Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 89-90 Выпуск: № 05(5) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Калинина В. В. Концептуальные связи концепта SHAME / В. В. Калинина, С. А. Фетисова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — № 05(5) Часть 2. — С. 89—90. — URL: https://research-journal.org/languages/konceptualnye-svyazi-koncepta-shame/ (дата обращения: 21.09.2021. ).
Калинина В. В. Концептуальные связи концепта SHAME / В. В. Калинина, С. А. Фетисова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — № 05(5) Часть 2. — С. 89—90.

Импортировать


Концептуальные связи концепта SHAME

Концептуальные связи концепта SHAME

Научная статья

Калинина В.В.¹, Фетисова С.А.²

1, 2 Иркутский государственный лингвистический университет

Аннотация

Статья посвящена смежности концепта SHAME с другими концептами. Поскольку данный концепт состоит из двух субконцептов «эмоциональное состояние» и «оценка», он коррелирует с разными родственными концептами, соответствующими тому или иному субконцепту.

Ключевые слова: концепт, субконцепт, сценарий, прототипическая ситуация, концептуальные связи

Key words: concept, subconcept, scenario, prototypical situation, conceptual links

Современные исследования по концептологии сосредоточены не только на структуре концепта, его признаках, дискурсивном потенциале, но и на смежных концептах, образующих фреймы и другие структуры высшей формы абстракции. Концепты в своей совокупности отражают мир в целом, язык исключает возможность изолированного рассмотрения тех или иных концептов. Находясь во взаимодействии друг с другом, концепты способны образовывать группы родственных, или смежных, концептов. Концепт SHAME представляет особый интерес для поиска смежных с ним концептов, поскольку он состоит из двух субконцептов: «эмоциональное состояние» и «оценка» [1].

Исследования А. Вежбицкой в области эмоций на материале английского языка показывают, что концепт SHAME относится к эмоциональным концептам, предполагающим размышление о самом себе, оценку совершенного или несовершенного и того, что другие люди могут подумать [2]. А. Вежбицкой выделяются еще три концепта данной группы со знаком «минус»: embarrassment, guilt и remorse. Смежность данных концептов подтверждается дефинициями лексем, вербализующих эти концепты. Словари выделяют одни и те же семы в искомых лексемах: shame – an uncomfortable feeling of guilt; embarrass – to cause (someone) to feel anxious or uncomfortable; guilt feeling of anxiety or unhappiness that you have because you have done something wrong, such as causing harm to another person; remorse – a strong feeling of guilt or regret about something you have done [3].

Толкования данных четырех концептов, описанные с помощью  прототипических сценариев, содержат общий семантический компонент: ‘со мной произошло что-то плохое’. В каждом из концептов имеются и дифференциальные компоненты. Концепт remorse подразумевает, что чувствующий субъект совершил негативный поступок и сожалеет о его совершении. Концепт guilt относит к ситуации, в которой субъект признает, что совершил плохой поступок и думает о себе отрицательно. В ситуации, к которой отсылает концепт SHAME, субъект боится, что все могут знать что-то плохое, и хочет скрыть этот факт. Концепт Еmbarrassment является ситуативным, ситуация смущения подразумевает зрителя, однако, поступок, совершенный субъектом, не является столь отрицательным, как в вышеуказанных концептах. Зачастую смущение испытывает человек, когда его публично хвалят и благодарят [2].

Поскольку концепт является ментальной единицей, элементом сознания, а процессу человеческого мышления свойственна расплывчатость, Г. Г. Слышкин предлагает рассматривать культурные концепты как ментальные образования с нечеткими границами [4: 9]. Стыд присущ человеку и является культурным концептом, поэтому объединяет в себе смущение, вину и угрызения совести. Результаты исследования эмпирического материала показывают, что вышеуказанные концепты могут дополнять друг друга: Until, that is, there is some accusation of cheating, unfairness, lautishness or unsporting behaviour, whereupon we all seethe with righteous indignation – or cringe with shame and embarrassment, and tell each other that the country is going to the dogs [5: 244]. Стыд и смущение, состояние конфуза и  обескураженности образуют пары близких концептов.

Обращаясь к прототипической ситуации эмоционального состояния стыда и ее участнику-зрителю, можно выделить еще один концепт, смежный субконцепту «эмоциональное состояние» – концепт FEAR. Стыд сопровождается чувством страха перед общественным осуждением, с чем связана попытка скрыть постыдные действия или свойства. В присутствии стороннего наблюдателя субъект не совершает подобных действий, так как боится быть захваченным врасплох, узнать и показать свою природу – вот почему «стыд» идет рука об руку со «страхом»: She would have thought a woman would have died of shame. Instead of which, the shame died. Shame which is fear: the deep organic shame, the old, old physical fear which crouches in the bodily roots of us, and one can only be chased away by the sensual fire, at last it was roused up and routed by the phallic hunt of the man, and she came to the very heart of the jungle of herself. She felt, now, she had come to the real bed-rock of her nature, and was essentially shameless [6: 258].

Связь стыда с другими эмоциями объясняется холистичностью психики и обусловленностью одних внутренних процессов другими. Концептуальные связи субконцепта «эмоциональное состояние» позволяют постулировать, что данный субконцепт коррелирует с концептуальной областью «переживание».

Помимо субконцепта «эмоциональное состояние», в структуре концепта SHAME присутствует субконцепт «оценка». Оценка, реализуемая концептом SHAME, в основном, выражает категорическое этическое осуждение. Проанализировав данные словарей [3, 7, 8] и др., мы выделили несколько существительных, содержащих в своих дефинициях признак «потеря уважения в глазах окружающих»: disgrace, ignominy, dishonour, humiliation. Данный признак наводит на мысль о семантическом тождестве лексем-репрезентантов соответствующих концептов. Подтвердим данный факт дефиниционным анализом: disgrace – (behaviour which causes) embarrassment and loss of other people’s respect; ignominious (literally, especially of events or behaviour) – embarrassing because so completely a failure; dishonour – a feeling of embarrassment and loss of other people’s respect, humiliate – to make (smb) feel ashamed or lose their respect for themselves [3].

Анализ прототипической ситуации унижения, описанный А. Вежбицкой, также доказывает смежность концептов SHAME и HUMILIATION. Унижение возникает из осознания субъекта, что с ним произошло что-то плохое, и кто-то может думать плохо о нем. Ситуация унижения основана на наличии позорящих субъекта фактов и желании субъекта избежать плохого мнения, которое могут иметь другие люди по отношению к нему [2: 367]. Прототипические сценарии, с которыми коррелируют концепты DISGRACE, IGNOMINY, DISHONOUR, ориентированы на то, что мы не хотим, чтобы другие люди подумали о нас плохо. Напротив, человек, опозоренный или униженный, хочет сделать что-нибудь, чтобы не допустить поступление информации о позорящем его факте до окружающих.

Другим способом недопущения постыдных ситуаций является наличие в сознании совести, которая останавливает субъекта от действий, которые не соответствуют нравственным или социальным нормам. Являясь этической категорией, стыд непосредственно связан с совестью [9, 10] и др. Поэтому смежным концепту SHAME можно выделить концепт conscience. В русском языке, по наблюдениям Анны А. Зализняк, совесть и стыд образуют естественную пару близких и взаимодополняющих понятий [9: 113]. Совесть содержит в себе нравственные ценности, руководит поступками человека, подсказывая ему, что есть хорошо, удерживая его от совершения плохого. Наличие совести в сознании человека оценивается как его достоинство: What could they tell her? How could they answer her? Yes, some people have a conscience, but unfortunately there are people who don’t have a conscience, that is true. You are lucky, Merry, you have a very well-developed conscience. It’s admirable [11: 154 – 155]. Человек, совершающий безнравственный поступок, расценивается как не имеющий совести, а также бессовестными называются его поступки. Совесть непременно связана с моралью, господствующей в обществе среди прочих ценностей. Культура стыда, связанная с совестью, придерживается системы ценностей, основанных на понятиях чести и славы, то есть репутации человека в обществе [10: 57].

Благодаря совести происходит расщепление личности, и человек отвергает ту свою половину, которую считает постыдной: The Jewishness that he wore so lightly as one of the tall, blond athletic winners must have spoken to us too – in our idolizing the Swede and his unconscious oneness with America, I suppose there was a tinge of shame and self-rejection [11: 20]. Само ощущение стыда, который герой испытывает в вышеприведенной ситуации, является позорным фактом для субъекта, поэтому он критически относится к своим свойствам и хочет избавиться от предосудительной черты. Совесть – сложное понятие, и взывание к ней является непростым и подчас болезненным процессом, недаром метафорически Н. Д. Арутюнова называет ее «когтистым и острозубым существом» и «маленьким грызуном» [10]. Обращаясь к совести собеседника, говорящий стремится заставить собеседника вспомнить о ценностях и нравственных нормах. Тем самым, говорящий призывает соблюдать нормы общества, не допуская постыдных ситуаций, и воспитывает человека с нравственным чувством, который будет полноправным членом социума.

Итак, концептуальные связи субконцепта «оценка» позволяют утверждать, что данный субконцепт коррелирует с концептуальной областью этической оценки либо эмоциональной оценки положения дел. Как и другие этические концепты, SHAME связан с представлением о ценностях, норме, норме морали и общества. При реализации субконцепта «оценка» в фокусе оказывается оценочное суждение ‘Р плохо’, не предполагающее переживания. В то время как в суждении ‘Х ощущает, что Р плохо’ репрезентируется эмоциональный компонент концепта SHAME, что свидетельствует о широком диапазоне данного концепта.

Список литературы / References

  1. В.В. Калинина. Эмоционально-этический концепт SHAME и его когнитивно-дискурсивный потенциал: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.04. – Иркутск, 2009. – 16 с.
  2. А. Вежбицкая. Язык. Культура. Познание / отв. ред. М. А. Кронгауз. – М.: Русские словари, 1996. – 416 с.
  3. CambridgeInternational Dictionary of English. –Cambridge:CambridgeUniversityPress, 1996. – 1774 p.
  4. Г.Г. Слышкин. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов. – М.: Академия, 2000. – 128 с.
  5. K. Fox. Watching the English (The Hidden Rules of English Behaviour). –London: Hodder and Stoughton Ltd, 2005. – 424 p.
  6. D.H. Lawrence. Lady Chatterley’s Lover. –London: Penguin Popular Classics, 1997. – 314 p.
  7. The New American Roget’s College Thesaurus in Dictionary Form / ed. by P.D. Morehead. –New York: New American Library, 1978. – 574 p.
  8. Standard Handbook of Synonyms, Antonyms, and Prepositions / ed. by J.C. Fernald. –New York: Funk and Wagnalls Company, 1914. – 515 p.
  9. Анна А. Зализняк. О семантике щепетильности (обидно, совестно и неудобно на фоне русской языковой картины мира) // Логический анализ языка. Языки этики. – М., 2000. – С. 101 – 118.
  10. Н.Д. Арутюнова. О стыде и совести // Логический анализ языка. Языки этики. – М. : Наука, 2000. – С. 54 – 78.
  11.  P. Roth. American Pastoral. –New York: Vintage Books, 1997. – 423 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.