Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.101.11.075 - Доступен после 17.11.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Коваленко Г. Ф. КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К ПЕРЕВОДУ ТЕРМИНА “MAINSTREAM ART” / Г. Ф. Коваленко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/languages/kognitivnyj-podxod-k-perevodu-termina-mainstream-art/ (дата обращения: 23.11.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.101.11.075

Импортировать


КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К ПЕРЕВОДУ ТЕРМИНА “MAINSTREAM ART”

КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К ПЕРЕВОДУ ТЕРМИНА “MAINSTREAM ART

Научная статья

Коваленко Г.Ф.*

Тихоокеанский государственный университет, Хабаровск, Россия

* Корреспондирующий автор (Kovalenkogf[at]mail.ru)

Аннотация

Когнитивный подход к исследованию термина “mainstream art” в аспекте реконструкции когнитивного механизма концептуальной интеграции, лежащего в основе его образования, позволяет выявить понятие, «стоящее» за данным термином, и предложить адекватный перевод данного термина, а также показать, что термин «арт-мейнстрим», ставший своего рода «коммуникативным фрагментом» в русскоязычной публицистике, посвященной киноискусству, не является эквивалентом данному термину. Предложенный концептуальный анализ может быть использован при переводе новых сложных терминов, образованных в результате действия механизма концептуальной интеграции.

Ключевые слова: термин, mainstream art, арт-мейнстрим, механизм концептуальной интеграции, адекватный перевод.

COGNITIVE APPROACH TO THE TRANSLATION OF THE TERM “MAINSTREAM ART”

Research article

Kovalenko G.F.*

Pacific National University, Khabarovsk, Russia

* Corresponding author (Kovalenkogf[at]mail.ru)

Abstract

The cognitive approach to the study of the term mainstream art in the framework of reconstructing the cognitive mechanism of conceptual integration that underlies its formation makes it possible to identify the concept behind this term, offer its adequate translation, and illustrate its difference from the term “art-mainstream” (арт-мейнстрим), which has become a “communicative fragment” in the Russian-language cinema journalism. The proposed conceptual analysis can be used when translating new complex terms formed as a result of the conceptual integration mechanism.

Keywords: term, mainstream art, art-mainstream, conceptual integration mechanism, adequate translation.

Введение

В современной русскоязычной публицистике, посвященной киноискусству и кинопрокату, в настоящее время широко употребляется термин «арт-мейнстрим». Так, В. М. Корнута рассматривает арт-мейнстрим как кинематографический стиль, формирующий интерес в рамках социокультурных различий зрительской аудитории, на примере фильма «Лобстер», который стал широко обсуждаемым и довольно успешным в финансовом плане не только во всем мире, но и в нашей стране [7]. По мнению исследователей, арт-мейнстрим – загадочный термин российского кинопроката, который должен быть неким симбиозом двух совершенно разных направлений – артхауса и мейнстрима [1]. Следовательно, термин отражает концепт, имеющий признаки, характерные как для артхауса, так и для мейнстрима.

Мейнстрим (англ. mainstream – «основное течение») – преобладающее для определенного отрезка времени направление в какой-либо области (научной, культурной). Термин часто употребляется для обозначения каких-либо популярных массовых тенденций в искусстве для контраста с андеграундом, немассовым элитарным направлением, артхаусом [4]. Артхаус в кинематографе имеет минимальную аудиторию по сравнению с мейнстримом. Зачастую артхаус стремится затронуть провокационные, деликатные или непопулярные темы. Мейнстрим призван в основном развлекать зрителей. Нигде в мире, где есть развитый кинорынок, термин «арт-мейнстрим» не используется [1].

Термин «арт-мейнстрим» можно отнести к так называемым «коммуникативным фрагментам», которые, по словам Б. М. Гаспарова, не нуждаются в реконструкции [8, С. 167]. Тем не менее, представляется интересным выяснить, является ли широко употребляемый в русскоязычной культуре термин «арт-мейнстрим», подразумевающий «кино не для всех», «авторское кино», передачей на русский язык английского терминаmainstream art”, или данный термин является чисто «российским изобретением».

Цель данной работы – рассмотреть когнитивный механизм, лежащий в основе формирования понятия, обозначаемого термином mainstream art”, и предложить возможные варианты перевода данного термина на русский язык. Достижение поставленной цели позволяет ответить на вопрос: можно ли считать термин «арт-мейнстрим» эквивалентом английского термина mainstream art”.

Различные подходы к переводу термина

Терминология составляет часть специальной лексики, к которой относят слова и словосочетания, называющие понятия и предметы различных сфер профессиональной деятельности человека. По определению А. А Реформатского, термины – это «слова специальные, ограниченные своим особым назначением; слова, стремящиеся быть однозначными как точное выражение понятий и называние вещей» [12]. В. Н. Комиссаров под терминами понимает «слова и словосочетания, обозначающие специфические объекты и понятия, которыми оперируют специалисты определенной области науки или техники» [5]. В определении термина на первый план выдвигается его связь с понятием. Иными словами, способность термина к обозначению определенного научного понятия является его важнейшим признаком.

Вопрос о переводе терминов всегда занимал достойное место в исследованиях ученых. Поскольку именно термины определяют информационное содержание текста, им следует уделять особое внимание при переводе. С теоретической точки зрения, возможность перевода термина с одного языка на другой означает, что у термина в языке-источнике определен четкий эквивалент, то есть инвариант в другом языке. При этом в идеале ни значение, ни, следовательно, перевод термина не должны зависеть от контекста. Однако на практике ситуация бывает совершенно иная: словари дают многочисленные варианты перевода того или иного термина, при этом выбор эквивалента является контекстуально обусловленным [9].

В российской традиции существуют различные способы передачи терминов при переводе: беспереводное заимствование (реализуется через транслитерацию или транскрибирование, например: glossary – глоссарий), трансформационный перевод (с помощью изменения семантических компонентов языка-оригинала на сочетания, производящие подобный эффект в языке перевода: he died of exposure – он умер от обморожения), описательный перевод (при переводе безэквивалентной лексики: wayward youth – проявляющий непослушание несовершеннолетний), калькирование (пословный перевод составных частей сложного термина, например: mass culture – массовая культура). Еще одним способом перевода термина следует считать выбор лексического варианта (drainage –дренаж; фильтр) [3].

Когнитивный подход к переводу терминов вызывает все больший интерес в современном переводоведении. В центре внимания когнитивной лингвистики находится язык как общий когнитивный механизм, как когнитивный инструмент – система знаков, играющих роль в репрезентации (кодировании) и в трансформации информации [6]. Основная идея, лежащая в основе научных исследований в рамках когнитивизма, состоит в необходимости подняться от уровня языка в область мышления с целью изучения когнитивных механизмов, определяющих понимание, выбор языковых средств и их применение. Когнитивный подход к переводу обусловлен следующими факторами: (1) перевод представляет собой речемыслительную деятельность; (2) за языковыми структурами стоят определенные форматы знания [2]. Когнитивные теории значения базируются на способности языкового знака активировать на различных уровнях осознаваемости информацию, концептуальное содержание, связанное с ним в сознании коммуниканта [11, С. 239].

Обсуждение

Для достижения поставленной цели рассмотрим когнитивный механизм концептуальной интеграции, лежащий в образовании термина mainstream art”. Механизм концептуальной интеграции – это объединение исходных ментальных пространств на основе общих элементов и формирование другого концептуального пространства, т.е. производный концепт воспринимается как абсолютно новый. Значительный вклад в теорию концептуальной интеграции (conceptual integration theory) внесли Е. Свитсер, Ж. Фоконье, М. Тернер [15]; [16]. Согласно теории концептуальной интеграции, в процессе образования нового концепта используется четырехпространственная модель: два исходных пространства (input spaces), общее (generic space) пространство, содержащее концептуальные структуры, имеющиеся в обоих исходных пространствах, и пространство бленда (blended space), представляющее собой зону интеграции и взаимодействия исходных пространств. Новое содержание, порождение нового смысла, возникающего в бленде – это так называемые эмерджентные структуры (emergent / content structures) [16].

Попытаемся реконструировать процесс концептуальной интеграции, лежащий в основе образования термина mainstream art”. Стоящий за термином концепт “mainstream art” возник в результате взаимодействия смысловых пространств “art” (1) и “mainstream” (2). Для выявления смыслов, отражаемых в исходном ментальном пространстве (1), обратимся к значениям лексической единицы art, зафиксированным в словарях: art – creation or exercise of what is beautiful; visual form of creation [14, C. 43]; art – the making or doing of something whose purpose is to bring pleasure to people through their enjoinment of what is beautiful and interesting, or things often made for this purpose, such as paintings, drawings, or sculptures [13, C. 41]. В результате дефиниционного анализа выявляются следующие смыслы: creation, pleasure, beautiful, interesting, enjoinment.

Лексическая единица mainstream имеет следующие значения: mainstream – (of beliefs or behavior) common and shared by most people, or representing such beliefs or behavior [13, C. 520]; mainstream – dominant trend, tendency [14, C. 512]. Дефиниционный анализ выявляет следующие смыслы во втором исходном ментальном пространстве: shared by many people, dominant trend.

Смысл something created for people является общим для рассмотренных исходных пространств. В результате интеграции двух пространств образуется совмещенное ментальное пространство, бленд “mainstream art”, в котором данные компоненты получают новое смысловое наполнение. Так, компонент creation приобретает смысл to be created for pleasure and enjoyment of many people; компоненты interesting, beautiful получают новое смысловое наполнение – something beautiful and interesting shared by many people, something created to become a dominant trend.

Заключение

Проведенный концептуальный анализ позволяет заключить, что термин mainstream art” обозначает искусство (в нашем случае – киноискусство), которому присущи выявленные характеристики, а не симбиоз двух направлений в киноискусстве, и не авторское искусство, обозначаемые термином «арт-мейнстрим» в русскоязычной культуре. Следовательно, адекватным переводом термина mainstream art” на русский язык следует считать следующие варианты: «искусство, ставшее брендовым», «популярное искусство», «доминирующее искусство», «искусство мейнстрим». В свою очередь, термин «арт-мейнстрим» не является эквивалентом английского термина mainstream art”. В русскоязычной культуре термин «арт-мейнстрим» возник сам по себе, отражая некий компромисс между двумя направлениями в кинематографе – артхаусом и мейнстримом. Предложенный в статье концептуальный анализ термина призван помочь переводчику при переводе терминов, репрезентирующих концепты, образованные в результате действия механизма концептуальной интеграции.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Арт-мейнстрим-подготовка. Загадочный термин российского кинопроката. [Электронный ресурс] – URL: kinometro.ru/materials/show/name/chto_takoe_art_mainstream_270916 (дата обращения 03. 07. 2020)
  2. Баранов, А. Н. Постулаты когнитивной семантики / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский // Известия АН. Серия литературы и языка. – 1977. – Т. 56. – № 1. – С. 11-21.
  3. Бутник, В. В. Современный англо-русский политехнический словарь / В. В. Бутник. – Изд-во Вече, 2012. – 356 с.
  4. Ефремова, Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-образовательный / Т. Ф. Ефремова.– М. : Русский язык, 2000. – Том 1. – 1168 с.
  5. Комиссаров, В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты): учеб. пособие для вузов / В. Н. Комиссаров. – М. : Высш. шк., 1990. – 253 с.
  6. Кубрякова, Е. С. Размышление о судьбах когнитивной лингвистики на рубеже веков / Е. С. Кубрякова // Вопросы филологии. – 2001. – № 1(7). – С. 3.
  7. Корнута, В. М. Арт-мейнстрим как кинематографический стиль, формирующий интересы в рамках социокультурных различий зрительской аудитории / В. М. Корнута // Вестник ТОГУ. – 2016. – № 1 (40). – С. 193-200.
  8. Кремнева, А. В. Интертекстуальность как одна из форм межтекстового взаимодействия в семиотическом пространстве культуры : монография / А. В. Кремнева. – Барнаул : АлтГТУ им. И. И. Ползунова, 2017. – 378 с.
  9. Нелюбин, Л. Л. Толковый переводческий словарь / Л. Л. Нелюбин. – М. : Флинта : Наука, 2003. – 456 с.
  10. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов / Под ред. проф. Л. И. Скворцова. – 27-е изд., испр. – Москва : Изд-во АСТ: Мир и образование, 2016. – 1360 с.
  11. Пшенкина, Т. Г. Вербальная посредническая деятельность переводчика в межкультурной коммуникации: психолингвистический аспект: дис. … д-ра филол. наук : 10.02.19 / Т. Г. Пшенкина. – Барнаул, 2005. – 330 с.
  12. Реформатский, А. А. Введение в языковедение: учеб. пособие для вузов / А. А. Реформатский. – М. : Просвещение, 1967. – 542 с.
  13. CDAE – Cambridge Dictionary of American English. – Cambridge : Cambridge University Press, 2000. – 1069 p.
  14. Hornby, A. S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English / A. S. Hornby. – Oxford : Oxford University Press, 1988. – 1040 p.
  15. Sweetsser, E. Cognitive Links and Domains: Basis Aspects of Mental Space Theory / E. Sweetser, G Fauconnier // Space Words and Grammar. – The University of Chicago Press, 1996. – P. 1-28.
  16. Turner, M. Conceptual Integration and Formal Expression / M. Turner, G. Fauconnier // Metaphor and Symbolic Activity. – 1995. – №3. – P. 183-204.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Art-mainstream-podgotovka. Zagadochny termin Russkogo kinoprokata [Art-mainstream-podgotovaka. A strange term in the Russian kinoprokat]. – [Electronic resource] URL: https://clck.ru/RuJbt (accessed: 03. 07. 2020). [in Russian]
  2. Baranov, A. N. Postylaty kognitivnoy semantiki [Postulates in cognitive semantics] / A. N. Baranov, D. O. Dobrovolsky // Izvestiya A.N. Seriya literatury i yazyka. – 1977. – Vol. 56. – № 1. – P. 11-21. [in Russian]
  3. Butnik, V. V. Sovremenny anglo-russky politehnichesky slovar [Modern English-Russian politechnical dictionary] / V. V. Butnik. – publ. house- Veche, 2012. – 356 p. [in Russian]
  4. Yefremova, T. F. Novy slovar russkogo yazuka. Tolkovo-obrazovatelny [A new dictionary of the Russian language. Explanatory – educational] / T. F. Yefremova. – М. : Russky yazyk, 2000. – Vol. 1. – 1168 p. [in Russian]
  5. Komissarov, V. N. Teoriya perevoda (lingvisticheskiye aspekty) [The theory of translation] : textbook / V. N. Komissarov. – М. : Vyssch. Schk., 1990. – 253 p. [in Russian]
  6. Kubryakova E. S. Razmyschleniye o sydbach kognitivnoi lingvistiki na rubezhe vekov [Thoughts about cognitive linguistics at the turn of the centuary] / E. S. Kubryakova // Voprosy Filologii [Philology Questions]. – 2001. – № 1(7). – P. 3. [in Russian]
  7. Kornyta V. M. Art-meinstream kak kinematografichesky stil, formiruyuschii interesy v ramkach sotziokulturnych razlichii zritelskoi auditorii [Art-mainstream as a cinematography style, forming the interests of viewers in the situation of socio-cultutal varieties] / V. M. Kornuta // Vestnik TOGU. – 2016. – № 1 (40). – P. 193-200. [in Russian]
  8. Kremneva, A. V. Intertekstualnost kak odna iz form mezhtekstovogo vzaimodeystviya v semioticheskom prostranstve kultury: monographiya [Intertexuality as one of the forms of intertextual relations in the semiotic space of culture] / A. V. Kremneva. – Barnaul : AltGTU im. I. I. Polzunova, 2017. – 378 p. [in Russian]
  9. Nelubin, L. L. Tolkovy perevodchesky slovar [Explnatory translation dictionary] / L. L. Nelubin. – М. : Nauka, 2003. – 456 p. [in Russian]
  10. Ozhegov, S. I. Tolkovy slovar russkogo yazyka [Russian Language explanatory dictionary] / S. I. Ozhegov / ed. by L. I. Skvortzova. – 27-th ed. – M. : AST: Mir i orazovanye, 2016. – 1360 p. [in Russian]
  11. Pschenkina T. G. Verbalnaya posrednicheskaya deyatelnost perevodchika v mezhkulturnoi kommunikatzii: psicholingvistichesky aspect: dis. … d-ra philol. nauk : 10.02.19 [Verbal intermediary translator’s activity in cross-cultural communication : psycholinguistic aspect] / T. G. Pschonkina. – Barnaul, 2005. – 330 p. [in Russian]
  12. Reformatzki A. A. Vvedeniye v yazykovedeniye [Introduction into linguistics] textbook / A. A. Reformatsky. – М. : Prosvescheniye, 1967. – 542 p. [in Russian]
  13. CDAE – Cambridge Dictionary of American English. – Cambridge : Cambridge University Press, 2000. – 1069 p.
  14. Hornby, A. S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English / A. S. Hornby. – Oxford : Oxford University Press, 1988. – 1040 p.
  15. Sweetsser, E. Cognitive Links and Domains: Basis Aspects of Mental Space Theory / E. Sweetser, G Fauconnier // Space Words and Grammar. – The University of Chicago Press, 1996. – P. 1-28.
  16. Turner, M. Conceptual Integration and Formal Expression / M. Turner, G. Fauconnier // Metaphor and Symbolic Activity. – 1995. – №3. – P. 183-204.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.