Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.78.12.079

Скачать PDF ( ) Страницы: 197-200 Выпуск: № 12 (78) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Челак Е. А. ФЕМИНИТИВЫ В ДИСКУРСЕ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ / Е. А. Челак // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 12 (78) Часть 2. — С. 197—200. — URL: https://research-journal.org/languages/feminitivy-v-diskurse-internet-kommunikacii/ (дата обращения: 21.05.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.78.12.079
Челак Е. А. ФЕМИНИТИВЫ В ДИСКУРСЕ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ / Е. А. Челак // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 12 (78) Часть 2. — С. 197—200. doi: 10.23670/IRJ.2018.78.12.079

Импортировать


ФЕМИНИТИВЫ В ДИСКУРСЕ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ

ФЕМИНИТИВЫ В ДИСКУРСЕ ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИИ

Научная статья

Челак Е.А. *

ORCID: 0000-0002-7128-2522,

Югорский государственный университет, Ханты-Мансийск, Россия

* Корреспондирующий автор (savelana[at]rambler.ru)

Аннотация

Данная статья посвящена исследованию специфики употребления феминитивов в современном интернет-дискурсе, а также в рамках имеющегося исторического опыта использования феминитивов в русском языке.  На современном этапе феминитивы особенно активно используются в интернет-коммуникациях ввиду специфики такого общения. Исследование особенностей употребления феминитивов в дискурсе интернет-коммуникации позволяет осветить такие проблемные вопросы современной лингвистики, как степень воздействия социально-общественных движений на коммуникантов; современное состояние языка в рамках дискурса интернет-коммуникации; изучение воздействия интернета на механизмы языка; изучение национальной картины мира носителей русской лингвокультуры и других.

Ключевые слова: феминитивы, гендерная лингвистика, Интернет-дискурс, феминистский дискурс.

FEMINITIVES (GENDER-SPECIFIC NOUNS OF FEMININE GENDER) IN INTERNET COMMUNICATION

Research article

Chelak Ye.A. *

ORCID: 0000-0002-7128-2522,

PhD in Philology, Yugra State University, Khanty-Mansiysk, Russia

* Corresponding author (savelana[at]rambler.ru)

Abstract

This article is devoted to the study of the main features of the use of feminitives (gender-specific nouns of feminine gender) in contemporary Internet discourse, as well as within the existing historical experience in the Russian language. At the present stage, feminitives are often used in Internet communication because of its specifics. The study of the main features of the use of feminitives in the discourse of Internet communication allows highlighting such problematic issues of contemporary linguistics as the impact of social movements on communicators; modern state of the language within the framework of Internet communication discourse, the influence of the Internet on the mechanisms of language, national worldview of media in the Russian linguistic culture and others.

Keywords: feminitives, gender linguistics, Internet discourse, feminist discourse.

В конце ХХ века в современной лингвистике появляется новое направление – гендерная лингвистика. Толчком к появлению новой лингвистической категории «гендер», а затем и самостоятельной лингвистической дисциплины послужили социальные факторы, а именно – активизация феминистского движения. В современной лингвистике гендерный аспект породил множество лингвистических исследований, большинство из которых ориентировано на изучение средств, способов и коммуникативных ситуаций выражения гендерных особенностей в языке и речи. По мнению А.В. Кирилиной, содержание понятия «гендер» (часть модели современного человека, воспроизводящая в языке и речи социокультурные проявления половой принадлежности), не являющегося собственно лингвистической категорией, может быть раскрыто через анализ структуры языка [1].

Гендерная лингвистика рассматривает гендер как социокультурное явление. Особый интерес у исследователей указанного направления вызывает изучение феминитивов на примере русского языка. Это объясняется рядом факторов: во-первых, эксплицитностью (открытостью) категории рода в русском языке (в силу чего андроцентризм языка становится наиболее заметным чем, например, в английском языке); во-вторых, в русском языке существует историческая тенденция к образованию феминитивов.

Особенностью развития русского языка является историческое использование словообразовательной категории женскости, пусть и не такой продуктивной, как словообразование мужского рода, но все же она имеет отношение к полу, как универсальной понятийной категории.

В трудах лингвистов А. Мейе и Ж.Ж. Варбот находится подтверждение значимости категории женскости в истории русского языка. Так, А. Мейе отмечал, что в развитии русского языка прослеживается тенденция тождества суффиксов мужского рода у одушевленных имен существительных и суффиксов со значением женскости. Наиболее часто употребляемым суффиксом Мейе считает –ица. Именно с этим суффиксом, по мнению исследователя, соотносятся имена существительные мужского рода на –ьць и –икъ [2].

Исходя из представленного французским лингвистом результата лингвистических исследований общеславянского языка, можно утверждать, что русский язык изначально развивался не с явно выраженной асимметрией в пользу мужской нормы, как утверждают исследователи феминистской лингвистики.

К подобным (как у А. Мейе) результатам приходит и лингвист Ж.Ж. Варбот, по словам которой противопоставление, сложившееся в русском языке между суффиксами –ьcь и –ica (–ьць и –ица), берет свое начало от разделения мужского рода от женского [3].

Таким образом, в истории русского языка явственно прослеживается традиция к использованию специальных суффиксов в параллельных вариациях (–(ьн)ица и –(ьн)икъ, –ица и –ьць) именно для разделения имен лиц мужского пола от имен женского, что свидетельствует об отсутствии языкового сексизма и явной гендерной асимметрии.

В древнерусский период развития русского языка суффиксы –(ьн)икъ и –(ьн)ица уже используются как полноценные средства обозначения принадлежности к полу (т.е. по гендерному признаку). Все это позволило уже в рассматриваемый период развития русского языка выявить большое количество лексики женского рода со значением занятия, специализации женщин – своеобразного аналога феминитивов: ключница, черница, заступница, начальница, царица, владычица, девица и т.д. Данные феминитивы (будем для удобства называть слова женского рода с указанием на род занятий или деятельности женщин современным лингвистическим термином) русского языка имели специфические особенности, которые заключаются в том, что:

  1. женские феминитивы имели и мужскую пару (ключница – ключник и т.д.);
  2. существовали феминитивы, не имеющие аналогов и вариантов в мужском роде (сиделка, прачка, няня и др.).

В старорусском языке при помощи суффиксов –j(а) и –ниц(а) все больше появляются феминитивы, не имеющие мужского варианта: швея, прялья, бралья, ткалья, что, по словам лингвиста Ю.С. Азарх [4], объясняется внеязыковым фактором – развитием женского труда.

К середине XVIII века в России отмечается бурный рост профессиональной сферы, где женщина могла бы найти себе применение, вследствие чего образуются большое количество таких феминитивов, как: портретистка, переводчица, гардеробщица, наборщица, акушерка и т.д. Суффикс –ш(а) теряет свое значение – указание на принадлежность жены деятеля – и с тех пор используется для обозначения профессий: секретарша, композиторша, докторша.

В дальнейшем образование феминитивов было обусловлено исторически сложившимися социальными явлениями: образованиями новых профессий, началом феминистских движений к XIX – н. ХХ вв., изменениями в обществе под влиянием революционных переворотов, Гражданской войны и Второй мировой войны, когда женщинам пришлось взять на себя исполнение мужских социальных и профессиональных ролей.

Таким образом, в истории русского языка прослеживается тенденция к образованию феминитивов на протяжении длительного времени, что подтверждает взаимосвязь языка с социолингвистической ситуацией и подводит к предположению о неверности использования термина «языковой сексизм». Предположим, что утверждение о гендерной асимметрии верно только для языков, где грамматический показатель рода не так выражен (например, в английском), как в восточнославянских языках (в частности, в русском языке).

На современном этапе феминитивы особенно активно используются в интернет-коммуникации ввиду специфики такого общения. Интернет, по словам исследователей, представляет собой грандиозный источник информации, который был известен людям. Интернет как средство коммуникации становится для людей новой социокультурной средой, в которой происходит формирование и развитие личности коммуникантов, профессиональное становление. Среди наиболее распространенных форм интернет-коммуникаций, являются блоги, социальные сети, а также форумы различной тематики, способствующие развитию особого вида коммуникации – интернет-дискурса [5; 6].

Таким образом, интернет можно рассматривать с различных точек зрения: например, как источник информации, источник самообразования, источник воздействия на людей (например, рекламного или психологического) и т.д., но, согласно цели исследования, наиболее важным является изучение интернета как универсального средства коммуникации.

В настоящее время в социальных сетях развиваются группы, посвященные не только феминизму в целом (например, https://vk.com/feminism_visually, https://vk.com/positivebody), но и, в частности, феминитивам (https://vk.com/f_fem).  Более того, в сети интернет существует проект «Феминизатор – генератор феминитивов» [7]; с помощью данной программы можно не только проверить правильность феминитива, но и создать свой. Также в интернете имеется сайт-словарь гендерных терминов, посвященный основной терминологии в области гендера и феминизма [8].

Исследование специфики использования феминитивов в дискурсе интернет-коммуникации позволяет осветить такие проблемные вопросы современной лингвистики, как:

– степень воздействия социально-общественных движений (в частности, феминистской лингвистики) на коммуникантов;

– современное состояние языка в рамках дискурса интернет-коммуникации;

– изучение воздействия интернета на механизмы языка;

– характеристика национальной картины мира носителей русской лингвокультуры на основе анализа специфики интернет-коммуникации.

Материалом настоящего исследования послужили 225 единиц феминитивов, отобранных в интернет-источниках, в том числе в [8, 9]. В ходе исследования было выявлено 6 тематических групп феминитивов:

– Профессия (филологиня, преподша, адвокатесса, айтишница, режиссерка) – 52 %;

– Вид деятельности/род занятий (языковедка, авторесса, фотографиня, веганка, бьюти-блогерша, йогиня, ораторша, блогиня) – 18 %;

– Социальный и общественный статус (шефиня, юбилярша, губернаторша) – 12 %;

– Оценка/Личностные качества (неадекватка, щеголиха, кретинка, страдалица, романтица, критиканша) – 8%;

– Отношение к спорту (биатлонесса, бильярдистка, борчиха) – 5%;

– Активная деятельность (создательница, активистка, начинательница) – 5 %.

Основная их часть имеет традиционное значение: обозначение принадлежности, вида деятельности и положения женщин.

Анализ полученных результатов позволяет сделать следующие выводы:

  1. Ядерное пространство выявленных феминитивов занимает тематическая группа «Профессия» (52%), околоядерное пространство – тематические группы «Вид деятельности» (18%) и «Социальный и общественный статус» (12%). Остальные группы («Оценка», «Личностные качества», «Отношение к спорту» и «Активная деятельность) – периферийное пространство.
  2. Полученные данные подтверждают историческую тенденцию в использовании в русском языке категорий женскости и феминитивов для обозначения принадлежности к занятию («Профессия» и «Вид деятельности») и положению (занимаемая должность, например, царица; определение по должности мужа, например, полковница).
  3. Следовательно, исторические основы в русском языке по вопросу феминитивов не утратили своих позиций. Такие субъективные характеристики женщин, как оценка, личностные качества, отношение к спорту, несмотря на межкультурную коммуникацию, не привлекают внимание носителей русской лингвокультуры.
  4. Истинно феминистская тематическая группа «Активная деятельность», включающая в себя номинации по критерию активности (в противовес гендерной асимметрии), также является малочисленной и занимает всего лишь 5%.

Таким образом, несмотря на весомое количество выявленных феминитивов, большая часть из них отражает появление новых сфер деятельности, профессий в современном обществе – 82% (сумма количественных показателей ядерных тематических групп: 52% + 18% + 12%).

Необходимо отметить, что анализ феминитивов по критерию парности (есть пара – 95%, нет пары – 5%), то есть по наличию или отсутствию мужской пары, показало следующее:

  1. В современном русском языке сохранилась тенденция в равнозначности мужской и женской нормы (не буквальная, так как мужская норма все же доминирует, но очень близко к ней).
  2. Судя по лексическому составу группы феминитивов, не имеющих пару, данная область охватывает непосредственно феминистское направление как противостояние мужской норме, а также сугубо женскую сферу поведенческого стереотипа (например, анорексичка).

Итак, в языке отражаются наиболее значимые общественные и социальные традиции общества. В силу все большего распространения межкультурной коммуникации средствами интернет-ресурсов в русском языке не могло не отразиться феминистское движение, активно (если не сказать «агрессивно») продвигающее повсеместное использование феминитивов. И если в литературном языке агрессивное внедрение феминитивов является крайне затруднительным, то такой вид коммуникаций, как интернет-дискурс, является очень открытым и восприимчивым. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Кирилина А. В. Гендерные исследования в лингвистике и теории коммуникации: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / А. В. Кирилина. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. – 252 с.
  2. Мейе А. Общеславянский язык / Мейе А. – М.: Озон, серия: «Лингвистическое наследие ХХ века», 2011. – 496 с.
  3. Варбот Ж. Ж. Древнерусское именное словообразование (Ретроспективная формальная характеристика) / Ж.Ж. Варбот. – М.: Наука, 1969. – 232. 4.
  4. Азарх Ю. С. Словообразование и формообразование существительных в истории русского языка / Ю. С. Азарх. – М.: Наука, 1984. – 248 с.
  5. Блинова Н. М. Интернет-коммуникация: специфика опосредования межличностных отношений / Н. М. Блинова // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Психология. – 2014. – Т. 9. – С. 17-22
  6. Шурухова З. С. Языковая специфика Интернет-коммуникации / З. С. Шурухова // Сборник статей: Инновационные процессы в научной среде. – 2016. – С. 228-231.
  7. Феминизатор – генератор феминитивов [Электронный ресурс] – URL: http://feminism-russia.ru/feminizator (дата обращения: 05.10.2018).
  8. Словарь гендерных терминов [Электронный ресурс] – URL: http://a-z-gender.net/feminitivy.html (дата обращения: 05.10.2018).
  9. Ф – феминитивы [Электронный ресурс] – URL: https://vk.com/f_fem (дата обращения: 05.10.2018).
  10. Эпштейн М. Феминитивы — или слова общего рода? Нужны ли языку слова “авторка” и “философиня”? [Электронный ресурс] – URL: https://snob.ru/profile/27356/blog/133860 (дата обращения: 05.10.2018).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Kirilina A. V. Gendernye issledovaniya v lingvistike i teorii kommunikacii: uchebnoe posobie dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedenij [Gender Studies in Linguistics and Communication Theory: A Textbook for Students in Higher Educational Institutions] / A. V. Kirilina. – M.: Rossijskaya politicheskaya ehnciklopediya (ROSSPEHN), 2004. – 252 p. [in Russian]
  2. Meje A. Obshcheslavyanskij yazyk [Slavic language] / Meje A. – M.: Ozon, seriya: «Lingvisticheskoe nasledie KHKH veka», 2011. – 496 s. [in Russian]
  3. Varbot Zh. Zh. Drevnerusskoe imennoe slovoobrazovanie (Retrospektivnaya formalnaya kharakteristika) [Old Russian nominal word formation (Retrospective formal characteristic)] / Zh. Zh. Varbot. – M.: Nauka, 1969. – 232. 4. [in Russian]
  4. Azarkh Yu. S. Slovoobrazovanie i formoobrazovanie sushchestvitelnykh v istorii russkogo yazyka [Word formation and form-building of nouns in the Russian language history] / Yu. S. Azarkh. – M.: Nauka, 1984. – 248 s. [in Russian]
  5. Blinova N. M. Internet-kommunikaciya: specifika oposredovaniya mezhlichnostnykh otnoshenij [Internet communication: specifics of mediation of interpersonal relations] / N. M. Blinova // Izvestiya Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Psikhologiya. – 2014. – T. 9. – S. 17-22. [in Russian]
  6. Shurukhova Z. S. Yazykovaya specifika Internet-kommunikacii [Language specifics of Internet communication] / Z. S. Shurukhova // Sbornik statej: Innovacionnye processy v nauchnoj srede [Collection of articles: Innovative processes in the scientific environment]. – 2016. – S. 228-231. [in Russian]
  7. Feminizator – generator feminitivov [Electronic resource] – URL: http://feminism-russia.ru/feminizator (accessed: 05.10.2018). [in Russian]
  8. Slovar gendernyh terminov [Electronic resource] – URL: http://a-z-gender.net/feminitivy.html (accessed: 05.10.2018).
  9. F – feminitivy [Electronic resource] – URL: https://vk.com/f_fem (accessed: 05.10.2018). [in Russian]
  10. Epshtejn M. Feminitivy — ili slova obshchego roda? Nuzhny li yazyku slova “avtorka” i “filosofinya”? [Electronic resource] – URL: https://snob.ru/profile/27356/blog/133860 (accessed: 05.10.2018).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.