Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Страницы: 131-133 Выпуск: № 05(5) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Шулунова О. В. КОНЦЕПТ «ПРИРОДА» В ТВОРЧЕСТВЕ ПОЭТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ «ОНИ» / О. В. Шулунова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — № 05(5) Часть 2. — С. 131—133. — URL: https://research-journal.org/languages/koncept-priroda-v-tvorchestve-poeticheskoj-gruppy-oni/ (дата обращения: 19.09.2021. ).
Шулунова О. В. КОНЦЕПТ «ПРИРОДА» В ТВОРЧЕСТВЕ ПОЭТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ «ОНИ» / О. В. Шулунова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — № 05(5) Часть 2. — С. 131—133.

Импортировать


КОНЦЕПТ «ПРИРОДА» В ТВОРЧЕСТВЕ ПОЭТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ «ОНИ»

КОНЦЕПТ «ПРИРОДА» В ТВОРЧЕСТВЕ ПОЭТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ «ОНИ»

Научная статья

Шулунова О.В.

Бурятский государственный университет, Улан-Удэ, Россия

Аннотация:

В статье рассматриваются базовые и авторские метафоры концепта «природа», формирующие поэтическую картину мира китайских поэтов группы «Они». Значимость их творчества позволяет считать их репрезентативными в целом для китайской поэзии «нового поколения».

Ключевые слова: концепт, природа, метафора, китайская поэзия

Keywords: concept, nature, metaphor, Chinese poetry

Теория концептуальной метафоры в настоящее время представляется весьма актуальной не только в лингвистических исследованиях, но и в литературоведении. Метафора определена как ключ к пониманию форм репрезентаций знаний. Зачастую именно метафора позволяет осмыслить абстрактный по своей природе неструктурируемый предмет при помощи более конкретного и структурированного [2], также метафора есть своеобразное средство вербализации абстрактных сущностей. Метафорические модели, способствуя проникновению в концептосферу, позволяют лучше понимать мировосприятие и поведение людей, раскрывают универсальные черты, присущие концептосферам разных народов [2].

В китайской поэзии природа и человек слились в нерасторжимое единство, в котором и обыденная жизнь среди людей, и отшельничество соседствуют рядом. Близость человека к благодатной китайской земле, с ее цветами и плодами, деревьями и птицами, была неоспорима и неизменна. Многочисленные города, торговые центры, несмотря на всю свою значимость, не могли оторвать поэзию от земли, крестьянско-помещичьей основы, тихой красы природы и заставить ее воспеть беспокойный шумный город. После сдачи экзаменов чиновники средневекового Китая приезжали служить непременно в чужой, без родных и знакомых, край, и создавали произведения, полные трогательных воспоминаний о прошлой жизни, – так возникала поэзия тоски по родной природе, поэзия любования сосной или кипарисом, цветами и травами, горами и реками. Весна и осень наиболее часто описываются поэтами, – нежная и тихая пора неспешного увядания или, наоборот, пробуждения природы является излюбленной темой танских и сунских поэтов, гораздо реже пишется о суровой зиме и знойном лете. Природа почти никогда не рассматривается в отрыве от человека, за нею всегда следует одушевляющий ее внимательный глаз поэта. Важной особенностью природы в мировоззрении китайских поэтов представляется ее цикличность. На смену холодной зиме приходит пробуждение весной, пышное цветение лета сменяется сдержанной прохладой осени – в этом также можно увидеть близость концептов «природа» и «время», аллегорию на ход человеческой жизни и даже всей китайской истории, где династии, переживая расцвет и упадок, сменяли друг друга. Современная же поэзия привносит некоторые изменения в понимании природы, ее роли и места в жизни человека. Концепт «природа» не только выражает поиски индивидуального авторского сознания, но и отражает мировоззрение всего китайского социума.

1980-е годы явили миру огромное количество молодых и талантливых поэтов, в своих произведениях создававших новые образы и новое художественное пространство. Уже после 1982 г. «новое поколение» 新生代, или «третье поколение» 第三代诗群, последовавшее за «туманными» поэтами постепенно вытесняет последних с поэтической арены Китая. На смену эстетическим воззрениям «туманных» поэтов, сформировавшимся в условиях «подпольной литературы» 地下文学, со свойственным им преобладанием сложных, неясных образов приходят «антигероизм» и «антипоклонение» нового поколения молодых людей, выросших на фоне иных исторических событий, стремящихся к простоте и разговорному языку.

Авангардом «нового поколения» явилась группа «Они», особенности творчества членов которой стали характерными для всей современной китайской поэзии. Группа была создана в 1984 г., среди основных представителей сообщества можно назвать следующих поэтов: Хань Дун韩东, Юй Цзянь于坚, Дин Дан丁当, Сяо Хай小海, Пу Минь普珉, Юй Сяовэй于小韦, Лю Дэань吕德安 и др. Группа не выдвигала каких-либо поэтических теорий или громких манифестов, отвергала литературные рамки, выступала против идеологической подоплеки творчества и написания шаблонных стихотворений, особо подчеркивала важность разнообразия и уникальности личностного опыта как основополагающих пунктов поэтического творчества, – в этом поэты видели один из путей сопротивления стандартизации литературы в постиндустриальном обществе. Одним из стремлений группы было освобождение современной китайской литературы от «бремени» классической культуры, традиций и влияния западной культуры, поэты ставили во главу угла естественность и чистоту стихотворного творчества, отрицали заключенную в строгие рамки классическую элитарную поэзию. И хотя характерными особенностями своего творчества члены группы «Они» обозначали отказ от былого высокого метафорического языка и романтической индивидуальности, лиризма и идеализма, тематика многих их стихотворений как нельзя более традиционна для китайской поэзии – природа и человек. Несмотря на отказ от сложных образов «туманной» поэзии, «природа» в произведениях поэтов группы «Они» представляется довольно многоплановым концептом, – и все они ( поэты «нового поколения» в целом) каждый по-своему раскрывают те или иные его значения. Например, в творчестве Сяо Хая тема природы и человека занимает особое место, большинство его стихотворений посвящены именно природе, деревне, лугам и полям:

Мальчики и девочки

Как и их родители

Выпалывают травы

<<…>>

Эти травы

Достают ей до колен

Если их не высушить

Кто будет бороться с червяками

 

Мальчики и девочки

До вечера гнут спины, выпалывая травы

«Гну спину до вечера, выпалывая травы»

Одним из понятий, включаемых в концепт «природа» и отражающих путь слияния человека с ней, представляется близость к сельской жизни, простой крестьянский труд. Описание деревни, труда в поле, своеобразное «отшельничество», отвержение городской суеты – все это несколько напоминает мотивы средневекового поэта Тао Юаньмина. Его «отшельничество» – отказ от службы и жизнь в трудах на природе, так понимал он «естественность», в которой обязан пребывать человек.

По мнению поэтов группы «Они», природа пробуждает в человеке истинные, добрые чувства, лучшие качества, которые в повседневной суете человек не замечает в себе самом. Именно природа противостоит навязываемой искусственности, политической направленности творчества и олицетворяет собой естественность и духовную «невинность», которую поэты всегда ставят во главу своего творчества. Например, Хань Дун передает и свой личный опыт (согласно убеждению, что только личный опыт автора значим для поэзии): выросший в деревне, он как нельзя более близок природе. Поэтом также часто описывается простая, бедная, одинокая сельская жизнь и то, каким образом эта близость с природой изменила его. Возможно, Хань Дун вспоминает о своем детстве: ведь он был оставлен родителями в деревне, а затем он больше не возвращался туда, т.к. учился и работал в городе.

Моя одинокая сельская жизнь

Она стала в моей жизни нежной частью

Каждый раз, как вдруг придет тоска

Дуновение ветра сразу спасает меня

<<…>>

Вернуть бы все так же легко, как брать мотыгу

Только больше я не могу пожать чего-либо

Не могу повторить ни движения даже

Здесь навсегда в груди какая-то печаль

Как та, когда крестьянин плачет по посевам

«Нежная часть»

Здесь прослеживается преемственность китайской традиции – «тоска по природе родного края», т.е. «природа» как олицетворение истоков человеческой жизни, колыбели «невинности» человеческой души. Автором используются метафора «нежная часть» («温柔的部分») – ведь именно пора детства обычно связана с радужными воспоминаниями, несколько идеализируется и романтизируется, именно «природа» есть «нежная часть» человеческого бытия.

С другой стороны, поскольку поэты группы «Они» являются представителями именно городского населения, в их творчестве сильно осознание удаленности современного человека от природы, понятия «человек» и «природа» не обнаруживают былой близости, характерной для классической поэзии Китая:

Пара голубей в бело-золотом свете солнца

Деревья на улице

Горы на краю света

И пара голубей в тесном свете полуденного солнца

Я один сижу дома

Вижу за открытой дверью балкона

Пару голубей в дремотном свете солнца

Они черные                   неспешно парят

Они летят ко мне как глубокая ночь после дождя веет холодом

«Голуби»

«Природа» также является противопоставлением понятию суетности. Поэт наслаждается безмятежной естественностью и отрешенностью от человеческого общества, – это, пожалуй, то единение с естественностью, к чему стремятся поэты. Однако автор не вмешивается в естественный ход событий, – он как бы огражден от нее стенами своего дома, и за красотой «природы» может лишь наблюдать со стороны. Поэт осознает безнадежную отдаленность человека от «невинности» природы, и уже не стремится имитировать ее, а смиряется со своим положением – такое принятие всего как раз является одной из характерных черт поэзии группы «Они». Следует отметить богатую палитру средств художественной выразительности, подчеркивающей естественность, безмятежность и красоту «природы»: эпитеты «бело-золотой», «тесный», «дремотный», анафора «пара голубей», поток сознания («деревья на улице / горы на краю света»), отсутствие аллегорий, цитат и аллюзий.

Юй Цзянь также в своих стихах признает неизбежное отдаление современного человека от «природы»:

Птица укрылась от дождя на моем балконе

Синяя птица                мелко скачет

Нежный огонек

Мечтаю что она залетит в мой дом

Не скажу что с каким-то умыслом

Я насыпал немного зерна и разок чирикнул

Синяя птица посмотрела на меня посмотрела на ливень

Дождь все усиливался молнии мокро опускались

Синяя птица внезапно вспорхнула скрылась за грозой

Вздрогнул от холода будто угас не тот огонек

А моя душа

«Птица, укрывшаяся от дождя»

«Природа» являет собой хрупкость, нежность, мимолетность (метафора «нежный огонек»). Автор предпринимает какие-то попытки к сближению, однако это стремление приблизиться к естественной красоте и подражание ей («насыпал немного зерна и разок чирикнул») не дает единения с природой, а наоборот отпугивает птицу, и она улетает. Поэту кажется, что его «душа» «угасла», т.к. он осознает, что сам, как и человеческое общество в целом, уже утратил природную естественность и может лишь пытаться имитировать ее, но это лишь еще больше отдаляет человека от «природы».

В отличие от Юй Цзяня тот же Хань Дун выражает смирение с удаленным от природы положением человека:

<<…>>

Как улитка в своей раковине

Я, лишь в паре цзиней от  травы

С весенним ветром я бренным телом становлюсь

Люблю я другое – красивое бренное тело

«Прекрасные дни»

В пропорции со всем миром один автор со своим личным мирком мал, «как улитка в своей раковине», и от бренных проблем он не может отстраниться, его душа не может улететь от грязи повседневности, оттого и «я, лишь в паре цзиней» от земли, где все бренно. И от соприкосновения с природой ощущается бренность людского существования, бренность людского тела. Но в этом бренном теле есть и своя красота, и свой смысл, за которую автор и любит его.

Основным способом поэтической интерпретации концепта «природа» являются базовые метафоры, раскрытие и анализ данного концепта позволяет не только эксплицировать его, но и метафорически осмыслить и представить поэтическую картину мира.

Авторские интерпретации исследуемого концепта во многом определяются не только характеристиками переходной эпохи, стремлением к «индивидуальному творчеству», но и переосмыслением традиционных национальных представлений об отношениях «человек-природа», о связи природы с определенными состояниями человека.

Список литературы / References

  1. Азиатская медь: антология современной китайской поэзии / сост. Лю Вэньфэй. СПб.: «Петербургское востоковедение», 2007.
  2. Таджибаева А.А. Понятие концептуальной метафоры: http://www.rusnauka.com/18_DNI_2010/Philologia/69429.doc.htm
  3. 韩东. 韩东散文(Han Dong’s sanwen). 北京:中国广播电视出版社, 1996.
  4. 2005年中国诗歌精选 / 中国作家协会创研部编选:长江文艺出版社,2006.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.