будущему (например, в фантастических романах) объективность заведомо относительна, т.к. сам временной план «настоящего» является относительным. Поскольку понятие «объективность» не равнозначно понятию «относительная объективность» (если вообще таковое выражение допустимо), объективно-относительная модальность оказывается в структуре субъективности, которая в отличие от объективности допускает вариативность.

В этой связи считаем, что вариант «относительно-объективная модальность» точнее отражал бы положение вещей, чем термин «объективно-относительная модальность».

Несмотря на принципиальное противоречие, оба эти подхода: 1) разделение модальности на объективную и субъективную и 2) включение модальности в структуру субъективности одинаково применимы (в зависимости от соответствующих особенностей подхода, целеустановки  и.т.д.) при исследовании того или иного языкового явления, связанного с модальностью. Это обусловлено тем, что постулируется их оправданность как упрощения с методологической (в исследовательских целях) и онтологической (в плане интерпретации сущностных характеристик) точек зрения, в частности, при подходе 1) под термином объективная модальность подразумевается относительно – объективная модальность, выражающая отношение высказывания к относительной (или лингвистической) действительности (в лингвистической литературе допущение подобного рода наблюдается также и в случае с термином «время», при котором зачастую подразумевается «грамматическое время», отличное от «реально-физического времени»). Важно, что относительная действительность может совпасть или не совпасть с реальной действительностью (она мыслится таковою). 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Мёдова А.А. К проблеме бытования понятия «модальность» в современном гуманитарном и философском знании / А.А.Мёдова // Вестник Томского государственного университета – 2012. – №356
  2. Бондарко А.В. Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность / Бондарко А.В., Беляева Е.И., Бирюлин Л.А. и др.. – Л.: Наука, 1990. – 263 с.
  3. Тишковская Е.О. Модальность в лингвистике / Е.О.Тишковская // Приоритетные научные направления: от теории к практике. – Новосибирск: 2014. – №10.
  4. Большой энциклопедический словарь. Языкознание / ред.кол. Н.Д.Арутюнова, В.А.Виноградов, В.Г.Гак и др.; гл.ред. В.Н.Ярцева. – М.: НИ Большая российская энциклопедия, 1998. – 688с.
  5. Солганик Г.Я. Очерки модального синтаксиса: монография / Г.Я.Солганик. – М.:Флинта: Наука, 2010. – 136с.
  6. Краснова Т.И. Субъективность – Модальность (материалы активной грамматики): монография / Т.И.Краснова. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2002. – 189 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Medova A.A. K probleme bytovaniya ponyatiya «modal’nost’» v sovremennom gumanitarnom i filosofskom znanii [On problem of existence of “modality” concept in modern humanitarian and philosophical knowledge] / A.A.Medova // Tomsk State University Bulletin – 2012. – No.356 [in Russian]
  2. Bondarko A.V. Teoriya funktsional’noy grammatiki. Temporal’nost’. Modal’nost’ [Theory of functional grammar. Temporality. Modality] / Bondarko A.V., Belyaeva E.I., Biryulin L.A. et al. – L.: Nauka, 1990. – 263 p. [in Russian]
  3. Tishkovskaya E.O. Modal’nost’ v lingvistike [Modality in Linguistics] / E.O. Tishkovskaya // Prioritetnyye nauchnyye napravleniya: ot teorii k praktike [Priority scientific areas: from theory to practice]. – Novosibirsk: 2014. – No.10. [in Russian]
  4. Bol’shoy entsiklopedicheskiy slovar’. Yazykoznaniye [Large encyclopedic dictionary. Linguistics] / Ed by N.D. Arutyunov, V. A. Vinogradov, V. G. Gak [et al.]; chief editor V.N. Yartseva. – M.: NI Big Russian Encyclopedia, 1998. – 688 p. [in Russian]
  5. Solganik G.Ya. Ocherki modal’nogo sintaksisa: monografiya [Essays on modal syntax: monograph] / G.Ya. Solganik. M.: Flint: Science, 2010. – 136p. [in Russian]
  6. Krasnova T.I. Sub”yektivnost’ – Modal’nost’ (materialy aktivnoy grammatiki): monografiya [Subjectivity – Modality (materials of active grammar): monograph] / T.I.Krasnova. St. Petersburg: Publishing House of St. Petersburg State University of Economics and Economics, 2002. – 189 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.