Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бахтигареев Д. Т. МЕТАФОРА КАК ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ / Д. Т. Бахтигареев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2014. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/metafora-kak-filologicheskaya-kategoriya/ (дата обращения: 25.05.2019. ).

Импортировать


МЕТАФОРА КАК ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Бахтигареев Д.Т.

Кандидат филологических наук, Стерлитамакский институт физической культуры (филиал) Уральского государственного университета физической культуры

МЕТАФОРА КАК ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ

Аннотация

Статья посвящена одному из видов переноса лексических значений слов – процессу метафоризации в башкирском языке. Автором рассматриваются общепринятые типы метафор как и языковое явление, так и один из тропов в национальной литературе.

Ключевые слова: полисемия, перенос значений, метафора.

Bahtigareev D. T.

Candidate of philological sciences, Sterlitamak Institute of physical culture (branch), Ural State  University of physical culture

METAPHOR AS PHILOLOGICAL CATEGORY

Abstract

The article deals with one of the types of migration of lexical meanings of words-the process of metaforizacii in the Bashkir language. The author discusses the common types of metaphors and linguistic phenomenon and one of the tropes in the national literature.

Keywords: polysemy, transfer values, a metaphor.

В языке первичное значение слова служит фундаментом для образования многозначных слов, а другие лексические значения, которые образовались от первичного значения, являются переносными. Перенос значений является причиной появления полисемии. Если в историческом развитии слова первичное значение является основой, переносные значения образуются из-за семантического развития первичного значения слова на последующих этапах. Эти значения могут выражать непосредственно денотат или через образы – предметы, явления, признаки и действия. «Возможность» перенесения значения заложена прежде всего в самих объектах называния (предметах, признаках, действиях), которые ассоциируются в человеческом сознании, и при благоприятных условиях название одного объекта переносится на другой. Главным условием для переноса является отсутствие словесного объекта. При его наличии перенос обычно представляет собой стилистически окрашенную единицу» [3, с. 70]. Поэтому в филологии переносные значения делятся на два (три) типа: первые из них существуют как самостоятельные значения, вошли в структуру семантики слова, а вторые являются образными, и у них преобладают экспрессивно-эмоциональные признаки. Исследователи их называют по-разному: постоянные и временные, лингвистические и поэтические, языковые и литературные, номинативные и фигуральные, генетически переносные и собственно переносные и т.п.

Номинативные переносные значения функционируют в языке так же, как и слова с прямом значением и являются наименованием объективной действительности, у которого отсутствовал словесный знак. В номинативных значениях нет эмоционально-экспрессивной окраски. Поэтому в словарях помета перен. (переносное) в таких случаях не ставится, так как указанные значения переносны лишь по своему происхождению, а в настоящее время они употребляются как прямые производны, по-другому называют их производно-номинативными. Например, слово түбә (темя, макушка) имеет генетически переносные значения “вершина” тау түбәһе (вершина горы)  и “крыша, кровля” өй түбәһе (крыша дома), у них общее значение “вершина, верх”; салғы (коса) имеет два значения: первое – сельскохозяйственное орудие – длинный изогнутый нож на длинной рукоятке для срезывания травы, злаков и т.д., а второе значение – режущая деталь для срезывания травы и злаков и других в сельскохозяйственных  машинах. Общей семой для них является назначение – орудие для срезывания травы и злаков.

Общепоэтические переносные значения возникают на базе сравнения признаков предметов, явлений, действий и обладают экспрессивно-эмоциональной окраской. Например, аҡлау (белить) и перен. (оправдать); ҡалтырау (трястись) и перен. (трусить).

Развитие значения может происходить на основе метафоризации, метонимии и синекдохи [6, с. 72 – 73].

Метафоры занимают немалую долю слов и выражений в нашей речи. Мы пользуемся ими, создаем их незаметно для себя. Метафоры играют бесспорно важную роль в языке, пополняя недостаток слов для обозначения новообразовавшихся понятий, что особенно важно для языка науки а также выполняют и многие другие функции.

Итак, что такое метафора? В своей знаменитой книге «Теория литературы» известный башкирский ученый-литературовед 20 века К.А. Ахмедьянов пишет, что «…метафорой называется такое сравнение, которое основывается на скрытом сходстве двух предметов» [1, с. 126]. Примерное такое толкование мы встречаем в популярном «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой «Метафора, -ы, ж. 1. Вид тропа – скрытое образное сравнение, уподобление одного предмета, явления другому (напр. чаша бытия), а  также вообще образное сравнение в разных видах искусств (спец.). Символическая, романтическая метафора. Метафора в кино, в живописи. Развёрнутая метафора. 2. В лингвистике: переносное употребление слова, образование такого значения». Значит, метафора – это троп, перенесение свойств одного предмета (явления) на другой по принципу сходства, т.е. на основании признака, общего для обоих сопоставляемых членов; скрытое сравнение, уподобление [4, с. 353].  В Большом энциклопедическом словаре дается другое определение: «метафора (от греч. Metaphora – перенос) – троп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т. п., для характеризации или наименования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогичного данному в классе отношений. В расширительном смысле термин метафора применяется к любым видам употребления слов в непрямом значении» [7, с. 296].

Таким образом, метафора – это новое использование уже существовавшего ранее в языке слова или словосочетания, для обозначения какого-либо понятия с целью наделения его частью предыдущего смысла.

В башкирском языке можно выделить три типа метафор:

  1. Номинативные метафоры. В данных общеязыковых метафорах первичные переносные значения уже давно исчезли, и поэтому они уже воспринимаются людьми как в прямом значении. Такие типы метафор называются мертвыми, сухими или застывшими метафорами [5, с. 7]. Например: кеше ҡултығы (подмышка человека) – диңгеҙ ҡултығы (залив моря), ағас тамыры (корень дерева) – һүҙ тамыры (корень слова), кеше йөрөй (человек ходит) – сәғәт йөрөй (часы ходят), кеше бите (лицо человека) – китап бите (страница книги), кеше түбәһе (макушка человека) – тау түбәһе (вершина горы) и т. п.
  2. Общепоэтические метафоры. Данные метафоры по другому называются образными метафорами и метафоры этой категории характеризуются глубокой художественной образностью, а также употреблением в переносном значении, потому что они не являются официальными названиями предметов, явлений и вещей, а выступают только в качестве фигуральных и косвенно применяемых лексических слов [2, с. 19]. Например: көмөш ҡалаҡ (серебряная ложка) – көмөш тауыш (серебряный голос), саф һыу (чистая вода) – саф мөхәббәт (чистая любовь), аҡ һөт (белое молоко) – аҡ күңелле (человек с чистой душой), ебәк туҡыма (шелковая материя) – ебәк сәс (шелковистые волосы), таң менән уяныу (проснуться с зарей) – йәшлек таңы (заря молодости) и т. п.
  3. Третьи метафоры называются индивидуально-стилистическими или, иначе говоря, авторскими метафорами. Они также являются образными метафорами, но в отличие от общепоэтических метафор еще не превратились в общенациональные переносные метафоры, а лишь в определенном творчестве того или иного писателя или поэта выступают в роли образных слов. Примеры: Усаҡ яна… Яҫҡып төтөн үрләй, Шартлап ҡуя уттың быуыны. (Хәсән Назар); Мин был ергә бер ир булып баҫып, Урап тотам ваҡыт яғаһын. (Тимер Йосопов) [2, с. 7 – 8].

Второй и третий тип метафор называются речевыми, и они не отмечаются в словарях. Лингвистика изучает первый тип метафор, а остальные типы являются объектами литературоведения.

Литература

  1. Ахмедьянов К.А. Теория литературы. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1985. – 342 с.
  2. Ахтямов М.Х. Современный башкирский язык. – Уфа: Издательство Башкирского государственного университета, 1980. – 72 с.
  3. Ишбердин Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка. – М., – 151 с.
  4. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: Азбуковник, 1999. – 944 с.
  5. Сафиуллина Ф.С. Татар теленең лексикологиясе. – Казан, – 263 с.
  6. Суфьянова Н.Ф. Проблема многозначности в башкирском языке и ее лексикографическая разработка. – Уфа: Гилем, 1998. – 102 с.
  7. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. – 2-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2000. – 688 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.