Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.102.12.108

Скачать PDF ( ) Страницы: 171-175 Выпуск: № 12 (102) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Саламова З. С. КОНЦЕПТ «КРАСОТА» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ (ПРИ ОПИСАНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ И ЖИВОТНОЙ КРАСОТЫ) / З. С. Саламова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 3. — С. 171—175. — URL: https://research-journal.org/languages/koncept-krasota-v-yazykovom-soznanii-azerbajdzhancev-pri-opisanii-chelovecheskoj-i-zhivotnoj-krasoty/ (дата обращения: 18.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.108
Саламова З. С. КОНЦЕПТ «КРАСОТА» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ (ПРИ ОПИСАНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ И ЖИВОТНОЙ КРАСОТЫ) / З. С. Саламова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 3. — С. 171—175. doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.108

Импортировать


КОНЦЕПТ «КРАСОТА» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ (ПРИ ОПИСАНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ И ЖИВОТНОЙ КРАСОТЫ)

КОНЦЕПТ «КРАСОТА» В ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ
(ПРИ ОПИСАНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ И ЖИВОТНОЙ КРАСОТЫ)

Научная статья

Саламова З.С.*

ORCID: 0000-0003-2546-7101,

Институт Языкознания имени Насими Национальной Академии Наук Азербайджана, Баку, Азербайджан

* Корреспондирующий автор (zeynabsalamova83[at]gmail.com)

Аннотация

Современная лингвистическая наука имеет длительную историю развития и становления. Когнитивная лингвистика является одним из основных направлений XXI века. XXI век характеризуется как эпоха глобализации, интеграции культур, создания единого экономического и культурного пространства различных народов. Лингвокультурологическое моделирование действительности является одним из наиболее активно развивающихся направлений языкознания. Выбранная тема исследования актуален тем, что многие вопросы этой области знания, в том числе и лингвокультурная специфика эстетической оценки, остаются недостаточно изученными. Лингвокультурный концепт «красота» в азербайджанском языке представляет собой сложное ментальное образование. Общая характеристика концепта «красота» в азербайджанской лингвокультуре сводится к соответствию с идеалом, это противопоставление непосредственно эмоциональной и рационально положительной эстетической оценки, акцентирование выбора как условия для признания чего-либо соответствующим критериям красоты. В рамках исследования с помощью сравнения анализируются факты паремиологии, в которых доминирует идея единства красоты и добра, в чем и заключается научная новизна статьи. В статье также рассматривается стилистическая роль эпитетов, которые в азербайджанской классической литературе и фольклоре, выступают как один из основных средств образной характеристики персонажей. В качестве заключения автор отмечает, что этнокультурная специфика лексического воплощения концепта «красота» в азербайджанском языке заключается в выделении двух типов эстетической оценки-эмоциональной и рациональной.

Ключевые слова: интеграция культур, концепт «красота», лингвокультурологическое моделирование, национальное мышление, устойчивые сочетания.

THE CONCEPT OF “BEAUTY” IN THE LINGUISTIC CONSCIOUSNESS OF AZERBAIJANIS
(IN THE DESCRIPTION OF HUMAN AND ANIMAL BEAUTY)

Research article

Salamova Z.S.*

ORCID: 0000-0003-2546-7101,

Nasimi Institute of Linguistics of the National Academy of Sciences of Azerbaijan, Baku, Azerbaijan

* Corresponding author (zeynabsalamova83[at]gmail.com)

Abstract

Contemporary linguistics has a long history of development. Cognitive linguistics is one of the major scientific directions of the XXI century. The XXI century is characterized as an era of globalization, cultural integration, creation of a common economic and cultural space for various peoples. Linguistic and cultural modeling of reality is one of the most actively developing areas of linguistics. The relevance of this study owes to the fact that many issues in this field, including the linguistic and cultural specifics of aesthetic assessment, still remain unexplored. The linguistic and cultural concept of “beauty” in the Azerbaijani language is a complex mental formation. The general characteristics of the concept of “beauty” in the Azerbaijani culture of language are reduced to compliance with the ideal. This is in the opposition to directly emotional and rationally positive aesthetic assessment, emphasizing the choice as a condition for recognizing something that meets the criteria of beauty. The research uses a method of comparison to analyze the facts of paremiology, which are dominated by the idea of the unity of beauty and kindness, which comprises the scientific novelty of the article. The article also examines the stylistic role of epithets, which in classic Azerbaijani literature and folklore act as one of the main means of figurative characterization of characters. In the conclusion of the article, the author notes that the ethnocultural specificity of lexical implementation of the concept of “beauty” in the Azerbaijani language consists of identifying the two types of aesthetic assessment: emotional and rational.

Keywords: integration of cultures, concept of “beauty”, linguistic and cultural modeling, national thinking, sustainable combinations.

Введение

Современная лингвистическая наука имеет длительную историю развития и становления. Проблемы, стоящие перед лингвистической наукой, решались в соответствии с требованиями времени, и каждая эпоха в развитии человечества диктует то направление в развитии науки, которое отвечало бы объективным запросам эпохи и человеческого общества.

Когнитивная лингвистика является одним из основных направлений ХХI века. ХХI век характеризуется как эпоха глобализации, интеграции культур, создания единого экономического и культурного пространства различных народов.

Стремительная глобализация мировых проблем, необходимость знания универсальных и особенных характеристик поведения различных народов в решении вопросов, где есть вероятность межкультурного непонимания сделали актуальным рассмотрение семасиологии в лингвокультурологическом и когнитивном аспектах [1, C. 28-35].

В свете сказанного следует отметить, что развитие лингвистики как дисциплины, совмещающей различные аспекты изучения человеческого языка в целом весьма актуально. Это открывает широкие возможности для изучения языка как феномена общечеловеческой культуры и культуры каждого этноса.

Когнитивное языкознание ― направление в лингвистике, отвечающее данным требованиям, позволяющим выявить механизмы порождения речи, языковой коммуникации и закономерности познавательной деятельности человека.

В свете когнитивных исследований становится важным выявление связи структур языка, выражающих универсальные языковые смыслы [2, C. 141-145]. Первичное мышление человека связана со сферой эмоций и практической областью познания окружающей действительности. Первичный механизм окружающего мира был эмотивным, то согласно выводам исследователей-лингвистов, психологов, культурологов, процесс порождения речи так же имел единую схему: интенция-мотив-внутренняя речь-речевой акт.

Понятие окружающего мира включало в себя первозданную природу, невидимые глазу процессы, которые воспринимались древним человеком интуицией и эмотивно. Лингвокультурологическое моделирование действительности является одним из наиболее активно развивающихся направлений языкознания. Вместе с тем многие вопросы этой области знания, в том числе и лингвокультурная специфика эстетической оценки, остаются недостаточно изученными [3, C. 48-54].

Концепт «красота» относится к числу важнейших ориентиров человеческого поведения, является ведущим научным концептом эстетики. Эстетическая оценка есть сложный феномен, который находит различные способы выражения в языке, имеет определенную структуру в языковом сознании разных групп азербайджанского общества.

Лингвокультурный концепт «красота» представляет собой сложное ментальное образование, его образно-перцептивная составляющая есть совокупность прототипных образов красивой внешности, его понятийная составляющая является эстетической оценкой-рационально отрефлектированным и эмоционально переживаемым чувственным восприятием мира.

Основная часть исследования

Характеристика концепта «красота» в азербайджанской лингвокультуре сводится к соответствию с идеалом, это противопоставление непосредственно эмоциональной и рационально положительной эстетической оценки, акцентирование выбора как условия для признания чего-либо соответствующим критериям красоты.

Это противопоставление красоты внутренней и внешней, подчеркивание чудесной сущности красоты. В азербайджанской паремиологии доминирует идея единства красоты и добра.

В.З.Демьянков ставит вопрос таким образом: «Говоря о красоте на разных языках, имеем ли мы в виду одну и ту же «платоновскую» универсальную идею красоты, или мы говорим о разных вещах, по-русски об одном (о русской «красоте»), по-английски о другом» [4, C. 17-33].

Имеет ли азербайджанское понятие красоты свои специфические особенности? Сочетаемость лексем эстетической оценки в разных языках различна. Английское слово “beautiful” имеет более широкую сочетаемость чем азербайджанское “gözəl”. Очень важным является наблюдение об употреблении словосочетаний со значением «красивая девушка» — “gözəl qız”.

Эпитеты и концепт «красота» в азербайджанском языке

Все эпитеты в азербайджанской культуре связаны с идеей недостижимой красоты. По мнению В.З.Демьянкова, существуют национальные стандарты речи о красоте, различающийся уместностью самой речи о красоте (прагматикой), различной степенью дробности этого концепта (семантикой) и специфическим выражением миры красоты в словосочетаниях(синтактикой) [5, C. 35-47].

Специфика национального мышления непосредственно проявляется в речевой образности произведения-метафорах, эпитетах и других образных оборотах, диктуемых законами языка, придающих произведению своеобразие и самобытность, усиливающих силу его эстетического воздействия. Концепт «красота» в эпосе «Кероглу» выражается в сравнениях, метафорах, повторах, гиперболах подчёркнутых из живой народной разговорной речи, представляющих собой систему образно-поэтических средств национального языка, посредством которых дается яркое, «пластически ощутимое и художественно такое изображение образов, раскрытых во всем многообразии их черт и свойств»
[6, C. 153-156].

Обратимся к описанию внешности любимого коня эпоса «Гырат»а, так как «описание красоты и похвала коню принадлежит к числу широко распространенных общих мест эпической поэзии тюркских народов» [7, C. 57-59].

«Конь этот был прекрасен — с изогнутой шеей, широкой грудью, выпуклыми глазами и черной гривой, высокий с узкой спиной, крепкими бедрами». В азербайджанском языке о красивом коне скажут: «благородный», «грациозный», «добрый», «крепкий», «рослый», «статный», «стройный», «холеный», а о лошади «щеголеватая».

Например, «Под всадником с чалмой был рыже-игреневый красавец конь с маленькой головой, прекрасными глазами: под офицером была высокая щеголеватая карабахская лошадь» (Л.Н. Толстой. «Хаджи-Мурат»). В переводе с азербайджанского на русский выразительно переданы черты внешнего облика легендарного коня народного героя Кероглу. Такого успеха переводчики могли достигнуть благодаря прекрасному знанию национального своеобразия, колорита азербайджанского устного народного творчества.

Поэтические фигуры — характерная особенность сокровищницы народной поэзии, которое тесно связано с народной жизнью, отражает ментальную специфику азербайджанского народа. В фольклоре мастерски использованы сравнения, своеобразно отражающие специфику мышления, представления азербайджанского народа. Народ сравнивает красоту своих героев с орлом, соколом, львом, солнцем, луной, горой. В азербайджанском народном фольклоре сравнения используются также для характеристики предметов и явлений.

«Сравнение одного предмета с другим является одним из наиболее мощных средств познания окружающего мира. Весь прогресс теоретической половины человеческой знаний о внешней природе…достигнут в сущности сравнением предметов и явлений по сходству» [8, C. 29-33]. Этот художественный прием используется при описании внешности, человеческих качеств персонажей произведения. Автором так описывается красота любимой жены Кероглу — Нигяр: «Шеки стали белыми, как Самаркандская бумага. Голубые глаза полны влаги, как внешние тучи…Рот поблек, словно опаленные морозом тюльпаны» (Эпос «Кероглу»).

Концепт «красота» в азербайджанском фольклоре передается с помощью эпитетов и сравнений. В азербайджанском языковом сознании наиболее красивыми считаются черные и голубые глаза. Например, «А девушка — прекрасней, чем Ниса, Хотя я знаю, у нее глаза Светлы бывают и черны бывают» (Эпос «Кероглу»).

Голубой цвет глаз ассоциируется с красотой и нравственной чистотой. В азербайджанском языке сравнения, характеризующие голубые глаза передают сияние и блеск, особенности оттенков синего цвета, сравнения с цветами: «Она синеглаза, она белогруда, Подобная нежность — не знаю, откуда, Точеная шея и щеки как чудо, Покой у ашуга отняла Телли» (Эпос «Кероглу»).

Для указания на красоту обладателя черных глаз в азербайджанском языке вводятся сопутствующие характеристики, среди которых можно назвать интенсивность цвета, необычные сияние, чистоту, яркость и другие отличительные особенности образа. В азербайджанском языковом сознании черный цвет глаз ассоциируется с загадочной, даже колдовской красотой их обладателя. Черные глаза часто сравниваются с глазами сказочных или мифологических персонажей.

Сравнения в азербайджанском языковом сознании ассоциируется с образами восточной культуры. Сравнения облика женщин и девушек с газелью можно встретить в поэмах азербайджанских и персидских поэтов классического периода: Рудаки, Фирдоуси, Омара Хайяма, Саади, Хафиза, Джами, Хакани, Низами, Дехлеви. Например, «Где черный глаз, где глаз газели кроткий?» (Низами «Лейли и Меджнун». Пер. П. Антопольского); «Красота приносит огорченье старым, О, Хосров, не стоит поддаваться чарам! Взор, колдовски пьянящий, точно нарцисса взор, Темностью глаз газели ранил меня в упор!» (Дехлеви «Хамсе». Пер. Д.Седих); «Вот на мускусном мешочке узел распустила Та газель с глазами серны и заговорила» (Низами «Семь красавец». Пер. В. Державина); Вошел он во дворец и видит, клянусь аллахом, девицу небывалой красоты! Глаза черные как ночь, как тучи грозные. О таких красавицах говорят, что она солнце красой своей затмевает, луне приказывает — не показывайся, покажусь я (Эпос «Кероглу»).

Своеобразны сравнения с помощью которых создаются женские образы в азербайджанском фольклоре. Обратимся, например, к описанию внешности одной из героинь народного эпоса «Кероглу», Ругии ханум: «О, Аллах, вот красавица, так красавица! Родинки черные, брови черные, глаза черные, косы черные…Девушка эта так прекрасна, будто светится свеча, вся так и лучится, точно светильник!» (Эпос «Кероглу»).

Важную стилистическую роль выполняют в азербайджанской классической литературе и фольклоре эпитеты, являющиеся одним из основных средств образной характеристики персонажей, явлений, предметов, играющие чрезвычайную роль в поэтической структуре произведения. Многие эпитеты отличаются постоянством употребления при определенных словах.

«Эпитет не только заставляет видеть предмет во всей яркости. Художественный эпитет дает возможность выразить, например, чувство действующих лиц, их отношение друг к другу, и тем самым характеризовать их…Эпитет выражает мировоззрение народа, его отношение к миру, его оценку действительности» [9, C. 96-102].

Среди фразеологизмов азербайджанского языка определенное число устойчивых сочетаний имеют значение качественной оценки. Отраженное во фразеологизмах национальное понятие о красоте неразрывно связано с понятиями внешности, поведения и внутреннего мира человека. По данному поводу И.С.Кон отмечает что внешность-«означивание основных свойств и качеств внутреннего мира» [10, C. 76-86].

Как известно, красота — явление, воспринимаемое чувственно и доставляющее наслаждение своим видом. Мы анализируем образы, которыми пользуется азербайджанская фразеология для описания внешности человека. Азербайджанский язык богат фразеологическими выражениями. Они составляют значительный пласт лексики азербайджанского языка. Однако лишь незначительная часть фразеологических единиц зафиксирована в письменных литературных источниках. Основная же масса их живет в устах носителей языка.

Концепт «красота» выражается в азербайджанских фразеологических сочетаниях типа: “göz oxşayan — «ласкающий глаз»; “göz oxşamaq” — «ласкать глаза»; “gözə fərəh vermək«радовать взоры»; gözə şirin gəlmək / gözə şirin görünmək«быть приятным, симпатичным на вид», «понравиться», «приглянуться»; «вызвать симпатию» и т.д.

Фразеологический фонд азербайджанского языка представляет собой наиболее маркированный с точки проявления национально-культурной специфики пласт. Мы придерживаемся широкого взгляда на фразеологию. При таком подходе под фразеологией понимается то, что воспроизводится в готовом виде, не являясь словом. Таким образом все устойчивые сочетания слов, независимо от их характерологических признаков являются предметом фразеологии. Сравнительному анализу устойчивых сравнений уделяется особое внимание. Исторически в азербайджанском языке закрепились свои собственные нормы сравнения. В устойчивом сравнении важной составляющей является эмоционально-оценочный компонент значения. «Оценочность проявляется в способности компаративной связи сближать далекие, порой несовместимые семантические составляющие» [11, C. 30-41].

Если взять две лексемы, обозначающие предметы разного рода и сблизить их на основе совпадающих, притянется весь комплекс сопутствующих коннотаций, составляющих данные лексические значения. Анализ основных устойчивых сравнений способствует выявлению актуальных для той или иной языковой общности признаков и оценочных характеристик предметов и явлений окружающего мира [12, C. 31-34].

Концепт «красота» в пословицах и поговорках

По мнению И.Р.Гальперина, в отдельном самостоятельном предложении нет смысла, т.к. оно не соотнесено с текстом и поэтому должно рассматриваться как строительный материал языка [13, C. 8-32]. Афоризмы и пословицы представляют собой тексты, несмотря на краткость оформления (преимущественно одно предложение). Н.С.Болотнова пишет: «Коммуникативно-ориентированный, концептуально обусловленный продукт реализации языковой системы в рамках определенной сферы общения имеет информативно-смысловую и прагматическую сущность» [14, C. 143-147].

Пословицы и поговорки азербайджанского языка обладают автосемантичностью, т.е. относительной независимостью от текста, в котором они функционируют. Пословичный фонд азербайджанского языка является одним из богатых источников для изучения эстетического аспекта наивной картины мира, поскольку он содержит как прямо высказываемые эстетические оценки, так и закрепленные в сознании членов азербайджанского языкового коллектива качественные характеристики объекта. В азербайджанском языке в обширную и разнообразную группу пословиц, объединенных общим семантическим полем «красота» входят значения, дающие оценку одному из аспектов объекта с определенной точки зрения.

Например,

1.”Gözəl də kamallı gərək” — (дословный перевод: И красавице не худо быть умницей) русский эквивалент значения: «И красавице ум не помеха».

2.”Gözəl gözəl deyil, könül sevən gözəldir” ― (дословный перевод: Не красавица славится, а кому кто нравится) русский эквивалент значения: «Мила не бела, да сердцу мила».

3.”Gözələ baxmaq savabdır” — (дословный перевод: Взирать на красоту –благо) русский эквивалент значения: «На красивого глядеть хорошо».

Выводы

С позиций лингвокультурологии можно выделить эстетическую языковую картину мира как разновидность миропонимания, зафиксированного в значениях языковых единиц и коммуникативном поведении, сориентированного на каноны красоты.

Основным способом воплощения концепта «красота» в азербайджанском языке является лексическая семантика. Общая характеристика концепта «красота» в азербайджанской лингвокультуре сводится к соответствию с идеалом, налично интенсивных уточнений, характеристике красивой внешности.

Этнокультурная специфика лексического воплощения концепта «красота» в азербайджанском языке заключается в выделении двух типов эстетической оценки-непосредственно эмоциональной и рациональной. При этом данное противопоставление является релевантным только для положительной эстетической оценки (эмоциональное и рациональное восхищение).

Этнокультурная специфика эстетической оценки в азербайджанской лингвокультуре, по данным анализа лексической семантики заключается в противопоставлении красоты внешней и внутренней. Эта оппозиция соответствует известному тезису о том, что для азербайджанской ментальности приоритетным является признание духовных ценностей. Противопоставление внешней и внутренней красоты сводится к контрасту телесно-материальной и духовной действительности.

Фразеологические единицы, воплощающие концепт «красота» в азербайджанской лингвокультуре, конкретизирует его в сравнении с произведениями искусства, божеством, цветами и звездами, благородными птицами и животными. В паремиологическом фонде азербайджанского языка концепт «красота» характеризуется в связи с концептами «польза» и «мораль».

Афоризмы азербайджанского языка подчеркивают исключительную ценность красоты, ее связь с другими высшими ценностями.

Для азербайджанского языкового сознания важным признаком является идея выбора как условия для признания чего-либо соответствующим критериям красоты.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Булыгина Т.В. Языковая концептуализация мира / Т.В.Булыгина, А.Д.Шмелев. — Москва: Школа «Языки русской культуры», 1997. — 579 с.
  2. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А.Вежбицкая. — Москва: Русские словари, 1997. — 416 с.
  3. Вальф Е.М. Функциональная семантика оценки / Е.М.Вальф. — Москва: Едиториал УРСС, 2002. ― 280 с.
  4. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода / В.З. Демьянков // Вопросы языкознания. Москва, 1994. ― №4. ― С. 17-33.
  5. Демьянков В.З. Понятие и концепт в художественной литературе и в научном языке / В.З. Демьянков // Вопросы филологии. Москва, 2001. ― №1. ― С. 35-47.
  6. Якутова С. Азербайджанское народное сказание / С.Якутова. ― Баку: Изд. АН СССР, 1968. ― С. 153-156.
  7. Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос / В.М.Жирмунский. ― Ленинград: Наука, 1974. ― С. 57-59.
  8. Общее языкознание. Формы существования, функции, история языка — Москва: Наука, 1970. ― С. 29-33.
  9. Телия В.Н. Типы языковых значений. Связанное значение в языке / В.Н.Телия. ― Москва: Наука, 1981. — 269 с.
  10. Кон И.С. Возрастные категории в науках о человеке и обществе / И.С.Кон. ― Москва: Социологические исследования, 1978. ― №3. ― с. 76-86.
  11. Колесов В.В. Язык и ментальность / В.В.Колесов. ― СПб: Петербургское востоковедение, 2004. ― 240 с.
  12. Колшанский Г.В. Соотношение субъективного и объективного в языке / Г.В.Колшанский. ― Москва: Наука, 1975. ― 272 с.
  13. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования / И.Р.Гальперин. – Москва: Наука, 1981. – 140 с.
  14. Болотнова Н.С. Художественный текст в коммуникативном аспекте и комплексный анализ единиц лексического уровня / Н.С.Болотнова. — Томск: Изд.Томск.унив., 1992. — 312 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Bulygina T.V. Jazykovaja kontseptualizatsija mira [Linguistic conceptualization of the world] / T.V. Bulygina, A.D.Shmeleva. — Moscow: Shkola «Jazyki russkoj kul’tury», 1997. — 579 p. [in Russian]
  2. Vezhbitskaja A. Jazyk. Kul’tura. Poznanie. [Language. Culture. Cognition] / A. Vezhbitskaja. — Moscow: Russkie slovari, 1997. — 416 p. [in Russian]
  3. 3.Val’f E.M. Funkcional’naja semantika ocenki [Functional evaluation semantics] / E.M. Val’f. — Moscow: Editorial URSS, 2002. ― 280 p. [in Russian]
  4. Dem’jankov V.Z. Kognitivnaja lingvistika kak raznovidnost’ interpretirujushhego podhoda [Cognitive linguistics as a kind of interpretive approach] / V.Z. Dem’jankov // Voprosy jazykoznanija [Linguistic issues]. Moscow, 1994. ― №4. ― P. 17-33. [in Russian]
  5. Dem’jankov V.Z. Ponjatie i kontsept v hudozhestvennoj literature i v nauchnom jazyke [Concept and concept in fiction and scientific language] / V.Z. Dem’jankov // Voprosy filologii [Philology issues]. Moscow, 2001. ― №1. ― P. 35-47. [in Russian]
  6. Jakutova S. Azerbajdzhanskoe narodnoe skazanie [Azerbaijani folk legend] / S. Jakutova. ― Baku: AN SSSR Publishing house, 1968. ― P. 153-156. [in Russian]
  7. Zhirmunskij V.M. Tjurkskij geroicheskij epos [Turkic heroic epic] / V.M. Zhirmunskij. ― Leningrad: Nauka, 1974. ― P. 57-59. [in Russian]
  8. Obshhee jazykoznanie. Formy sushhestvovanija, funktsii, istorija jazyka [Forms of existence, functions, history of language] — Moscow: Nauka, 1970. ― P. 29-33. [in Russian]
  9. Telija V.N. Tipy jazykovyh znachenij. Svjazannoe znachenie v jazyke [Types of language value p. Associated meaning in language] / V.N. Telija. ― Moscow: Nauka, 1981. — 269 p. [in Russian]
  10. Kon I. S. Vozrastnye kategorii v naukah o cheloveke i obshhestve [Age categories in the sciences of man and society] / I.S. Kon. ― Moscow: Sociologicheskie issledovanija, 1978. ― №3. ― P. 76-86. [in Russian]
  11. Kolesov V.V. Jazyk i mental’nost’ [Language and mentality] / V.V. Kolesov. ― Saint-Petersburg: Peterburgskoe vostokovedenie, 2004. ― 240 p. [in Russian]
  12. Kolshanskij G.V. Sootnoshenie subjektivnogo i objektivnogo v jazyke [The ratio of subjective and objective in language] / G.V. Kolshanskij. ― Moscow: Nauka, 1975. ― 272 p. [in Russian]
  13. Gal’perin I.R. Tekst kak objekt lingvisticheskogo issledovanija [Text as an object of linguistic research] / I.R. Gal’perin. ― Moscow: Nauka, 1981. ― 140 p. [in Russian]
  14. Bolotnova N. S. Hudozhestvennyj tekst v kommunikativnom aspekte i kompleksnyj analiz jedinits leksicheskogo urovnja [Literary text in a communicative aspect and a comprehensive analysis of units of the lexical level] / N.S. Bolotnova. — Tomsk: Tomsk.univ. Publishing house, 1992. — 312 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.